Анкара, Рим и Средиземноморье

Вашингтон, понимая, насколько большое стратегическое значение имеет контроль над Средиземным морем, предпочитает держать здесь свой 6-й флот (штаб-квартира в Неаполе). С 2004 г штаб 6-го флота действует как единая организация со штабом Американских морских сил в Европе. Зоной ответственности флота является Средиземное море и прилегающие воды Атлантики, особенно подходы к Гибралтару, а с 2005 года – также побережье Африки (особенно Гвинейский залив). Особое внимание Гвинейскому заливу уделено по причине расположения там нефтегазоносного бассейна и добычи нефти.

В Средиземноморье янки пришли во время 2-й Мировой войны. И решили остаться навсегда.

Не всем по нраву такое поведение чванливых янки. Итальянцы всё чаще выражают недовольство тем, что их страну превратили в перевалочную базу американской военщины. Такие же настроения царят среди турецкой общественности. Контролируя Италию и Турцию, американцы контролируют Средиземноморье. Протесты турок против присутствия 6-го флота США чуть ли не под носом у Анкары вообще имеют давнюю историю. В 1960-е Турцию охватили массовые волнения в связи с посещением Стамбула кораблями 6-го флота США. С прибытием флота в Турцию акции протеста стали разворачиваться еще шире: чины американского ВМФ подвергались оскорблениям, их ограничивали в передвижении, избивали и сбрасывали в море.

Кульминацией протестов стала демонстрация 30 тысяч жителей Стамбула, 16 февраля 1969 года, которая подверглась нападению ультраправых боевиков. Это событие вошло в историю Турции как кровавое воскресенье.

В то время западный агитпроп проклинал Советский Союз за чехословацкие события 1968-го года, за подавление антисоветских мятежей в Польше и Венгрии, но тихонько молчал «в тряпочку» о собственных «чехословакиях» и «венгриях». Широкой общественности события в Турции и гибель антиамериканских демонстрантов были не известны.

Пока же ряд турецких и итальянский стратегов и геополитиков высказываются за партнёрский союз Анкары и Рима. За большую внешнеполитическую самостоятельность Турции активно выступает Ахмет Давутоглу – глава турецкого МИД. Недавно свет увидела книга «Ахмет Давутоглу и стратегическое измерение турецкой политики», которая появилась благодаря слаженной работе целого коллектива авторов. В книге анализируется пространная статья того же названия, написанная турецким министром, которая является «справочником» по внешнеполитической доктрине Партии справедливости и развития – правящей партии Тайипа Реджепа Эрдогана. Эта статья – шаг навстречу идеям евразийской интеграции средиземноморского пространства с южными регионами Империи Степи. Издание уже украшено предисловиями, авторы которого – посол Италии в Турции Джампаоло Скаранте и посол Турции в Италии Хакки Акил.

Турецкий посол Хакки Акил так обосновал свои лестные отзывы о книге: «Думаю, что эта книга будет способствовать взаимопониманию турок и итальянцев, двух древних средиземноморских народов, и, как следствие, укреплению стратегического сотрудничества двух стран, и без того отличного во многих отношениях. Эта публикация вышла в свет как раз тогда, когда мы все становимся свидетелями возрастающей стратегической важности южной части Средиземноморья, а изложенные в ней идеи позволят развивать итало-турецкое сотрудничество во благо всего Средиземноморья».

Похожие мысли высказал Андреа Лиорси в «Морской политике Турции»:  «С роспуском СССР и, следовательно, ликвидацией политического давления с юго-западного направления, Чёрное море вновь обрело свою географическую важность – как транзитный коридор, не утерявший геополитического значения, как перекрёсток торговых путей. А для Турции, освободившейся от обременительных обязательств перед НАТО, Чёрное море превратилось в морской путь из Европы к Кавказу и Центральную Азию. Анатолийский полуостров может служить сухопутным транзитным коридором для энергетического сырья из Центральной Азии (в последние годы реализуются проекты строительства нефте- и газопроводов), а также мостом между Европой и Востоком. Особая роль отводится проливам Босфор и Дарданеллы (Стамбул и Чанаккале), как транзитному маршруту, соединяющему Чёрное и Средиземное море».

Турция обладает всем необходимым для проведения более активной политики в Чёрноморском бассейне и в Средиземноморье. Турецкие Вооружённые Силы, насчитывающие более 600 тыс. человек, – самые многочисленные в Европе и вторые по численности (после США) среди стран НАТО. На вооружении турецкой армии – 4200 танков, 3200 БТР, 750 боевых самолётов, 16 подводных лодок, большое количество боевых надводных кораблей.

Мощь турецкого военно-промышленного комплекса подкрепляется политической волей руководства Турции, которое находит всё меньше смысла не только в следовании в фарватере политики США, но и в присоединении к Европейскому Союзу, ещё недавно столь вожделенному для турецких политиков. В турецком обществе нарастают опасения того, что с присоединением к ЕС светская, но мусульманская Турция потеряет своё культурное лицо.

Положительную динамику имеют турецко-российские отношения. Анкара уже не бредит идеологиями пантюркизма и неоосманизма. Сегодня для Турции предпочтительней формула «ноль проблем с соседями», выдвинутся Ахметом Давутоглу. Тем временем, Институт изучения геополитики и смежных дисциплин (Италия) предложил официальному Риму пересмотреть свою внешнеполитическую доктрину в Средиземноморье как раз с учётом наметившегося сближения Анкары и Москвы. В Италии тоже подумывают о роли средиземноморского лидера (полагая, что единственным мощным соперником итальянцев могут быть только французы), однако фактический вассалитет Италии по отношению к США (на территории страны расположены 7 американских военных баз!) связывает итальянским политикам руки.

Итог – американцы активны и в Северной Африке, и на Ближнем Востоке, и в Европе, в то время как Италия вынуждена поступаться собственными интересами во имя интересов Вашингтона. Самостоятельно высвободиться из-под плотной опеки янки Риму, похоже, не под силу, но с опорой на Турцию это может оказаться возможным. Речь не идёт о разрыве отношений с Вашингтоном, однако о коррекции своей средиземноморской политики в Риме задумываются, как и в Анкаре.

Если слияние внешнеполитических устремлений Италии и Турции будет иметь место, новый вектор их внешней политики будет устремлён не туда, куда хотелось бы Вашингтону. Пока ни итальянцы, ни турки не обладают нужной долей решительности для этого. Их зависимость от Белого дома слишком высока. Но радует, что такие пожелания возникают в головах итальянских и турецких политиков и стратегов.

Пётр Розживин





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.