Париж. Много музеев - хороших и разных

Париж. Много музеев - хороших и разных

Нельзя объять необъятное - то есть посетить все 200 музеев Парижа. Поэтому, не будучи большим их любителем, я посетила лишь некоторые.


Автор: Инга САВИНА

Статья: Париж. Много музеев - хороших и разных

Сайт:

Практический совет: чтобы снизить неизбежные и совсем немаленькие расходы на входные билеты, можно воспользоваться специальной карточкой, дающей возможность посетить более 60 музеев и монументов в Париже и близлежащих пригородах со скидкой, а также избежать очередей. Конечно, пользоваться такой карточкой стоит, если вы приехали в Париж хотя бы на три дня и не собираетесь провести их в кафе, а намерены успеть и в Диснейленд, и во "Францию в миниатюре", и подняться на фуникулере на La Grand Arche de La Defense, и посетить Музей автомобилей и много чего еще. Сократить расходы можно, и зная определенные "уцененные" дни и даже часы, в Лувре, например, после трех часов дня вход дешевле (около пяти долларов по курсу). Есть также специальная карточка, позволяющая сэкономить на транспорте (особенно это существенно для метро, по нашим меркам несусветно дорогого), она понадобится, поскольку ездить придется много. Еще следует учесть, что большинство музеев закрыты по понедельникам и вторникам, 1 января и 1 мая. Некоторые музеи предлагают свободный вход для детей до 18 и скидки тем, кто старше 60 или в возрасте с 18 до 25 лет. Лувр Лувр находится рядом с площадью Согласия, так что разыскать его нетрудно. Одним "рукавом" он выходит на улицу Риволи, другим - на чудный сад Тюильри. Около Лувра - причудливые фонари, фонтаны и... стеклянная пирамидка. Боже, сколько было споров, ставить ее или нет! И, что любопытно, аргументы спорящих сторон были те же, что и у обсуждавших строительство Эйфелевой башни. Одни говорили, что эта скульптура внесет обновление в классический архитектурный ансамбль Лувра и вызовет к нему новый интерес, а другие указывали на разницу старого и нового стилей и дисгармонию, которую неминуемо внесет это вызывающе современное строение. Дело кончилось тем, что построили-таки; конечно, эклектика - стиль нашего времени. К слову сказать, французы вообще неустанно заботятся об обновлении принадлежащего им архитектурного чуда по имени Париж. Как красивая женщина подумывает, не сделать ли вторую дырку в ухе или роскошное тату под левым коленом, чтобы стать еще красивее и не быть слишком классичной, так и тут время от времени обдумывают, не возвести ли среди классики построек ХVIII-ХIХ века нечто эдакое ультрасовременное. И мотив тот же - привлечь внимание, в последнем случае - туристов. К посещению этого музея я подошла со всей серьезностью: прочитала целую книжку о Лувре. Зная, что попаду туда, мужественно, собрав в кулак всю свою волю, я дочитала-таки сей искусствоведческий фолиант до конца, невзирая на приступы тоски зеленой и ядовитое желание поинтересоваться у автора, зевают ли слушающие его так же часто, как и читающие, или еще чаще. Но никакие усилия искусствоведов не смогли отбить у меня охоту посетить Лувр, и причиной тому была Мона Лиза. Но так или иначе, пользуясь чужими мнениями, я составила план, включавший разные эпохальные произведения искусства, которые мне следовало найти. Но, как и следовало ожидать, на месте все названия, кроме "Свободы на баррикадах", вылетели у меня из головы. Поэтому я решила сначала отыскать Мону Лизу, главную героиню Лувра. Найти ее несложно - чуть ли не на каждом шагу висят указующие таблички. Сама она довольно маленькая, скромного вида, за пуленепробиваемым стеклом, установленным после того как на нее покушались. Вокруг непрекращающееся столпотворение. Все, конечно, фотографируются рядом с ней, демонстрируя, что тоже умеют улыбаться. Другие, обходя зал, проверяют, действительно ли она смотрит на них, и, убедившись, со спокойным сердцем идут смотреть другие картины. Хотя это, по-моему, едва ли не единственная картина, вызывающая искренний интерес и искреннее же восхищение. Что же касается остального, то тут скорее имитация интереса или просто скучающие лица. И мне кажется, я отчасти поняла почему. Объясню на собственном примере. Я "прицепилась" к одной английской экскурсии и через 10 минут поняла: мне неинтересно, то что там говорят. Я стала рассматривать картины сама и обнаружила, что мне, не поклоннице живописи


