Увлекательная одиссея по стране троллей

Увлекательная одиссея по стране троллей

Многие восхищенно говорили о том, что Норвегия - самая красивая страна в мире. Мой знакомый - фанат сноубордизма - всякий раз, приезжая из Норвегии, испытывает неимоверно трудное время, наполненное тоской по этой стране и сожалением о нехватке финансов для того, чтобы навечно переселиться в царство невообразимо красивых ландшафтов, лесов, фьордов, ледников и водопадов.


Автор: Ольга БЕЛОРУСОВА

Статья: Увлекательная одиссея по стране троллей

Сайт:

Многие восхищенно говорили о том, что Норвегия - самая красивая страна в мире. Мой знакомый - фанат сноубордизма - всякий раз, приезжая из Норвегии, испытывает неимоверно трудное время, наполненное тоской по этой стране и сожалением о нехватке финансов для того, чтобы навечно переселиться в царство невообразимо красивых ландшафтов, лесов, фьордов, ледников и водопадов. Говорят, что Норвегия вполне подходила для съемок фильма-сказки "Властелин колец", только вот Новая Зеландия в этом смысле для создателей блокбастера оказалась намного дешевле. А я думаю, что любая поездка, любое место, которое ты собираешься посетить, - это прежде всего твои попутчики. Прекрасные попутчики - будь то один близкий человек или толпа друзей - значит, прекрасное путешествие. А что, не так? Вспомните парочку своих поездок! Да, попутчики мне в Норвегию попались что надо! Идея возникла у швейцарца Томаса. В туристическом агентстве он взял один из маршрутов экскурсионных автобусов, который мы решили преодолеть сами. Прекрасная возможность посетить самые красивые места страны без занудных "посмотрите направо", "посмотрите налево" и "туда идти мы не можем - у нас только 20 минут". Итак, Томасу, французу Мэтью, голландцу Барту и белоруске, мне, предстояло преодолеть около 1700 км по Норвегии на стареньком немецком "гольфе", который мы взяли у знакомого. Когда мы вернемся (уезжали-то мы из шведского города Карлстада, где я проучилась семестр с вышеупомянутыми парнями), а тем более, где мы будем ночевать несколько ночей, мы не знали. Зато в дешевом арабском магазине мы на 15 долларов закупили всякой ерунды, так что от голода, во всяком случае, не умрем дня два уж точно. Кто-то еще нашел у себя банку варенья, консервированные бобы и, чтоб не соскучились, взяли два килограмма пастилы в шоколаде в огромной коробке. Палатки, спальные мешки, котелок, вилки, тарелки и стаканы - "гольф" набит так, что заднее окно еле выглядывает изо всей этой кучи. Здорово! Поехали! Первый день Через пару часов наш "гольфик" уже пересекал шведско-норвежскую границу. Ландшафт изменялся, холмики на обочине дороги и камни, заросшие мхом и травой, постепенно превращались в горы, закрывающие горизонт. Как будто эти холмики настолько жаждали яркого солнца, что собрали силы всей земли, вдохнули ее полной грудью и выросли. Дорога стала извилистой, плавно огибая, словно боясь потревожить, лесные хвойные массивы, сверкающие бегущие по камням речонки. Вид, открывающийся из окна машины был настолько разнообразен, что я с открытым ртом еле успевала замечать новые повороты речек, новые возвышенности и низины, тупики и деревья. В восторге повернувшись назад, чтобы крикнуть парням, сидящим на заднем сиденье, "Смотрите!", я обнаружила что "задник" тоже с открытыми ртами мирно посапывал, пропуская всю красоту. А речушки, тем временем, перескакивали с камня на камень, ослепляли солнцем глаза, иногда создавали неожиданные виражи, превращаясь в небольшие водопады. Вдруг проснулся Мэтью, оценивая, посмотрел на окружающую среду и спросил: "А горы-то настоящие будут?" И тогда я поняла: еще ничего не началось. Все еще впереди. А горы отодвигались подальше от дороги, росли, и вода уже с грохотом разбивалась о скалы внизу. Нам уже приходилось задирать голову, чтобы охватить все это природное величие. Иногда горы прикрывались огромными темными елями, отвлекающими взгляд. Машина