"Золотая лихорадка" в Латгалии

08.9.2005

"Золотая лихорадка" в Латгалии

В районах Латвии, граничащих с Белоруссией, активно копают клады. Бульдозерами.

Все началось в мае прошлого года, со звонка лесничего Букмуйжского лесничества Роберта Колитиса в инспекцию по защите памятников культуры Краславского района. К телефону подошла Дзинтра Букевича, самый неутомимый и симпатичный сотрудник этой службы. Лесник попросил прислать на Бабравщинское городище человека: там, дескать, не все в порядке.

Кошмар археолога

Дзинтра Букевича, в чьем ведении находится 279 памятников культуры района, ожидала увидеть яму. Симпатичную такую яму, которые регулярно появляются на месте древних поселений усилиями доморощенных кладоискателей. Но она даже не могла предположить, что увидит… песчаный карьер, в который превратился городищенский холм.

Было очевидно, что на сей раз джентльмены удачи были вооружены тяжелой техникой, как минимум бульдозером. Работы велись не один день, незадачливые кладоискатели перевернули сотни кубометров тяжелого краславского грунта. Потом еще выкопали большую яму. "Понимаете, за всю историю Латвии подобного погрома еще не было", — признается Букевича, и в ее глазах возникает неподдельный археологический ужас. Эх, знала бы защитница краславского исторического наследия, какие кубокилометры культурного слоя исчезают в Риге…

Расследованием этого небывалого, по латвийским меркам, разграбления культуры занялось Дагдское отделение полиции. Искать виновников привычным способом, то есть устанавливать свидетелей, вести откровенные беседы с подозрительными элементами (бывшими зэками и хроническими нарушителями) не имело смысла. Места там безлюдные. На редких одичалых хуторах люди появляются лишь поздней весной — летом. Засеют картошку, соберут яблоки, сливы, и уезжают обратно поближе к цивилизации — в областные центры и небольшие провинциальные города, в которых еще теплится жизнь.

Поэтому полицейские решили пойти другим путем и начать с бульдозера. Такой техники в районе раз-два и обчелся. "На всю Дагду — один бульдозер. Надо было только сходить и спросить, кто арендовал эту технику", — раскрыла нам секрет Дзинтра Букевича. Полиция так и сделала. Сначала в местной прессе появилась информация о фирме, которая сдала бульдозер кладоискателям, а потом взяли и самих джентльменов удачи. В "банду" входили Геннадий Лошкин, Геннадий Богрец, Юрий Юрченко, Айгарс Лолянс и Николай Порозенко.

Бедные предки

Все они, кроме Порозенко, сейчас уже отбывают наказание, назначенное Краславским районным судом, — полгода условного срока. Несмотря на то, что сразу было ясно, что никто их в тюрьму сажать не станет, Порозенко со страху уехал, предположительно на восток. Кроме того, в гражданском порядке с них взыщут 34 тысячи латов в пользу инспекции по защите памятников. Правда, сделать это будет нелегко — все осужденные числятся безработными и официальных источников дохода не имеют. Они даже вроде бы не смогли рассчитаться за аренду бульдозера. О восстановлении памятника культуры национального масштаба говорить бессмысленно — от городища осталось менее трети.

После того как в Краславе приговорили кладоискателей, "МК-Латвия" просто не могла не наведаться на место беспрецендентного надругательства над культурным наследием Латвии. Сначала мы заехали в инспекцию Краславского района. Дзинтра Букевича, посовещавшись предварительно с руководством, приняла корреспондентов.

Удивилась, что нам стали известны фамилии кладоискателей. О краславских варварах она распространятся не стала, посетовав на проблемы с кладоискателями в целом. С ее слов выходило, что в последние годы Латгалию буквально захлестнула криминальная волна. По информации латвийских археологов, вирус кладоискательства проник к нам из Белоруссии. Там раскопки курганов, городищ и древних могил — явление заурядное. Как правило, доморощенные грабители культурного наследия вооружены лопатой, и использование бульдозера — явление новое, последний, так сказать, писк кладоискательного ремесла.

Несмотря на то, что ни на одном памятном холме, городище или захоронении не стоит ни одного знака или таблички, местные жители прекрасно осведомлены об их существовании. При этом они, по понятным причинам, склонны сильно преувеличивать размер потенциальных сокровищ.

"Вот если бы они получше учили историю в школе, никто бы не стал копать!" — горестно восклицает Букевича. И правда. Когда, например, функционировало Бабравщинское городище — а было это в веке Х, аккурат до немецкого завоевания, у местных племен за сокровище почиталась глиняная плошка, вылепленная руками (гончарного круга местные еще не знали).

Ну а обладатели железных наконечников для стрел, бронзовых скребков и прочих металлических блях вообще считались олигархами, и их неблагодарные отпрыски даже жадничали закапывать эти предметы роскоши в могилу (для дальнейшего употребления в загробной жизни их хозяевами). Золото и прочие драгметаллы этим племенам были неведомы, так как активной торговли они не вели, устойчивой валюты и наличных накоплений в запечатанных горшках не имели.

Ушли в ледниковый период

Ведя такой скромный образ жизни, предки современных латгальцев смогли нарастить в Бабравщинском городище около 30 сантиметров культурного слоя, залегающего на глубине примерно полуметра. Тонкий пласточек черной земли, в котором иногда попадаются черепки самодельных плошек, кусочки ржавчины и кости.

