Индонезия своим ходом

Индонезия своим ходом

Сначала мы не собирались включать эту страну в маршрут, но - ура! - так уж вышло. Доски и серфинг в этот раз прошли мимо, зато нам достались летающие собаки, цветущие лотосы и VIP-апартаменты за $17.5.


Автор: Николь Якутович

Статья: Индонезия своим ходом

Сайт: Surfing Indonesia

Итак, мы летим в Индонезию. Напомню, что первоначально мы не собирались включать эту страну в маршрут нашего путешествия. Помимо Вьетнама, Камбоджи, Таиланда и Малайзии в планах были Китай и Япония, которые пришлось вычеркнуть на этот раз в силу отсутствия достаточных средств. Индонезия же рассматривалась в комбинации с Папуа Новой Гвинеей, Австралией и, возможно, Новой Зеландией в планах далёкого будущего. Но раз так уж вышло, что индонезийская виза, по удивительному стечению обстоятельств, оказалась в наших паспортах уже сейчас, значит, так тому и быть. Листая справочники и путеводители понимаем, что за те несколько дней, которые мы готовы посвятить крупнейшему архипелагу в мире, невозможно воспринять по достоинству эти 13 667 тропических островов - уникальнейший калейдоскоп народов, обычаев, местностей, зрелищ, запахов и разнообразных чудес природы. Сотни различных этнических групп, говорящих на более чем 350 непонятных даже их соседям языках, уникальные геологические и климатические условия, удивительно разнообразная флора и фауна, редчайшие виды млекопитающих и пресмыкающихся, смертоносные извержения вулканов, примитивные племена и каннибализм. Всё это в избытке можно найти на протяжении 5160 километров среди тропических морей экваториального пояса. Здесь и остров Комодо, где обитает гигантский варан, ближайший родственник динозавров, сохранивший свой облик, как и 100 млн лет назад: длина животного достигает 4 метров, мощный хвост, которым рептилия перебивает хребет жертве, острые зубы и чрезвычайно ядовитая слюна. Быстро бегает и прекрасно плавает. В настоящий момент на острове обитает до 3500 особей, которые уже сожрали всех карликовых слоников, обезьян и баранов. Теперь индонезийцы завозят туда целые паромы овец и козлов для поддержки жизни на острове. Естественно, все траты на пропитание тварей за счёт туристов, которые имеют желание посмотреть на единственных в мире живых драконов. На острове нет ни гостиниц, ни магазинов, ни аэропорта. Туристов доставляют с Флореса на паромах на один день. Желающие остаться дольше могут, получив специальное разрешение в Департаменте охраны животных, переночевать в лагере, где живут 500 местных жителей, работающих проводниками, но в этом случае необходимо запастись продовольствием заранее: ни кафе, ни ресторанов там тоже нет. Самостоятельно туристам запрещено передвигаться по острову, только в сопровождении проводника, купаться также не рекомендуется: кроме варанов, много отлично плавающих морских змей. Тем не менее каждый год регистрируется несколько случаев гибели туристов: некоторые пытаются сфотографироваться поближе к варану…Про этот остров мы знали давно и мечтали непременно там побывать. Но, прикинув необходимые траты на дорогу, расстались пока с этой мыслью: по минимуму выходит не меньше $800 с каждого от Сингапура. В этот раз мы не готовы к таким расходам.