мчалась по гибкой дороге, спиралью поднимающейся все выше и выше. С одной стороны можно было с высоты любоваться небольшими деревеньками, аккуратными черепицами, выглядывавшими из-за деревьев. Разметка на дороге уже была не по-шведски белая, а по-норвежски желтая. Знаки "Осторожно, лось!" соответственно поменяли свой цвет с белого на желтый, только лось стал поизящней, а рога более грандиозными. Появились национальные норвежские домики с травяной крышей. Автомобиль поднимался все выше и вдруг выскочил на край огромного высокого скалистого выступа. Вниз было страшно смотреть. В ущелье по правую сторону от нас с грохотом падала вода. Рядом с главным руслом вод


картаопада о скалы разбивалась тоненькая струйка. Разбивалась, превращаясь в водную пыльцу, стремительно опадавшую вниз и через несколько метров вновь собиравшуюся в струю. Мы искали, где припарковать машину и полюбоваться самым известным в Норвегии водопадом Ворингфосом поближе. Потом мы шли по краю ущелья по дороге, смотрели вниз на отслаивавшиеся друг от друга скалистые глыбы возле водопада. Полежав на траве, свесив голову над глубиной пропасти, мы шутили о том, что если бы мы вместе с расправленными палатками спрыгнули вниз, то забирал бы нас оттуда какой-нибудь дорогой норвежский вертолет. Походив по краю ущелья, мы, наконец, нашли нужного человека. Продавщица из сувенирного магазина рассказала, что, выехав на старую дорогу, мы можем примерно за 40 минут подойти к водопаду внизу, там, где заканчивается стремительное падение воды и начинается быстрая река, бегущая среди больших камней и гор. Мы поставили "гольф" у обочины старой узкой дороги и спустились к руслу реки. Тропинка все чаще прерывалась камнями, которые становились все больше и больше. Наконец мы лезли, взбираясь с валуна на валун, следуя меткам туристического маршрута. Прыгать становилось все сложнее. Поэтому и еще потому, что в ущелье мы не встретили ни одного человека, мы поняли: добраться до водопада - это своего рода достижение. И мы его обязательно осуществим! Барт и Мэтью уже ждали нас по другую сторону реки, у второго конца висячего мостика. Обязательно нужно было перейти на другую сторону - на этой стороне камни выросли в сплошную скалу, закрывавшую нашу цель. - Оля! Иди сюда! - Барт кричал с моста, почти на самом другом берегу. Как только моя вторая нога ступила на мост, он стал с грохотом сотрясаться над быстробегущей речкой. Ребята прыгали, напугав меня до смерти. Они успокоились только тогда, когда я плашмя вытянулась на связанных досках и наотрез отказалась принимать все доводы о безопасности моста. Вот мы и на другой стороне. Камни уже блестят на солнце, скользкие - так недолго и нос разбить. Мы уже в мокром царстве величественного водопада. Доселе только усиливаюшийся грохот воды ринулся на нас стремительно падающей рядом водой, рассеивающейся далеко вокруг водной пыльцой. Капли заполняли все вокруг, а ближе к воде находилась вечная радуга, своим концом чуть не дотрагиваясь до головы Томаса, который ушел вперед. Стихия бушевала, наши рты, носы забивались влажностью, свежим озоном. Вверху, далеко-далеко, мы видели три-четыре точки - туристы. На их месте мы были чуть меньше часа назад. А сейчас мы здесь - почти в эпицентре водной стихии. Одежда намокала. Нам предстоял поход обратно. Пока мы добрались до "гольфа", солнце заливало лишь подножия гор. От влажности и тепла от одежды поднимался парок. Мы были настолько утомлены и голодны, что немедленно нужно было искать место ночевки. Ночевали мы у маленького водопада. Небо над нашим холмом нависало так низко, что мы могли видеть обратную сторону туч, нависших над соседними горами. Тучи надвигались ближе, и мы наблюдали, как редкие крупные капли дождя, сверкая на солнце, которое для других было спрятано облаками, падали и исчезали в бушующей пене водопада. В чистой горной воде мы сварили свои макароны, поджарили на гриле сосиски. Такой