Много рыбок в соленой воде

Много рыбок в соленой воде

Капитан нашего "Боинга" за время полета раз пять назвал Хургаду "городом-курортом". Ему казалось, он шутит. Но Хургада действительно место столь же посещаемое, как Сочи, Ялта, Геленджик и прочие традиционные наши города-курорты. Россияне, кто из вас еще не ездил в Хургаду, поднимите руки... Похоже, вы остались в меньшинстве.


Автор: АВЕРИНА

Статья: Много рыбок в соленой воде

Сайт:

Много рыбок в соленой воде


Капитан нашего "Боинга" за время полета раз пять назвал Хургаду "городом-курортом". Ему казалось, он шутит. Но Хургада действительно место столь же посещаемое, как Сочи, Ялта, Геленджик и прочие традиционные наши города-курорты. Россияне, кто из вас еще не ездил в Хургаду, поднимите руки... Похоже, вы остались в меньшинстве.
С другой стороны, назвать Хургаду городом как-то не поворачивается язык. Что же это? Перманентная стройка. Место, где отелей больше, чем местных жителей. Бывший рыбацкий поселок: с одной стороны море, с трех сторон - насколько хватает глаз - пустыня. Египетское захолустье с большим аэропортом. До пирамид отсюда часов восемь пути среди песков и верблюжьей колючки. На экскурсию туда туристы выезжают задолго до завтрака, чтобы успеть вернуться назад хотя бы к ужину. Зато рядом с пирамидами нет моря. А в Хургаде оно такое, что по эстетическому воздействию вполне может сравниться и с пирамидами, и с минаретами, и с закатом солнца в пустыне.
Каждый день я выходила на ближайший пляж, надевала маску и отплывала метров на десять от берега. Здесь, в теплой соленой водичке, рос средних размеров коралловый куст. А в нем паслась большая рыба-попугай, к которой периодически присоединялись стаи желто-розовой мелюзги, еще штук десять стай самых немыслимых расцветок и множество "одиночек" с фантастическими формами. Когда Бог придумывал коралловых рыб, он явно пребывал в озорном настроении. Я лежала в воде между небом и дном, разглядывая и пугая рыбок, и не чувствовала ни времени, ни пространства, ни веса, ни возраста, ни материального или там семейного положения. Я, честно говоря, в эти минуты вообще ни о чем не думала...
Это был далеко не единственный коралловый риф, увиденный мной в Красном море. На второй день после приезда в Хургаду мы с моей однокурсницей Машей отправились в море на яхте. Программа морского путешествия была такой: доплыть до живописного подводного местечка, понырять там с масками, поесть на палубе, позагорать и вернуться в отель.
Все, кроме нас с Машей, ныряли просто замечательно. Мы же не умели обращаться с дыхательными трубками и сразу наглотались морской воды. Отвратительно! Вода плескалась в наших желудках до вечера, а ночью мы обе проснулись, мучимые симптомами пищевого отравления. Знаете, какая это проблема, когда два человека в номере с единственным и совмещенным при этом санузлом страдают от приступов диареи!
Традиционно считается, что подобное недомогание неизбежно во время путешествия в Египет. Это неправда, без него легко можно обойтись. Я расскажу вам о наших ошибках, а вы, если попадете в Хургаду, никогда не делайте, как мы.
Так вот. О первой ошибке я уже сказала. Кроме того, что мы наглотались морской воды и пользовались взятыми напрокат дыхательными трубками, которые неизвестно кто до нас засовывал себе в рот, мы еще и обгорели. Пока плыли на яхте, дул прохладный приятный ветерок, и мы очень недооценили силу солнца. Следующая ошибка. Мы прекрасно видели, что практически все туристы в Хургаде носят соломенные шляпы с широкими полями. Однако из чувства противоречия не купили себе эти сомбреро. И, судя по всему, получили небольшой солнечный удар. И еще. В Египте лучше ничего не есть за пределами отеля. В гостиничных ресторанах готовят с учетом европейских гигиенических норм, а на улице их совершенно не соблюдают. Организмы местных жителей хорошо переносят антисанитарию, а вот турист, съевший какую-нибудь шаурму на базаре, в ближайшие сутки скорее всего больше ничего кушать не сможет. А команда хургадинской яхты приготовила нам в море угощение. Мы щедро накормили нашей едой каких-то огромных рыб, которые ошивались рядом с яхтой, но и сами немного съели. Результат описан выше. Хотелось бы узнать, как чувствовали себя рыбы:
Вообще-то кормят в хургадинских отелях обильно и вкусно. Сначала мы налегали на национальную кухню, обильно политую маслом, с чесноком и перцем. Ее даже на завтрак было слишком много. Но после того, как заболели наши животы, мы успокоились и переключились на нейтральные, щадящие блюда.