В то же время хотелось посмотреть что-нибудь удивительное, а Индонезия богата интереснейшими местами: легендарная ступа Боробудур - крупнейший в мире исторический памятник буддизма; храмовый комплекс Прамбанан, где при полной луне в течение четырёх ночей проходят выступления балета "Рамаяна"; разноцветные вулканические озёра Кели-Муту, где, как говорят местные жители, первое вишнёвое озеро служит пристанищем для душ колдунов, второе, цвета красного бургундского вина, - для душ грешников, в светло-бирюзовых водах третьего озера нашли приют души младенцев и девственниц; печально известный вулкан Кракатау, катастрофическое извержение которого в 1883году, с выбросом на высоту до 80 км огромного количества пепла, образовало чудовищную подводную кальдеру, куда хлынуло море, вызвав двадцатиметровые приливные волны, унесшие с собой более 35 тысяч жизней. Калимантан, Сулавеси, Ириан-Джая, Моллукские, Малые Зондские острова. А волшебное слово Ява я помню с глубокого детства, когда с интересом разглядывала дымящиеся вулканы, нарисованные на старой квадратной пачке папирос моего деда…
Выбор наш пал на Суматру не случайно. Во-первых, близко и, соответственно, не дорого, во-вторых, именно там, и только там, растут самые крупные цветы в мире Раффлезии, которые, согласно наглому вранью путеводителя Le Petit Fute, цветут именно в сентябре - октябре. Кроме того, на Суматре можно найти и всё остальное: дикие, примитивные племена кубу и сакаи, обитающие в болотистых джунглях; горы, ущелья и курящиеся вулканы; нагорье Пасимах, усеянное культовыми сооружениями из обработанных глыб, надгробными плитами, столбами, которые относят приблизительно к 100 г.н.э. и считают лучшими в Индонезии образцами доисторической каменной скульптуры; крупнейшее в Юго-Восточной Азии и одно из самых глубоких в мире горное озеро Тоба, образовавшееся в результате происшедшего в доисторические времена извержения вулкана; мегалитические сооружения у села Амбарита, одно из которых - настоящий стол каннибала, где несчастную жертву забивали до смерти, обезглавливали, рубили на части, а затем, приготовив вместе с мясом буйвола, употребляли на завтрак, запивая свежей кровью.
Кстати, на некоторых островах Индонезии до сих пор процветает каннибализм. Помимо забытых Богом мест, где обитают дикие племена коварных охотников за черепами, существуют и вполне цивилизованные селения, в которых едят человеческое мясо. В Джакарте организована даже специальная каннибальная полиция, которая, узнав о случае людоедства на каком-нибудь острове, должна вылетать туда и наказывать "дикарей", но на деле оказывается, что наказывать некого, потому что граждане свободной Индонезии не едят кого попало, а только своих любимых умерших родственников. Они считают кощунственным закопать в землю тело дорогого, близкого человека, чтобы там оно гнило, разлагалось и пожиралось всякими червями. Чтобы после смерти любимый человек навсегда остался с тобой, его надо съесть. Мясо отделяется от костей, готовится специальным способом и поедается только в кругу семьи, а кости сжигаются с соблюдением должного ритуала.
Конечно, такое необычное погребение усопших распространено не повсеместно. В некоторых местах, например, гроб с телом помещается в каменную пещеру-гробницу, специально вырубаемую в скале, а кое-где трупы предварительно высушивают в течение 2 - 3 лет, ждут, пока не накопится достаточное количество упокоившихся, только затем сжигают всех вместе. Причём все погребальные процедуры проходят в атмосфере всеобщего праздника, с музыкой, плясками, воздушными шарами и мороженым.
Короче, любой турист, в котором ещё жив дух здорового авантюризма, готовый свернуть с традиционных маршрутов на остров Бали, желающий прикоснуться к древности и подышать воздухом истории, понюхать гвоздичных деревьев и полюбоваться цветущими лотосами, полазать по джунглям и встретить летающую собаку, постоять у самого жерла вулкана или просто сфотографироваться в обнимку с каннибалом, может паковать походный рюкзак - Индонезия ждёт! У нас с Галей жажда впечатлений неиссякаемая, авантюризма - не занимать, поделиться можем, так что мы летим маленьким самолётиком на побережье Индийского океана за новыми приключениями!
