Город жизни

Город жизни

Жители Гонконга умны и образованны и, живя в экономически процветающем районе, все же верят в добрых и злых духов, в драконов и неблагоприятное сочетание цифр. Интересно почему?


Статья: Город жизни

Сайт: Вокруг Света

На протяжении тысячелетий остров Гонконг представлял собой одинокую, врезавшуюся в море и поросшую лесом и кустарником дикую скалу с одной-единственной крошечной рыбацкой деревушкой.


Тот, кто никогда не был в Гонконге, скорее всего, представляет его себе совсем не таким, каков он есть на самом деле. Первое заблуждение касается размеров бывшей английской колонии, а ныне специального экономического района КНР. Многие думают, что Гонконг — это маленький остров. Это, конечно, так, но не только. Дело в том, что в состав Гонконга входят расположенный напротив главного острова полуостров Коулун и прилегающие к нему обширные Новые территории, а также множество островов, начиная с больших, таких как Ламма или Лантау, и кончая микроскопическими — всего же 234 острова, причем Лантау в два раза больше собственно острова Гонконг. Кстати, садиться на лодки, чтобы попасть с одного острова на другой, совершенно необязательно — все части Гонконга связаны между собой грандиозной сетью мостов, эстакад и тоннелей. Так что, несмотря на кажущуюся разрозненность, Гонконг производит впечатление единого целого. Как же могло получиться, что больше тысячи квадратных километров оказались отрезанными от Китая? Чтобы понять это, надо заглянуть на несколько столетий назад.
Первыми у берегов Китайской империи в XV веке появились португальцы. У иберийских народов — испанцев и португальцев — сложился весьма своеобразный взгляд на все нехристианские расы, иначе говоря, все они воспринимались враждебно, а лозунг «Вера или смерть!» позволял захватывать любой языческий корабль. Поэтому, доплыв до берегов Китая, первые европейцы с чистой совестью занялись грабежом и мародерством. Именно по этой причине китайцы очень долго воспринимали всех европейцев как варваров и бандитов. А по-другому и быть не могло. Ведь китайцы просто не знали, что бывают другие.
В результате отнюдь не дружественных действий португальцев Симона Дандрада и Альфонсо де Мелло в 1522 году в Кантоне, а также большой группы колонистов в Нинбо в 1542 году репутация европейцев была безнадежно испорчена. За ними надежно закрепилось прозвище «ян гуйцзы», что означало «морские черти». Убийства и грабежи под прикрытием религии были для китайцев внове. Так что совсем не удивительно, что европейцы были объявлены варварами и им было запрещено появляться на китайской земле. Но поскольку торговать с чужеземцами было выгодно, имперские чиновники нашли место, где португальцам было разрешено обосноваться. Этим местом в 1557 году стал полуостров Макао: поблизости не было крупных городов и поселений, что делало грабительские набеги португальцев весьма затруднительными. Полуостров был отгорожен стеной, которую охранял внушительный китайский гарнизон. К тому же на португальцев наложили ряд запретов и ограничений. Правда, это не помешало им со временем воссоздать на этом маленьком клочке земли размером, меньшим, чем 20 квадратных километров, кусочек настоящей Португалии.
На протяжении 300 лет Макао оставался единственным местом в Китае, где жили европейцы. Но к началу XIX века подобная ситуация перестала устраивать многих, и в первую очередь Великобританию. Такая империя не могла позволить, чтобы у нее из-под носа уводили столь лакомый кусок. И вот тут на горизонте возник Гонконг.
Самым престижным районом Гонконга считается Пик Виктории — холм, названный в честь британской королевы. В 1885 году здесь проложили первую подвесную дорогу, а затем и трамвайные пути. Знаменитый бордово-золотой пик-трам поднимет любого желающего на высоту 554 метра. Отсюда лучше всего видно, во что превратилась обычная морская скала за каких-то 150 лет. Первый небоскреб был построен в Гонконге в 1978 году, но сегодня кажется, что они существовали здесь всегда, совершенно изменив облик города.
В середине прошлого века на высоком плато безвестный буддийский монах построил монастырь и дал ему имя Десяти тысяч Будд. Чтобы добраться
к нему, нужно преодолеть 431 ступеньку.
Монастырь состоит из четырех храмов. В главном из них, по которому монастырь и получил свое название, выставлено множество статуэток Будд всех размеров и форм. На самом деле их тут немного больше — 13 000.

Монастырь Десяти тысяч БуддКонечно, история Гонконга началась не с момента появления здесь англичан. Но тем не менее именно они стали движущей силой, придавшей этому району невиданные темпы развития. На протяжении тысячелетий остров Гонконг представлял собой одинокую, врезавшуюся в море и поросшую лесом и кустарником дикую скалу с одной-единственной крошечной рыбацкой деревенькой. Прибрежные скалы служили идеальным укрытием для пиратов всех мастей. Через эти места проходили торговые маршруты европейцев и американцев в Кантон — город в устье Жемчужной реки, единственный порт во всей Китайской империи, где европейцам разрешено было появляться для сбыта и покупки товаров, причем только летом. На зиму торговцы переезжали в Макао. Но Макао все-таки был португальской колонией, а Великобритании нужен был свой опорный пункт, которым и стал Гонконг. Но произошло это не сразу.

