Метаморфозы Аурелио Печчеи

Имя руководителя Римского клуба Аурелио Печчеи (1908-1984), оказавшего необычайное влияние на ход истории 1960-1990-х гг., включая "катастройку", мало известно сегодня обычным читателям, еще меньше – его автобиография "Человеческие качества", написанная им в Риме в 1977 г. и изданная в СССР в 1980 и 1985 гг.

При ее изучении наиболее важным был ответ на вопрос, как искренний человек, начавший жизнь в борьбе с фашизмом, затем приходит к доктринам, чреватым мировыми войнами.

Кроме того, на примере проектов созданных под эгидой Печчеи хотелось показать изнанку моделей глобального экологического прогнозирования.

Сопротивление

"Мой отец научил меня двум самым важным в жизни вещам: как быть человеком и как жить свободным человеком"- начинает автобиографию Печчеи. - "С детства я привык критически относиться ко всему, что происходило в Италии и за ее пределами. Отец мой был одним из первых социалистов".

После окончания университета в Турине Аурелио отправляется во Францию и в СССР, научившись еще в Италии бегло говорить по-русски. Тема диссертации о марксистской экономике была защищена им в университете уже в период становления фашизма в начале 1930-х, а после окончания университета Аурелио получил работу в фирме "Фиат", имевшей давние связи с СССР. Канцелярская работа не увлекала молодого экономиста, и он, к тому времени женившись, отправился от фирмы работать в Китай в промышленный город Наньчан. В 1937-м году японские самолеты начали бомбардировки Наньчана, как связанного с Британией, а в это время "Италия изменила свои политические альянсы, разорвала отношения с Китаем и подружилась с Японией". Печчеи возвратился в Европу и сразу же примкнул к антифашистам и движению Сопротивления. Сначала участвует в отрядах Сопротивления, а в конце войны переходит на подпольную работу.

Аурелио Печчеи был схвачен итальянскими фашистами в феврале 1944 г, его пытали, трижды собирались расстрелять, однако местные фашисты испугались возмездия, понимая, что война проиграна, и сначала превратили его в заложника, а в январе 1945 г. выпустили его на свободу.

Заводы "Фиат" как промышленный потенциал Италии в конце войны уничтожались с воздуха днем американцами, ночью – англичанами, а на земле их пытались взорвать германские войска, чтобы не оставить противникам. Благодаря итальянским партизанам удалось сохранить часть предприятий. Бывший заключенный Печчеи уже в 1945 г. стал восстанавливать систему управления уцелевшими заводами.

Войдя в Италию, американцы поставили своих управляющих, поблагодарили его, предложили выписать чек за помощь, от которого Печчеи, к их удивлению, отказался, и дали понять, что в патриотах итальянской промышленности не нуждаются.

Печчеи принял участие в возрождении национальной индустрии, а затем в поисках рынков сбыта продукции фирмы "Фиат" уехал в Латинскую Америку, в Аргентину.

В немалой степени трудом и талантом Печчеи "Фиат" "стал впоследствии ведущей в Аргентине компанией по производству автомобилей, тракторов, железнодорожного оборудования, дизелей и одной из самых процветающих фирм во всей Латинской Америке". Он подчеркивает в воспоминаниях, как индустриализация сплачивает людей из разных сословий: рабочих, профсоюзных лидеров, бизнесменов, мелких землевладельцев, интеллигентов, студентов, революционеров, военных, политиков.

Достижения Печчеи в Латинской Америке были столь значимы, что ряд крупных промышленников и предпринимателей в 1957 г. предложили ему организовать консалтинговую фирму, которая будет передавать итальянский опыт странам третьего мира. Его опыт понадобился и самой Италии, когда в 1960-е годы Печчеи вытащил из "штопора" ее ведущую промышленную фирму "Оливетти". О его работе в тот период ходили легенды. "Оливетти" создала не только новый дизайн пишущих машинок и клавиатур, но и построила дома своим служащим, обеспечила им высокую социальную защищенность.

