Шетани - шкодливый дух маконде

Шетани - шкодливый дух маконде

Сегодня известность мастеров маконде шагнула далеко за пределы Африканского континента. Изящными статуэтками, сработанными анонимными резчиками, украшают свои собрания частные коллекционеры, их покупают музеи многих стран. В антикварных магазинах Лондона, Нью-Йорка, Парижа небольшие фигурки из чёрного дерева стоят не менее 300 долларов, за иные запрашивают тысячи - ведь второй такой же не будет уже ни у кого.


Автор: Михайлов

Статья: Шетани - шкодливый дух маконде

Сайт: Газета 'Алфавит'

Шоссе, убегающее из центра Дар-эс-Салама к солнечным пляжам на окраине танзанийской столицы, сменяется хотя и просёлочной, но неплохой дорогой. Через несколько десятков километров обязательно встретишь на обочинах под кронами громадных деревьев непритязательные сооружения, крытые пальмовыми листьями. Между ними хлопочут по хозяйству женщины, играют дети, бродит скот. А мужчины, собравшись группами, обрабатывают куски древесины чем-то вроде молотков и стамесок. Время от времени мастера опускают молотки и застывают, вглядываясь в неведомые дали и образы.



Уникальный резчик по деревуЭто резчики по дереву из рода маконде - уникального, неповторимого даже на Чёрном континенте с его "тысячью тысяч" народов и языков. Если подойти к старосте с уважительным приветствием и нехитрыми дарами, он покажет деревню, угостит пальмовым вином и даже продемонстрирует "склад готовой продукции". Чего тут только не увидишь: старика, сгорбившегося под тяжёлой ношей, воина с копьём и щитом, женщину с ребёнком, многофигурную композицию "уджамаа" - вертикаль, образованную сплетёнными телами людей, - символ связи поколений. Но потрясают не эти в общем-то традиционные для африканских народов фигурки, а произведения совсем иного плана - "африканский сюр". Собственно, известный ныне во всём мире как стиль "маконде".
При взгляде на иные скульптуры у неподготовленного человека шевелятся волосы на голове, на другие - разбирает странноватый гомерический хохот. Этот стиль создавался веками задолго до появления здесь европейцев и, естественно, за целую вечность до всяческих художественных европейских "измов".
Отшлифованное до блеска чёрное дерево мягко и тепло лоснится. Трудно поверить, что этот материал называют "железным" из-за его плотности и тяжести - древесина эта не плавает, тонет в воде.
Выбор болванки для скульптуры - чрезвычайно важное дело. Тщательно изучая структуру, форму приглянувшейся ему заготовки, мастер уже видит своё будущее произведение, пригрезившееся ему во сне или лёгком наркотическом забвении во время "путешествий по другим мирам". Когда всё продумано, резчик сразу "набело", без каких-либо подготовительных набросков, приступает к воплощению своего замысла. Основными орудиями труда ему служат нож, стамеска и оригинальный инструмент - что-то среднее между долотом и молотком.
Придерживая стоящую на земле заготовку левой рукой, скульптор сильными и точными ударами долота-молотка начинает оживлять дерево. Каждый штрих-удар требует идеального глазомера в сочетании с немалым физическим усилием. В зависимости от размера и сложности композиции работа длится от одной до нескольких недель. Резчик прерывается лишь на 3-4 часа для сна.
Мастерство маконде так высоко, что они могут точно передавать в "железном" дереве не только движения, но и эмоциональный настрой персонажей. Откуда это? Белым гостям не понять... Можно лишь приблизительно почувствовать, посидев в одиночестве безлунной африканской ночью с её мрачной таинственностью, странными шумами и шорохами, звериными рыками. С её иной, скрытой от цивилизованного человека жизнью: чьи-то горящие глаза на деревьях, отблески затухающего костра, вокруг которого в ритуальном экстатическом танце кружатся чёрные фигуры...
В сюжетах маконде духи предков свободно общаются с живыми потомками, а души живых вступают в контакт друг с другом как самостоятельные существа, независимые от телесной оболочки. Это единство миров настолько сильно ощущается в скульптурах, что поневоле проникаешься доверием к древней легенде о происхождении самих маконде.
Основательницей племени, гласит предание, стала женщина, изваянная из ствола чёрного дерева существом, лишь отдалённо напоминавшим человека. Когда он в последний раз коснулся дерева каменным резцом, статуя ожила. Благодарность "чёрной Евы" своему нечаянному создателю была щедрой: она наделила его способностью мыслить и говорить. В результате скульптор очеловечился, а затем, согласно легенде, стал мужем изваянной им девушки (ни дать ни взять - "история наоборот" о Пигмалионе и Галатее!).
Но их дети рождались мёртвыми, пока пара не поднялась от реки на безводное плоскогорье. И тогда счастье поселилось в их семье: дети росли крепкими и здоровыми. Так начался род маконде. Новое племя пришло на смену дикарям, заселявшим засушливые каменистые плато на севере нынешнего Мозамбика и юге Танзании (легенда легендой, но маконде и впрямь никогда не селятся близ рек и водоёмов).
