Экстремал из Мангидая

28.3.2005

Экстремал из Мангидая

Борис Васильевич Силкин поселился в поселке Мангидай около 4 лет назад. Высокий, подтянутый пенсионер понравился местным жителям: спокойный, не пьет, не курит, всегда поздоровается и спросит, как дела. Летом он собирал грибы и ягоды на продажу, рыбачил. Один учебный год преподавал английский язык в местной школе.

Летом 2002 года Б. Силкин построил плот из пластиковых бутылок, на котором хотел переплыть Татарский пролив. Ему не верили, но осенью он неожиданно для всех ушел в море. Через несколько дней на траверзе г. Шахтерска его подобрало рыбацкое судно. А нынешней весной пенсионер-экстремал вновь отправился в рискованное плавание. На этот раз - на льдине!

7 апреля "мангидайский Конюхов" (так его успели окрестить журналисты) начал свой дрейф вдоль побережья. Почти неделю его неоднократно видели в 3-5 км от берега напротив пос. Мгачи, Половинка и г. Александровска-Сахалинского. Местные спасатели отслеживали ситуацию, но вызволить путешественника не могли - к удаленной от берега льдине, на которой он находился, невозможно было пробиться на лодке из-за сплошного крошева льда и шуги. А сам пленник стихии никаких признаков беспокойства не подавал.

13 апреля северо-западный ветер погнал льдину дальше от г. Александровска-Сахалинского. Экстремала три дня никто не видел. Лишь 16 апреля оперативная группа обнаружила Б. Силкина на берегу у костра. Он готовил еду. Его доставили в ГОВД, а позже - в психиатрическое отделение районной больницы на обследование. Здесь я встретился с ним и попросил рассказать о своих приключениях.

- Для меня это не экстремальное, а обычное путешествие, - подчеркнул Борис Васильевич. - Первоначально я планировал на нартах под парусом проехать вдоль побережья на север острова. Но глубокий снег помешал. Нарты для плавучести оснащены пластиковыми бутылками, и окажись я в воде, выдержали бы вес более 200 кг. Еще у меня были сани с широкими полозьями - на них основной груз. Нарты сверху накрывались полиэтиленовой пленкой - получалась каюта. Во время дрейфа в солнечные дни я в ней раздевался догола и загорал. Моей жизни ничто не угрожало, так как я подготовлен для передвижения по дрейфующему льду - раньше работал среди льдов на Каспии на зверобойной шхуне. С собой в этом плавании у меня было много продуктов. Я питаюсь по своей диете. На льду приспособился два раза в день готовить горячую пищу. С собой для этого взял стружки, жерди и другую древесину. Огонь разводил в ведре, сделав в нем дырки для тяги. Это очень экономное приспособление, не требующее много топлива. Не было проблем и с водой, ее получал из снега. Ночевал в спальном мешке, для утепления подшитом пенопластом. У меня было много теплых вещей: ватные куртки, брюки, так что не мерз. Во время дрейфа, наблюдая за льдом, я сделал для себя открытие: ломаясь, лед дает трещину параллельно волне. Интересно было наблюдать за детенышами нерпы в полыньях. Видел пролетающих уток. Когда мою льдину прибило ближе к берегу южнее мыса Жонкиер, я переправил через разводья нарты и сани с вещами и пошел вдоль берега на юг. Экспериментировал с парусом. Он иногда мне помогал, если наст был твердым. Планировал идти дальше на юг. Меня интересуют дикие места, люди, занимающиеся натуральным хозяйством. Пищу давала бы природа. В ближайшее время должна была нереститься мойва, а потом я хотел полностью перейти на водоросли - они мне очень нравятся. С собой захватил и рыбацкие снасти. Я хотел отдохнуть, путешествуя по льду, и встретить весну. Хотел дать встряску организму перед тем, как начать крестьянствовать. Но сейчас я в больнице и хочу отметить, что ко мне здесь очень душевно относятся больные и медицинский персонал.

Прокомментировать состояние Б. Силкина я попросил заведующего психиатрическим отделением больницы Леонида Григорьевича Ватажникова, имеющего почти 40-летний опыт работы по своей специализации.

- Борис Васильевич утверждает, что дрейфовал в Татарском проливе, выполняя по собственной инициативе научную работу по выживанию людей в экстремальных условиях и движению льдов. Когда я беседовал с ним после задержания, у него прослеживался инволюционный параноид. Такие люди не опасны для общества, но опасны лично для себя. Он заранее готовился к дрейфу и мог, недооценив ситуацию, замерзнуть или утонуть. К сожалению, параноиды любого характера не поддаются коррекции. Сейчас он у нас на обследовании, и после консультации с областными специалистами мы будем готовить его к выписке.

Все-таки удивительное явление психиатрия. Врачи готовы признать заболеванием любое отклонение от нормы. Например, получается, что все участники телепередачи "220 вольт" параноиды. Скейдордисты - хронические больные, и т.д.  







Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.