Фотографии из другого мира

17.8.2002

Фотографии из другого мира

В Биологическом музее имени Тимирязева, что на М. Грузинской, 15, среди муляжей и чучел зверей, пресмыкающихся, рыб, птиц, среди заспиртованных препарированных кошек и анатомических карт обосновалась в одном из залов выставка, которая достойно могла бы демонстрироваться в Доме фотографии, например, или в любом другом месте, где появляются фотографические работы.

Названия снимков англичанина Брайана Александера звучат словно песни, они длинны, как бесконечно льющийся северный эпос, и красивы, как японские стихотворения: “Мартовским вечером, на закате, Мамарут распутывает постромки своей собачьей упряжки”, “В зимних сумерках Йенс забрался на айсберг, осмотреть окрестности в поисках белых медведей”, “В сумерках керосиновая лампа освещает зимнюю палатку Кри, стоящую на опушке елового леса”, “Пушица цветет на берегу озера Хейзен. Час утра, июль”. И, как своеобразная кульминация: “Кулутенгуак вышел на охоту на своем каяке в покрытые льдом воды Инглефьельда.

Фотографии не менее красивы и поэтичны. И очень просты. Как северный край, который снимает художник: Гренландия, Норвегия, Канада, Северо-Западная Сибирь, Аляска. Там живут белые медведи, разгуливающие по молодому льду, и моржи там устраиваются на летние лежбища. Туда лежит путь героев Джека Лондона - в страну настоящих мужчин, в единственное место на земле, где только и можно быть романтическим и отважным путешественником. Пищу там надо добывать, а за жизнь бороться - хотя бы с холодом, - и путь на каноэ через лед к открытой воде предстоит не просто прокладывать, но пробивать. Жители этой земли - исчезающие, малочисленные, как редкие экзотические растения, носят каждый день национальную одежду (шкуры, мех), что так же естественно, как для среднестатистического подростка - потрепанные джинсы.

Краски их национальных одежд ярки и чисты. Природа прекрасна, но сурова.

Снежная целина. Ощущение неподдельности. Самый край земли.

И возврат - при взгляде на эти фотографии - в прекрасное детство. Может быть, даже не в свое. Детское желание осталось на страницах знакомых книг тех, кто нашел - на ноже карманном пылинку дальних стран: “Послушай, убежим”.

Все путешественники на свете, открывающие или стремящиеся открыть Новый свет: от Манон Леско до героя набоковских “Других берегов”, собиравшегося увезти любимую девочку с одним золотым в кармане. “Убежим! Куда? Конечно, в Америку! Конечно, на Аляску!”

Возможность для повзрослевших мальчиков, не покидающих офис даже летом, шагнуть внутрь рамки фотографии, в другой мир, в другую реальность, словно в Зазеркалье и оказаться в стране, где можно быть настоящим героем, в которого играл когда-то. Для взрослых девочек возможность вспомнить мальчика из соседнего двора, что обещал увезти далеко-далеко, и детство, и любимые книги.

А в качестве постскриптума - запись из тетрадки отзывов. “Всем тем, кто восхищается северным миром - книга Питера Хёга “Смилла и ее снежное чувство”, - написала какая-то девушка. По-моему, название этой книги, перекликающееся с выставкой, тоже звучит как песня. //Марина Лёвина "ПРАВДА.Ру"







Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.