Погода отличная, и из иллюминатора открывается захватывающая дух панорама: густые джунгли, извилистые коричневые реки, холмы. Там, только там на Суматре, обитают тигры-людоеды, пантеры, тапиры и человекообразные обезьяны - оранг педенг. Их не видно с высоты, конечно, но мы точно знаем, что они там! Потом пошли горы, прозрачные озёра, а вот, совсем рядом, курящиеся вулканы, и наконец, Океан! У берега сотни разноцветных лодок с балансирами. Ложимся на правое крыло, чуть не задев воды, лихо закручиваем на 180 градусов и заходим на посадку. Аэропорт скромненький, все постройки деревянные, сразу видно, что прилетели в глухое место. Мы - единственные белые и единственные прибывшие без багажа, у остальных десяти наших попутчиков огромные тюки и баулы, ну это и понятно: смешно приезжать из богатой Малайзии с пустыми руками. Тем не менее нам приходится пройти через красный коридор: видеокамеру, фотоаппарат и сотовый телефон необходимо задекларировать. Сотрудник иммиграционной службы строит из себя важную персону, долго вертит в руках наши паспорта, рассматривая каждую страничку, спрашивает, с какой целью прибыли, и после некоторых раздумий, лениво ставит штамп. Переступив порог аэропорта, сразу оказываемся в зоне повышенного внимания, но, хочу сказать, это совсем неудивительно: во-первых, в этом районе практически не бывает белых людей, во-вторых, мы выделяемся на общем фоне довольно крупными размерами и ростом, в-третьих, на нас ярко-жёлтые футболки и шорты (страна ревностных мусульман!), в-четвёртых, две самостоятельно путешествующие женщины всегда привлекают внимание.
В Букиттингги из Паданга ходят автобусы, но неизвестно, где автовокзал, как до него добираться, да и времени жалко, поэтому берём такси. Ехать 150 километров, а просят всего $12, смешно даже говорить. Машины все старые, "убитые", без кондиционеров, двери не закрываются, передачи не включаются, двигатель в агонии умирает, но - это мелочи, главное - живыми доехать! Водитель "топит газ", выруливаем из аэропорта на шоссе, делаем исторический в нашем путешествии разворот и сливаемся с потоком транспорта в северном направлении. "Исторический разворот" - в смысле знаменательности события: ведь это самая-самая южная точка нашего маршрута! Мы же перелетели экватор!!! на 200 километров и теперь находимся в южном полушарии планеты Земля!!! И вот на этом самом развороте мы закончили продвижение на юг в нашем путешествии, теперь наш путь будет лежать к дому, на север. Надо сказать, что сие событие осталось нами незамеченным и по достоинству неоцененным. Всё внимание приковала к себе дорога, напоминающая полноводный, бурлящий поток горной реки: допотопные грузовики, легковушки, переполненные автобусы с висящими на подножках и даже на крышах пассажирами, мопеды, велосипеды на узком, петляющем, в рытвинах и колдобинах шоссе, и каждый считает делом своей чести и достоинства обогнать впереди едущего,при этом совершенно не обращая внимания на встречный транспорт. К тому же, с обеих сторон на дорогу выскакивают подростки с ведёрками для бумажного мусора: пожертвования собирают на строительство мечетей. Как говорит моя мама, лучше пешком до Москвы в тесной обуви! Когда же дорога подобралась к горному ущелью и пошла петлять вдоль отвесной скалы, уходя всё выше и выше в горы, мы решили, что лучше расслабиться, откинуться в кресле, закрыть глаза и будь что будет! Однако доехали. На радостях даже дали водиле 20 000 рупий чаевых ($2).
Отель "Bagindo", у которого мы остановились, внешне показался невзрачным и несерьёзным, но внутренний холл, стилизованный под пещеру с подсветкой, фонтанчиками и большой стойкой reseption, указывал на солидность заведения. Беглый просмотр price листа не дал результатов, пришлось детально изучать каждую строчку, подсчитывая количество нулей. 20 000 рупий за standart poom?! Люксовский номер предлагался за 135 000, а VIP-апартаменты за 175 000 рупий ($17,5)! Пребывая в некотором замешательстве от столь неожиданных цен, отправились осматривать номера. VIP-room состояла из двух больших комнат: первая - кабинет, отделанный тиковым деревом, с огромным полированным письменным столом из красного дерева, на котором стоял горшок с золотым деревом, там же располагался второй резной стол неясного назначения и большой холодильник; вторая комната являла собой собственно спальню с двумя огромными кроватями, диваном, маленьким журнальным столиком и телевизором вполстены, всё остальное пространство было заполнено мягкими индонезийскими коврами. Ванная комната выполнена в пастельном розовом цвете с большим окном, откуда открывался великолепный обзор окружающей местности на фоне вулкана. Надо ли говорить, что мы не стали искать другой отель, а остановились в этом, первом попавшемся. Немного оправившись от нервного стресса после тяжёлой дороги, пошли осматривать город.
