ГАВАНА 1958-1963

ГАВАНА 1958-1963

Отечественные туристы освоили Кубу еще с социалистических времен, когда впервые увидели белые, многокилометровые и пустынные пляжи, омываемые чистыми водами Атлантического океана.


Статья: ГАВАНА 1958-1963

Сайт: Вокруг Света

Отечественные туристы освоили Кубу еще с социалистических времен, когда впервые увидели белые, многокилометровые и пустынные пляжи, омываемые чистыми водами Атлантического океана.


Вечнозеленое буйство бесконечного лета, ослепительное солнце и очарование «застывшей музыки» утверждали, что именно здесь находится самый райский остров на земле.
Первые европейцы, ступившие на берег острова с кораблей Колумба убедились в этом гораздо раньше, а находчивые американцы, в легендарные времена «сухого закона», сделали остров своим непотопляемым кораблем, снабжавшим Америку контрабандным виски.
Кубинская столица ХХ века
Кубинская столица ХХ века и здешние курорты строились за деньги американцев и облик многих чудесных уголков острова сложился в соответствии с их вкусами. Американцам принадлежали и роскошные отели, и шикарные рестораны, и элитные казино и богатые особняки. Многими из них владели чикагские гангстеры, мафиози из Коза-ностры, а знаменитый отель «Капри» в центре Гаваны принадлежал самому Аль-Капоне. В ночных клубах «Pensylvania», «Tropicano», «Rio Rita», «Cacino de Portivo» проигрывались целые состояния, смуглые проститутки, как могли, успокаивали своих отчаявшихся клиентов и уводили их прочь от сияющих неоном витрин и рекламных вывесок в сторону Мартирес парка и дальше — в район старого города. Проституция, в середине ХХ века, не считалась позорной профессией на острове, многие из жриц любви неплохо содержали на добытые ночью деньги не только сутенеров, но и мужей, и детей и многочисленных родственников. После революции 1959 года встал вопрос - что делать с десятками тысяч «ночных бабочек»? Фидель принял «мудрое» решение — тех, из них, кто не захочет переквалифицироваться в продавщиц и регулировщиц — отправить в США на большом океанском теплоходе...
А потом на остров прибыли первые «туристы» из СССР... Одеты они были немного однообразно — все в костюмах и рубашках советского производства, причем рубашки у всех были клетчатые. Эти «туристы» не бродили по живописным окрестностям и историческим местам. От остальных иностранцев и немногочисленных путешественников их отличала отличная физическая форма, чеканность шага и белый, нетронутый солнцем цвет кожи.
Мельком взглянув на средневековые, многопудовые пушки испанской колониаль-ной крепости, они отправлялись в леса и горы острова, где переодевались в военную форму кубинской армии... Вслед за ними в гаванский порт прибыли гигантские ящики, которые тоже перекочевали вглубь острова. Наши «туристы» могли бы еще долго наслаждаться зеленым буйством вечного кубинского лета, если бы не зоркие глаза американцев, обнаружившие на фотоснимках, сделанных с легендарного У-2 - чет-кие силуэты баллисти-ческих ракет. Советские ракеты, да еще в нескольких минут полета от континентальной Америки — это было уже слишком!
Вспомнив гулкие удары башмаков Хрущева на сессии ООН в Нью-Йорке и его упоминание о mother of Kuzma, президент Кеннеди поставил перед советским правительством ультиматум о немедленном удалении ракет с острова и... вывел все боевые корабли атлантического побережья. В воздух поднялись боевые самолеты и вся эта армада двинулась к берегам Кубы. Мир стоял на грани третьей мировой войны и если бы не заверение Хрущева вывести ракеты с острова, высказанное в личном разговоре по прямому проводу с Кеннеди, да дипломатия Громыко и Микояна, то кто знает — довелось бы сейчас туристам видеть всё ту же великолепную Гавану?