вкусной еда никогда нам еще не казалась! Второй день Окунувшись с утра в обжигающе холодной воде, достаточно времени потратили на сворачивание палаток. Упаковывать их оказалось намного сложнее, чем ставить. Не хотелось покидать такое красивое место. Но Томас настаивал поторопиться. В туристическом агентстве, когда он брал маршрут, ему рассказали много того, о чем мы и не могли догадываться. В этот день нам предстояло посетить Берген - город троллей, своеобразные ворота в страну фьордов. Глаза уже постепенно начали привыкать к огромным, поражающим воображение, скалам и горам. Какое-то время за окном мелькали камни, покрытые лишь снегом, и со всех сторон была видна коричнево-белая долина. Пласты снега иногда превышали два метра. Было прохладно и зябко. Но долго это не длилось. Снова появился ласкающий
флагглаз зеленый цвет. В Берген, второй по величине город в Норвегии, можно попасть только одним способом - на пароме. Это вторая столица страны, в которую после одного дня, проведенного в Осло, едут на всю неделю. Дело не столько в достопримечательностях, по количеству которых Берген превосходит Осло, но и в атмосфере, которая царит среди цветных деревянных домиков города и на его мощеных улицах. Почти ежедневно здесь идет дождь. Как же нам повезло! Нас встретил солнечный, без единой тучки Берген. Мы этому радовались, как дети, несмотря на то, что абсолютное большинство считает, что Берген оставляет неизгладимое впечатление в любую погоду. Красноголовые домики весело выглядывали из зелени гор, машины разъезжали с открытым верхом, в будний день на улицы, в парки вывалило много народа, счастливого, радующегося такой замечательной погоде. Полгорода тянется вдоль гавани. В относительной тишине время от времени раздается трубный звук только что прибывшего парохода. Прогуливаясь по городу, мы рассматривали разноцветные сувенирные домики на витринах, фонтаны, наполнявшие свои бассейны так, что вода выливалась за край, - символ богатства и изобилия. Берген был основан между 1066 и 1093 годами. Норвежский король Улав Кире провозгласил городом эту древнюю гавань викингов. В XIII веке Берген стал столицей Норвежского королевства, оставаясь самым большим городом страны вплоть до XX столетия. Экономический расцвет города определило его удачное экономико-географическое положение. Берген являлся одним из влиятельных членов Ганзейского союза, который заключили между собой купцы европейских и балтийских городов в XIV веке. Необходимость обслуживания торговли и мореходства, а также благоприятные возможности для сбыта ремесленной продукции привлекли сюда мастеров различных специальностей. Торговый союз городов и дал название самой известной достопримечательности Бергена - Ганзейской набережной, которая занесена в Список мировых культурных ценностей ЮНЕСКО как одно из самых значительных архитектурных сооружений средневековья. По этой самой набережной, вдоль ярких разноцветных деревянных домиков и прогуливались вечером я да три парня из Западной Европы. В старинном деревянном городе ХVIII-ХIХ века - бесплатном музее - мы все прокричали свои мечты в Колодец желания. На нем была прикреплена табличка с посланием от создателей музея. Они были бы счастливы получить хоть какое-нибудь денежное вознаграждение (подчеркнуто - в норвежской валюте), брошенное в колодец щедрой рукой благодарного туриста. Почти возле главной площади мы наткнулись на банк, названный "Красный банк" - в переводе с итальянского. Все бы ничего, если бы без перевода название не звучало как "банкротто". Интересно, каковы успехи деятельности банка? Самый прекрасный способ насладиться красотой города, конечно же, найти удобную точку обозрения. Выбрав одну из гор, окружавших местность, мы начали свой путь вверх по зигзагообразной тропе. Не пройдя и половины пути, уже тяжело дыша, мы спрашивали друг друга, как могут так высоко добегать тренирующиеся спортсмены, то и дело обгонявшие нас, ползущих