В дебрях Восточных Саян

В дебрях Восточных Саян

Князь Александр Алексеевич Кропоткин в 1895 году так описывал Восточную Сибирь: "Горная страна называется здесь тайгою, потому что почти вся покрыта лесом. Высшие ее точки, конечно, лишены всякой древесной растительности… Летом верховая езда с вьюками составляет едва ли не единственный способ сообщения…"


Автор: Светлана АНДРУХОВИЧ

Статья: В дебрях Восточных Саян

Сайт:

Летом 2001 года мне очень хотелось куда-нибудь поехать, а так как годом раньше я побывала на Алтае, который произвел магическое впечатление на меня, и я "заболела горняшкой", то мне, конечно, хотелось в горы. Мне очень улыбалось поехать в Тянь-Шань, но Тянь-Шань до сих пор, видимо, живет ожиданиями: тем же летом, в двадцатых числах июля, семь человек, включая меня, отправились в Восточные Саяны. Эти горы расположены в Восточной Сибири. Князь Александр Алексеевич Кропоткин в 1895 году так описывал Восточную Сибирь: "Горная страна называется здесь тайгою, потому что почти вся покрыта лесом. Высшие ее точки, конечно, лишены всякой древесной растительности… Летом верховая езда с вьюками составляет едва ли не единственный способ сообщения. В новых местах нередко приходится топором прокладывать дорогу, постоянно перебираться через навалившиеся деревья, неожиданно натыкаться на горные речки или же карабкаться по узкой тропинке над пропастью, в которую только опытный таежный конь не упадет вместе со всадником. Поселений здесь нет, если не искать приисков…" Это описание я дала не случайно. Оно очень близко к тому, что мы увидели в Саянах. Конечно, прокладывать дорогу топорами не пришлось, но лошади нам бы не помешали. Итак, ехали мы до Москвы, а оттуда до Слюдянки. Этот город славится своим частным геологическим музеем. За давностью лет не могу вспомнить фамилию создателя этого музея, но знаю, что по специальности он геолог, сам собрал всю коллекцию и построил помещение для музея. Сам же и экскурсии проводит. Экспонаты у него различные: от алмаза до закристаллизованной сгущенки. На станции мы наняли частную машину, погрузились и поехали до курортного поселка "Нилова пустынь". Там нас выгрузили, и мы, то есть два Володи, Толя, Сергей, Оля, Люда и я, начали свой маршрут. Начало пути мне показалось тяжелым, сказывались, видимо, пять дней бездействия в поезде и максимально нагруженные рюкзаки. В первый день мы шли недолго, где-то в 22.00 разбили лагерь и легли спать, так как подъем у нас всегда был в 7.00. На следующий день в 8.30 мы уже были на маршруте. Сразу же почувствовалась разница не только в ландшафтах и растительности, но и в культуре, так как вскоре мы увидели дацан - это буддийский храм. Большинство бурятов являются приверженцами буддизма-ламаизма, и в то же время их можно назвать и язычниками. На деревьях около храма мы увидели множество привязанных ленточек. Как объяснил нам впоследствии бурят, для них природа - это храм, они бережно относятся к каждому дереву, каждый источник у них - это святыня. А у нас? Вы знаете, не так давно прогуливалась я в районе Цнянского водохранилища на бывшем острове, который, как мне рассказали, раньше, до того, как наворотили тут дорог, поражал чистотой и красотой. Отдыхающих было много, когда я проходила мимо одной развеселой компании молодежи, то увидела, как они развлекались. Одни из них выпивали, а другие швыряли топор в дерево, соревнуясь в меткости, дерево было все искромсано, мне стало так больно в этот момент от нашей тупости. Ни одного милиционера я так и не увидела, им, видимо, проще разгонять старушек по переходам. Тот же бурят рассказывал мне, что его брат умер в довольно молодом возрасте без видимой причины, а когда спросили об этом ламу, он сказал, что тот срубил священное дерево. Понятно, что в Бурятии подобным образом не развлекаются. Вернемся к походу. Осмотрев достопримечательности, мы помчались дальше. Где-то в час у нас был обед, как сказал Толя, наш командор, война войной, а обед по расписанию. После обеда и короткого отдыха последовала команда "в лямку", и мы вновь поспешили вперед. Часиков в шесть мы дошли до подходящего для лагеря места, разместились, поужинали, при луне помылись в реке и беседовали про звезды у костра, а кругом была тишина, огромные звезды и Млечный путь. В городе такой красоты никогда не увидишь, а тем более не вдохнешь всеми легкими пьянящий воздух горной тайги, густо насыщенный хвойными ароматами, не услышишь ночной тишины с мистическими выкриками каких-то птиц, не почувству


