Мэр и медовуха

Мэр и медовуха

Суздаль удивительный город. Казалось бы, провинциальная глушь, но когда в 1967 году здесь проездом побывал всесильный Ротшильд, его впечатления были весьма неожиданны. «Вы живете на золотой жиле, – заявил магнат мирового рынка. – Дайте мне этот город на несколько десятков лет и я удвою свое состояние».
Город Ротшильду, разумеется, никто не отдал...


Автор: Ольга Андреева

Статья: Мэр и медовуха

Сайт: Отдых в РОССИИ

Суздаль удивительный город. Казалось бы, провинциальная глушь, но когда в 1967 году здесь проездом побывал всесильный Ротшильд, его впечатления были весьма неожиданны. «Вы живете на золотой жиле, – заявил магнат мирового рынка. – Дайте мне этот город на несколько десятков лет и я удвою свое состояние».


Город Ротшильду, разумеется, никто не отдал, но брошенная акулой буржуазии фраза заставила приглядеться к привычному пейзажу. Звездные купола кремля, толстые монастырские стены, старые улочки, еще не успевшие обезобразиться хрущевской застройкой. Во всем этом и вправду что-то было…
В том же году Суздаль приобрел статус туристического центра. Началась новая жизнь.
Старожилы помнят расцвет 80-х годов и глухое запустение 90-х. Сейчас город успешно возвращает себе былую славу. Однако последние годы Суздаль все чаще связывается не только со звездами на куполах, но и с таинственной медовухой, на которую туристы слетаются просто как мухи на мед. Откуда и почему возник этот новый бренд? Зачем он нужен городу, которому и без того есть чем похвастать перед гостями? Эти вопросы я задала мэру Суздаля Сергею Борисовичу Годунину, бывшему управляющему Суздальского медоваренного завода. Ответ его прозвучал неожиданно.
– Еще один бренд, говорите… Я так понимаю, что первым брендом вы считаете суздальский огурец?
Так уж сложилось, что огурцы и местные огуречники испокон веков составляли славу Суздаля. Традиционно здесь возделывали несколько культур: лук, чеснок, хрен и огурец. Особой славой был овеян именно последний. Уникальный биохимический состав местных почв придает здешним огурцам неповторимый, очень приятный привкус. Еще в советские времена в Суздале было зарегистрировано 9 миллионеров-огуречников. Свои миллионы они зарабатывали на законных основаниях, начиная продавать тепличные огурцы еще в начале мая, что обеспечивало огромные прибыли.
– Не так давно, – рассказывает Сергей Борисович, – мы даже учредили у себя праздник огурца. В прошлом году на праздник приехало около 7 тысяч туристов. Огурцы шли нарасхват. Свежие, соленые, маринованные, даже жареные. Ломтик жареного на шампуре суздальского огурца стоил 40 рублей. Представляете, сколько стоил весь огурец! И, несмотря на такую цену, огурцов на всех не хватило. Идея оказалась удачной. Мы и туристов развлекаем, и собственную выгоду имеем.
Впрочем, с медовухой история особая, – уточняет мэр, – дело в том, что когда в 1967 году вышло соответствующее постановление о развитии туризма в Суздале, одним из направлений было названо развитие сети так называемого «занимательного питания». В том числе предполагалось и производство медовухи. Тогда в Суздале был построен первый в Советском Союзе цех медоварения. Реализация этого напитка за пределами города запрещалась. Мы даже во Владимир не могли его поставлять. Медовуха сразу стала работать на наш имидж.
Далее мэр рассказал, что до перестройки Суздаль успел пережить настоящий туристический бум, когда в город ежегодно приезжало до миллиона туристов. Медовуха шла нарасхват. Однако смута начала 90-х положила конец процветающему делу. Цех встал по причине отсутствия сырья и фондов. Оголодавшие медовары снесли оборудование в цветмет, а сами разбежались кто куда.
Только в 2000 году несколько москвичей-финансистов чудом вспомнили о заглохшей традиции. В порядке эксперимента образовалось акционерное общество Суздальский медоваренный завод. Цех восстанавливали буквально из руин, отыскали старых сотрудников, подняли технологическую документацию. Целый научный институт совершенствовал рецептуру. Будущий мэр, Сергей Годинов, возглавил предприятие на той стадии, когда нужно было налаживать производство и выпускать первую партию продукта.