Поскольку самим своим существованием племя обязано пусть и легендарной, но женщине, матери здесь пользуются всеобщим уважением, а после кончины обожествляются. Девушки сами выбирают себе спутников жизни, и муж переходит в клан жены.
Маконде не могли покорить жестокие португальские и британские колонизаторы, не смогли одолеть воинственные соседи - зулусы и масаи, искусные охотники и отважные воины. Более трёх столетий маконде успешно отражали набеги завоевателей, искавших в этих местах мифические сокровища древних африканских цивилизаций и немифические: слоновую кость и рабов.
История племени до сих пор остаётся почти неизученной. Достоверно неизвестно, когда и почему предки маконде пришли в Восточную Африку и осели на плоскогорье, названном впоследствии их именем.
В обществе, лишённом письменности, фигурки испокон веков служили своеобразными "книгами", передающими новым поколениям знания о мире. Маконде не боятся смерти, так как верят, что полученная ими при рождении духовная сила лишь переходит в другое состояние. Связи с умершими следует всячески укреплять, ибо, если они ослабеют, добрые духи могут превратиться в злых и, выпрыгнув из скульптуры, погубить ваятеля...
"Я научился этому у отца, а тот - у деда, а дед - у своего отца, - чуть меланхолично рассказывает мастер маконде Нафаси Мпагуа, сидя на циновке в джинсовых шортах и линялой футболке. - Секреты мастерства передаются по наследству, но сами работы никогда не копируются - каждая неповторима. Они возникают не из чего и изо всего вместе. Не знаю, будет ли это понятно?" - добавляет он так же невозмутимо.
Нафаси показывает только что законченную композицию. Смешное лупоглазое создание с рожками и огромным ртом, выходящим далеко за пределы лица, непринуждённо жонглирует двумя антилопами, одна из которых на лету поедает змею. Поразительно пластичная, воздушная, продуманная до мельчайших деталей работа. "Это шетани - скотовод, - поясняет мастер. - Он приручил животных и очень этому рад" .
"Шетани" - трансформированное арабское слово "шайтан" (дьявол), занесённое сюда много веков назад. Один из ключевых образов в устной мифологии маконде, он постепенно превратился в доброго, хотя и несколько шкодливого, духа. Вообще у маконде существуют целые семейства добрых и злых духов: "Укундука", "Адинкула", "Мбилика" и сотни других. Одни из них слывут добрыми советчиками и помощниками, другие приносят несчастье, а на третьих, говорят, нельзя смотреть без опасности для жизни. Каннибалы, пожиратели земли, обитатели суровых джунглей, плюющиеся огнём подземные чудища... У людей, воспитанных на традиционной вере в единого Бога, при взгляде на весь этот бестиарий невольно проносится в голове мысль: "Вот дявольщина!" Однако у маконде свой взгляд на добро и зло.
Сегодня известность мастеров маконде шагнула далеко за пределы Африканского континента. Изящными статуэтками, сработанными анонимными резчиками, украшают свои собрания частные коллекционеры, их покупают музеи многих стран. В антикварных магазинах Лондона, Нью-Йорка, Парижа небольшие фигурки из чёрного дерева стоят не менее 300 долларов, за иные запрашивают тысячи - ведь второй такой же не будет уже ни у кого.
В импровизированных мастерских под травяными крышами в гостях у чернокожих скульпторов, большинство из которых не умеют ни писать, ни читать, можно встретить студентов престижных художественных вузов Западной Европы. Приезжие стремятся проникнуть в сложный мир образов маконде, перенять филигранную технику обработки твёрдого, как металл, дерева. С техникой ещё получается, а вот с "проникновением" не очень-то...
Популярность резчиков маконде имеет и негативную сторону, ибо неизбежно влечёт за собой массовое производство дешёвых скульптур - сувениров для туристов. И образуются артели кустарей, чья специализация - обычный ширпотреб: старик, курящий трубку; грубо обработанные головки африканок, примитивные маски...
Талантливые мастера упорно сопротивляются рынку. К ним относится и группа, в которой работает Нафаси Мпагуа. Но и она попала под пресс "цивилизаторов": два предприимчивых итальянца, разрисовав в радужных цветах своё предложение, уговорили мастеров подписать (поставить отпечатки пальцев) договор, согласно которому торговцы обязались снабжать их продовольствием и "огненной водой", платить за выполненную работу. Резчики же не имеют права никому, кроме них, продавать свои скульптуры. Так что сейчас эти работы можно увидеть в основном на аукционах и в антикварных салонах Америки и Европы. А мастера? Хорошо, если им достаётся хотя бы процент от полученной за их шедевры суммы...
"Зачем им деньги, - откровенничал со мной в баре Дар-эс-Салама один американский "деловой турист", удачно закупивший по дешёвке целую партию фигурок маконде, - ведь у них есть сны, их дьявольские чёрные сны..."

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.