Загадки крымских пирамид

25.4.2005

Загадки крымских пирамид

В экспедицию меня пригласил старый приятель. Позвонил и сказал: «Есть возможность на недельку прокатиться в Крым. Едешь?» — Еду! — поспешно ответила я, боясь, что если начну кокетничать, то позовут другую. — А что искать будем? ...

— Пирамиды.

«Ни фига себе! — подумала я. — Ну какие в Крыму пирамиды?! Может, ослышалась и едем в Египет?» Осторожно переспрашиваю. Нет, все-таки Крым. Ну, Крым так Крым. Тоже неплохо. Еще Серега мой размер одежды уточнил. Сказал, что добрый спонсор, который организовал нам эту экспедицию, позаботился даже об экипировке. На мой немой вопрос, зачем ему это — денег, что ль, девать некуда, Серега ответил:

— У богатых свои причуды. Но я так думаю, прославиться хочет.

Пирамидальный синдром

То, что у богатых свои причуды, я слышала не раз. Но чтоб такие! Нашего богатого спонсора мы и в глаза не видели, зато обласканы были им серьезно.

К поезду нам подвезли целую тележку вещей: яркие рюкзаки с фирменными куртками, ботинками и кепками. И еще прорва всевозможных мелочей — от фонарика, который крепится на голове, до одноразовой посуды. Последнее явно было лишним: ну кто в походе так барствует? Сразу видно, наш спонсор никакого понятия не имеет о том, из чего едят туристы и в чем готовят еду на костре. Ну да дареному коню в зубы не смотрят. Загрузились в севастопольский поезд и поехали.

Кроме меня и Сереги в экспедиции был еще один парень — Ваня-альпинист. Остальные должны были присоединиться к нам на месте.

Провели маленькое организационное собрание, на котором Серега сообщил о цели экспедиции. Как выяснилось, нашего спонсора зовут Андрей Михайлович — «Михалыч». По словам Сереги, Михалыч вычитал в одной из центральных газет, что неподалеку от Севастополя местные следопыты обнаружили непонятные подземные сооружения, похожие на пирамиды. Корреспондент взахлеб рассказывал об открытии, о том, как он спускался в пирамиду, рассматривал старинную кладку, брал пробы камней. Нижней точки подземной пирамиды он так и не достиг — веревки не хватило.

— Михалыч наш на пирамидах повернутый малость, — подвел итог Серега. — Он все египетские пирамиды облазил, и некоторые мексиканские. И даже у себя на огороде маленькую построил, типа парника, огурцы в ней выращивает и говорит, что растут они на редкость быстро. Сам часами в ней сидит на скамеечке, газетки почитывает — заряжается. Надо полагать, в светлой голове нашего доброго дяди возникла какая-то идея по поводу крымских пирамид. Опять же, открытие можно сделать. Словом, мы собирались спуститься в отрытую пирамиду, добраться до перевернутой вершины и все сфотографировать.

«Сфинкс» с «дыркой» в голове

В Севастополе нас встретили и отвезли далеко за город. Море мы только в окно микроавтобуса видели. Жить нам предстояло по всем походным правилам: не в отеле, а в палатке, еду варить в котелке на костре, и готовиться к восхождению наоборот, то есть к спуску под землю. У места предполагаемой пирамиды нас уже ждали местные энтузиасты. Мужички оказались бывшими геологами, которые в последнее время промышляют поиском воды. Вот так однажды искали-искали, да и набрели на подземные полости непонятного происхождения — прибор показал мощное СВЧ-излучение. Стали изучать. Увязали все это с энергией космоса, с движением планет и придумали целую теорию, согласно которой полуостров Крым — это почти то же самое, что и Египет, тем более что древнее племя тавров, населявшее некогда Крым, имеет египетские корни.

Высчитали, что вблизи Севастополя таких пирамид по меньшей мере семь штук. Хитрый прибор показал, что обнаруженный объект находится на глубине примерно 10 метров — сторона пирамиды — 72 метра, предполагаемая высота 45 метров. Соотношение 1:1,6 — «золотое сечение»!

Пользуясь данными, полученными с помощью прибора, вычертили пирамиду. На рисунке рядом с ней красовалась большая голова с дыркой на макушке. «Сфинкс!» — пояснили мужички. «Дырка» в голове «сфинкса» находилась неподалеку от предполагаемой вершины пирамиды. Начали обследовать свою находку, пробили шурф-колодец и спустились внутрь по веревочной лестнице. Всего им удалось опуститься на 38 метров. Дальше был завал. Нужно было копать, но не было ни сил, ни средств.