– Со сбытом у нас тогда проблем не было, – вспоминает мэр, – первую медовуху выпустили в канун 9 Мая 2002 года. Закупщики брали не глядя. «Где тут у вас медовуха? Мы берем все». Я уговаривал: «Ребята, да вы попробуйте, посмотрите, какая бутылка, какая этикетка…» Какое там! Смели все. В Суздале медовуху, конечно, помнили. А вот с продвижением на большой рынок возникли сложности. Пришлось потрудиться.
Кстати, медовуха и сбитень (густой, насыщенный напиток на основе меда с добавлением пряностей) имеют уже неплохую репутацию за рубежом. На фоне всемирной тенденции к оздоровлению очень интересуются нашими медами Америка и Израиль.
А недавно и вовсе забавно вышло. Приехала в Суздаль делегация от немецкого города-побратима Роттенбурга-над-Таубером. Зашла речь о праздновании Рождества. Немецкие братья рассказали, что в канун праздника на их главной площади продаются традиционные напитки из разных стран. За исконно русский почему-то выдается чай. После дегустации роттенбуржцы заверили суздальцев, что больше никакого чая на Рождество, ни-ни – только медовуха и сбитень. Продвижению медовухи мешает одна существенная трудность – срок хранения. Эту головную боль заказали себе сами производители.
– Наше производство, – то ли пожаловался, то ли похвастался Годунин, – предполагает только натуральные ингредиенты. Медовуха это чистый продукт безо всякой химии. Консерванты сняли бы все проблемы по срокам хранения и транспортировке, но это сразу отразилось бы на качестве. И я очень не уверен, что медовуха как разновидность какой-нибудь «отвертки» пользовалась бы таким уважением потребителя.
Сейчас максимальный срок хранения медовухи, который обозначен на этикетке, – 4 месяца. Сергей Борисович по секрету сообщил, что на самом деле он равен 6 месяцам, но рисковать не стоит.
Не водкой единой...
И все-таки, откуда за медовухой так прочно закрепилось звание национального напитка? Не ранит ли это сердце убежденных славянофилов, испокон веков предпочитающих водку?
– На ярмарках и презентациях, – говорит Сергей Борисович, – предлагаешь попробовать медовуху, а в ответ слышишь: «Мы русские люди, мы пьем только водку». А ведь водка появилась только при Петре, раньше на Руси пили меда. Если вы русские люди, должны пить медовуху. Тогда начинают пробовать и восхищаться. Мы же предлагаем не просто напиток, а особый русский образ жизни, склад ума.
Рецепт самого напитка не так прост. Увы, и в самом Суздале находятся охочие до быстрых денег дельцы, предпочитающие смешать мед с водой, добавить бутылку водки и выдать это за «Медовуху крепкую, 25-градусную». Настоящая медовуха по крепости не должна превышать 15–16 градусов. Ее можно было бы сравнить с виноградным вином, если бы не ее первооснова – мед, уникальный природный продукт, содержащий в себе 46 исключительно полезных компонентов. Ни в одном виноградном вине такого букета нет. Сладкие и пряные меды спасали от простуды зимой, веселили душу, укрепляли тело. Именно под воздействием медовухи складывалось в веках то, что потом назовут загадочной русской душой – веселой, бесстрашной и мудрой.
Однако национальная идея – дело серьезное. А медовуха это все-таки алкоголь. Не уронить бы национального достоинства, употребляя разрекламированный национальный продукт.
– Я вот что скажу, – решительно развеял сомнения Годунин, – если бы вся алкогольная продукция Суздаля состояла из медовухи, всякие нарушения в пьяном виде прекратились бы вовсе. Не тот это напиток. А если хотите знать подробности, очень советую посетить наш дегустационный зал.
Как она «работает»?
В будний день посетителей было немного, и девушки встретили меня без традиционных русских костюмов. По-домашнему, за чашкой горячего и пряного сбитня мне и рассказывали про действие медовухи на сердца и головы туристов.