Взглянув на оригинальную карту города, которой почти пятьдесят лет, вы, с высоты птичьего полета, можете тоже почувствовать прелесть и неподражаемую красоту кубинской столицы, неповторимость ее архитектуры, увидеть маленькие стилизованные фигурки американских туристов, фотографирующихся возле PUNTA CASTLE и забавных рыбаков ловящих рыбу в Мексиканском заливе. Если внимательно присмотреться, можно увидеть несколько громоздких американских автомобилей на улицах столицы. Побывав в Гаване ХХI века, вы неизменно найдете их снова... Они тщательно реставрировались, подкрашивались, детали, требующие ремонта вытачивались иногда даже напильниками, так как запчасти доставать было просто неоткуда...
Менялась лишь резина! Почему? Да просто купить новую машину кубинцу не по карману, т. к. зарплата составляет на Кубе не более 15 американских долларов. Сейчас сложилась парадоксальная ситуация, когда старенькие Форды и Кадиллаки пятидесятилетней давности в США стали стоить сотни тысяч долларов... Антиквариат! Вот кубинские владельцы «антилоп» и ждут – когда же наконец экономическая блокада Кубы со стороны США прекратится и богатые американские дядечки потянуться на остров тратить свои зеленые денежки. Время меняется, а столичная красота вечно юной и знойной Гаваны никогда не тускнеет.
Эрнест Хеменгуэй
Они свернули на улицу Сан-Исидро. Она начиналась у центрального вокзала и напротив входа на заброшенную тихоокеанскую пристань, где когда-то пришвартовывались суда из Майами и Ки-Уэста и где садились старые гидросамолеты Панамериканской компании.
Теперь эта пристань была закрыта, так как тихоокеанские суда взял себе военно-морской флот, а Панамериканская компания перешла на «ДС-2» и «ДС-3», и они приземлялись в аэропорту Ранчо Бойерос, а там, где раньше садились гидропланы, теперь пришвартовывались суда-охотники береговой пограничной охраны и кубинского военного флота.
Эту часть Гаваны Томас Хадсон хорошо знал еще в прежние годы. А та, которую он любил теперь, была тогда просто дорогой в Матансас. Невзрачный район, крепость Атарес, пригород, названия которого он не знал, а дальше мощенная кирпичом дорога и поселки по обе ее стороны. Мчишься мимо них и не отличаешь один поселок от другого.
В этой же части города он знал каждый бар, каждый погребок, а улица Сан-Исидро славилась своими публичными домами на весь портовый район. Теперь улица захирела, бордели на ней не работали с тех самых пор, как их прикрыли, а проституток вывезли обратно в Европу.
Эта грандиозная операция была похожа на отход из Вильфранша американских кораблей, базирующихся на средиземноморский порт, когда все девицы махали им на прощание, только тут все было наоборот — французский пароход с этими девицами уходил из Гаваны, и вся набережная была забита народом, причем помахать им на прощание с берега, с пристани, с мола пришли не только мужчины.
Женщины — кто наняв моторку, кто на шлюпках — описывали круги около парохода и шли рядом с ним, когда он покидал пролив. Томас Хадсон помнил, как это было грустно, хотя многим проводы проститу-ток показались очень смешными. Но что в прос-титутках смешного, он никогда не мог понять. Отправка их почему-то считалась событием комическим.
Впрочем, после того как пароход ушел, многие загрустили, а улица Сан-Исидро так и не оправилась после нанесенного ей удара. Ее название все еще трогает меня, подумал он, а ведь эта улица стала теперь совершенно неинтересной, да и белые на ней почти не попадаются, разве только шоферы грузовиков или посыльные, развозящие покупки на дом.
В Гаване были и веселые улицы — те, где жили одни негры, были и опасные, целые районы опасных улиц, как, например, улица Иисуса и Марии в двух шагах отсюда. Но улица Сан-Исидро осталась такой же унылой, как и в те дни, когда всех проституток с нее вывезли...





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.