Вниз по веревочной лестнице

Севастопольские изыскатели, окрыленные нежданно-негаданно прибывшей помощью из двух российских столиц, устроили нам царский прием. Нам не пришлось уродоваться с установкой на каменистой земле палаток, с разжиганием костра и приготовлением ужина. «Отдыхайте-отдыхайте!» — было сказано нам, и мы с чистой совестью загорали весь день на апрельском солнышке. А вечером, когда похолодало, все уютно устроились у костра. Хозяева рассказывали историю своих изысканий и как дети радовались тому, что кто-то еще заинтересовался их открытием. «Вокруг только скептики и шарлатаны!» — жаловались они. Скептики крутили пальцем у виска. А шарлатаны использовали открытие в своих целях: к пирамиде устраивали паломнические экскурсии, «лечили» от всех недугов. Помогло — хорошо! Не прошла болячка — ну что ж, значит, сам виноват, не дозрел, чтобы принять как надо чудо.

Михалыч и его московские коллеги прибыли к месту нашего десанта на следующий день.

Лаз в пирамиду был не только замаскирован от посторонних глаз ветками и мусором, но и накрепко заколочен по опалубке толстыми досками. Когда их сняли, из глубины потянуло холодом. Не произношу тут слово «могильным», потому что это не так. Да и обстановка — яркий солнечный день, нежный ветерок с моря — никак не вяжутся с мрачными картинками с «того» света.

Для начала бросили в глубину колодца несколько камешков, однако звуков падения их на дно не услышали. Спустили на веревке фонарик. Он осветил однообразные известковые стены и через несколько метров пропал в темноте.

Стали готовиться к погружению. «Одевайтесь теплее!» — напутствовали нас аборигены. Рассовали по карманам все самое необходимое: спички, сухарики, шоколад, фляжки с водой. На голову — теплую вязаную шапочку, на лоб — фонарик. Перчатки со специальным покрытием на ладошках. Кажется, все. Многометровая веревочная лестница скользнула в колодец, и барабан стал разматываться.

Крымская находка постарше Хеопса

Я спускалась третьей по счету и последней. То есть крайней. В таких случаях слово «последний» не произносят. Интервал между нами — три метра.

Лестница шевелится как живая под тяжестью наших тушек. Через 10 минут на ее колебания не обращаешь внимания, цепляешься, как обезьяна, за веревочные ступеньки и перехватываешь перекладины. Задираю голову и вижу клочок весеннего неба далеко-далеко.

Мы уже миновали узкий лаз, и где-то на высоте 12 метров нам открылась стена. Явно рукотворная (или не рукотворная — если верить одной из версий, тут поработали пришельцы из внеземных цивилизаций). Блоки из белого известняка. По словам изыскателей, которые провели спектральный анализ проб, взятых в пирамиде, севастопольская находка будет постарше сестер из Гизы.

Не могу утверждать, что это пирамида: изнутри не понять. А вот странности некоторые заметила. Во-первых, тут же отказала вспышка в фотоаппарате, а от фонарика с его направленным лучиком света толку было немного. Во-вторых, ватная тишина, в которой слышно только себя, да и то плохо. Протягиваешь руку в сторону, щелкаешь пальцами, а щелчка не слышишь. В-третьих, полная потеря ориентации во времени. Мобильник, разумеется, не работал. И замершие на старте часы! Зато в голове полное прояснение. Мне вспоминались какие-то детали, о которых давно забыла. Они наплывали волнами, ярко проявлялись в сознании и снова уходили. Что-то подобное я испытывала, когда углубилась в коридор египетской пирамиды Хеопса. Загадка!

Копать от забора и до обеда

Трудно сказать, сколько прошло времени, когда я почувствовала, что снизу ребята дергают лестницу: сигнал означал «Земля!» Свалившись им на руки, я осмотрелась. Свод в виде купола, в центре дырка, через которую мы спустились. Из «зала» — ходы в гроты. И каменная пыль везде белым облаком. Наша работа, мы подняли! Сооружение, судя по всему, имеет огромные размеры, но дальше хода нет. Если верить подсчетам открывателей, то до основания еще не менее 7 метров, а значит, добраться до него и получить доказательства мы не сможем. Здесь, внизу, нам стало окончательно понятно, что до настоящего открытия далеко. Все, что мы нашли — это лишь маленький участок инородной породы, словно ступенька выступающий из стенки шахты. Если включить воображение, то можно принять его за фрагмент облицовки пирамиды.

Когда мы, тяжело дыша, выбрались на поверхность, нас встретили дружным: «Ну что?»

— Надо копать, — сказал Серега.

— Будем копать! — ответил Михалыч.//Алиса Белянская

 



Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.