Храм Ман МоВо время позднего средневековья Европа с удивлением открыла для себя новый напиток — чай. Это сегодня принято считать традиционным английское чаепитие. А тогда для Британии чай был внове, традиционным же он был как раз для Китая. Китайцы, в принципе ни в чем не нуждаясь, на все предложения англичан о взаимовыгодной торговле отвечали, что отказываются от варварских товаров. Единственное, что китайцы соглашались брать за чай, — это серебро, необходимое для пополнения государственной казны. Но поскольку Китай ничего взамен не покупал, торговля была совсем не выгодна для Великобритании. В конце концов европейцы нашли товар, пошедший в Китае на ура, — индийский опиум. Но поскольку торговля им была запрещена, все сделки стали совершаться путем контрабанды, а наркоторговля приняла грандиозные размеры. Торговый баланс резко сместился в другую сторону. Официальные доходы имперской казны резко упали, что вызвало страшный гнев императора. Именно по этой причине в 1839 году были сожжены 20 000 ящиков с опиумом. Ну а дальнейшее было делом техники. Британия привела в устье Янцзы целую флотилию боевых кораблей. Началась война. Впрочем, войной это можно было назвать с некоторой натяжкой — вернее было бы сказать, несколько столкновений, закончившихся в 1842 году подписанием Нанкинского договора. Отныне огромная страна была открыта для западного капитала. Кроме того, китайцы обязаны были установить для иностранцев таможенные льготы и открыть пять новых портов, первым среди которых оказался Шанхай. Но главное — остров Гонконг навечно передавался Великобритании.

