Под сенью исполина

Под сенью исполина

Перед тем, кто попадает в крупный, незнакомый город, возникает довольно серьезная проблема: как бы не заблудиться. Для 4-миллионной столицы Мьянмы — Янгона, несмотря на всю его хаотичность, такой проблемы не существует во многом благодаря пагоде Шведагон, стоящей на высоком холме.


Автор: Листопадов

Статья: Под сенью исполина

Сайт:

Перед тем, кто попадает в крупный, незнакомый город, возникает довольно серьезная проблема: как бы не заблудиться. Для 4-миллионной столицы Мьянмы — Янгона, несмотря на всю его хаотичность, такой проблемы не существует во многом благодаря пагоде Шведагон, стоящей на высоком холме. Ее видно как на ладони в любое время суток. Ночью золотая ступа подсвечивается прожекторами. Особенно хорошо она заметна кораблям, поднимающимся к городу по реке со стороны моря. Поэтому является еще и маяком, посылающим свой свет мореплавателям, а также самолетам, подлетающим к столице.


Своим именем город Янгон обязан королю Алаунгпая. В 1755 году войска под его предводительством одержали победу над господствовавшими в Нижней Бирме монами и захватили небольшой городок Дагон. Король основал здесь крепость и дал ей название Янгон. Перевести его можно двояко: «конец врагам» или же «конец вражды». Большинство янгонцев предпочитают второе значение и называют свою столицу «городом мира». Столицу Мьянмы отличает редкая атмосфера: здесь практически не увидишь хмурых, озабоченных лиц, все –– улыбаются. Иностранцев всегда поражают спокойствие и невозмутимость мьянманцев. Янгон –– перенаселенный город, со всеми вытекающими из этого последствиями: сплошной людской поток на улицах, забитые машинами узкие дороги центра, переполненный транспорт. И тем не менее увидеть или услышать здесь какую-либо ссору вряд ли доведется. Даже дорожные аварии, а они тут не редкость, никогда не сопровождаются выяснением отношений, а рассматриваются как неизбежное. Пострадавший скажет лишь: «Я ба дэ» или же «Кейса ма щи ба бу» — «ничего, не беспокойтесь» и «ладно, обойдется». И все.
Верно замечено, что язык — душа народа. Для бирманской письменности характерна округлость. Все элементы букв в ней круглые. Смотреть на вывески лавок, чайных, на рекламу –– приятно. Ни в чем нет резкости, угловатости. Янгонцы хорошо приспособились к перенаселенности, освоили городское пространство, выработали своего рода кодекс поведения, основа которого: живешь сам –– дай жить другим. И, что важно, следуют этому кодексу в повседневной жизни. Янгонская толпа –– пестрая, веселая. Здесь не встретишь мрачных, серых красок, однообразия. Вид ее не утомляет глаз.
В атмосферу Янгона органично вплетаются простота и беззаботный нрав мьянманцев, основательность, солидность китайцев и оживленность индийцев. Пагода не мешает тут христианскому собору, а мечеть не выглядит неуместной рядом с китайским или индуистским храмом. В конце концов мьянманский дух побеждает, но делает это он исподволь, незаметно, не кичась своей победой.
Когда про какой-либо город говорят: большая деревня, то его жители почитают себя обиженными, а возможно, напрасно! Если, конечно, под деревней иметь в виду близость к живой природе, к естественному образу жизни. В таком случае Янгон — самая настоящая деревня и есть. По утрам здесь будят петушиные крики. Во многих районах города можно встретить разную живность: свиней, коров, уток, гусей. А уж сколько здесь зелени, садов и огородов! Еще одно отличие Янгона –– его неповторимый запах: пряностей, жасмина, магнолий, сандалового дерева, тропической сырости. В других крупных городах природные запахи перебиваются бензином, промышленным дымом. В Янгоне же аромат земли пока сохраняется.
А еще –– это город рек и озер. Свои мутные, илистые воды катят в Андаманское море и Янгон-река, и Пегу-река, и Пэзундаун-река, и несколько речек поменьше. Недаром считают, что одно из древних монских названий Янгона — Дагон означает «местность у слияния трех рек». Не менее интересны и янгонские озера. Поросшие по берегам изящными пальмами и отражающие шпили пагод, озера придают мьянманской столице романтический облик. Самых известных озера два: Инья и Кандоджи. Вода в озерах чище, чем в реках. Впрочем, освежиться в зеленоватой озерной воде решаются только бесстрашные янгонские мальчишки. Купаются они в ловко подвернутых юбках, а то и вовсе голышом. Интересная особенность Янгона –– уличные купальни. Вода подается в выложенные из кирпича и зацементированные емкости, установленные прямо на обочине дороги. И проживающие поблизости моются и стираются у всех на виду. Принимают ванну прямо в юбках, при этом женщины крепят юбку под мышками. Вымылся, и быстро сменил мокрую лаунчжи на сухую.