Его дети выросли и зажили счастливой жизнью. Казалось бы, именно Аурелио Печчеи должен был, подобно поэтам-пролеткультовцам, воспевать трактора и комбайны, но бывший топ-менеджер индустрии вдруг становится не просто борцом против нее, а фанатичным сторонником деиндустриализации!

Тупик цивилизации?

Многие из поколения Печчеи выступали против войны во Вьетнаме (где армия США уничтожала окружающую среду в прошлом райского уголка Земли), накопления ядерного оружия, загрязнения среды отходами. Печчеи отражал эти настроения.

"Под угрозой сейчас находится большинство оставшихся высших видов растений и животных. Те из них, которые человек избрал для удовлетворения своих потребностей, давно уже гибридизированы, приспособлены к его требованиям с единственной целью — производить для него как можно больше пищи и сырья. Не менее печальная участь ждет и нетронутую, дикую природу, которая нужна для самого человека, для его физической и духовной жизни. Однако поднятая человеком грозная волна, если ее не приостановить, неминуемо настигнет и его самого". Он писал, что на каждого человека на планете уже приходится ядерных зарядов, эквивалентных "15 тоннам тринитротолуола".

Возникли два вечных вопроса сторонников перемен: кто виноват, и что делать?

Так как Печчеи боролся с фашизмом и не стал коммунистом, то для него было недопустимо обвинять в этих проблемах какую-либо нацию или класс.

Поэтому он посчитал виновной во всем "несовершенную" природу человека и научно-технический прогресс!

Человек, согласно Печчеи, склонен к комфорту, он ненасытен, у людей повысился средний возраст в результате появления антибиотиков, они стали размножаться "с удвоением численности", что ставит под угрозу все живое на Земле.

Защита диссертации по марксизму тоже не прошла даром. Маркс писал, что капитализм создал своего могильщика-пролетария, который де похоронит этот строй (чего ждали марксисты много лет). Печчеи выступил со схожей формулировкой: цивилизованный человек создал технику, которая де тоже погубит цивилизацию. Маркс описывал в "Капитале", что видит уже последние шаги умирающего повсюду капитализма. Его ученик Печчеи писал об угасании цивилизации.

"Триумфальное развитие западной цивилизации неуклонно приближается к критическому рубежу. Уже занесены в золотую книгу наиболее значительные успехи ее предшествующего развития. И, пожалуй, самым важным из них, определившим все остальные достижения цивилизации, явилось то, что она дала мощный импульс к развертыванию промышленной, научной и технической революций. Достигнув сейчас угрожающих размеров, они уподобились гигантским тиграм, которых не так-то просто обуздать".

Маркс не видел выхода из кризиса капитализма иначе, как во всемирно-пролетарской революции, и для Печчеи выходом из кризиса была революция, только "всемирная человеческая". Оба теоретика при этом считали устаревшими религиозные заповеди христианства, создавая "новую" мораль. Маркс – классовую, Печчеи – "научную", отвечающую новым целям человечества.

Вся сложность для новатора-революционера была в том, чтобы в это поверили другие.

Тут возникли некоторые заминки: в начале 1960-х годов многие страны на планете не то что не успели увидеть "тупика цивилизации", а даже толком его не почувствовали. Совсем недавно прошла страшная вторая мировая война, и отступили смерти от скарлатины и пневмонии. В Париже и то во многих домах туалеты были на лестнице. В СССР тогда мечтой было иметь хотя бы радиоприемник. Для нищих стран Африки же вся "цивилизация" сводилась к брошенным туристами банкам из-под кока-колы. А уже появился бывший борец-антифашист, искренне озабоченный будущим ростом человечества и тупиком цивилизации.

Модель для Земли сделать проще, чем для города?