Лувркак таковой, многое нравится. Но почему-то не то, около чего останавливается экскурсия. Может, все-таки восприятие живописи такое же субъективное дело, как любовь - не бывает объективно хороших предметов, есть только субъективно любимые и нелюбимые. И, как и в любви, не обошлось без разочарования. Мне понравилась одна картина, она впечатляла, она что-то затрагивала в душе. На ней был изображен Христос, но так как я ни разу не видела даже у самых великих живописцев. Израненный и некрасивый, никем не понятый, с поразительным взглядом - вообще принципиально другое изображение страданий и добра. Мало того, что в моем "плане" этой картины не числилось, но еще и как я ни старалась прочитать имя автора на маленькой табличке, не смогла - хоть и сунулась в нее чуть ли не носом. Посетовав на свое плохое зрение, я стала поджидать экскурсии. И зря. Сколько их прошло мимо, ни одна не остановилась около "моего" шедевра. А вот огромной картине "Коронация Наполеона", в моем плане отмеченной как почти посредственная, но отмеченной же! - уделили не менее 5 минут, что для Лувра много: галопом по Европам - это стиль, который считается самым подходящим для потребителей искусства. Те, кто не стремится поскорее увидеть Джоконду, обычно сначала попадают в зал, посвященный античности. Главное впечатление этого зала - Ника Самофракийская (по имени острова, на котором она, а точнее куски ее, была найдена археологами) - стоит особняком от других античных скульптур и производит поразительное впечатление. Она стоит на возвышении одна, к ней сбегают лестницы, с которых ее можно и нужно рассматривать - и она разная, в зависимости от того, откуда на нее смотришь. Но всегда - летящая. У нее нет головы и рук - не нашли, но это неважно, ведь есть крылья. Ни на одной фотографии передать ее полета - увы! - не удается. Самый изумительный, на мой взгляд, шедевр Лувра, но самый нефотогеничный. Остальные статуи кажутся вырванными из своей естественной среды, им бы украшать разноцветные греческие храмы и радовать пляшущих там веселых служителей Бахуса. Даже Венера Милосская, которую сразу после Джоконды обычно разыскивают посещающие Лувр, хотя и стоит в середине зала (ни с кем не спутаешь) и обласкана вниманием, какая-то грустная, несмотря на всю свою силу и красоту, столь не соответствующую нынешним стандартам. Я пробыла бы в этом зале весь день, но вообще-то предпочитающих скульптуру, да еще античную, весьма и весьма немного. Экскурсии смываются отсюда быстро - гиды знают вкусы туристов. Нравится туристам в Галерее Аполлона, где находится усыпанная бриллиантами императорская корона. Ее стоимость, в отличие от бесценных полотен и скульптур, вполне очевидна и впечатляет. Меньше впечатляют плафоны, хотя по стоимости они могли бы потягаться с короной - даже королю показались слишком дорогими. Интересно порассматривать потолок этой Галереи, который украшают панно, посвященные Аполлону (псевдоним, под которым "скромно" скрывался Людовик ХIV, о чем знала вся эпоха). Внутренняя отделка зала переносит в те времена. Но самое впечатляющее, конечно, это драгоценности в стеклянных витринах - короны, шпаги, кольца. Это часть знаменитой коллекции королевских драгоценностей. А вот любопытное общелуврское зрелище: японцы, увешанные фотоаппаратами и видеокамерами, и японки, маленькие, хрупкие, как 12-летние девочки, в сарафанчиках, панамочках и... с колясочками. Серьезные до умопомрачения. Нешумные. Сосредоточенные. Серьезно и почти благоговейно разглядывающие шедевры. И такие же их дети, тоже серьезные. Ни разу не видела, чтоб хоть один заплакал. Хлопая темными глазками, смотрят на луврские шедевры маленькие самурайчики из своих колясочек. Хорошо организованные табунчики японцев в парижских музеях - такая же достопримечательность, как монашки на мотоциклах на старинных улицах Италии. Неожиданным открытием для меня стали залы, посвященные древнему искусству. Стела, на которой записаны законы Хаммурапи (некогда основательно мной изученные), алебастровые рельефы, вавилонские и ассирийские образцы древнего ис