В последние годы Янгон охватил настоящий строительный бум. Как грибы после дождя появляются высотные отели, офисы, супермаркеты, жилые дома. Сносятся старые кварталы. Облик города стремительно меняется. К счастью, дух бирманской столицы сохраняется. Янгонцы остаются верны традиционному укладу жизни. По-прежнему они отдают предпочтение национальной одежде, а это значит: никаких брюк и никакой закрытой обуви. И женщины, и мужчины ходят в юбках-лонджи. На ногах –– легкие шлепанцы. Уже сама одежда диктует неспешность: в юбке и шлепанцах не побежишь.
Мьянма –– государство хоть и восточное, но во многих отношениях уникальное. На улицах бирманской столицы, ее многочисленных рынках полно женщин. Держатся они раскрепощенно. Девушки не откажутся сфотографироваться с вами на память, разрешив даже приобнять. Чисто символически, конечно. И есть гарантии, что местные джентльмены не набросятся на вас с кинжалами. Длинных платков и шарфов нет и в помине. Бирманки вообще не носят головных уборов, если только не работают в поле. Тогда они надевают широкополые тростниковые шляпы-шлемы.
Родился даже миф о полном равноправии женщин в Мьянме, этой азиатской стране. Действительность же намного сложнее. Если представители прекрасного пола и пользуются значительными правами в бирманском обществе, то обязаны они не только благородству мужчин, но и своей активной роли в экономической жизни. В Мьянме, специализирующейся в основном на выращивании риса, женщины наравне с мужчинами участвуют в производстве, не ограничиваясь только ведением домашнего хозяйства.
Что касается буддизма, преобладающей религии в Мьянме, то в нем довольно сложное отношение к женщине. Как традиционно считают, первоначально Будда выступал против того, чтобы женщины становились монахинями, а затем сменил гнев на милость и осуждал притеснения женщин, считая их существами более слабыми, чем мужчины. Сейчас в Мьянме женщинам запрещено входить в наиболее священные места пагод, подниматься на их верхние платформы. Многие бирманки, молясь, просят о том, чтобы в будущей жизни возродиться в образе мужчины.
Бирманка –– большая труженица. Благополучие многих семей зачастую зависит от женщины, ее труда. Именно они, как правило, занимаются торговлей, связаны с ремесленными промыслами, внося тем самым решающий вклад в семейный бюджет. Зайдя в бирманскую лавку, ремесленную мастерскую, можно не спрашивать, кому они принадлежат. В большинстве случаев окажется, что владелица –– женщина. Отчасти, наверное, это объясняется тем, что мужчина в любой момент может уйти на некоторое время в монастырь от мирских дел, и в этом случае ему не с руки быть владельцем собственности. Помимо того что бирманка выходит в поле, занимается торговлей, ремеслом, на ее плечи ложится вся работа по дому. Тут надо учитывать, что пищу в тропиках впрок готовить нельзя, иначе не избежать инфекционных заболеваний и отравлений.
Нелегкая ноша не мешает бирманке оставаться спокойной, уравновешенной, доброжелательной и, конечно, привлекательной. Омолаживает бирманку местная косметика — «танакха». По наследству бирманкам передаются грациозность и стройность. Ведь в Мьянме спят на жестких циновках, а все грузы переносятся женщинами на голове. В семье бирманка участвует в решении всех дел. Бирманцы очень любят детей, называя их драгоценностью. Мать многодетного семейства (а таких здесь большинство) и 5—7 детей — правило, а не исключение, почитаема и уважаема. Недаром существует бирманская пословица: «Рука, качающая колыбель, повелевает целым миром».
Женщина имеет право на развод (дети всегда остаются с матерью), которые в Мьянме редки, так как браки обычно заключаются по любви, с согласия молодых людей. А если родители не согласны, то влюбленные могут тайком покинуть родительские дома и образовать союз, укрывшись у родственников или друзей, и родителям ничего не остается, как признать брак. В принципе буддизм не запрещает многоженство, и раньше оно практиковалось, прежде всего у королей, знати. Сейчас же бирманская семья моногамна.
В Мьянме часто можно встретить курящую женщину. Если у нас курят в основном молодые, то здесь, наоборот, с сигарой-чарутой встречаются почтенные матери семейств. Курящая может подойти на улице к мужчине, попросить огоньку. Курение бирманскими дамами и не каких-то там сигарет, а огромных местных сигар — давняя традиция. Наблюдать за курящей чаруту бирманкой одно удовольствие. Делает она это с особым изяществом. Заурядное вдыхание-выдыхание дыма превращается в церемонию. Молодые же женщины, студентки не курят, считая, что курение –– это признак некультурности.