по дорожке все медленнее. Иногда открывался город - с гаванями, кораблями, парусами. Морская вода, словно дивным цветком, разлилась, образовав многочисленные бухточки, подходящие к домикам, магазинам и парковкам. Уже был вечер, наступала ночь - около десяти часов, но было все еще светло, как днем. Что значит ближе к северу! Машины, домики превращались в миниатюрные игрушечки, а окружавшие горы словно стали ближе и огромней. К своему сожалению, высшей точки обозрения мы не нашли. Верхушка плотно заросла лесом. Разочаровавшись, мы летели вниз уже не по тропинке, а наперерез, через лес. Солнце ярко-оранжевым цветом освещало ровные высокие стволы. Небо было залито всевозможными красками. Внезапно мы выскочили на небольшой выступ - метр на метр. Но какая точка обзора! Скала, словно на ладони, держала нас над всем городом. Задумчиво оглядывая местность, на выступе сидели еще два немецких студента. Они умудрились в двух метрах о
гербт выступа, среди деревьев, скалы с одной стороны и обрывом с другой, поставить свою палатку. Парни жили здесь уже почти неделю, спускаясь каждый день в город. Один за другим начинались и завершались в это время летние фестивали и концерты. Мы посмеялись вместе с немцами, рассказывая придуманную историю о том, как могли четыре студента из разных стран мира - Швейцарии, Голландии, Франции и Беларуси - на немецком "гольфе" очутиться в Норвегии. Узнав самый короткий путь вниз, мы побежали дальше. Дорогу все чаще преграждали большие камни, с которых прыгать было все сложнее. Не раз мы ругали себя, что поверили парням. Но делать было нечего. Вскоре меня сняли с последнего большого камня, посожалев о содранном локте и назвав смелой принцессой. Пройдя вдоль набережной, мы набрели на старинную крепость, башня которой оказалась самым древним сооружением города. Крепость Бергенхюс и башня Розенкранца были названы в честь Эрика Розенкранца, правителя Бергена, который по приказу короля Фредерика II возвел это мощное каменное строение в 1546 году. Башня служила одновременно и резиденцией, и оборонительным сооружением. Ранее на месте башни существовали более древние постройки, относящиеся к XIII веку, которые Розенкранцу частично удалось сохранить в новом сооружении. В 1944 году мощный взрыв, прогремевший в гавани Бергена, довольно сильно повредил башню и другие портовые постройки. А сейчас на башню ходят выпить пива молодые норвежцы, посмотреть на город с высоты семьи с детьми, и, конечно же, туристы. Странно и обидно, что за этот день, побывав, как нам казалось, практически в каждом уголке Бергена, мы не встретили ни одного тролля. Тролли - это главные персонажи норвежского эпоса, живущие на крутых скалистых берегах фьордов и в норвежских лесах. Человеческая фантазия воплотила троллей в самых разных обличьях, придав доброе и ласковое выражение их глазам и лицам, хотя настоящие тролли, как мы знаем из сказок, - существа коварные и злые. Да, еще возле Бергена, в местечке Хоп, творил свои самые лучшие произведения и аранжировки народных мотивов, демонстрируя свою уникальную способность понять народную норвежскую культуру, композитор Эдвард Григ. Где-то в поместье Тролльхауген - холм троллей - он очень часто выходил в свой уютный сад на берег озера, получая безграничное вдохновение. К сожалению, этого мы тоже не успели найти, да и сколько еще всего ценного не раскрыл для нас этот гостеприимный город, видимо, обидевшийся на то, что мы здесь всего на один день. Пора было возвращаться к кемпингу, где нас ждали расправленные крылья палаток, за город. День третий Вот и пора прощаться со столицей королевства троллей, сказочным и волшебным Бергеном. Грустно, но это только начало увлекательного путешествия среди фьордов, через город, врата которого день назад мы проплыли на пароме. Что же такое фьорд? Этим вопросом я задавалась задолго до нашего путешествия, рассматривая картинки в журналах и фотографии побывавших там