картаешь бесконечность Космоса. Примерно такие мысли посещали меня в тот вечер. Утром мы держали путь на перевалы, такие как Хубыты (н/к), Гранатовый (1А). Мы решили подняться на Гранатовый без рюкзаков. Если бы кто-либо проходил в это время у подножия перевала, то его ждал бы богатый улов: деньги, вещи и документы мы оставили на произвол судьбы. Конечно, кому-то можно было остаться и в лагере, но то ли подействовал энтузиазм первых дней и горной эйфории, то ли сухан-доля - местное название травы, которую добавляют в чай в качестве своеобразного женьшеня, то ли гранатовая лихорадка, но на перевал с видимым удовольствием поднялись все. Там же - все блестело, искрилось от гранатового песка (увы, он оказался довольно мелким), тем не менее было сказочно красиво. Когда мы спускались, то видели огромный камень, похожий на сидящего Будду, и множество других интересных камней. Спустились, пообедали, и тут пошел дождь. Все надели что можно, а Володя П. представлял собой беременного мужчину, только живот был сзади, чем изрядно всех повеселил. На следующий перевал Хубыты поднялись быстро, однако спуск оказался посложнее: было скользко. По дороге я подвернула ногу. Может быть, по этой причине, может, по другой, но когда мы через час-другой подошли к реке Ара-Хубыты, где надо было перейти на другой берег, я поскользнулась и упала, правда, удачно, почти что не намокла, кроме штанов и ботинок. У меня сразу прояснилось в голове, ушла усталость, к тому же это внесло оживление в группу. Вскоре мы подошли к другой реке. Все попрыгали по камням, а я, так как мне терять было нечего, перешла реку вброд, опять ощутив прилив бодрости. Через некоторое время мы нашли приличную стоянку и расположились на ночлег. Поужинав, сидели у костра до полуночи. Следующий день оказался не совсем походным. У Володи А. разболелось сердце, и командор решил сделать полудневку. Вместо семи утра мы встали в 8.30, не спеша позавтракали, изучали местную флору и фауну, а потом двинулись в путь. Шли по болотистой местности. Прыгали по кочкам, а не по камням, что мне очень понравилось. Несколько раз переходили вброд реку Ара-Хубыты. Теперь уже не только я, но и все остальные почувствовали бодрящее действие реки. Мы поднимались все выше, уже было 8 часов вечера, и пора было думать о ночлеге. Решили остаться там, где стояли, несмотря на то, что пришлось спать в полугоризонтальном положении, зато вода оказалась недалеко. На следующий день мы шли то вверх, то вниз. Нас преследовал туман. Кругом был какой-то марсианский пейзаж: камни, туман, никого. Подошли к началу перевала "Четырех". Полезли вверх. Слабый намек на тропинку. Кругом нагромождение камней. Саяны - старые горы, поэтому камни там "живые", шевелятся, так что подниматься старались осторожно, держась друг от друга подальше, так как можно было схлопотать в лучшем случае шишку, в худшем…. Когда мы поднялись на 2/3, наш командор отправился на разведку. Как оказалось, поднимались мы не совсем там, где надо - перевал в другом месте и нам нужно спускаться. Надо было видеть наши лица в этот момент. Но тут командор решил, что мы пойдем траверсом. Это было бы увлекательно, не существуй перспективы растяжения связок в лучшем случае. На камни опираться было нельзя, только на альпеншток, вместо которого у нас в основном были выструганные палки. Поначалу было непривычно, потом приспособились. Пожалуй, это был самый сложный участок нашего пути. На перевале разделили заслуженный шоколад, сфотографировались около мемориальной доски, которая установлена в честь четверых туристов, погибших здесь где-то в восьмидесятых. Начали спускаться. Спуск был пологий и очень долгий, но часам к восьми мы пришли к приличной стоянке. После ужина я пошла собирать ягоды, такие как бороника "очень мелкая", жимолость "горькая", смородина "зеленая". Насобирала уже кружку, наслаждаясь запахами тайги, ландшафтами, как вдруг потемнело, и начался дождь. Я поспешила в палатку. Следующее утро встретило нас также нудным дождиком. Думали даже о полудневке, но потом решили идти. В основном спускались вниз, и все бы