Отсчёт утопленника

Отсчёт утопленника

"Космическая станция "Мир" перевыполнила все планы, которые перед ней стояли. Теперь главное для нее - не упасть на головы мирных граждан..."


Статья: Отсчёт утопленника

Сайт: О

"Мир" самопроизвольно тормозится. Космическая станция и все дорогостоящее оборудование, находящееся на орбите, обречено на гибель. Если не заставить ее упасть в определенном месте, "Мир" рухнет на Землю безо всякой помощи. Как считают специалисты Центра управления полетом (ЦУП), это может случиться уже 25 марта.


Поэтому "Мир" собираются столкнуть с орбиты и тем самым запрограммировать его падение несколько раньше. Между 13 и 18 марта. В Штатах туристам уже продают билеты на самолет, из иллюминаторов которого можно увидеть, как останки станции нырнут в Тихий океан.
Орбита без сахара

Гигант, станция Мир за 15 летСейчас станция летает по орбите не ниже 260 и не выше 290 километров, средняя высота ее полета - 285 километров от земной поверхности. Траектория последние недели снижается. Эксперты Центра управления полетом (ЦУП) негласно признают, что "Мир" таким образом уже начал неуклонно падать. Правда, официально это комментируется как начало работ по принудительному торможению станции.
Каждый день на станции происходят очередные поломки и аварии. Например, 27 февраля произошла полная потеря напряжения и "вырубилась" бортовая ЭВМ. В результате станция полностью "ослепла", вместе с ней "ослепли" и на Земле. Если что-либо подобное произойдет в момент совершения маневров по своду "Мира" с орбиты, вероятность направленного спуска - нулевая, считают в ЦУПе. А это значит, что станция может упасть вместо предполагаемого квадрата в Тихом океане (в нескольких тысячах километрах от Новой Зеландии) практически где угодно - там, где она войдет в плотные слои атмосферы.

