Кругосветное путешествие детей Петрограда

01.12.2005

Кругосветное путешествие детей Петрограда

В агентстве Интерфакс состоялась презентация книги Владимира Липовецкого «Ковчег детей, или Невероятная одиссея».

Если использовать лексику из официального пресс-релиза, то это история кругосветного путешествия, которое совершили в 1918 — 1920 гг. восемьсот петроградских детей, вывезенных из голодного города на летнюю «откормку» на Урал. Предполагалось, что через три месяца они, поздоровевшие и сытые, вернутся домой. Но началась гражданская война, железнодорожные пути закрылись, и ребята в возрасте от шести до семнадцати лет оказались изолированными на Урале. Спустя несколько месяцев ситуация не улучшились. Тогда два сотрудника американского Красного Креста Райли Аллен и Барл Бремхолл решили вернуть детей домой по морю.

Это кругосветное путешествие, без преувеличения, одна из самых захватывающих историй XX века, по многим причинам забытая и воссозданная журналистом и моряком Владимиром Липовецким. На карте, изображенной на внутренней обложке книги, маршрут путешествия обозначен стрелочками: Дальний Восток — Япония — Китай — граница Маньчжурии и России — Сан-Франциско — Панамский канал — Нью-Йорк — Хельсинки — Петроград. Восемьдесят пять лет назад закончилась одиссея; двадцать пять лет назад Липовецкий начал работать в архивах, собирать материал, встречаться с оставшимися в живых участниками кругосветки.

Вместо трех месяцев каникул дети не видели родителей три года. Несколько человек не вернулись домой — погибли: кто от болезни, кто от укуса ядовитой мухи, кто от смертельно опасных ягод. «Дети не узнавали родителей, а родители не узнавали детей», — рассказывал на пресс-конференции Липовецкий о возвращении в по-прежнему голодный Петроград. Например, одна мама вместо своего маленького сына увидела рослого, на голову ее выше, юношу, почти мужчину. А другая девочка, помнившая маму статной красавицей, заплакала в объятиях уставшей женщины в поношенной одежде.

Жители «ковчега детей» скрывали свое трехлетнее приключение от всех, кроме самых близких людей. Боялись, ведь изображение американцев в образе благородных спасителей противоречило идеологии и политике страны. В послесловии к книге приведены слова вдовы знаменитого хореографа Леонида Якобсона, который тоже был участником событий 1918 — 1920 гг.: «Он хранил в тайне свою одиссею, но хотел, чтобы о ней узнали как можно больше людей, и очень надеялся, что когда-нибудь появится книга и даже фильм».

И автор книги «Ковчег детей», и потомки тех детей сейчас в один голос говорят о том, что двадцатипятилетний труд Липовецкого предопределила сама судьба. Дело в том, что у Владимира Абрамовича никогда не было писательских амбиций, да и о трехгодичном путешествии он никогда не слышал.

В 1978 году Липовецкий по служебному заданию был на Аляске. Однажды ему попала в руки газета «Сиэттл Таймс», где на первой странице сообщалось о зверском убийстве Барла Бремхолла и его жены. Журналист заинтересовался загадочным преступлением и таким образом узнал о героическом прошлом офицера Красного Креста.

Шаг за шагом с помощью и по настоянию постаревших детей Владимир Липовецкий оживлял историю. Всего на этот дотошный и одновременно магический труд ушло четверть века. «Герои стали мне как родные», — говорит автор книги. Изначально, впрочем, он хотел сделать фильм, а потому обивал пороги студий и встречался с разными кинорежиссерами вплоть до Сергея Герасимова. Все разводили руками: «Американская пропаганда. Не пройдет». Тем не менее 70-минутный фильм «Миссия» был снят. Позже Владимир Абрамович за свой счет издал книгу. Ни фильм, ни книгу никто не видел. У нового издания, красочного и добротного, скорее всего, судьба сложится счастливее. И очень возможно, что со дня на день Владимиру Липовецкому позвонит какой-нибудь кинематографист и предложит сделать высокобюджетную экранизацию. Наверное, и вправду всему свое время.//Мария КАМЕНЕЦКАЯ

 







Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.