хорошо, не будь скользкой травы и корней деревьев. На тропе было очень много поваленных деревьев, что свидетельствовало о недавнем наводнении. Обувь и штаны у нас промокли, мы были все в грязи, но нам было море по колено, так как уже пересекли более десятка бродов, причем в одной реке мы с Володей П. даже умудрились искупаться. Командор не разрешал отдельные броды проходить по одному, так как течение было иногда сильным, мы шли, крепко держась друг за друга. В одной из рек Володя П. поскользнулся и, падая, потащил за собой и меня, намокли мы прилично. Все это быстро забылось, так как стало припекать солнышко. Мы остановились на стоянку, где не только пообедали, но и просушили вещи. После обеда наш путь лежал на Шумакские источники. Это место - одно из самых красивых в Бурятии. Там бьет более ста родников, есть в наличии грязи и даже радоновые ванны. А вообще это место - священное у бурятов, там построено много домиков, где можно заселиться абсолютно бесплатно и жить сколько угодно. В домиках даже небольшие печки есть. Мы расположились в свежесрубленном доме, где печи еще не было, зато было очень чисто и светло. Затем пошли на экскурсию по Шумаку, а заодно попили водички из ста источников и приняли грязи. Эта процедура была не из приятных: было прохладно, а грязь оказалась далеко не горячей. После ужина мы с Володей П. решили пообщаться с бурятами. Пошли к дальним домикам. Когда проходили мимо одного, два бурята пили чай и пригласили нас. Один из них оказался таким любителем рассказывать байки, что мы засиделись до четырех утра. Он очень много рассказывал про Шумак, про то, что это место принадлежит двум хозяйкам-духам. Также много рассказывал об их вере. Они верят, что на каждом перевале находится стражник-бурхан, горный дух, а для того, чтобы он пропустил, надо брызгать водой на четыре стороны света. Его дед был шаманом, и он сказал, что кое-что из умений деда передалось и ему. Рассказал, что спас от смерти не одну группу людей, предсказывая лавины. В четыре утра мы поняли, что пора бы и спать, буряты гостеприимно предложили нам остаться, но мы решили идти к себе. Фонарика мы не взяли, кругом был только густой туман. Мне показалось, что духи решили поводить нас за нос, мы ходили кругами, слышали завывание собак и вскоре вернулись к бурятам, поспали часов до семи и отправились к своим. По дороге нам встретилась лужа, которую перемеряли раз десять ночью. Долго смеялись. Надо отметить, что на Шумаке все необычно для нашего человека, кругом идолы, перед которыми лежат монетки, конфетки, даже спички, деревья в ленточках, дацаны с проросшей травой на крыше. После обеда я пошла принимать радоновую ванну, которая располагалась в деревянном домике. Вода оказалась чуть теплой, я только расслабилась от удовольствия, как вдруг увидела небольших черных пиявок. Я просто вылетела из этой ванны, утешая себя тем, что свою дозу радиации я уже и так получила в 1986-м. По дороге в лагерь пробовала воду из разных источников, самое интересное, что она мне казалась разной на вкус, несмотря на то, что некоторые источники располагались рядом. Вечером начался дождь, который незаметно перешел в ливень. Он лил целую ночь, в результате река разбушевалась. Утром мы видели, как она играючи ворочала огромные валуны. Все мостки снесло, а так как нам нужно было на другой берег, то пришлось остаться здесь еще на один день. В этот день кто-то играл в тысячу, кто-то спал, а мы с Володей опять пошли к бурятам. Увидев дымок над одним из домиков, решили заглянуть. Там жил бурят Баир с семьей, и они нас очень дружелюбно приняли. Вопросов, как предыдущий раз, задавать не приходилось. Баир нам очень долго рассказывал про бурятов, про Льва Гумилева и его теории. Вскоре они нас пригласили на обед. Я очень надеялась откушать чего-нибудь бурятского, но нам предложили борщ со сметаной, свежий хлеб, творог. Все казалось таким вкусным после супов из концентратов и сухарей. Повседневная еда бурятов - это мясо и молоко, так как они сравнительно недавно начали заниматься земледелием. Их традиционное блюдо - позы, это что-то вроде