Мост Синг МаПо китайской традиции большинство духов в первую очередь «реагируют» на запах. А потому чем больше храм обкурен благовониями, тем более он приятен тому или иному божеству. Поэтому ароматические палочки, медные и латунные курительницы для благовоний, тлеющие спирали, которыми увешан весь потолок, и котлы, где сжигают символические жертвоприношения, — превращают храм не только в молитвенное помещение, но и в идеальное пристанище для духов. Самым посещаемым местом в Гонконге остается храм Вон Тай Син, названный так в честь самого популярного даоистского божества. Вон Тай Син очень красив. Но не только красота этого божества привлекает сюда людей. Большинство из них жаждет узнать свое будущее. Для этого нужно: взять коробку «чим» со специальными бамбуковыми пластинками-щепочками, на которых записано древнее изречение, загадать желание или задать вопрос. Затем нужно долго-долго трясти коробку двумя руками, пока из нее не выпадет одна палочка. Она-то и даст метафорический ответ. Если же этот ответ не удовлетворит, нужно потрясти коробку еще и еще. Процесс может затянуться надолго, ведь получить нужный ответ не так-то просто. Хотя считается, что правильным будет самый первый ответ. Все остальные — только для самоуспокоения…
Самый первый храм в Гонконге — Ман Мо — был построен в 1847 году. Его возвели приверженцы даосизма, опередив сторонников двух других основных религиозных фило-софий Китая — конфуцианства и буддизма. Скорее всего, это произошло потому, что именно в то время Гонконг вышел из-под влияния цинской администрации континентального Китая. Маньчжурская династия Цин, по существу захватническая, всегда старалась опереться на строгую иерархию конфуцианства и его исполнительное чиновничество. Во времена же господства китайских национальных династий, таких как Хань, Тан или Мин, роль конфуцианства падала. Императоры более тяготели к даосизму, более популярному среди простого населения. Видимо, поэтому, как только микроскопическая часть Китайской империи стала независимой от маньчжурского гнета, даосизм стал быстро развиваться. Следует, правда, учесть одну особенность религиозных представлений, существующих в Китае. Здесь все верят во всех. И даже довольно поздно появившийся буддизм воспринимался как слегка видоизмененный даосизм. Так что большинство населения Гонконга, условно говоря, «ставит свечку» всем богам, которых больше шестисот.
Храм Ман Мо посвящен двум даоистским богам: Ману — богу литературы и Мо — богу войны. Ман держит в руках кисточку, а Мо — саблю. Эта пара символизирует единство образованности и силы. Еще Мо покровительствует полиции, ссудным конторам, ресторанам и, что совсем удивительно, — триадам (тайным ложам). И этому есть свое объяснение. Уже в 1847 году триады расцвели в Гонконге пышным цветом, поскольку на английской территории китайское правосудие достать их никак не могло. Английская же Фемида по сравнению с китайской была просто гуманнейшей. А потому в Гонконге члены тайных лож могли спокойно вынашивать коварные антиправительственные замыслы.
Чтобы упрочить свои позиции, Британия спровоцировала вторую опиумную войну, в результате которой полуостров Коулун и остров Стоункатер были переданы ей в вечное владение. В 1898-м в результате очередных военных препирательств Британия получает еще и право аренды новых территорий, прилегающих к островам, на 99 лет за символическую плату в 1 доллар. Китай всегда утверждал, что все договоры по Гонконгу были подписаны им под «дулом пистолета». Британия это отрицала, но так или иначе законность самих договоров под вопрос никто не ставил. А раз так, то час расплаты рано или поздно должен был наступить. И наступил он в 1997 году. Хотя гораздо раньше главный идеолог китайских реформ Дэн Сяопин ясно дал понять, что Китай намерен забрать Гонконг обратно. Сохранив, естественно, все в том же виде — «одна страна — две системы». Англичане вначале довольно вяло сопротивлялись, ссылались на законные договоры, но из этого ничего не вышло. Ведь в далеком 1898 году никто не мог предположить, что спустя сто лет Китай станет мировой ядерной державой и легко сможет диктовать свои условия.
Давно прошли те времена, когда появление в этих местах нового лица было большой редкостью. Тогда это были в основном паломники. Один из них и основал монастырь По Линь в 1905 году. Некий безвестный монах построил хижину на вершине холма. Место было довольно диким и пустынным. А что еще нужно для медитаций и совершенствования своего внутреннего мира? В этом монах преуспел, и вскоре слава о чудесном месте, где порой можно было услышать голос самого Будды, разнеслась среди верующих. И к 1921 году здесь собралось уже несколько десятков монахов, которые и дали монастырю имя По Линь — то есть драгоценный лотос. Со временем здесь было возведено еще несколько храмов, а само место стало едва ли не главной буддийской святыней всего Гонконга. И сегодня на выходные сюда приезжают целыми семьями. И привлекает их сюда не только старая слава По Линь.
В 1993 году на соседнем с монастырем По Линь холме вознеслась гигантская бронзовая статуя Будды. Он восседает на троне, выполненном в форме лотоса, словно оправдывая название монастыря и того места, где, по преданию, он разговаривал с паломниками. Большого Будду прекрасно видно со стороны моря, а в ясную погоду даже из Макао, расположенного на расстоянии 60 километров от Лантау. Двадцатишестиметровая фигура весит 202 тонны и пока остается самой большой статуей Будды под открытым небом. Чтобы подняться к храму, находящемуся внутри каменного трона-лотоса, нужно преодолеть ровно 268 ступеней. Но сделать это стоит. Ведь после сожжения прах Будды был разделен на 84 000 частей, которые были поровну поделены между восемью странами. И две частицы Будды находятся здесь.
В мае 1997 года был открыт мост Синг Ма, связавший провинциальный остров Лантау с большой землей. Проект соединения Лантау с Новыми территориями существовал почти 120 лет, но лишь теперь эта идея была осуществлена. Общая длина всех тросов, использованных мостостроителями при возведении, — 160 000 километров. Этого вполне хватило бы, чтобы обернуть земной шар по линии экватора четыре раза. Строителям потребовалось всего 9 месяцев работы, чтобы проложить 26 700 тонн проводов. Интересно, что во время тайфунов, частенько здесь случающихся, машины едут внутри нижнего яруса там же, где проложены железнодорожные пути. Это чудо инженерной мысли открыло путь в прошлое — на Остров молитв — таково другое название пустынного острова Лантау, который расположен от Гонконга всего лишь в 2 километрах, но отличается от него, как небо от земли.
1 июля 1997 года Гонконг был передан под управление китайской администрации. Теперь это особый административный район КНР на срок пятьдесят лет со своими паспортом и границей. Оборонительные функции перешли к КНР, но это никак не отразилось на повседневной жизни. Единственное напоминание о том, что в Гонконге наступила новая эпоха, — государственная символика КНР. Ошибкой было бы думать, что Гонконг — это сплошные небоскребы. И что в его каменных джунглях властвует грозная гонконгская мафия. Конечно, небоскребов много, но не настолько, чтобы покрыть ими всю тысячу квадратных километров. В Гонконге, особенно на островах и новых территориях, очень много зелени, удивительные по красоте песчаные пляжи, одинокие горные вершины, мрачные скалы и прозрачные озера. К тому же Гонконг — один из самых безопасных городов мира, где спокойно можно находиться в любом месте в любое время суток. Гонконгские китайцы уникальны. Они образованны, умны и, живя в весьма экономически процветающем районе, пользуются всеми благами цивилизации, зарабатывают огромные деньги. И в то же время верят в добрых и злых духов, драконов, судьбу и неблагоприятные сочетания цифр. Они стараются наладить отношения с древними божествами так, как будто их существование математически доказано. Впрочем, если они живут так, значит — в этом есть смысл.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.