Букиттингги - столица минангкабау. Так называется приветливый и загадочный народ, считающий себя потомками Александра Македонского, проживающий главным образом в горах западной Суматры. Индонезийские минангкабау составляют самое большое в мире сообщество людей, в котором при всей приверженности исламу ведущая роль принадлежит женщине. Ей принадлежит вся собственность, наследование идёт по материнской линии и только среди дочерей и сестёр, женщина руководит, она распоряжается всем и всеми, она занимает доминирующее положение во всех вопросах. Правда, мы сами этого не заметили, просто прочитали в путеводителе и радостно приняли к сведению. Очень правильный народ! Так вот Букиттингги - очаровательный маленький городок, расположенный на высоте 920м над уровнем моря, окутан тропической зеленью, и здесь не бывает изнуряющей жары, пыли и шума. Разъезжающие по улицам конные одноосные повозки докар придают городу вид тихой, сонной провинции. Поездки на докарах очень дороги, но всё равно популярны среди местной буржуазии, так как наглядно свидетельствуют о благосостоянии последних. Нам тоже хотелось прокатиться на такой повозке, но, глядя на низкорослых лошадок со смешным огромным красным помпоном на низко опущенной голове и прикинув наш общий вес вместе с возницей, мы пожалели несчастное животное и сели в бемо. Это нечто среднее между маршрутным такси и скотовозкой очень скромных размеров. Стоит копейки. В кузове мест 6 - 8, но набивается обычно человек двадцать. Втиснулись и мы в узкий дверной проём этого транспортного средства, в стеснённых условиях уселись на скамейку и тут же заметили, что все пассажиры, находящиеся в салоне, уставились на наши ноги. У девчонок, что сидели напротив, глаза округлились и постепенно наполнились ужасом. А ведь, надо отметить, было от чего. К этому дню наши раны достигли самого расцвета: зелёно-жёлто-коричнево-чёрные язвы с кровоточащей сердцевиной и нежно-розовой гладкой кожицей вокруг. Смахивало на лишай. Мы поспешили выйти. И оказались в самом центре Букиттингги - у его главной достопримечательности - старой башнис часами на городской площади. Башня была построена голландцами ещё в XIX веке, но прекрасно сохранилась. Осмотревшись, двинулись дальше, но через несколько шагов нас остановили подростки и вежливо, с трудом подбирая слова, начали допрос: кто вы такие, откуда, куда идёте? Только попрощались - через минуту другие с тем же подошли, потом и третьи. Мы растерялись, не зная, как себя вести, но тут подоспел и взрослый минангкабаец, объяснив, что он - учитель английского языка в местной школе, дети - его учащиеся, и он им наказал для лучшего усвоения учебного материала приставать к иностранцам, которые иногда в Букиттингги появляются, и практиковаться в живой разговорной речи. Ясно. Иностранцев, кроме нас, мы пока в Индонезии не встречали, значит, далеко нам не уйти. Зато узнали, где находится туристическое бюро, и вскоре уже сидим за столом с приятной молодой девушкой, изучаем предлагаемые маршруты. Букиттингги - крупный туристический центр этого района Суматры, сюда ежедневно приезжает два - четыре, а то и десять туристов, поэтому есть и агентство и пакет экскурсий. Самой красочной выглядит десятидневный треккинг в поисках примитивных людей кубу, едва перешагнувших каменный век. Кубу - племя собирателей, ходят в набедренных повязках из луба, добывают съедобные корни с помощью палки-копалки, собирают плоды и орехи, жрут ящериц, змей, насекомых сырьём, спят в удобных развилках деревьев, укрываясь листьями. Поездка включает в себя переезд на автобусе, пароме, затем многочасовые походы пешком через джунгли с мачете, сплавы на джонках и плотах по рекам среди крокодилов. Ночёвки предполагаются в гамаках, питание - у костра, москитные сетки прилагаются. Заманчиво. Но, во-первых, мы не настолько экстремалы, во-вторых, сильно травмированы, в-третьих, слишком долго. По первым двум причинам отметается и предложение восхождения на действующий вулкан Гугунгмерапи. В 1989 году его лава накрыла три деревни, а в 1992 году при очередном извержении погибло более 3 тысяч человек, включая несколько туристов… Нам бы чего попроще. Покупаем однодневную экскурсию по ближайшим цивилизованным сёлам на завтра ($6 с каждого) и заказываем индивидуальный автомобиль с водителем на послезавтра для поездки к Раффлезиям ($13). Надо ещё решить вопрос с отъездом. Дальше наш путь лежит на Медан, а туда можно лететь самолётом из Паданга ($55) или автобусами различной комфортности прямо из Букиттингги (совсем даром). Вспомнив, с каким трудом нам далась дорога сюда из Паданга, и представив, что надо претерпеть это заново, мы решили ехать автобусом: и денег сэкономим, и спокойнее. VIP-bus обошёлся в $15 за место.