В начале 1960-х появились компьютеры, именуемые ЭВМ (электронно-вычислительные машины), которым приписывали чудодейственные свойства. Повсюду на Западе, по наблюдению Дж. Вейценбаума, размножились "одержимые программисты", буквально ночевавшие у компьютеров, куда им приносили еду, поглощенные алгоритмами и головокружительными перспективами. В особом почете были физики, которые создали атомную бомбу и математики, рассчитывавшие орбиты спутников и ракет. Везде шли споры: может ли машина мыслить? Без этих почти "наркотических" страстей, обуявших человечество 1960-х-1980-х, невозможно объяснить популярность проектов Аурелио Печчеи.

В течение 1965-1968 г. он собирает единомышленников потолковать о "тупике цивилизации". Обсуждать последствия стремления человека к комфорту и размножению решили в вилле Фарнезина, которая представляла по описанию Печчеи "прелестный дворец в стиле ренессанса, окруженный прекрасным парком с ливанскими кедрами, кипарисами, бергамотовыми деревьями, зарослями лавра и вечнозеленых кустарников и изумительно расписанный внутри великими мастерами". Это не высмеивание благородного замысла Печчеи, а констатация того, что ему не удалось собрать людей с другими человеческими качествами, чем критикуемыми в его книге.

Среди его соратников были разногласия, заключающиеся в том, что часть из них выступала за конкретику анализа, предлагая выбрать город, страдающий от тупика цивилизации, и продумать проект для него. Сам Печчеи в книге объяснял, что власти Италии поддержали его инициативу создания клуба прогнозистов с условием, чтобы он не вмешивался в чей-то бизнес или работу. За состояние города кто-то отвечает, и будет требовать доказательности прогноза "тупика". Поэтому Печчеи ушел в область безопасной для клуба глобальности – чтобы думать об угрозе для человечества Земли и "воззвать к людям планеты". Эта точка зрения победила. Так в 1968 г. возник Римский клуб, объединивший математиков, физиков, футурологов и некоторых политиков.

Первым его докладом стало обсуждение в 1970 г. модели МИР-1 и МИР-2 группы Джея Форрестера - профессора прикладной математики из Массачусетского технологического института (МТИ). На ЭВМ были запрограммирована модель, которая "состояла из более, чем сорока нелинейных уравнений, описывающих взаимозависимость выбранных переменных. Модель могла грубо имитировать развитие мировой ситуации с помощью пяти основных взаимозависимых переменных: населения, капиталовложений, использования невозобновляемых ресурсов, загрязнения среды и производства продовольствия".

40 уравнений описывали будущее развитие всего человечества, но безграничная вера в науку была чертой поколения Печчеи.

Следующей стала модель МИР-3 профессора кибернетики также из МТИ Дэнниса Медоуза "Пределы роста", касающаяся в основном невозобновляемых природных ресурсов, таких, как ископаемое топливо, а также почвы, воздуха и воды – всего что "находится на планете и доступно лишь в ограниченных количествах".(И воздух тоже?)

Далее не раз Печчеи подчеркивает грубость всех прогнозов МИР-1-МИР-3. Получается, что они потрясали непосвященных не достоверностью, а тем, что из "железной" ЭВМ вылезала лента с ужасающим вердиктом для человечества: "машина сказала", что население и загрязнение будет расти, а ресурсы истощаться и пределы развития ждут повсюду!

Задумайтесь, для всей планеты прогнозы было писать легче, чем для конкретного города, ведь за Землю отвечают все и никто, потому и точность допустима "плюс-минус лапоть", что еще раз показало, что и прогнозы составляли не "новые" люди, а с обычными "человеческими качествами".

Как множились сторонники "алармизма"

Печчеи в 1970-е годы впервые продемонстрировал, возможно, сам того не желая, насколько парадоксальны последствия любых всепланетных "алармических" прогнозов, именуемых теперь в массах просто "страшилками".