пельменей, только побольше размерами. После обеда мы распрощались, а они пригласили нас зайти вечером. Мы бродили по Шумаку, пили воды, короче, отдыхали, а затем опять пошли к бурятам. Они были заняты тем, что пекли лепешки прямо на костре. Мы также поучаствовали в этом процессе. Поскольку уже стемнело, я держала свечку, а Володя колол дрова. Лепешек вышел целый таз, они были очень пышными и вкусными, особенно с чаем и клубничным вареньем. Так прошел еще один день. Утром наконец-то сделали мостки, и, как ни грустно было покидать бурятов, двинулись в путь. С трудом преодолевала я эти мостки, которые представляли собой перекинутые через реку бревна. Один раз чуть даже не упала в воду, но Саша меня поддержал. Весь последующий день мы шли, пытаясь дойти до реки Китой. Были броды и прижимы, т.е. узкая тропинка, а внизу пропасть с рекой, короче, масса удовольствий и небольшая доза адреналина. Следующий день был похож на предыдущий: вверх, вниз, броды, прижимы, шли целый день, правда, встретили поляну с голубикой. Ягода была крупной, размером с вишню, и ее было очень много, такая сказка может быть только в дебрях, где людей практически не бывает. На следующий день мы встретили странного чудака, который по внешнему виду напоминал индейца-ирокеза с хвостиком на макушке. Он сообщил нам, что он травник, пишет книгу "Суть мироздания", а также посетовал, что когда поднялась вода, вся его еда утонула, а есть ему очень хочется. Завхоз выделил ему конфет, приправ и сала, несмотря на протесты Саши. Вскоре мы подошли к навесному мосту через реку Билюты. Мост был немного разрушен, нам повезло, что он сохранился, потому что вброд перейти эту реку нереально. Переходили мост по одному, при переходе качало, как на качелях, а внизу бурлила вода, кругом - сказочные пейзажи, почти что Диснейленд, только гораздо лучше. Вскоре после этого нашли стоянку, где приготовили обед. А на обед у нас была гречневая каша с соей и грибами, которые мы собрали на стоянке, причем благодарность нужно высказать Саше, это он оказался основным добытчиком данного ценного продукта. Получилось очень вкусно - рекомендую. Следующий день запомнился тем, что мы обедали на "Лазурном берегу". Вода в реке Китой была зеленовато-голубой, а рядом простирался пляж с белым песочком. Кое-кто даже пытался искупаться, но быстро выскакивал: вода оказалась ледяной. Вечером мы встретили рыбака из Иркутска, который отдыхал с сыном, он угостил нас тремя небольшими хариусами, два из них наши ребята съели сырыми - изголодался народ. Да и разговоры по вечерам уже несколько дней были традиционными: кто что будет есть в Оршане. На следующий день нас ждал очередной и последний перевал - Оршанский. Обедали мы около огромных кедров. После обеда я легла на корни кедра, чтобы поспать. Было так здорово лежать в жару под этим гигантом на берегу реки, слушать журчание воды и иногда посматривать одним глазом на хрустальные водопады. После короткого отдыха путь наш лежал на перевал. Поднялись на него мы быстро, видно, кедр придал нам сил. Только начали есть шоколад, как вдруг загремело и начался дождь. Впрочем, он быстро закончился, и мы еще долго сидели у костра, а Саша рассказывал нам разные байки про свои лодочные вылазки. Следующий день был завершающим в плане спортивном, все рвались в Оршан, курортный поселок, все истосковались по цивилизации. Торопилась и я, накрапывал дождь, корни были очень скользкими, и я упала и очень сильно ушиблась, после чего несколько умерила свой пыл. Шли до часу дня, после чего стали встречать отдыхающих. Вскоре мы вошли в поселок. Он встретил нас радостными звуками, беззаботными лицами и атмосферой курорта и праздника. И тут мы пошли по всевозможным кафе, столовым и тому подобным заведениям. Порадовав свои желудки, мы отправились в Слюдянку, где забрали заброску и поехали на Байкал. Отдыхали мы там три дня, а потом отправились в Листвянку, где переночевали и посетили большинство "злачных" мест - местных кафе. А после был Иркутск, где нас ждал ужедругой отдых - культурный.

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.