друзей. Они эмоционально объясняли мне значение этого слова, размахивали руками, очерчивая огромные полукруги, якобы представлявшие собой куски земли или горы, вдававшиеся в морскую воду. На одном из веб-сайтов о Норвегии я нашла еще определение фьорда. Оно гласит: "Фьорд - это длинные и узкие рукава моря, граничащие с драматическими, скалистыми горами". В общем, наглядно объяснение можно построить таким образом. Представьте шикарный пароход, прокладывающий свой путь по довольно узкому морскому каналу. С обеих сторон на вас, чуть ли не наваливаясь и свисая, глядят огромные живописные горы. Если находиться на носу корабля, то они вместе со встречным ветром будут надвигаться на вас и расходиться в стороны, словно открывающийся занавес. Многие туристы копят деньги на незабываемый недельный круиз среди сказочной красоты фьордов, а потом помнят это путешествие всю жизнь. Дорого и впечатляюще. Само передвижение по голубой глади воды среди горных склонов, подходящих к тебе так близко, что, кажется, можно дотянуться до них рукой, - это уже не вообразимое ни в каком сн
Ослое приключение. Многие из вас могут всю жизнь иметь нереально красивые заставки на компьютерах, даже и не догадываясь, что это настоящая фотография, а не обычный монтаж. Таких заставок благодаря цифровым фотоаппаратам парней привезла из Норвегии и я. Каждый день, меняя картинку на экране своего компьютера, я вновь переживаю эти прекрасные минуты нашего путешествия. Район можно посмотреть и из окна автомобиля, объезжая фьорды, тянущиеся обычно с запада на восток. На самом юге находится жемчужный Лизефьорд, переводимый как "светлый". Севернее - широкий Харданджер фьорд, на английском имеющий что-то очень схожее со словосочетанием "тяжелая опасность", разделяющийся на три узких рукава. Еще севернее - самый глубокий и большой в мире Согне фьорд, являющийся самым драматическим во всей стране. Наконец самый северный - это Норд фьорд, рядом с которым находится пикообразный Гейрангер фьорд, который больше всего захватывает дыхание своей красотой и величием. У нас в машине по радио во все горло надрывались норвежские фольклористы, придававшие особый колорит путешествию по стране. Голова иногда кружилась от многочисленных поворотов и спиральной дороги, пролегавшей возле фьордов. Иногда сложно было поверить глазам. Шершавые зеленые горные склоны полностью отражались в воде и сливались со своим отражением, так что сложно было понять, где начинается гладь воды. Солнце так умело подыгрывало земной природе, что его лучи, попадая в воду, казались легкими огромными солнечными зайчиками. Представьте глубокие голубые фьорды с цветущими холмами! Вода все чаще и чаще начала светиться странным и непонятным для нас зеленым цветом. Нет, не цветом от зелени горной растительности. Этот цвет был даже в какой-то мере больше бирюзовым и источался прямо из недр заливов. Томас сразу же разъяснил эту загадку. Мы продвигались ближе к местечку Олден, из которого глазом окинуть и рукой подать до самого большого в Норвегии ледника Жостендальсбрин, вернее его части Бриксдаль. Кстати, я еще даже и не упоминала ледники, которые занимают около трех тысяч квадратных километров Норвегии. Это одна из самых интересных достопримечательностей страны, которая привлекает настоящих авантюристов. Наняв специального инструктора, можно в особом снаряжении перейти часть какого-нибудь ледника, полюбовавшись невиданным белым снежным царством. Туристические журналы сплошь и рядом призывают смелых туристов обязательно нанять инструктора, так как восхождение на ледники крайне опасно. Ледники постоянно где-то растут, где-то подтаивают, образовывая невообразимо ледяные быстрые речки, создающие красивые ледниковые озера. На такие озера стали натыкаться и мы. Полные многочисленных минералов, очень холодные, они имели странный зелено-бирюзовый цвет. Об этом мог знать только Томас, который постоянно повторял, что чувствует