Лувркусства создают здесь какую-то особую атмосферу, как будто возникает из тьмы давно умерший древний мир. Но больше всего мне здесь понравилась статуя фантастического крылатого человекобыка. В прошлой своей жизни этот человекобык охранял царский дворец, а теперь с хитроватой усмешкой свысока наблюдает за удивленными туристами, обнаруживающими, что если смотреть на него спереди, то он стоит, а если сбоку, то идет. Наиболее наблюдательные замечают, что у него просто напросто имеется запасная нога, благодаря которой и создается такое впечатление. Что касается Галереи Медичи, то для меня это олицетворение одного из тех подвигов, на которые иногда вынуждены идти художники, подрядившиеся прославлять. По заказу Марии Медичи Рубенс нарисовал не два, не три, а двадцать три (!) полотна с заказчицей и ее родней "в главных ролях". Творческие терзания художника понятны при взгляде на саму заказчицу, ясно становится, про кого поется: "Она такая никакая - ну что ты в ней нашел?..". Бедный Рубенс, наверное, проклял тот день, когда взял аванс, но старался как мог - он уж и дворцы им за спиной пририсовывал, и наяд для "оживляжу" подпускал, и "звезд", то есть богов Олимпа привлек к участию в своем проекте, отчего, впрочем, ни Мария, ни Генрих, ни Людовик значительнее не стали. То ли такова сермяжная правда искусства, то ли объекты прославления оказались очень жалкими, ничтожными личностями, но прославил Рубенс этим монументальным и пышным творением только себя и великую силу искусства. Менее заметное и совсем не торжественное полотно - автопортрет Рембрандта. Здорово, что тут еще скажешь. Вообще Рембрандту отведена целая галерея. Раздолье здесь для любителей реалистичной живописи, изображающей сильные и внутренне богатые характеры. Никогда не знаешь, что понравится и запомнится. Например, дети у Шардена в "Молитве перед обедом". Девчушки, подражающие взрослым, в платьях недетского фасона как-то трогают. Может, потому, что напрочь лишены слащавости. Отвлекшись от созерцания Шардена, я заметила рядом с тем же полотном любопытного паренька, который тоже рассматривал "Молитву перед обедом", - с плейером в ушах, жвачкой в зубах и свихнувшимся "ежом" на голове. Заметив, что я его разглядываю, он повернулся ко мне и произнес фразу, на перевод которой моего скромного знания английского сленга вполне хватило. Сказано было примерно следующее: - Клёвый музей, да? - Мгм. Yes. Благодаря этому забавному парню умилительные девочки вспоминаются мне почему-то чаще других персонажей полотен и скульптур. Пусть эти несовершеннолетние создания великого Шардена и закончат мое весьма субъективное повествование о Лувре - самом "клёвом" музее Парижа. Неожиданный Картье Имя Картье известно, пожалуй, всем, даже тем, кто не имеет средств на покупку ювелирных изделий этой фирмы. Но Картье создает произведения искусства не только путем обработки бриллиантов, изумрудов и золота, но и путем поддержки талантливых людей - художников и скульпторов. Под самым Парижем притаилось весьма любопытное местечко - Жуи-ан-Жоза. Здесь находится фонд "Картье" и его уже ставшая знаменитой экспозиция под открытым небом. Дивный парк с зелеными газонами, кедрами, секвойями, прудами и... произведениями современного искусства привлекает (особенно в погожие дни) множество посетителей, и не только туристов, но и парижан. Благо, ехать от Парижа всего минут двадцать. Прогуливаясь по парку, можно заодно познакомиться с тем, что создали художники и скульпторы. Вот, например, посреди дивного газона вырос... палец. Да-да, большой палец то ли правой, то ли левой руки, с ногтем, со складочками кожи, только металлический. А напротив, на другом конце лужайки, расположилось творение Жан-Пьера Рейно "Теплица": стеклянный павильончик, в который, по-моему, следовало хотя бы что-нибудь посадить - какой-нибудь символический помидор, может, вырастет урожай, пусть символический, все польза. Позади символической теплицы в роще "растет" еще один символ современной жизни, противостоящей природе: множество фото без рам, каждая на двух длинных то
Луврнких ножках. Зрелище, заставляющее вспомнить строку Высоцкого: "Здесь бегают фантазии на тоненьких ногах". Правда, фантазии сильно отдают поп-артом. Белозубые фотомодели, тинейджеры, яркие рекламные плакаты. А вот и местная знаменитость, напоминающая ГАИ: "Вечная стоянка". Нагромождение автомобилей, сложенных, как поклонники красивой женщины, штабелями. Каждый "этаж" этого гаража забетонирован, и получается как бы высоченная "упаковка", начиненная автомобилями. Создатель этой композиции явно хотел отразить бренность нашей жизни, цивилизации и, возможно, нашу зависимость от машин и механизмов вообще. "Механистичность" нашей жизни отражена и в других здешних произведениях. Даже дерево стало неживым, состоящим из ряда механизмов, и названо почему-то его создателем Сезаром "Дань уважения Эйфелю". Впрочем, и самому Эйфелю Сезар вмонтировал в живот какой-то моторчик... Грустные мысли, навеянные всем этим, рассеиваются при взгляде на чудные азалии, растущие тут