Сокровища тамплиеров

22.12.2004

Сокровища тамплиеров

Клад золотых монет был обнаружен архитектором Дани Гольдманом в подвале одного из домов на территории Генерального штаба. Монеты принадлежали немцу Хуго Вонагелю, который жил здесь еще во времена существования в Израиле ордена тамплиеров. Вонагель спрятал монеты в подвале своего дома перед отъездом из страны и забыл об зтом. Напомнил ему о них Гольдман. Обнаружение клада связано с интересными событиями, о которых жители Израиля практически ничего не знают

Сообщение о найденном кладе поступило в Мельбурн, где живет сейчас Хуго Вонагель, по электронной почте. Архитектору скоро исполнится 100 лет, он замкнут и неразговорчив. Но когда сыновья показали ему видеокассету, отснятую на месте раскопок и обнаружения клада, на лице старика появились признаки волнения.

Он хорошо помнит страх и напряжение, которые пережил почти 70 лет назад, когда прятал золото в потайное место в стене. Увидев кусок ткани, в который были завернуты монеты, он заерзал на стуле, при виде же самих монет на его угрюмом лице появилась улыбка, руки задрожали, на глазах выступили слезы, и старик начал произносить невнятные слова на английском, немецком и арабском языках.

Вонагель не надеялся когда-нибудь увидеть свои деньги. Израиль он не хотел посещать, потому что с изгнанием из страны у него были связаны горькие воспоминания. Даже детям ничего не рассказывал о прошлом.

Хуго Вонагель родился в 1907 году в семье членов ордена тамплиеров в поселении Шарона в Тель-Авиве. Сегодня здесь расположено министерство обороны. В конце 20-х годов он отправился изучать архитектуру в Германию и оставался там почти до прихода к власти нацистской партии. Вонагель не принимал нацистские идеи и решил вернуться в Израиль.

В 1933 году он снова поселился в Шароне и начал строить дома в поселении тамплиеров. Он построил школу, которая через несколько лет превратилась в больницу при Кирие, где появилось на свет много детишек. Больницу разрушили, когда приступили к выполнению проекта по созданию "лагеря Рабина". Свой собственный дом в Шароне в стиле баухауз Вонагель построил в 1934 году. Сегодня он представляет лакомый кусочек для торговцев недвижимостью, поскольку расположен напротив башен "Азриэли". Стоимость золота, найденного архитекторами, намного меньше суммы, которую можно выручить за дом.

Сбылась мечта детства

Архитектор Дани Гольдман не представлял себе, с какими событиями будет связана его работа над докторатом в университете Цинциннати (США). Но он почти сразу оказался втянутым в историю прошлых лет, связанную с немецким золотом, подвалом в здании Генерального штаба и событиями почти 80-летней давности. Гольдман рассказывает, что с детства, подобно многим мальчишкам, мечтал найти клад с сокровищами, а когда обнаружил в подвале золотые монеты, то подумал, что его детская мечта сбылась.

Архитектурой времен ордена тамплиеров он увлекся, когда начал работать над докторатом о развитии израильской архитектуры. Он познакомился с английским профессором Мартином Хиггинсом, знатоком генеалогии тамплиеров, и тот свел его с представителями тамплиерских общин в Австралии и Германии. В Мельбурне Гольдман познакомился с Манфредом Герингом, уроженцем Шароны, который помог ему попасть в архивы центра тамплиеров в Штутгарте и передал ему множество интересных документов, карт и фотографий. Когда Гольдман и Геринг лучше узнали друг друга, последний рассказал архитектору, что во многих домах Шароны спрятаны деньги и семейные драгоценности тамплиеров.

Геринг познакомил Гольдмана и со старым архитектором Хуго Вонагелем из Мельбурна. Гольдман и Вонагель начали переписываться по электронной почте. Поначалу Вонагель был очень сдержан и даже подозрителен, утверждал, что забыл о годах, прожитых в Израиле, не хотел вспоминать о спрятанном кладе. Но постепенно он становился более общительным и в конце концов прислал Гольдману подробное описание места, где спрятал деньги.