себя так, будто он в своей родной Швейцарии, только немного выросшей в размерах (наверное, надо мне как-то попасть и в Швейцарию). Временами, чтобы окончательно сразить нас своей красотой, природа подбрасывала нам водопады, низвергающиеся прямо в голубую гладь фьордов. Вскоре показалось и местечко Олден, стали встречаться крестьяне, разъезжающие на телегах, запряженных лошадьми. Тишина и спокойствие провинциальной жизни. На склонах гор пасутся пронумерованные, но ни к чему не привязанные овечки. В такой глуши - довольно хорошо и обильно обставленный сувенирный магазин, беспощадно дерущий деньги за маленьких пестрых троллей, норвежских лосей, лошадей с теми самыми телегами, брелоки с видами самых красивых мест и так далее. Приключение сегодняшнего дня - ближе подобраться к леднику. Тропинка огибала небольшие камни, поднимаясь вверх по долине. Мне рассказывали, как две тысячи лет назад ледник, к которому мы сейчас поднимались уже около получаса, царил на всем этом огромном пространстве долины между двумя соседними горами. Становилось страшно, когда я представляла, что всю эту долину, наполненную сегодня горной растительностью, пением птиц и блеянием овец, раньше занимал лишь безжизненный неподвижный лед. Вспомнили еще историю, как где-то в Западной Европе недавно в одном из ледников откопали тело человека, которому стукнуло приблизительно 2 тысячи лет. Он сохранился невероятно хорошо, лишь кожный покров был сильно сморщен. А так ученые смогли даже определить, что случилось с его коленом тогда, когда он еще был в полном расцвете сил и занимался своим обыденным делом - ходил по разным местечкам и городам, торгуя товаром. Коробейник, в общем. То ли мое воображение играло слишком сильно, то ли подействовали несколько утомительных и ярких дней, но силы потихоньку начали меня покидать. Я стала отставать, садиться на каждом камне и еле ползла на призывы попутчиков. В конце концов, когда нужно было как-то перепрыгнуть через речку, от которой недалеко, почти на расстоянии протянутой руки, находился водопад, я заявила, что меня устраивает, как выглядит ледник и отсюда. Особого энтузиазма подойти к самому леднику у меня не было. Оказалось, такие же чувства одолевают и Томаса, и Мэтью. Так что оставив нас на минут сорок, Барт исчез в лесу, отделявшем нас от ледника. Когда мы уже изрядно заволновались, он с важным видом появился на горизонте и, дойдя до нас, рассказал, как сложен был его путь и как невозможно пройти к самой ледяной глыбе. И все-таки ему удалось с помощью автоспуска на камере сделать пару фотографий "Барт под ледяным навесом". Для полного впечатления нам хватило и фотографий. День клонился к вечеру, но это было заметно только по степени нашей усталости. Ведь сегодня предстояла ночевка в самой северной точке нашего путешествия, за Полярным кругом, в то время, когда на большей территории Норвегии господствовал полярный день. Ночь и день последний Тишина. Мы в огромном котле, созданном горами. Эту ночь, наполненную бесконечным беззвучием величественной природы, сложно забыть, потому что именно здесь, в этой точке земного шара ничтожно было бы думать о какой-либо красоте, кроме той, что была у нас перед глазами, нависала, давила и очаровывала. Вот что значит - оказаться под властью красоты, созданной Богом! Прямо перед нами тихо сползал вниз ледник, по обе стороны которого веером расходились горы. Отражаясь в недвижимой воде, они обретали форму огромной, словно нарисованной детской рукой бабочки. Бирюзовая вода ледникового озера источала ледяной холод, высвечивая скрывающие дно, покрытые мелкими пузырьками минералы. Недвижимо мы сидели на берегу, не желая шелохнуться и лишний раз моргнуть глазами, чтобы не потерять драгоценную минуту любования озером. Прошел час, а мы все еще с интересом неотрывно рассматривали ландшафт. Я бросила камень подальше в воду, хрустальным звуком он разрезал тишину и водную гладь. Запрыгали где-то