Правда, археологи как-то прошлись по городищу с металлоискателем. В земле что-то призывно попискивало, но источником волнующих звуков вполне могла быть шрапнель с какой-нибудь войны или сломанный плуг, посеянный землепашцем. Кстати, бабравщинские грабители этот тоненький культурный слой даже не заметили. Они углубились в землю метров на десять, дойдя до пластов той эпохи, когда человек, облаченный в шкуры, сбивал плоды с деревьев палкой.

На вопрос, что же тогда могли искать там кладоискатели, Букевича со смехом отвечала: "Золотую карету! Мешки с золотом!" Кстати, по пути к заветному городищу такой же вопрос "МК-Латвия" задавали местным жителям. Нам, естественно, ничего не отвечали, считая, по-видимому, что по району под видом столичных журналистов колесят очередные кладоискатели. Более того, местные, словно сговорившись, давали нам совершенно противоречивые координаты разоренного городища. Из-за этого мы, помотавшись денек по заброшенным хуторам, так ничего и не нашли. Зато заметили, что при упоминании о "золотой карете" на лицах местных жителей появлялось напряжение, люди как будто уходили в себя. Стоило произнести имя одного из скандальных кладоискателей — Геннадия Лошкина (его называют Лошаком), жители начинали загадочно улыбаться. "А, слышали про этот случай. Когда сено возили", — потчевали нас байками. Ясно, что в пресловутую "карету" здесь верят, чтобы об этом не говорили археологи и школьные учителя.

Кладоискатели поневоле

В последние годы в самом старом районе столице — Вецриге, где находится самая дорогая земля в Латвии, наблюдается строительный бум. Для новых зданий требуется выкопать котлован под фундамент, и сделать это, не потревожив многометровый культурный слой древнего города, невозможно.

Будущих владельцев этих домов клады, и тем паче культурное наследие, интересует мало. Главное, быстрее построить и начать получать прибыль. Если ждать, пока археологи вручную просеют сотни кубометров грунта… О том, что происходит с культурным наследием сегодня, красноречиво свидетельствует история археологических "раскопок" на улице Пелду. Итак, дом на Пелду, 19. Под боком — комплекс "Конвента сета", в котором находятся самые старые здания в Риге, датируемые XI-XII вв., остатки крепостной стены. Пару лет назад развлекательный комплекс "Кабата" получил разрешение у археологов на строительство подземных помещений под двором. Для этого нужно было вывезти сотни кубометров грунта, потенциально содержащего культурные артефакты.

На фотографиях можно проследить все этапы работы. Вот, видно, как мини-бульдозер ломает во дворе асфальт. Потом строители лопатами выгребают грунт, выносят его в ведрах и ссыпают в мусорный контейнер. Яма постепенно растет, на глубине трех метров постепенно вырисовывается древний фундамент. Кроме того, рабочие вытаскивают на поверхность огромное дубовое бревно. Затем раскопанный фундамент куда-то исчезает вместе с древним бревном. По-видимому, его также отправляют в мусор, так как остатки древней кладки появляются в контейнере. Заключительный этап: дно ямы заливают бетоном и делают бетонно-асфальтную крышу.

Обладатели суперэлитных квартир в этом доме, ставшие невольными свидетелями "раскопок", забили тревогу. Их беспокоило не столько судьба потенциальных кладов, сколько устойчивость дома. На целый ряд жалоб были получены интересные ответы. Из них следовало, что все раскопки вели специалисты под наблюдением научных сотрудников. В ходе раскопок был обнаружен фундамент древней постройки, который был очищен и законсервирован. Плюс — горстка черепков и пара ржавых предметов быта для музея. Однако фотографии свидетельствуют об обратном…

Рига с ее древней историей гораздо более привлекательна для кладоискателей. Однако древние клады здесь уже не ищут. В самой старой части города — Вецриге — без разрешения целого ряда солидных организаций даже лопату в землю не воткнешь. Поэтому разграблению в первую очередь подвергаются относительно свежие могилы зажиточных людей. На городских погостах регулярно появляются глубокие ямы, вырытые неизвестными под покровом ночи. Как правило, копают возле старых часовен и церквей, где, по преданию, хоронили самых богатых. Следы кладоискателей регулярно появляются на старейших кладбищах Риги — Райниса, Микеля и др. Особенно популярны у кладоискателей могилы зажиточных евреев. Кроме того, еще живы легенды о несметных сокровищах, оставленных их потомками в стенах, полах, на чердаках, при бегстве из города от нацистов. Если говорить о фамильных склепах, которые до сих пор украшают старые кладбища и городские парки, то они обчищены давно и тщательно. Сейчас там можно наткнуться лишь на скарб каких-нибудь бомжей, переделавших памятники культуры под летние "фазенды".

Сокровища ливонских рыцарей

Кладоискатели не обходят стороной и рыцарские замки, которые, согласно легендам, просто напичканы золотом. Например, сокровища Цесисского замка якобы находятся в засыпанных подземных подвалах и ходах. Их охраняют пес с горящими глазами и змея с утиной головой. Древние "Цесисские хроники" повествуют о первом кладоискателе — неком одном горожанине по фамилии Гринбергс, спустившемся в подземелье.

Через несколько дней путешественник вышел в совершенно другом месте. Впрочем, рассказать об увиденном ему было не суждено — бедолага онемел навсегда. Однажды в замковом пруду поймали утку с золотым кольцом на шее. Горожане решили, что птица побывала в сокровищнице и установили наблюдения за ней наблюдение. Но выйти на клад никому не удалось.//МК Латвия

 







Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.