Вообще говоря, доказать, есть ли пределы роста у мировой экономики, математически невозможно, так как само понятие "роста" не определено. Можно говорить о конкретных ситуациях. Например, рост городов, как правильно пишет Печчеи, не может быть бесконечным, рост прибыли тоже. Он справедливо пишет, что рост у живых организмов никогда не является самоцелью.

Однако после формирования "прогнозов для Земли" началась не перепроверка прогнозов, (хоть они и совершенствовались) а перегруппировка и концентрация сил, поддерживающих "алармизм" - страшилки для человечества.

Кто же оказался в сторонниках "пределов роста"?

Политики стран третьего мира, на территориях которых добывались ресурсы, терпящие эксплуатацию своих недр как шаги цивилизации, забеспокоились, что после "тупика" не получат ни цивилизации, ни ресурсов. Нефтяные компании быстро смекнули, что на волне обсуждений "пределов роста" можно поднять цены на "истощающуюся" нефть (прежде об этом даже не подозревали). Акционеры – держатели крупных пакетов акций нефтекомпаний – Рокфеллер и голландский королевский двор начали пропаганду работ клуба. Кроме того, нашлось много охотников охранять "исчезающие" ресурсы (за долю малую), ведь истощающиеся ресурсы могут захватить. Примеру нефтяных компаний последовали компании, добывающие металлические руды. Взлетела цена на "истощающуюся" воду.

Опора на математические методы и включение в клуб таких знаменитых физиков, как Деннис Габор (открыватель голографии), позволили получить в группы поддержки "пределов роста" влиятельных математиков и физиков.

На базе практически недостоверных моделей (ни в одном учебнике экологии вы не найдете моделей МИР-1, МИР-2, МИР-3, видимо потому, что они даже для школьников устарели) вызревала новая всемирная политика!

"Пределы роста" были признаны не потому, что кто-то их достоверно доказал – просто эта информация "соответствовала инстинктам" власти и обогащения множества людей, как оценил бы ее Бертран Рассел.

За кулисами системного анализа

После выяснения, что вскоре ожидается предел ресурсов Земли, Печчеи и его футурологи закономерно стали обосновывать "справедливый" их дележ, для чего понадобились новые "модели".

Любимым словом тех десятилетий стало "система", поэтому как талантливый менеджер, сбывающий модели разным пользователям, Печчеи решил создать Международный Институт Прикладного Системного Анализа для обоснования новых "прогнозов".

Этот институт, долженствующий создавать математическое обоснование "тупика" цивилизации, тоже располагался в весьма комфортабельном месте. Как пишет Печчеи, "выбор был сделан в пользу предложенного австрийским правительством Лаксенбургского замка под Веной. Этот дворец, построенный в стиле барокко в конце XVIII столетия при императрице Марии Терезии, служил в прошлом летней резиденцией и охотничьим домом семьи Габсбургов. Теперь, заново отреставрированный, он был готов служить высоким устремленным в будущее замыслам семьи человечества. В 1972 году в Лондоне состоялось торжественное собрание, посвященное официальному созданию Института". Разработка моделей "тупика" цивилизации с помощью современной техники, объявленной Печчеи фактором гибели планеты, была хорошо оплачиваемым делом: через несколько лет институт имел годовой бюджет в 3 млн. долларов.

Помимо этого в начале 1970-х Печчеи посетил СССР, где его особо интересовали специалисты по планированию развития Сибири, "этого рога изобилия природных ресурсов". Печчеи привлек тогда практически невыездных советских математиков к работе в ИИСА в условиях, о которых они могли только мечтать.

Для этого надо было, чтобы они "прониклись" проблемами "тупика цивилизации", якобы всеобщими, которые близко не видели в самой Сибири. Об этом пишет сам Печчеи: "Я говорил тогда о необходимости охраны мировой экосистемы, контроля за процессами, которые ее загрязняют, и даже подчеркнул настоятельную потребность как-то обуздать глобальное перенаселение и пересмотреть энтузиазм, с которым мы относимся к решениям чисто научно-технического характера.