в стороне рыбки. Солнце уже скрылось, но не верится, что так светло. В это время, разгар июня, солнце в местечке Олден совсем не желает заходить за горизонт. Все-таки: заход в 23.19, а восход - в 3.46. За этот короткий промежуток времени окружение даже не успевает немного потемнеть. Время текло молниеносно среди этой недвижимой красоты. А может оно совсем остановилось? К сожалению, нет. Завтра наш последний день в Норвегии. Хочется закричать "Нееет!" Мэтью, Томас уже давно улеглись, залезли в теплые спальные мешки, и только мы с Бартом, несмотря на то, что придется рано вставать, не могли сказать горам, леднику, сказочному озеру: "Спокойной ночи", - не хотелось расставаться с тем местом, которое заставляло перечеркнуть все свои представления о красоте, жизни и вечности. Скоро восход солнца, мы встали, прошлись вдоль берега, к палаткам. Немного дальше от кемпинга, за деревьями шумела вода небольшого водопада и, разбивая изумруд озера, создавала белый расходящийся пенный круг. Нехотя мы залезли в свои спальные мешки. Через пару часов проснулись и, открыв молнию палатки, снова неотрывно смотрели на гигантскую бабочку. Как никогда медленно собирали палатки, постоянно что-то забывали, что-то доставали снова, и упаковывали иначе. Мэтью, не выдержав нашей медлительности, сам помог сложить вещи, навел порядок в машине. Ровный травяной ковер ласкал голые ступни солнечным теплом. Машина покидала Олден, владельцы кемпинга приветливо улыбались на прощание. Звучал задумчиво голос в песне "Боксер", "ла-ла-ла"… "Уезжаю, уезжаю, а он все еще остается"… Снова машина мчится, плавно обводя повороты. Под музыку, пользуясь тем, что я не умею водить машину и мне отведено заднее сиденье, я заснула с яркой картиной светлой ночи в Олдене в моем сознании. Мы удаляемся, кажется, путешествие по Норвегии закончено. Прекрасный полярный день, как кульминация всего, настолько хорошо запечатлелся в памяти, что становится все равно, куда несет нас машина и туристический маршрут. А несут они нас в Лиллехаммер, который довольно хорошо знаком любителям спорта, ведь там проходили Олимпийские игры. Лиллехаммер - это очаровательный маленький уютный городок на берегу самого большого озера в Норвегии - Мьеса в живописной долине Гудбрансдал (родине Пера Гюнта). Именно здесь, в этой долине, родились народные поверья об эльфах и троллях. Лиллехаммер знаменит своей деревянной архитектурой. Главная улица, построенная еще в ХIХ столетии, приняла нас теплой, спокойной, совсем не солнечной погодой. Приятно было оказаться здесь, в спокойном месте, прогуливаясь вдоль витрин закрывавшихся к вечеру кафешек, понаблюдать, как играют дети, катаются на скейтбордах подростки. Олимпийский центр и музей к нашему приезду уже были закрыты. Можно было посмотреть только на горнолыжные спуски. С тренером все еще занимались девушки-спортсменки. Последняя ночь нашего путешествия - на берегу озера Мьеса, по которому летом ходит самый старый весельный пароход. Ночью было ветрено, поднялись небольшие волны. Мы делали последние снимки на память, строили планы на будущее и обдумывали следующее путешествие. Грели на выструганных палках над огнем костра последнюю пастилу в шоколаде. Кстати, попробуйте. Очень вкусно! Вот и завершилась наша увлекательная одиссея по стране Норвегии. После мы будем увлеченно рассказывать всем о том, что очень даже стоит потратить деньги, пусть даже и последние, на то, чтобы увидеть норвежские фьорды, ледники и ледниковые озера, горы и водопады, увидеть легендарную страну троллей. Рассказывать о том, насколько глубоко в сердце поселились у нас эти красивые природные виды и гостеприимные города, и о том, что с такой замечательной компанией путешествие по стране фьордов было настоящим незабываемым приключением. И, конечно же, будем с восхищением говорить о том, что Норвегия - все-таки самая красивая страна в мире.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.