Дегустируется 10 сортов медовухи. Все они выходят из цехов Суздальского медоваренного завода. Впрочем, основных видов всего четыре: безалкогольная, пятиалтынная (5,6 градусов), двугривенная (7) и полуполтинная (8,3). Названия эти тоже пришли из старой Руси.
Традиционно медовуха стоила две гривны, поднимая градус напитка, нынешние производители поднимали и стоимость старинной денежки в названии. На основе этих 4 сортов готовят остальные 6, добавляя в напиток настоянные на меду травы.
Кстати, раньше медовух было всего 9, пока однажды дегустацию не заказала группа работников Газпрома. Развеселившиеся газпромовцы и предложили сделать медовуху, настоянную на обыкновенном хрене. Девушки попробовали и получили неожиданно острый, приятный напиток, который между собой до сих пор так и называют «газпромовской хреновухой». Впрочем, посетителям дегустационного зала есть над чем задуматься и кроме медовых нововведений. Например, о душе.
В давние времена, рассказывают девушки, некий мужчина был долгое время мучим трясовицею. Дойдя до крайности, он попросил брата своего пойти в Спасо-Ефимиевский монастырь и принести оттуда медовухи. Брат взял у чернецов мед, но по дороге усомнился в его силе и выпил. Внезапно он почувствовал себя худо и увидел поблизости некоего белоризца, который вещал ему в гневе: «Как мог ты пренебречь даром Божьим? Иди же и проси исцеления себе и брату своему от гроба святого чудотворца».
Возможно, истории о грозных белоризцах рассказывают и о водке, но на медовухе и впрямь лежит божье благословение. Напиться до положения риз ею практически невозможно. Если, конечно, уточняют девушки, пить с правильной закуской: блинчики, пареная свекла, соленые огурцы, моченые капуста, яблоки, рябина. За 2 года существования дегустационного зала был только один случай, когда посетитель, заказавший себе сразу три дегустационных набора (т. е. 1,5 литра), слегка промахнулся мимо двери.
Остров старины
Опытный турист знает, что в Таиланде ему непременно придется отведать живых червяков, в Париже он будет пить божоле, а в Японии есть суши. После дегустационного зала я уже точно знала: русской кухне есть что предложить миру, кроме водки и салата столичного.
– Вот, к примеру, горшочки, – продолжил тему суздальский мэр Годинов. – У нас в каждом ресторане есть в меню эти горшочки. Это те самые блюда, которые подавали на стол монахам и купцам. Еда обильная, серьезная. Кстати, в этом есть свои недостатки. В Суздале не хватает сети быстрого питания. Конечно, никакого Макдоналдса здесь быть не может. Но есть и в нашей традиции свои элементы быстрого питания – пирожки. Наши бабушки выходят со своими пирожками – туристы расхватывают моментально. Все вместе: пирожки, медовуха – это и есть русская жизнь, наш характер.
… Суздаль – островок старины в грохочущем техногенном мире. Но в его видимой беззащитности кроется победительная сила. Неторопливость и купеческая широта – не это ли снится нам, горожанам, в сказочных снах. Суздаль в состоянии сделать сны явью. Уже сейчас цена земельных участков здесь сопоставима с ценами на Рублевском шоссе. Однако логика «все продать, купить лицензию и выпускать утюги» для города станет убийственной. Хорошо, что здесь это понимают.
– В Суздале все есть для того, чтобы развивать туризм на самом высоком уровне, – уверенно говорит Сергей Борисович, – нужно срочно решать вопрос переработки местных плодов. Это позволит сохранить промыслы Суздаля, которые вот-вот могут угаснуть. Ведь город ценен не отдельными церквями и монастырями, которых много и в других местах. Важно, когда весь этот старый русский мир существует как единый ансамбль.
Уже сейчас создана комиссия, рассматривающая вопрос о придании Суздалю статуса города-музея. Это единственный город, живущий за счет сохраненной исторической инфраструктуры. Попав за екатерининские пограничные столбы, вы ощутите, как время для вас отныне идет вспять. Пегая лошадка довезет вас до сводчатой трапезной. Половой поставит на стол дымящийся горшочек со стерляжьей ухой и глиняную миску с солеными огурчиками. Остальное сделает медовуха.





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.