Вооружившись этой схемой и формальным разрешением Вонагеля на поиски клада, Гольдман начал борьбу с местной бюрократией. Он обращался в Земельное управление Израиля, в министерства финансов и обороны и даже в консульство Австралии, но разрешения на поиски не получил. Помощь пришла с неожиданной стороны: в ходе бюрократических мытарств Гольдман познакомился с Слаит Брагински, одним из пресс-секретарей ЦАХАЛа, и через некоторое время она вручила ему разрешение на проведение раскопок. Уже назавтра Гольдман связался с руководителем отдела строительства в министерстве обороны и с его помощью нашел нужный дом. К счастью, дом оказался пустым и началу работы ничего не мешало.

Целый год архитектор изучал строение здания и подвалов. Он начал ориентироваться в нем так, как будто прожил там всю жизнь, и довольно точно представлял себе место поиска клада. Вонагель точно указал ориентиры спрятанных денег (если направляться к кладу со стороны входа в подвал), так что Гольдману оставалось только измерить расстояние, наметить нужную точку и начать там раскопки. Так он и сделал, не воспользовавшись даже металлоискателем, который почему-то звенел все время и в любом месте. Через 50 минут работы он обнаружил полость в стене.

Тамплиеры строили свои дома из бетонных блоков, между которыми практически не было зазоров, так что даже дрель с хромо-ванадиевым сверлом с трудом пробивалась сквозь их толщу. Главную трудность составляло обнаружение места, где расстояние между блоками было больше обычного, - именно там и мог скрываться клад. Неожиданно Гольдман заметил торчащую между блоками полоску белой ткани и начал быстро очищать это место от краски и штукатурки.

Через час с четвертью после начала работы архитектор нашел то, что искал. В куске холщовой ткани лежали 23 золотые монеты, тускло поблескивающие при скудном освещении подвала. Гольдман был счастлив, что его работа завершилась так успешно, но ни на минуту не сомневался в том, что найденный им клад должен вернуться к своему законному владельцу, который полностью доверился ему. Обнаружение клада было зафиксировано документально, его подробно описали ученые и специалисты по нумизматике, его изучили представители Управления древностей, университетские ученые и армейские историки. Ценность монет определили по их весу, а не по номинальной стоимости. Она составила всего 100-120 долларов.

Тамплиеры накануне изгнания

В поселении тамплиеров в период расцвета жили около 2200 человек. Они славились своим трудолюбием, моральными устоями и религиозностью. Они внесли большой вклад в развитие архитектуры еврейского ишува, внедряли передовые методы ведения сельского хозяйства, привезли в страну первый дизельный мотор для откачивания воды, построили первую на Ближнем Востоке механическую давильню для отжима оливкового масла, познакомили местных жителей с основами виноделия и садоводства и, что не менее важно, наладили экспорт сельскохозяйственной продукции в Германию.

В 1845 году немецкий теолог Кристиан Хофман организовал христианское движение тамплиеров, которое основывалось на вере, что христиане унаследуют Святую землю. Тамплиеров преследовали власти Германии. Они переехали в Эрец-Исраэль, последовав призывам своих лидеров, которые утверждали, что европейцы, поселившиеся на Востоке, сумеют возродить и осовременить его. Тамплиеры осели в нескольких районах Израиля, приобрели землю и построили дома. Они дружественно относились к первой алие, помогая евреям обосноваться в Израиле. Но вместе с тем они вели обособленный образ жизни, не допускали смешанных браков и не позволяли чужакам селиться в своих деревнях.

Поселение Шарона было создано в 1871 году, а в 1914 году в нем жили 225 человек, которые владели 7300 дунамами земли. Дома они строили на немецкий лад, двухэтажные, с красными крышами.

С приходом Гитлера к власти Шарона превратилась в центр нацизма в Израиле. Там был создан "коричневый дом", который занимался нацистской пропагандой внутри страны и оказывал влияние на соседние государства. Главой общины тамплиеров стал нацист Корнелиус Шварц, представитель и последователь Рудольфа Хесса. Его сторонники наводили ужас на местных жителей, травили кур в сельскохозяйственных поселениях, били стекла в окнах, обмазывали стены домов испражнениями и одновременно строго следили за выходцами из Германии и разоблачали тех, кто не проявлял должной преданности по отношению к Гитлеру и Рейху.