Вид с боку на станцию Мир"Мир" - это ежедневная головная боль для всего Центра управления полетом с тех пор, как после очередной поломки (23 февраля) полностью отсутствует телеметрия с базового модуля по основным параметрам - движению и энергии. Телеметрические данные, которые удается собирать с отдельных модулей, общей картины не дают. Фактически станция летает наполовину вслепую.
В Рождество, 25 декабря, на станции произошла очередная авария - сутки с ней не было связи. По данным ЦУПа, с июля 2000 года на станции накопилось около 100 сбоев и отказов. Движение "вслепую" - самый серьезный из них.?
Ряд приборов, в частности вентиляторы, выработали по три и более сроков службы. Срок службы некоторых важных узлов и агрегатов истек 5 - 6 лет тому назад. Конструкторы и инженеры, когда их спрашивают о нынешних сбоях техники, только разводят руками - техника в запредельном состоянии. "Мир" переживает энергетический кризис, подобный тому, что настиг Приморье.
В кризисном состоянии станция пребывает с начала 1997 года. 23 февраля произошел пожар, а в июне грузовой корабль "Прогресс" врезался в модуль "Спектр", и произошла разгерметизация.
Оба происшествия не только подорвали здоровье станции, но и прямо угрожали жизни космонавтов, находившихся на ней. Особенно пожар. Он начался на модуле "Квант". Возгорелась одна из капсул кислородного генератора. В этот момент к "Миру" были прикреплены два космических корабля "Союз", которые были приготовлены для отправки на Землю экипажей - каждый из трех человек. В момент возгорания все шесть космонавтов находились по одну сторону от очага горения, имея доступ лишь к одному из кораблей. Если бы пожар разросся, космонавтам угрожала бы реальная опасность. По крайней мере троим из шестерых.
После пожара на "Мире" американцы, чей представитель был в тот момент на станции, предъявили претензии российским коллегам. В основном не потому, что случилось, а потому, что отчет астронавта Джерри Линенджера не совпадал с тем, как о пожаре рассказали в ЦУПе. Расхождения касались техники безопасности на "Мире" в случае возникновения экстремальных ситуаций. Американской стороне техника безопасности показалась несовершенной. Например, они стали рассказывать всему свету, что на "Мире" прикрепленные рядом две пары тумблеров, отвечающих за противоположные операции, выглядят совершенно одинаково и вообще не имеют никаких опознавательных пометок. Мол, без специальной подготовки с этими тумблерами не разберешься, а если свяжешься - можно сделать все наоборот. Российская же сторона, ссылаясь на успешные результаты тушения, настаивала на прекрасно отлаженной технике безопасности на "Мире". Впрочем, одна из претензий НАСА очевидна: из Москвы сообщили о пожаре только после того, как он закончился. Российская версия гласит, что пожар продолжался десять минут и произошел вне зоны связи с Землей. Поэтому в реальном времени сообщить об аварии было нельзя. Вспоминается по такому случаю анекдот времен "холодной войны". Один из членов важной американской делегации, прилетевшей в Москву, некстати провалился в колодец, некстати открытый на тротуаре, и сломал шею. В сумерках не углядел. Делегация стала возмущаться и грозить судом. На что российские представители спокойно заметили: "Как не предупреждали? Вы что, когда прилетели в аэропорт, красных флажков не видели?"
В упомянутом докладе НАСА из основных проблем "Мира" выделяются постоянные сбои в основных системах жизнеобеспечения - системе кислородного обеспечения "Электрон" и в системе очистки атмосферы "Воздух": "В некоторых случаях основные источники жизнеобеспечения самопроизвольно выключались или сбоили". На устаревший источник кислорода указывал еще побывавший на "Мире" в 1994 году немецкий космонавт Улоф Мербольд.
Космонавты-слесари
По данным ЦУПа, последние четыре - пять лет космонавты были вынуждены заниматься на "Мире" самообслуживанием и ремонтными работами более 60 процентов полетного времени, тогда как на чисто научные эксперименты уходило всего 7 процентов времени.
Сергей Зелетин и Александр Калери, члены последнего экипажа, работавшего на "Мире" с апреля 2000 года по 9 июня 2000 года, фактически были бригадой ремонтников. Космонавты ничем иным, кроме бесконечных починок станции, не занимались. До их визита, за время беспилотного полета с августа 1999 года по апрель 2000-го, накопилось значительное количество отказов и поломок, ведь станция не обслуживалась, и это при том, что вся техника и узлы были крайне изношены и требовали постоянного внимания.
Нынешняя ситуация закономерна. Она стала логическим результатом обычной отечественной практики: было решено эксплуатировать станцию, все ее агрегаты и приборы до отказа. Не до момента выработки ими срока службы, а до фактического отказа. Так, собственно, сейчас и происходит.
"Мир" создавался в расчете на 5 - 7 лет эксплуатации. Со дня старта прошло уже пятнадцать лет. "Мир" перевыполнил задачи, которые перед ней ставились, побил все рекорды космического долгожительства, но полностью выработал свой ресурс.
Как сказано в докладе НАСА, направленном в конгресс США еще в августе 1997 года, " - великовозрастный космический корабль, который давно истратил отведенные ему годы жизни и теперь множит аномалии в открытом космосе".