Ни одной (!) из этих опасностей реально не существует в радиусе тысяч (!) километров вокруг Академгородка, тем не менее, мои молодые друзья были в высшей степени благодарной и восприимчивой аудиторией".

Это Печчеи более 300 раз пересекал экватор и был знаком "на ты и за ручку" с королями и президентами, а "товарищи из Сибири" едва ли бывали дальше Прибалтики. А тут возможность узнать что-то новое, зарубежное, да еще помоделировать "крах капитализма" в венском замке за валюту, ведь ИИСА был международным проектом.

Высшее "добро" было получено из советского правительства: как же, товарищ-антифашист, защищал диссертацию по марксизму, предвещает долгожданный советскими идеологами крах капитализма.

С помощью усилий математиков и физиков, подавшихся в "прогнозисты" экономики, было осуществлено "обоснование" опасности научно-технического прогресса, которое позже привело их к… потере работы, ведь технический прогресс стимулировал множество научных исследований.

Сибиряки тоже не знали, какие кульбиты совершит забота антифашиста Печчеи о человечестве и ресурсах.

Модели и символы?

Созданный институт системного анализа начал генерировать такое количество "системных" прогнозов "тупика" цивилизации, что оказалось: человечество-то уже "перед бездной"! А оно и не замечает ее, поэтому нужны новые модели.

В 1974 г. был представлен второй доклад Римского клуба "Человечество на перепутье", подготовленный двумя математиками — американцем Михаилом Месаровичем из Кливлендского университета США и немцем Эдуардом Пестелем. Эта модель, отражающая новые идеи в теории иерархии систем, должна была провести математизацию идеи взаимосвязи экономических регионов мира.

Модель приглашала советских политиков поделиться ресурсами из "рога изобилия" с человечеством, одновременно внушая им, что, войдя в мировую экономику, они станут чуть не главной частью мировой иерархии, тогда как Китай был отнесен лишь к "субрегионам".

Одной из основных задач Клуба было псевдо-математическое "обоснование" отказа от национальной политики в пользу "общемировой". Модели, как всегда, были лишь не более чем символом для внедрения этой идеи в мозги политиков и сырьевиков.

Сильным психологическим фактором в модели была возможность расчета множества "сценариев", что позволяло желающим вводить новые условия, а ЭВМ изрыгала из своего нутра новый "прогноз". Это вызывало дикий азарт, как в позже распространенных компьютерных играх, с тем лишь различием, что играли в судьбу национальных государств и экономик. Сценарии разорения целых регионов мира кредитными аферами или ваучерными, понятное дело, отсутствовали в модели. Такая чудная игра во всеобщее взаимопонимание.

Итак, суммируем эффекты моделей "тупика" цивилизации, сочиненных в Римском клубе: первые модели подталкивают мир к борьбе, а фактически — к войне за ресурсы, при этом призывая всемерно сокращать человечество, вторая модель "обосновывает" делать это с подрывом границ национальных государств в пользу якобы не имеющей альтернатив глобальной экономики. Парадоксальные плоды деятельности антифашиста. Ведь идея Рейха и была основана на принципе отказа от национальных государств в пользу "европейского пространства", где расчлененная Россия была бы колонией для него.

Программа Римского клуба

Самый настоящий шок вызывает в книге Печчеи его проект будущего Земли. Здесь он напоминает утописта, мостящего красивыми словами и обещаниями путь в пропасть и не выдуманную, а настоящую, в какую была сброшена после "реформ" Россия.

Основной его идеей является "устарелость" государств и объективная неизбежность передачи власти в мире к транснациональным корпорациям (ТНК). А уж они постараются! Оптимально используют ресурсы (чужие), пристроят исследователей (чужих) в свои лучшие лаборатории, установят для всех (чужих) лучшие условия труда, переработают отходы (чужие). Что особенно важно – обеспечат "повсеместное развитие и привлечение человеческого труда и талантов – вот далеко не полный перечень того, что стремятся делать, каждая в своей области, наиболее хорошо организованные многонациональные корпорации". Прямо феи небесные...