Более того, в 1936-1939 годах жители Шароны помогали арабам в их борьбе с евреями и внедряли в их среде нацистские идеи. В 1937 году Шарону посетил Адольф Эйхман, но по настоянию англичан был вынужден покинуть Израиль в течение 48 часов. Около 400 членов общины тамплиеров служили в вермахте и воевали на фронтах Второй мировой войны. С началом войны в Эрец-Исраэль остались всего около 1500 тамплиеров, которых британские власти считали представителями вражеской страны. В конце концов, англичане решили выслать их из страны. 31 июля 1941 года 665 немцев, среди которых было 536 тамплиеров, изгнали из Израиля в Австралию.

В годы войны 400 немцев пе.реправили с помощью Красного Креста в Германию. К 1944 году в Шароне оставалось всего 40 жителей, занимавших 6 домов, а когда война закончилась, во всем Израиле насчитывалось 280 тамплиеров и 48 немцев, не имевших к этой общине отношения в основном пожилые крестьяне, женщины и дети, и англичане относились к ним довольно либерально. С началом Войны за независимость власти предложили немцам выехать в Германию, Кению или Австралию. Под давлением обстоятельств те приняли это предложение, и в апреле 1948 года, за три недели до провозглашения независимости Израиля, около 300 немцев переправили из Хайфы в британский лагерь на Кипре, откуда они направились в Германию и Австралию. После ухода британцев Шарону передали представителям Хаганы, а затем Бен-Гурион решил использовать здания Шароны для размещения в них правительственных офисов. Как мы знаем, вплоть до сегодняшнего дня там находится министерство обороны Израиля.

Открытие, сделанное в церкви

Хуго Вонагель и его брат Йозеф никогда не были нацистами. В1941 году приказ покинуть страну прозвучал для Хуго как гром среди ясного неба. Его семье дали на сборы несколько часов, и он решил спрятать принадлежавшие ему золотые монеты, так как англичане не разрешали немцам брать с собой деньги и ценные вещи.

Семья Вонагель попала в Австралию и в течение пяти лет жила в лагере беженцев. Там родились его дочери, а в 1948 году правительство Австралии решило предоставить гражданство немцам, которые не были связаны с нацистами. Большая часть тамплиеров поселилась в окрестностях Мельбурна и Сиднея. Документы Хуго, подтверждавшие его профессию архитектора, не были признаны, и он начал работать на сельскохозяйственной ферме и на большом молочном заводе неподалеку от города Мильтон. Увеличившаяся семья (у Хуго родились еще два сына) переехала в предместье Мельбурна, а с наступлением пенсионного возраста Хуго Вонагель поселился в доме престарелых для тамплиеров.

В процессе поиска клада доктор Гольдман сообщал семье Вонагель обо всех событиях и предпринятых им шагах. Поиски клада велись тайно, поскольку могли привлечь интересантов и помешать делу. Когда же клад нашли, сыновья Хуго прилетели в Израиль. В последний день пребывания в стране они посетили старую церковь в Яффо, настоятель которой оказал им большую честь и разрешил подняться на колокольню. Когда зазвонили колокола, луч солнца упал на каменную стену и, как в голливудском фильме, осветил надпись на стене, гласившую:

"Построено в 1903 году, архитектор Вонагель". Гости буквально онемели, а Гольдман поспешил объяснить им суть дела. "Это ваш дед, - сказал он, - Йозеф Вонагель, отец Хуго. Он построил эту церковь 100 лет назад". В начале XX века Йозеф Вонагель был известным архитектором в Эрец-Исраэль и построил несколько зданий, занявших достойное место в истории еврейского ишува: дом инженера Йосефа Трейделя в мошаве Кинерет (о нем поется в известной песне "Аль сфат-ям Кинерет армон рав тиферет"), большой мост над портом Газы, двор Дгания и другие. На склоне лет у Йозефа Вонагеля развилась болезнь глаз, в 1939 году он выехал в Германию на лечение и не вернулся в Израиль.

Сыновья Хуго были поражены увиденным и услышанным и выразили огромную благодарность доктору Гольдману за то, что он открыл им неизвестную часть истории их семьи. К факту обнаружения клада они отнеслись как к чуду, тем более что его поиски заняли так мало времени.

Найденные монеты они намерены хранить в семье, о их продаже, считают они, не может быть и речи. Со временем, возможно, они передадут клад в архив общины тамплиеров в Австралии, для которой он станет ценным даром и наглядным свидетельством событий почти вековой давности.//«Sem40.ru» 







Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.