Как только "аномалии" стали множиться, правительство перестало давать деньги на поддержку станции из федерального бюджета. "Мир" взял на содержание РКК "Энергия" при том, что правительство оставило за собой право принимать ключевые решения по управлению станцией, то есть в своей собственности.
То, как субсидировались работы, связанные с "Миром", в отечественной практике называется поиском внебюджетных источников финансирования. Правительство, согласившееся продолжать эксперименты на выживание в условиях космоса, приняло половинчатое решение - с одной стороны, оно перестало нести финансово- материальную нагрузку за содержание проекта, а с другой - оставляет ему возможность продолжать приносить пользу отечественной науке. Решение оказалось весьма рискованным. В случае чего отвечать придется все-таки органам государственной власти, пусть и избавившимся от финансового бремени по обслуживанию "Мира".
Ежегодно на поддержание комплекса требуется до 120 миллионов долларов. Их до сих пор "Энергии" удавалось изыскивать за счет параллельных программ - таких, как продажа разгонных блоков, которые используются для выведения на орбиту различных космических аппаратов. Попытки "Энергии" найти зарубежных инвесторов успехом не увенчались: найдись реальный спонсор, правительству пришлось бы пожертвовать контролем над станцией./
Это не печку топить
Разные были идеи насчет того, куда деть "Мир". Решили сделать то же, что и с его предшественником - станцией "Салют-7".
Имеющимися запасами топлива, доставленными к "Миру" грузовым кораблем "Прогресс", станции попытаются дать несколько импульсов. Сейчас баллистики рассматривают две возможные формулы: "2 + 1" или "2 + 2", то есть два импульса в начале и один в конце (последний дается за 8 дней до вхождения станции в атмосферу) или в конце два. Таким образом, ЦУП рассчитывает направленно "столкнуть" станцию с орбиты за счет понижения нижней точки ее полета (перигей) до условной границы атмосферы около 100 километров, когда станция самостоятельно коснется плотных слоев атмосферы. Ее фактически туда "затянет", и она сгорит в них, а остатки упадут в квадрате Тихого океана.
Сегодня самочувствие станции не позволяет рассчитывать на стопроцентный успех в операции по затоплению. По словам одного из ведущих сотрудников Центра управления полетом, "у нас есть достаточно большая доля уверенности в успехе данной операции, но вместе с тем нельзя исключать ничего".
Во-первых, во время операции на станции может случиться очередной отказ, и контроль за ней может исчезнуть.
Во-вторых, неизвестно, какие куски останутся от станции после того, как она пройдет плотные слои атмосферы, и куда они полетят.
Опыт падения "Салюта-7", космической станции предыдущего поколения, учит, что куски могут остаться весьма значительные, весом до полутора тонн. Хотя сравнивать ситуацию с падением "Салюта-7" и сходом с орбиты "Мира" не совсем корректно. На "Салюте" не было топлива для коррекции станции - он просто бесконтрольно падал.
Эксперты утверждают, что "Мир" эта участь не постигнет. Однако опыта по направленному своду с орбиты таких космических громадин никто не имеет, и произойти может все, что угодно. Чтобы сойти с орбиты, станция должна получить импульс на торможение. Но кто даст гарантии того, что такую громадину можно "направленно" столкнуть с орбиты с тем, чтобы обломки частично сгоревшей в плотных слоях атмосферы станции упали бы строго в заданном районе.
Масса комплекса с пристыкованным к ней грузовиком "Прогресс" превышает 120 тонн, а суммарный объем отсеков составляет около 400 кубических метров. Сохраняется опасность ошибки с определением района падения обломков "Мира" на Землю.
Зачем так далеко возили?
Можно ли было "Мир" сохранить? Коммунисты считают, что "Мир" надо было спасать любыми средствами. Их главный аргумент - страна теряет главное национальное достояние, а вместе с ним контроль за космосом. Однако главным аргументом в пользу сохранения "Мира" или, если угодно, главной причиной, по которой его утрату приходится особенно жалеть, - материальные и научные потери.
Российские специалисты считают, что американцы перестраховываются. А на согласование простейших операций уходит драгоценное время. Стоит заметить, что значительная часть научных достижений "Мира" остается тайной за семью печатями. Тем не менее на станции остается большое количество современного и дорогостоящего научного оборудования, разработанного российскими и западными учеными. Много полезных приборов было туда доставлено, а часть из них еще даже не использовалась. Вот только несколько примеров: бельгийский спектрометр МИРАС, анализатор состава атмосферы стоимостью около 20 миллионов долларов; МЭПС, прибор для определения уровня одноокиси углерода (СО) в атмосфере и изучения причин возникновения парникового эффекта и озоновых дыр, - его стоимость составляет десятки миллионов долларов; цифровая немецкая фотокамера МОМС стоимостью в десятки миллионов долларов, позволяющая вести уникальные съемки Земли.
Спрашивается, зачем так далеко возили ценные приборы.
