ИноСМИ: слава Богу, что есть Путин

Согласно сотрудникам американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, два события в мире, имеющие различную природу, и географически отдаленные (ливийский конфликт и катастрофа в Фукусиме) сыграли на руку России. Италию эти же два события поставили в невыгодное положение в краткосрочной перспективе и заставили Рим обратить взгляды именно в сторону Кремля.

Россия самое большое государство в мире, протянувшееся на 11 часовых поясов от Черного до Японского моря. Несмотря на свою обширную территорию, Москва сильно заинтересована в том, что происходит в Бенгази и в Фукусиме. Для первого экспортера натурального газа в мире и второго производителя и поставщика нефти ливийский конфликт, так же как и другие беспорядки на Ближнем Востоке и в странах Магриба, не могут восприниматься с неудовольствием. С начала волнений цена на энергоносители увеличилась на двадцать процентов, позволив российскому правительству накопить более 500 миллиардов долларов в резервном валютном фонде. Считается, что атомная электростанция в Фукусиме со своими шестью реакторами производила примерно 5% атомной энергии в Японии. Очень вероятно, что в ближайшие месяцы японский импорт российского натурального газа сильно увеличится в объеме.

Марко Папич (Marko Рaрic) из Stratfor считает, что Япония будет не единственной страной, которой придется постучаться в российскую дверь. Среди европейских государств как Германии, так и Италии придется обратиться к Москве, чтобы обеспечить себе энергетические поставки. В случае Италии война в Ливии и катастрофа в Фукусиме немедленно привели к двум негативным последствиям, по крайней мере, на краткосрочный период. Гражданская война между ливийским правительством и восставшими заморозила финансовое участие Ливии в итальянских компаниях. Но самое главное, она поставила под удар энергетические поставки из Джамахирии. После начала беспорядков ливийское производство нефти почти прекратилось, и газопровод «Зеленый поток» (проект Eni, он идет от мощной газокомпрессорной станции в городе Mellitah до газоприёмного терминала в сицилийском городе Джела) был перекрыт. Конечно, это не очень приятные новости для Италии, которая на четверть зависит от ливийской нефти и на десятую часть от ливийского газа.

Катастрофа в Фукусиме уже сильно повлияла на выбор энергетической политики, которую проводит итальянское правительство. Действительно, именно сегодня Сенат  будет голосовать за поправку, представленную правительством к декрету, который отменяет нормы, предусмотренные для реализации атомных электростанций на итальянской территории. Остановка проекта строительства атомных электростанций и временное прекращение поставок из Ливии неизбежно приведет к тому, что Италия станет больше зависеть от Кремля, нашего важного энергетического партнера.

Конечно, наша страна может похвастаться хорошими дипломатическими отношениями с Москвой, тесными и, безусловно, надежными. И все же речь идет о более тесном сотрудничестве, диктуемом необходимостью, практически о признании своей энергетической уязвимости (что касается импорта газа, Италия второй по значимости европейский клиент Москвы). Если бы Италия давно начала осуществлять последовательную и дальновидную энергетическую политику (включающую или исключающую использование атомной энергии — это надо обсуждать; здесь важно принять долгосрочную стратегию, разделяемую большинством, и считающуюся национальным приоритетом), то не было бы нужды искать новых друзей (читай Казахстан) или укреплять уже существующие отношения в поисках  поставок нефти и газа.

Обычно итальянско-российские отношения ставят в один ряд с российско-немецкими отношениями. Но здесь есть, по крайней мере, два существенных различия. Первое отличие носит экономический характер: Берлин не меньше Италии заинтересован в российских углеводородах, но он заключил с Москвой экономические отношения, которые идут дальше заинтересованности в энергии. Торговый обмен между странами превышает объем в пятьдесят миллиардов долларов. Крепкие экономические связи продолжают расти, подкрепляемые, кроме всего прочего, эффективной правительственной поддержкой частной инициативы (для сравнения заметим, что итало-российский торговый обмен составляет примерно 18 миллиардов долларов).

Второе отличие касается внешней политики. В то время как мы наблюдаем, что современная Германия намерена дистанцироваться от своих традиционных союзников в лице Франции и Соединенных Штатов и пытается завязать стратегическое сотрудничество с Россией (канцлер Меркель благосклонно восприняла идею системы европейской безопасности, предложенную Медведевым, создав политический и стратегический совет между Европейским Союзом и Россией),  Италия, со своей стороны, не смогла в достаточной степени воспользоваться своим дипломатическим успехом, достигнутым в 2002 году в Пратика ди Маре (вслед за сближением России и США посредством создания нового Совета НАТО-Россия), и она оказалась  лишена органической стратегии во внешней политике по отношению к России (и по отношению к странам Восточной Европы в целом).

Мы нуждаемся в ресурсах российских недр. Но мы должны, воспользовавшись примером Германии, с большей настойчивостью дать понять русским, что они тоже в нас нуждаются: в итальянском know-how в деле предпринимательства, необходимом им для модернизации страны.

Эмануэле Скиботто

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.