Ответ простой. Печчеи делает оговорку: пока еще ТНК не стали думающими о всех-всех-всех. Более того, транснациональные они только на словах: "такие компании, как "Дженерал Моторс", "Сименс", "Фиат","Нестле", "Хитачи", "Тойота", "Чейз Манхэттен бэнк" и др., – хотя их и считают обычно многонациональными, – на самом деле представляют собой национальные компании и банки, имеющие обширные деловые операции за рубежом", то есть, ориентированные на обогащение своей страны.

Это значит также, что если ТНК BP добывает нефть, то не для населения Земли, а для Британии и обеспечения британских интересов. Так же "Шелл" работает для процветания Голландии.

Тогда получается, что надо отказаться от национальных интересов и границ, а затем беззащитными ждать, пока ТНК удовлетворят аппетиты своих стран за счет простаков, путающих "модели" с реальностью, и обратят взоры на интересы всего человечества, причем к последнему они будут относить большей частью свое население.

Сегодня ТНК лишь потребляют национальные ресурсы и кадры. Кто-то в "устаревших" государствах должен открыть для ТНК месторождения, подготовить для ТНК научные и инженерные кадры, а уже их "добрая воля" хотя бы доллар за это заплатить.

Печчеи ужасно не нравился суверенитет государств: "Ничто, наверное, не показалось бы более странным и диким наблюдающему Землю со стороны умному инопланетянину, чем этот калейдоскоп всевозможных стран, разделивших на части континенты", считая их стремление к суверенности причиной ссор и войн на планете. (А ТНК будут жить в мире и любви?)

Упование на идеи утописта Печчеи было столь сильно среди горбачевской и ельцинской группировки, что в период "перестройки" подавлялось любое мнение о том, что Россия имеет право заявлять о национальных интересах. Нашим уделом было слушаться международных организаций. То, что государство – это Родина, Отечество, последователи идей Римского клуба игнорировали. Они порадовали взор "умных инопланетян" развалом СССР.

Еще более сбивает с ног взгляд Печчеи на обладание национального государства ресурсами.

Сначала он с сожалением признает право государства распоряжаться ресурсами, закрепленное в Хартии экономических прав и обязанностей государств: "каждая страна ныне и впредь по собственному усмотрению пользуется полным и постоянным суверенитетом, включая владение, использование и передачу всех своих богатств, природных ресурсов и экономической деятельности". Эта фундаментальная Хартия охраняет благосостояние России.

Однако есть "новый" взгляд на эти вопросы, продолжает размышлять Печчеи: "Сейчас все шире распространяется мнение, что природные ресурсы представляют общее наследие всего человечества, постоянный резервный фонд, который должен передаваться из поколения в поколение как можно менее истощенным и загрязненным". Далее следует еще более подрывной тезис: "Вообще говоря, ведь нет ни морального принципа, ни естественного закона природы, из которых прямо следовало бы, что такие-то ресурсы принадлежат той или иной нации, на территории которой они оказались. Однако именно это случайное распределение ресурсов на Земле способствует разжиганию международных конфликтов и даже завоевательных войн". Ничего, что все пропало, лишь бы не было войны!? Войны идут за передел ресурсов, их невозможно разделить раз и навсегда из-за разных темпов развития мировых держав. Марксист-утопист предлагает сначала "справедливо" поделить ресурсы океана, а затем и шельфа государств: "Хорошим началом могла бы послужить передача международному контролю некоторых видов ресурсов морского дна".

После этих предложений аферы "чикагских мальчиков" тоже покажутся созвучными помощи мировому сообществу. Надо же было переделить ресурсы СССР и России между новыми собственниками, заботящимися о планете и "мировом сообществе".

