Как сегодня живет Коза Ностра и её крёстные братья?

Спросите среднестатистического человека, что он знает об Италии, и первое, что он ответит, - что в этой стране есть мафия. В общественном сознании миллионов людей во всём мире укоренился стереотип, в котором мафия и Италия неразрывно связаны. Естественно, что на самом деле это далеко не так. Однако влияние организованной преступности на экономическую и социальную и политическую жизнь страны, особенно юга, по-прежнему велико.

В последние годы не проходит и месяца, а то и недели, чтобы мировые СМИ не сообщили об очередном массовом аресте членов итальянских преступных группировок. Однако, несмотря на многочисленные задержания мафиози, деятельность криминальных сообществ в стране ещё достаточно велика. Считается, что они контролируют более трети теневого бизнеса в государстве, а их доходы исчисляются десятками миллиардов евро. Например, в прошлом году общий доход мафии составил сумму, эквивалентную почти 7% ВВП Италии. Только размер конфискованных у преступников средств за этот период превышает 5 миллиардов евро.

Следует отметить, что само название «мафия» применительно ко всем итальянским организованным преступным группировкам не совсем корректно. Это также один из стереотипов, сложившихся в общественном сознании. Широкое распространение это слово получило в середине позапрошлого века, когда в театре сицилийского Палермо прошёл спектакль «Мафиози из наместничества», пользовавшийся огромной популярностью у зрителей. История происхождения этого слова богата. Существуют десятки возможных версий его появления. Между тем, как установили историки, изучающие проблемы организованной преступности в Италии, мафией называется лишь организованная преступность на острове Сицилия. Более известна она под названием «Коза Ностра». Обычно, когда специалисты говорят об итальянской мафии, то в первую очередь имеют в виду именно её.

В последние годы авторитет «Коза Ностра» и её влияние среди итальянского преступного сообщества были значительно подорваны. В начале 2000-х властям удалось добиться некоторых успехов в борьбе с этой группировкой - были арестованы десятки ключевых фигур в её иерархии. В связи с этим структура организации существенно изменилась. Если раньше это была централизованная организация с одним боссом во главе, то теперь ей руководит директория из 4-7 глав семей, которые из-за противодействия правоохранительных органов лишь крайне редко могут встречаться друг с другом для решения стратегических вопросов. (Следует отметить, что семья в данном случае - это мафиозная группировка, не обязательно связанная кровными узами, контролирующая часть территории, обычно поселок или городской квартал.)

На этом фоне всё большую силу приобретают преступные сообщества из континентальной Италии. Это «Ндрагетта» (Ndragetta) из Калабрии, чьи члены были причастны к массовому убийству в немецком Дуйсбурге в августе 2007 года, и неаполитанская «Каморра» (Camorra), участники которой являются главными виновниками «мусорного кризиса» в Неаполе. Постепенно набирает вес и апулийская «Сакра Корона Юнита» (Sakra Korona Unita). Эта группировка возникла лишь в начале 1980-х годов, однако уже в полной мере сумела заслужить уважение других преступных сообществ.

Основная сфера деятельности криминальных группировок в Италии - контрабанда наркотиков, оружия и алкоголя, игорный и строительный бизнес, рэкет, отмывание денег и контроль над проституцией. Отличительной чертой и залогом успешной деятельности мафии считается высокая сплочённость и организованность. Впрочем, это не помешало возникшей в начале 1980-х годов войне кланов, когда «коллеги» по преступному бизнесу безжалостно расправлялись друг с другом. Тогда жертвами вооружённого противостояния стали сотни человек, в том числе и непричастных к миру криминала.

К началу 1990-х, устав от кровопролития, преступники решили заняться легальным бизнесом. Теперь они не без успеха приобретают всё большее влияние в судебных и правительственных органах. Известно, что ныне на содержании преступных сообществ находятся сотни итальянских политиков разных уровней, полицейских, судей, прокуроров и адвокатов. Впрочем, такое положение вещей было и в прежние годы, однако жертв криминальных разборок было тогда значительно больше, а о связях мафии с политиками общественность могла лишь только догадываться. Правоохранительные же органы не имели легальной возможности отправить преступников за решетку.

Дело в том, что на протяжении десятилетий основой долголетия преступных сообществ в Италии являлось безусловное следование всех членов мафии обету молчания («омерта»). Добиться какой-либо информации от задержанных преступников полицейским было невозможно. В случае нарушения обета предателю и всем его родственникам грозила смерть от рук мафии. Однако в середине 1980-х этот принцип был нарушен и сотни преступников отправлены за решетку. Ныне многие бандиты, задержанные правоохранительными органами, охотно становятся их осведомителями, получая от властей в обмен на информацию защиту для себя и своих близких.

Между тем, окончательного перевеса в сторону государства в деле противостояния его с мафией пока всё же не наблюдается. По данным итальянских спецслужб, к организованной преступности на юге Италии имеют отношение приблизительно 250 тысяч человек.

Только в «Коза Ностра» насчитывается до 5 тысяч активных членов. Десятки тысяч являются её сторонниками, а 70% сицилийских предпринимателей по-прежнему платят дань мафии.

Калабрийская «Ндрангета», которая является сейчас одной из самых влиятельных преступных организаций не только в Италии, но и в мире, состоит из 155 групп и насчитывает около 6 тысяч боевиков. «Ндрангета», в отличие от «Коза Ностры», имеет горизонтальную структуру, поэтому у неё отсутствует какой-либо ярко выраженный лидер. Фактически каждая семья осуществляет полный контроль над своей территорией.

По схожему принципу организована и неаполитанская «Каморра», чья история насчитывает уже не одну сотню лет. Она состоит из 111 семей и насчитывает почти 7000 членов. Преступная деятельность «Каморры» настолько угрожает стабильности на юге Италии, что для противодействия ей в 2008 году в Неаполь, как в 1994-м на Сицилию, были введены правительственные войска.

«Сакра Корона Унита» появилась в 1981 году. В настоящее время в неё входят 47 семей и более полутора тысяч человек. Её организационная структура также похожа на структуру «Ндрагеты». Итальянские борцы с организованной преступностью отмечают, что между ведущими криминальными группировками уже давно существуют особые дружественные отношения. При этом они успешно сотрудничают и с преступными сообществами почти во всех странах Европы и Америки. Например, «Ндрагета» ведёт успешный бизнес с колумбийскими наркобаронами.

И всё же, несмотря на существование мафии, уровень напряжённости в итальянском обществе стал ныне заметно ниже, чем в предыдущие десятилетия. С начала 1990-х, когда мафия перешла от вооружённого противоборства к менее агрессивной стратегии, СМИ и политики занялись другими вопросами. Власти страны уже практически не принимают законы против мафии, хотя за последние годы и были арестованы сотни её членов. Премьер Сильвио Берлускони, которого ещё в начале 1990-х подозревали в связях с мафией, обещает покончить с этим явлением. Следует отметить, что победить мафию в Италии за всю историю её существования смог лишь фашистский диктатор Бенито Муссолини в 1920-х годах. Однако, несмотря на это, пережив многочисленные метаморфозы, она возродилась и стала ещё крепче и сильнее, чем была.

Несмотря на локальные победы властей, сотни тысяч жителей юга Италии, похоже, уже смирились с жизнью под властью мафии. Это значит, что властям страны предстоит сделать ещё очень многое для того, чтобы окончательно удалить это явление из жизни страны. Вот только хватит ли на это терпения, воли и смелости итальянским правителям?

Михаил Вовк

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.