По данным российских ученых, на станции в настоящее время находится 241 единица научного оборудования общим весом более 11 тонн. Но его демонтаж и возврат на Землю возможен только на "Шаттле", так как российские корабли такой груз взять на борт не смогут. Американцы же от подобной операции отказались, посчитав еще один полет к "Миру" делом нерентабельным, хотя стоимость возвращенного оборудования была бы равноценна стоимости полета "Шаттла". Возможно, слабую заинтересованность НАСА в полете можно объяснить тем, что вся западная аппаратура застрахована на случай гибели "Мира", и деньги ее владельцам будут возвращены. Россия же всегда работает без страховки.
Оборудование, которое сейчас установлено на "Мире", так и останется на станции, поскольку демонтировать и доставить его на Землю нет возможности.
Борцы за "Мир" в Думе утверждают, что главная причина, почему станция может оказаться затопленной, - отсутствие финансирования, а не ее техническое состояние. И если правительство выделит достаточно средств, то "Мир" можно починить и использовать вплоть до победы коммунизма.
Увы, не все технические проблемы, царящие на "Мире", можно решить деньгами. Станция проектировалась в 1970-е годы, и, естественно, никто не мог тогда учесть, куда и как далеко шагнет технический прогресс 30 лет спустя. На "Мире" установлен бортовой компьютер "Салют 51". На конец 70-х - начало 80-х годов по своим параметрам - памяти и скорости - он был передовой вычислительной техникой и соответствовал 386-му процессору. Сегодня это безнадежно устаревшая машина, но заменить компьютер на станции на более мощный не представляется возможным, несмотря на шагнувший далеко вперед технический прогресс. Все программное обеспечение, интерфейсы, сети и все прочее создавалось под старую операционную машину. Дешевле запустить новый "Мир", чем обновить старый.
"Мир" был уникальным испытательным полигоном и, если угодно, учебным центром по приобретению знаний и навыков в экстремальных ситуациях, которые неизбежно будут встречаться на пути дальнейшего проникновения человека в космос.
Опыт, приобретенный на станции, является бесценным для строительства Международной космической станции (МКС) и позволяет глубже и полнее понять идею и принципы эксплуатации долговременных орбитальных космических объектов. На "Мире" американцы получили уникальный опыт эксплуатации долговременных космических объектов, которого у них раньше не было, а самостоятельный путь по его приобретению был бы гораздо более долгим и дорогостоящим.
Если что - все бросим и уйдем
Противники затопления "Мира" считают, что свертывание работ на "Мире" мгновенно переведет Россию из признанного лидера в области космонавтики в число прочих, сидящих на галерке и наблюдающих за бенефисом НАСА на Международной космической станции. Пока "Мир" функционировал, только создающаяся МКС не имела приоритетного значения и лидерство оставалось за российской космонавтикой. Пусть и в виде аттракциона космического масштаба.
Известно, что руководящая роль в деле строительства и управления МКС принадлежит американцам. С чем в РКК "Энергия" и в ЦУПе с трудом приходится мириться - практически любое решение принимается только по согласованию с НАСА. И подчас эти согласования носят достаточно болезненный характер.
Стоит заметить, что когда американцы участвовали в работе "Мира", с их стороны тоже было слышно недовольство тем, как российская сторона решает ту или иную проблему.
Процентное соотношение американского участия в строительстве МКС с российским составляет примерно 60 к 40, но в денежном выражении вклады едва ли сопоставимы. Объем инвестирования в МКС со стороны США равен нескольким миллиардам долларов, тогда как Россия вкладывает средств на порядок меньше.
Новая администрация Белого дома, однако, приняла решение сократить расходы на строительство Международной космической станции втрое. Это означает, что Россия не сможет рассчитывать на большие доходы от использования МКС.
Конечно, США намерены определять приоритетные направления и программы работ на МКС, исходя из собственных интересов, а не интересов России. Но у медали есть и оборотная сторона. А именно то, что служебный модуль, изготовленный Россией, является полностью самостоятельным. В любой момент он может быть отстыкован и начнет самостоятельный полет. Тогда как американский сегмент самостоятельно летать не может. Так что зависимость оказывается обоюдная.
Вполне перспективные планы России относительно МКС повлияли и на судьбу "Мира". Открытой оппозиции "Миру" не было, но российское Министерство финансов и Российское космическое агентство (РКА) не раз отмечали неоправданную дороговизну его эксплуатации.
В унисон звучали напоминания со стороны США о том, что хотя "Мир" и является внутренним делом России, но соблюдение графиков и обязательств по строительству МКС гораздо важнее и не может приноситься в жертву национальной программе. По словам одного из руководящих сотрудников РКК "Энергия" летчика- космонавта Александра Александрова, американцы были "обеспокоены тем, что мы не можем одновременно тянуть две программы. Ведь это одни и те же ресурсы, люди, техника, стартовые комплексы - все увязано в общий поток изделий".





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.