Маршрут для учителя: Ульяновск - Тиуанако.

10.10.2011

Маршрут для учителя: Ульяновск - Тиуанако.

Ульяновец Владимир Кочетков вернулся из уникального путешествия - на велосипеде он проехал пять тысяч километров по Южной Америке, от Атлантического, до Тихого океана. Весь путь занял ровно месяц. Сегодня за плечами простого учителя географии сельской школы - 90 тысяч километров, преодоленных по Европе, Северной Америке, Австралии. Непокоренными остались только Африка и Новая Зеландия.

- Этот проект - любительская кругосветка на велосипеде. Она предполагает пройти весь мир, но, конечно, не за один раз, а этапами, когда есть время и возможности, - рассказал корреспонденту "РГ" Владимир. - Путешествие состоялось благодаря ульяновскому отделению Русского географического общества. Мой любимый путешественник - Николай Михайлович Пржевальский. Я очень много про него читал, собирал информацию. И он тоже путешествовал под покровительством РГО. Можно сказать, что моя мечта сбылась.

"Топленый" воздух

- Южная Америка - это тоже мечта детства, - говорит путешественник. - Я хотел попасть в Тиуанако - древнейший город земли, которому 12 тысяч лет. И именно он стал главной точкой моего пути.

Кочетков начал свой путь из столицы Перу Лимы, где купил велосипед. Тот, что был подготовлен специально для поездки - хороший, французский, у него увели - украли, когда путешественник буквально на минуту оставил его у магазина в Ульяновске. Владимир проехал через Боливию и Аргентину, закончив путешествие в Буэнос-Айресе.

Дорогу он выбрал не самую легкую - значительная ее часть пролегала по Андам. Полторы недели велосипедист ехал по боливийскому высокогорью Альтиплано - второму по величине после Тибетского нагорья. Подниматься ему приходилось подниматься до высоты в 4,5 тысячи километров.

- Когда дома я составлял маршрут, думал: ну горы, разве я их не видел? Сложно, но как-нибудь проеду: буду пониматься вверх и катиться вниз… Но Анды полностью перечеркнули все мои представления о горных путешествиях. Они оказались по-настоящему крепким орешком для преодоления на велосипеде, - вспоминает Владимир. - Боливия почти лишена асфальтированных дорог. Пришлось двигаться по обычным грунтовкам, а это настоящая "стиральная доска". Ехал максимум 10 километров в час - чуть быстрее скорости пешехода. По боливийским Андам я проходил в день очень мало - 100 километров и меньше. Когда я выходил на главный хребет, последние 600 метров шел полтора часа! Боялся, что не дойду наверх до захода солнца - на подъеме палатку поставить было негде. Но дошел! Никогда не думал, что какие-то сотни метров будут даваться мне с таким трудом.

Когда Кочетков дошел до границы с Аргентиной, он... вернулся. И пробыл еще несколько дней в Боливии. Путешественник признался:

- Я думал, что меня ничто уже неспособно удивить - все же я видел достаточно много стран. Но природа удивила. Такого неба, как там, я не видел никогда и нигде - абсолютно синее, густое. Я ловил себя на мысли, что взмахиваю руками, чтобы его ухватить. Мне казалось, что оно очень низко. Я видел, как меняет цвет воздух. Как топленое молоко отличается от обычного, так и вечерний воздух отличается от утреннего. Это был насколько удивительно, что я иногда сидел не один час и смотрел, не в силах оторваться.

Другой мир

По словам Кочеткова, самым ярким впечатлением за всю поездку для него стали именно боливийские Анды:

- Я побывал на самом большом солончаке мира - Уюни (он имеет площадь 20 тысяч квадратных километров и расположен на Альтиплано). Посреди него расположен остров, поросший кактусами. Я бывал на соляных озерах - например, Баскунчаке. Но там видно: вот в этом месте озеро заканчивается, начинается земля. На Уюни же нет конца и края. Там я впервые заблудился. Долго не мог понять, куда ехать, кое-как сориентировался по карте и компасу. GPS-навигаторами я не пользуюсь из принципа, все же это, в отличие от компаса - уже не география.

Побывал Владимир и в Тиуанако.