А с водой здесь надо быть осторожнее. Пить - только минералку из бутылок, чистить зубы - желательно ею же. Хургадинцы, видимо, экономят на минералке, поэтому если у кого из них и сохранились зубы, то цвета они желто-коричневого, в крапинку. Аборигены любят улыбаться, доверчиво демонстрируя причудливый колор своих зубов или их отсутствие. Юный хургадинец, который убирал наш номер, убедил нас, что улыбки эти искренние. Как он только не выражал свое расположение: сворачивал из полотенец лебедей и делал им глазки из лепестков чайной розы, кровати наши усыпал цветами. А потом встречал со шваброй на пороге номера, всем видом показывая, как он рад нам. Именно нам, а не чаевым.
Чаевые в жизни хургадинца играют немаловажную роль. Оно и понятно: ведь практически все они работают либо в торговле, либо в сфере обслуживания. И если вы не догадаетесь дать денег фольклорному певцу в национальном наряде за то, что сфотографировали его, то он сам напомнит об этом требовательным "Бакшиш, бакшиш!".
Во время вылазок в город мы часто видели гаремы. Хургадинские гаремы не очень большие - по две-три жены. Впереди важно идет мужчина, сзади, весело переговариваясь, семенят женщины. Обычно у них одинаковые платки и сумки - видимо, муж делает им такие подарки, чтобы женушки не обижались на него и не ссорились друг с другом.
Если считать длину Хургады по отелям, которые растянуты на многие километры вдоль берега, то получается просто мегаполис какой-то. Но собственно город состоит из нескольких жилых кварталов, базара, мечети и пристани. В нем есть такие признаки урбанизма, как ресторан "Максим", пара модных магазинов и "Макдоналдс". Однако это все имеет несколько пыльный и очень провинциальный вид - как и почти все в Хургаде. Зато внутри хургадинские лавки роскошны, как пещера Аладдина. Все забито дешевым серебром, не очень дешевым золотом, сувенирными майками, игрушечными верблюдиками, стеклянными флакончиками, "папирусами" из банановых листьев, изображениями жука-скарабея и "магического глаза".
Египетские лавочники обожают торговаться. Разумеется, они завышают цену до запредельных высот, а потом в результате долгих изнурительных споров начинают медленно ее снижать. Так что если вы дорожите своим временем - либо не заходите в лавки вообще, либо покупайте, не торгуясь, хотя в этом случае вас не поймут и осудят и продавцы, и соотечественники.
Маша научилась сокращать процесс торговли. Она жеманно указывала, например, на серебряное кольцо и спрашивала: "Эта: хау мач(сколько?)". "Сирти! (тридцать)", - с милым акцентом отвечал продавец, лучезарно улыбаясь щербатым ртом. Маша якобы прикидывала в уме истинную цену вещицы, после чего объявляла: "Ноу, уан (нет, один)". Продавец сразу переставал улыбаться и очень серьезно объяснял "мадам", что он не намерен торговать себе в убыток, однако цену при этом снижал до двадцати.
Иногда продавцы так увлекались спором о цене, что в пылу диспута забывали о его причине. Я, например, полчаса торговалась с лавочником из-за двух маленьких кальянов, а когда наконец договорилась, он упаковал мне гораздо большие и дорогие кальяны. Впрочем, впоследствии их так и не удалось раскурить, поскольку они были бракованные.
Некоторые хургадинские продавцы - настоящие виртуозы. Мы с Машей как-то набрели на дивную благоухающую лавку. На окнах висели красные гардины, на полу лежал красный ковер и стояли красные диванчики. Здесь продавалось сандаловое масло, а на полках стояли флаконы с "французскими" ароматами местного производства. Продавец усадил нас на диван и, воркуя о том о сем, взял Машину руку и стал втирать в нее масло, делая ласковые массирующие движения. У него был низкий хрипловатый голос. Маша разрумянилась. А продавец, не теряя времени даром, взялся и за мою руку. Он был настоящим кудесником. Сеанс этого одновременного массажа усыпил нашу бдительность, мы уже готовы были купить и масло, и огромную банку с желтой жидкостью, на которой от руки было написано "Dune", несмотря на то, что все это было нам без надобности и стоило неприлично дорого. Я очнулась первой. "А у нас денег нет", - сказала я продавцу, который уже готовил тару, чтобы отлить нам чего-то пахучего долларов на сто. Он не смутился: "Ну и ладно, забирайте свою покупку, а деньги занесете как-нибудь потом". То есть такая типичная "проверка на вшивость". А может, он собирался проследить за нами до отеля: Мы гордо и неприступно встали с дивана и сказали, что заберем покупки, как только у нас появятся время и средства.
Другие наши соотечественники тоже развлекались кто во что горазд. Некоторые, например, пытались выпивать. Но, во-первых, много пить в жару вредно для здоровья, во-вторых, в свободной продаже спиртного в Хургаде нет, а в барах бутылка водки стоит безумных денег. Впрочем, ограниченное количество алкоголя турист может купить в duty-free в городе. Причем ему поставят отметку в паспорте, чтобы не дай бог не пришел во второй раз.
Еще мы посещали дискотеки при отелях. Но это было вечером и ночью. Все же остальное время мы торчали на пляже, из-за чего вернулись домой румяные, загорелые и совершенно умиротворенные.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.