же. Музей автомобилей У подножия La Grand Arche de La Defense находится музей автомобилей - истинный подарок влюбленным в железного четырехколесного друга человека. Здесь разместилось более 100 редких автомобилей разного возраста, начиная с тех незапамятных времен, когда авто "кормили" дровами, а о бензиновых кризисах не помышляли даже фантасты. Автомобили расположены на специальных сценах. Тут же посвященные разным спецтемам и полные редких объектов звучащие и светящиеся экраны. Живость, нестатичность всего этого привлекает даже больше, чем собственно экспонаты. Вот, например, катит по солнечной аллее автомобиль 30-х годов. Именно катит, по крайней мере, так кажется, когда смотришь в специальную трубу, установленную у стенда. Вот бы еще сделали интерактивный режим, чтоб порулить!.. Для любителей острых ощущений визит в Музей автомобилей может быть дополнен просмотром "волшебного кино" в так называемом Dome IMAX. С самым большим гемисферическим экраном и новой звуковой системой просмотр, действительно, производит сильное впечатление. Такое кино переносит вас в центр действия и создает эффект присутствия. А побывать в космосе, исследовать разные фантастические ландшафты и пролететь над Большим Каньоном - тем, который так любят кинематографисты, согласитесь, захватывающе. Центр Жоржа Помпиду Центр Жоржа Помпиду - один из самых посещаемых культурных центров в мире (ежедневно здесь бывает более 30 тысяч человек). Расположенное в историческом сердце Парижа, это современное архитектурное сооружение из стекла и стали привлекает своими своеобразными галереями и эскалатором, который за время существования Центра успел стать почти знаменитостью. Под одной крышей расположились музей современного искусства (центр индустриального творчества), публичная библиотека, музей музыкального творчества. Музей современного искусства собрал богатейшую коллекцию произведений искусства в Европе и самую богатую коллекцию искусства ХХ века. На двух этажах расположилась целая панорама того странного и неоднозначного, что называется "современное искусство", причем признанные его образцы. Более трех с половиной тысяч полотен, скульптур, дизайнерских находок... Имена многих непризнанных в свое время сейчас уже классика. Весь четвертый этаж отдан под экспозицию творений наиболее известных художников нашего столетия - Леже, Пикассо, Кандинского, Матисса, Шагала, Миро и многих других. А третий этаж оккупировало совсем уж современное искусство - новый реализм, поп-арт. Здесь же проводятся выставки, чаще всего посвященные определенному периоду, человеку (точнее персоне, ибо как иначе назовешь Дали или, например, Матисса) или целой программе: Париж-Берлин, Париж-Нью-Йорк, Париж-Москва... Рассматривают и отдельные темы, иногда интригующие: "Мужское/женское - пол искусства". Отдельная выставка может быть посвящена и не только художнику, но, к примеру, инженерам (да-да!), они ведь тоже творцы. По-моему, большинству посетителей больше всего нравится 5-й этаж, где находятся ресторан и закусочная. И я их понимаю, потому что когда в течение ча
Афродита Милосская , Луврса послушаешь, как Пикассо начал менять представление о форме, Шагал открыл новое в пространстве, Кандинский отошел от вульгарной реальности, а кто-то там еще отверг эту реальность еще круче, то есть абсолютно, устаешь почему-то больше, чем при посещении "классических" музеев. Может, дело тут и в том, что экскурсия идет на английском, а синхронный перевод - штука утомительная (экскурсия на английском по пятницам, субботам и воскресеньям в 14.30, а на русском - никогда). И сразу как-то приходят в голову грустные мысли о том, что если отходишь от реальности вот уже второй час после весьма легкого завтрака, то еще немного - и отойдешь уже совсем, навсегда. И очень веселые лица становятся у людей по окончании экскурсии. Может, потому, что наконец-то можно перестать делать вид, что им все это безумно интересно. Причем вот за этих художников мне не обидно, хоть они и потратили жизнь на творчество, которое мы так дружно променяли на сосиски, но ведь сами же и утверждали, что не хотят ни понимания, ни признания зрителей. И как-то сразу хочется жизнеутверждающей музыки и жизнеукрепляющей пищи, что и получаю в здешней закусочной, с террассы которой открывается прекрасный вид на чудную реальность Парижа, от которой отходить не хочется никогда.
Октавия Младшая Базальт,Лувр
Античное искусство скульптура Рим Голова Адриана Бронза, Париж ,Лувр
Аполлон и Дафпис , Париж, Лувр





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.