- Когда мне было 17, я интересовался древними цивилизациями. У меня был друг, с которым мы как-то разговорились о путешествиях. Он сказал: "Хорошо было бы поехать куда хочешь. Но эти чертовы границы…". А я ответил: "Как же так, я - человек планеты Земля. Разве меня что-то остановит? Я обязательно побываю там, где хочу!". Так и вышло. В древнем городе приезжих мало - основной туристический путь его обходит. Туда попадают единицы. И потому впечатление было совершенно особым. Интересным для меня стал и Ла-Пас - самая высокогорная столица мира. В боливийских Андах Луна просто гигантская - я теперь понимаю, почему индейцы почитали ее больше, чем Солнце. Как-то раз я выбрался на вершину. И передо мной открылась картина: дорога идет по хребту, Луна ее освещает… Я сидел, видел, как отсвечивает склон горы, был совершенно один, в невероятной тишине Небо чужое, звезды чужие - другой мир.

Русский - не гринго

С местным населением Владимир общался на английском. Хотя в Южной Америке этот язык не любят, всегда находился человек, который знал пару-тройку слов. А потому практически всю дорогу ульяновец пел оды учителям иностранного, которые вложили в школе в него знания. Разговорники же Кочетков в путешествия не берет в принципе - по его мнению, они не помогают, а только мешают.

Белого человека на велосипеде аборигены принимали за "гринго" - американца:

- Мне приходилось везде говорить, что я русский. Хотя все их познания о России ограничиваются словом "водка". Вначале это забавляло, а потом начало надоедать. Говорил им: посмотрите, разве я пьяный? Хотя мог угостить спиртом - он у меня всегда с собой для обработки ран, а иногда и мытья рук. Но они, конечно, не понимали. Однажды моя национальность спасла мне жизнь. Оказывается, они плохо относятся к тому, что их фотографируют. В одном селе на меня ополчилась целая толпа местных жителей. И когда я сказал, что я не гринго, а русский, они заявили - тогда уноси побыстрее отсюда ноги.

Кстати, по словам Кочеткова, то, что рассказывают сегодня на факультетах географии в вузах о Южной Америке, устарело лет на 50-60. Сейчас там все совершенно по-другому. Природные зоны сильно изменены. Много вырубок - по словам учителя, впечатление такое, что человек поставил задачу как можно больше взять от природы.

Перуанское "железо"

Велосипед, который Кочетков купил в Лиме, его не подвел. Хотя, если учитывать "качество" дорог, могло случиться всякое. Однажды что-то произошло с передаточным механизмом - он отказался работать. Оказалось, просто забился пылью: смазал маслом, и все прошло.

- На боливийских трассах я собрал "всех святых", хоть и стараюсь свой язык не портить плохими словами. Но вокруг никого не было, я выплескивал эмоции - кричал во все горло. Ругался страшно. Ощущение было, что велосипед рассыпается, и сейчас отвалится моя голова, потом руки… Но "железу" хоть бы что! С велосипедом я иногда разговаривал как с живым существом: держись, если не будешь держаться, не возьму с собой в Россию. Сейчас он у меня отлично работает, сегодня вот на зарядку на нем ездил.

Диких животных на своем пути "одиночка"-велосипедист не боялся. На своем пути он встретил только безобидных лам. Но без приключений не обошлось. Кочетков переболел горной болезнью: по его словам, на высоте он не чувствовал, как бьется его сердце, и не знал, что будет с ним в ближайшие пять минут. Не хватало воздуха, из-за быстрого движения возникало ощущение, что разрываются легкие. Путешественник два раза отравился (один раз - молоком). В Боливии он похудел на восемь килограммов - из-за тяжелой дороги и плохого питания: в этой стране не было привычного для Владимира горячего питания, а в забегаловках он перекусывать не рисковал. А вот в Аргентине он снова поправился - на привычном жареном мясе.

Справка

Экипировка Кочеткова: три костюма - шерстяной, льняной и непромокаемый, шляпа с большими полями и шапочка; палатка; газовая горелка с баллоном; набор таблеток - "для успокоения - местные болезни все равно ими не лечатся"; запчасти к велосипеду; вода, сухой паек. В общей сложности - 15 килограммов.



Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.