Девушкам открыт доступ к высшему образованию, и в некоторых вузах их даже больше, чем юношей, да и учатся они намного лучше. Но, как говорится, за все приходится платить. Как правило, бирманки, занимающие высокие посты, не замужем. Считается, что невозможно сочетать ответственную работу и заботы о семье. Что же, каждый (точнее, каждая) сам волен делать выбор. Для женщин здесь практически нет запретных профессий. Мьянманки служат в армии, полиции, даже на флоте, занимаются начальной военной подготовкой в школах и институтах, работают врачами, учителями. Вдова национального героя Бирмы генерала Аунг Сана До Кхин Чжи долгие годы была послом Бирмы в Индии. Во время борьбы за национальную независимость бирманки активно участвовали в ней, в том числе и с оружием в руках. А уж их дочь До Аунг Сан Су Чжи стала и вовсе легендарной личностью. Она известна всему миру как несгибаемый лидер демократического движения Бирмы. Бирманская история знала случай, когда женщины занимали видные государственные посты, были наместниками провинций. Была у народов Бирмы и единственная королева, единолично правившая государством. Это монская королева Шин Со Пу, находившаяся на престоле Монского государства (юг Бирмы) с 1453 по 1460 год. Как свидетельствуют многочисленные данные, в годы ее правления государство процветало, в стране установились спокойствие и порядок.
Чтобы поближе познакомиться с местной кухней, в Мьянме не обязательно переступать порог ресторана или харчевни. Многое готовится прямо на улице. Под бамбуковым навесом расставлены раскладные столы и стулья, тут же — очаг, где на древесном угле шкворчат в глубоких сковородах с кипящим маслом местные деликатесы. Торговцы снедью всегда к вашим услугам. Снедь эта весьма разнообразна, но неизменно одно: рис. Приветствуя друг друга, бирманцы спрашивают: «Вы уже поели сегодня риса»? (Правда, литературно это переводится: «Как вы поживаете?») На любом обеденном столе обязательно стоит большое блюдо, на котором высится горкой зернышко к зернышку. Сам по себе он совершенно безвкусен, потому что варится в простой воде, без добавления соли. Все дело в приправах, которые подают к нему.
Но лучше все-таки познакомиться с тем, как едят рис в бирманской семье. Тем более что сделать это не составляет никакого труда. Знакомства с бирманцами завязываются очень быстро: вот вы только познакомились — и уже приглашены в гости. Смены блюд на бирманском обеде не бывает, все ставится на стол сразу: жареная рыба, курятина, свинина, креветки и, конечно, всевозможные приправы: перец, чеснок, лук, а также овощи и фрукты. Бирманская пища очень остра. Правда, почему-то самый горький перец называют здесь русским… Стоит большая, одна на всех, чаша с супом: слабый рыбный или мясной бульон, в который положен щавель, а то и просто листья кабачков. Суп едят, конечно, ложкой, а вот все остальное — руками. Добавляют всего понемногу в рис, перемешивают, слепляют небольшой комочек и отправляют в рот, запивая супом.
Часто бирманцы приглашают в гости и на какое-то одно блюдо. Как правило — на лапшу, кхаусве. К длинным полоскам кхаусве добавляют специи, кусочки рыбы и мяса, креветки. Особый же деликатес — кхаусве, сваренная в кокосовом молоке, придающем ей ароматность и неповторимый вкус. Очень любят бирманцы и мохингу — вермишель, сваренную в рыбном бульоне. В это блюдо кладут перец, лук, чеснок, побеги банана и бамбука. Трудно представить себе бирманский стол и без моунди — вермишели из рисовой муки. Вообще бирманцев из-за их любви к лапше и вермишели можно назвать итальянцами Востока. Все упомянутые блюда не так уж необычны для нас и даже лишены специфического запаха, привлекающего (или пугающего) в экзотической пище. Чего не скажешь о традиционном бирманском кушанье — нгапи. Оно готовится так: рыба кладется под пресс, хорошо там перепревает, затем образовавшуюся массу, из которой предварительно выбирают заводящихся в ней червяков, пережаривают с острейшими приправами. Полученную пасту добавляют в рис. На вкус — вполне терпимо, но запах… Кстати о запахах. Бирманцы очень любят дуриан — тропический плод, созревающий в сезон дождей. Размером и видом он похож на ежа, только зеленый. Вкус сладкий, но запах, увы, трудно описать, оставаясь в рамках приличий. Зато бирманцам крайне неприятен уютный для нас запах укропа, они предпочитают ему кинзу.
На стол у бирманцев идет все, что бегает, ползает, плавает и летает. Многие народы избегают употреблять в пищу грибы. В Мьянме же их едят охотно. Если и существуют запреты, то соблюдать их необременительно, да они и не носят ритуального характера, а вызваны соображениями здравого смысла. Например, не рекомендуется есть арбуз с утиным яйцом — исключительно из-за последствий, или очень сладкий плод мангустан — с сахаром: и так приторно.
Нельзя не сказать о традиционном мьянманском десерте, основу которого составляют маринованные чайные листья. К ним подают жареные арахис, кунжут, подсолнечные семечки, лук, чеснок и … жареную саранчу. Здесь в любом доме, в любой лавке, учреждении обязательно стоит чайник с зеленым чаем и несколько чашечек. Желающий всегда может утолить жажду. В жару чем чай горячее, тем он приятнее. Хорошо с зеленым чаем идет кисловатое варенье из плодов зити — мелкой сливы.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.