Национальные парки

Национальные парки

Побродить с ружьем в Намибии — об этом мечтают очень многие, но охотиться можно лишь только на специальных фермах. Право выстрела стоит немалых денег. Чем больше животное, тем в большую сумму оно вам обойдется.


Статья: Национальные парки

Сайт: Вокруг Света

Побродить с ружьем в Намибии — об этом мечтают очень многие, но охотиться можно лишь только на специальных фермах. Право выстрела стоит немалых денег. Чем больше животное, тем в большую сумму оно вам обойдется.


Ферма Сорада Сафарис — самое популярное охотничье хозяйство в Намибии. К моему приезду на ферме подняли российский триколор. У хозяев такая традиция — вывешивать флаги тех стран, граждане которых гостят в усадьбе.
Встретить меня вышло все семейство во главе с Петером Сорадой.
Петер:
— Позвольте представить мою жену — Фрау Валь. Это наш сын Герд.
А.П.:
—Здравствуйте.
Петер:
— Давайте, пройдем в дом.
У Петера два сына, дочь и восемь внуков. Его предки перебрались в Намибию из Германии в начале прошлого века. С того времени, то есть почти сто лет, семья владеет этой фермой.
А.П.:
— А когда дом построен?
Петер:
— В 1910 году.
А.П.:
— У вас на стенах столько охотничьих трофеев! Расскажите, что это за звери?
Петер:
— Вот рога очень большой антилопы куду. Рядом клыки кабана, он был огромный.
А.П.:
— Вы их сами подстрелили?
Петер:
—Да, сам.
Есть в доме Петера и довольно вместительный оружейный сейф в котром целая коллекция ружей — не очень большая, но интересная.
Петер:
— Вот мое любимое, финское, калибр 3-75, охотиться я люблю с ним. А вот ружье, калибр 2-2, по змеям стрелять, есть ружья большего калибра, но я ими редко пользуюсь.
А.П.:
— Сколько же у вас всего ружей?
Петер:
— 10 или 12, может, больше.
Как всякий немец, Сарада трудолюбив — сам мастерит мебель, а пару лет назад затеял строительство усадьбы в классическом стиле.
Пока же гостей селят в уютных апартаментах, их стены также украшены охотничьими трофеями. Все животные отсюда, с фермы: зебра, шакал, шкура гепарда, леопарда.
Петер теперь охотится редко. Приезжих обычно сопровождает его сын — Герд. С ним-то я и отправился на охоту.
Охота бывает мясная, ею балуются в основном местные охотники, и трофейная. Это когда животных отстреливают ради собственно охоты. Главная задача людей, которые вас сопровождают, найти правильное животное, которое соответствует определенным критериям. Для трофейной охоты выслеживается старый, матерый зверь, ни в коем случае не молодой, способный производить полноценное потомство.
Ферма у Сорада Сафарис огромная — 120 км2 . Зверя здесь столько, что без трофея еще никто с охоты не возвращался. На открытом джипе мы отправились в глубь саванны.
В Намибии вы не можете просто взять и пойти на охоту. Вас обязательно должен сопровождать либо гид-охотник, либо мастер-гид, либо профессиональный охотник — РН. Гид-охотник имеет право вести охоту на территории одного-двух хозяйств. Мастер-охотник работает на территории трех-десяти. А профессиональный охотник имеет право охотиться по договоренности с владельцами хозяйств на всей территории Намибии.
Герд — профессиональный охотник. Ему помогает Тито. Он «трэкер» — следопыт, из местных, хорошо знает повадки животных и умеет читать следы.
Еще один член компании — питбуль Семен. Как объяснил Герд, русским именем его назвали потому, что «русские никогда не сдаются».
А.П.:
— Тито, как профессиональный следопыт, что ты можешь сказать например, об этом следе?
Тито:
— Думаю, след оставлен сегодня утром большой антилопой.
А.П.:
— А как ты узнал, что след оставлен сегодня утром?
Тито:
— Посмотри на след рядом — на нем сухие травинки, и он не очень четкий.
А.П.:
— Да, наш след посвежее.
Задача профессионального охотника и трэкера — выследить животное и вывести на линию огня того, кого они сопровождают. К животному надо подходить с подветренной стороны — поэтому Герд периодически проверяет, куда дует ветер — для этого он просто сыплет песок.
Вот Герд заметил кого-то, но стрелять пока нельзя — человеку неопытному, вроде меня, с такого большого расстояния не попасть.
Ветер сейчас дует с нашей стороны. Антилопа слышит наш запах.
Преследовать зверя Герд не стал, антилопа бегает бысто, да и нет в этом особого смысла — дичи здесь достаточно.
Мы набрели на непонятного происхождения яму.
А.П.:
— Герд, что это такое?
Герд:
— Это кабанья нора. Кабаны в ней ночуют, а днем они покидают логово и идут на водопой, сейчас там никого нет.
А.П.:
— А сколько в этих местах кабанов?
Герд:
— Много, около 400, а антилоп орикс примерно 450 голов, 370 антилоп пуду, всего диких животных порядка 5500 тысяч особей.
А.П.:
— Может, мы и леопарда встретим?
Герд:
— Надо след искать, поближе к горе наверняка что-нибудь увидим.
Мы продолжали колесить по саванне. В какой-то момент на глаза мне попались железные клетки непонятного назначения. Оказалось, это ловушки для леопардов и гепардов.
Обычно на то, чтобы добыть антилопу, Герд тратит не более двух часов. Со мной он провозился уже часа четыре, а я так и не сделал ни одного выстрела.
Но вот, кажется, мой наставник кого-то заприметил.
Герд:
— Вон там она. Видишь. Только рога торчат. Чуть левее. Видишь рога? Сама она лежит.
А.П.:
— Можно стрелять?
Герд:
— Нет. Слишком далеко. Надо поближе подойти. Обогнуть кусты.
Отравлялся я на охоту с твердым намерением подстрелить какого-нибудь зверя. Но, побродив по саванне с ружьем, понял, что убить никого не смогу.
Когда мы выйдем на исходную, у меня будет всего пять-десять секунд, чтобы произвести выстрел. С таким оптическим прицелом трудно не попасть, но я все-таки постараюсь. Герд вывел меня на линию огня. Я сделал вид, что целюсь и нажал на курок. Пуля, разумеется, прошла мимо.
Но вернуться домой с пустыми руками Герд не мог. Неподалеку паслись несколько антилоп орикс. Это красивые животные с длинными, острыми, как пики, рогами, они только кажутся безобидными, раненное животное своими рогами может проткнуть человека насквозь.
Рука профессионального охотника, конечно же, не дрогнула. Герд сразил антилопу с первого же выстрела. Пуля угодила антилопе под левую лопатку, Герд на всякий случай ногой придавил длинные рога антилопы к земле и постучал жертве по глазу, так проверяют, что животное убито. Теперь можно поздравить друг друга с удачной охотой.
Ритуал требует, чтобы охотник, обмакнув в крови животного веточку, прикрепил ее к головному убору и носил ее целый день — это дань уважения к животному.
Сегодня на ужин в доме Сорада Сафарис подадут свежее мясо орикса. Но есть его будут без меня. Умом то я понимаю, что в этой прекрасной стране все организовано так, чтобы никакого ущерба животному миру охота не наносила. И все же лучше я какое-то время побуду вегетарианцем.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.