Реализация этих планов, по мысли Печчеи, может "в один прекрасный день потребовать создания некоего единого всемирного мозгового треста, группы, которую мой друг Джон Платт называл "генеральным штабом человечества". С одним из таких "штабов" Россия уже встретилась – это был МВФ.

Все же гуманист Печчеи подумал обо всех на планете: пусть политики продадут страну ТНК, которые затем будут выкачивать ресурсы, не платя за это, ведь государства-то отменено, зато по его убеждению, все на Земле должны иметь прожиточный минимум, а развитие определяться социальной справедливостью.

Как это реализовалось в России? Когда за бесценок по приказу "генерального штаба человечества" (из американских советников МВФ) иностранным ТНК сдали нефтегазовые ресурсы, от этих грошей не на что стало поддерживать прожиточный минимум и обеспечивать социальную справедливость. ТНК не стали платить, ведь им надо было добывать пропитание для своих национальных проектов и просто биться в конкурентной борьбе с другими ТНК.

Можно ли протестовать против несправедливости "нового передела"? Печчеи – борец за свободу, но, как ученик Маркса, сразу добавляет "до тех пор пока общество не достигнет достаточно высокого уровня зрелости и устойчивости" (когда рак на горе свистнет?), "оно будет неизбежно вынуждено так или иначе ограничивать и ущемлять личные свободы".

Печчеи и его Римский клуб также выступали за ядерное разоружение, обходя при этом молчанием вопрос: как быть с колоссальными деньгами, которые теряет народ ядерных держав, уничтожая во имя "человечества" свои запасы оружия. Кто возместит народу затраченное на оружие сырье и энергию?

Патриот-подпольщик?

При прочтении книги возникает вопрос: действительно ли Печчеи был беззаветным борцом за "мировое сообщество"? Анализируя его предложения, можно сделать противоположный вывод: все они направлены на обеспечение будущего Италии!

Она не имеет большого рынка, и ей нужны ТНК; не может подготавливать научные кадры по всем направлениям наук, и ей требуются "ввозимые мозги"; не имеет нефтегазовых ресурсов, а также ресурсов шельфа, но много их потребляет; у нее большая рождаемость и поэтому ее надо ограничивать. У Италии нет ядерного оружия, поэтому она ничего не теряет экономически при разоружении.

Наоборот, эти идеи были абсолютно невыгодны СССР, политики которого уверовали после проникновенных бесед с Печчеи в их "объективность", "неизбежность" и "всеобщность".

Он всю жизнь трудился ради Италии и умер в родном Турине в 1984 г.

Можно сказать, что опыт подпольщика позволил Печчеи реализовать проект, где все основывалось на перегруппировке сил в пользу интересов Италии. Даже призыв со стороны клуба к великим державам помочь странам третьего мира поднимал в них авторитет Италии. В Римском клубе изначально участвовал один из инициаторов Единой Европы "Макс Констамм, голландский эксперт по международным проблемам и правая рука Жана Моннэ в движении за создание Объединенной Европы". Это придало Италии высокий авторитет в ЕС.

Европейские политики-интеллектуалы, какие бы они ни предлагали интеграционные проекты, в "подкорке" сохраняют национальные цели. В этом их сила. Они никогда не пойдут против национальных интересов своей Родины. Это и есть качество истинной элиты. Всемирные проекты интеграции лишь подтверждают эту закономерность.

Патриотам России надо учиться у Аурелио Печчеи, умевшего за счет блестящего интеллекта, таланта менеджера и политика не танками, а международными проектами и публицистикой создавать благоприятные экономические условия для своей Родины

Проекты для Земли являются лишь технологией математизации политики. Ожидание "нового" человека приводит к утопиям, порождающим революции с их разрушительными последствиями. Разрушение государства в пользу ТНК показало, что все они доставляют основную прибыль своим державам. Социальная справедливость и свободы исчезают в нищем государстве, ресурсы которого украдены и разделены между ТНК других стран, а промышленность развалена во спасение от "тупика" цивилизации.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.