Дальше на нашем пути встретилась аптека, где мы без всяких формальностей прикупили нужные антибиотики, мази и бинты. Потом посетили местный зоопарк, в котором, судя по путеводителю, размещены все представители животного мира Суматры. На самом деле оказалось, что большинство из них представлены в виде чучел, главным образом, хищники. Видимо, живьём слишком дорого содержать. А плата за вход вообще смешная - 1500 рупий. Кстати, деньги в Индонезии все разноцветные - это чтобы неграмотные граждане могли их различать. Кошельков ни у кого нет, купюры ветхие, мятые и влажные, рассованы по карманам. Понятия "очередь" тоже не существует. Просто протягивают руку со скомканной бумажкой через плечо впереди стоящего и никаких условностей! Мы, например, полчаса культурно стояли у кассы зоопарка безрезультатно.
Прошлись по рынку, сфотографировались с девчушками по их просьбе, оставили запись welcome to Russia в альбоме у мальчика и, о чудо! - купили мне сандалии! Меньше всего я предполагала найти что-нибудь стоящее здесь! Затем, вконец утомлённые, дошли до красивейшего парка в западной части города, расположенного над каньоном Нгарай, откуда открывался потрясающий вид на горные ущелья, холмы и сам каньон. Хотели посмотреть траншеи, которые рыли японцы во время Второй Мировой войны, но тут нас достал настоящий тропический ливень. Потоки красной глины понеслись по тропинкам и лесенкам, мы еле успели добежать до кафе на самом краю парка. Уселись под навесом за столиком у кромки отвесной скалы, заказали колу. Впечатление непередаваемое: мы сидим выше облаков! Тяжёлые тёплые капли неистово бьют по крыше, серая завеса дождя покрывает горы, поросшие могучим лесом, белая дымка облаков стелется в ущелье. Подошёл хозяин кафе. Узнав, что мы из России, очень удивился и обрадовался: мы первые посетители из России в его кафе, прежде он никогда не встречал русских. Тону оказался очень любознательным, целый час мы рассказывали ему о нашей стране, какая она огромная, почему не выращиваем рис и кофе, наш политический курс, благосостояние народа и климатические условия. Особенно его заинтересовал рассказ о суровых испытаниях холодом, которые терпит наш народ зимой, когда всюду снег и лёд, а температура падает до -30 градусов. Глаза у Тону округлились, и почти шёпотом он спросил, какую же одежду мы носим? Дословный перевод нашего скудного английского на русский язык выглядел примерно так: шьём из животных. Хозяин кафе почти лишился дара речи. Когда наш рассказ дошёл до Петра I, я подарила ему пачку одноимённых сигарет. Тону прижал её к сердцу и сказал, что подарит сигареты отцу, который у него неграмотный и даже не знает о существовании такой удивительной страны, как Россия, где производят танки, летают в космос, полгода живут в снегу, носят шкуры животных и продают лес. В свой черёд, Тону рассказал нам о разных редких растениях, цветах, которые встречаются на Суматре, расстроив нас тем, что Раффлезии, из-за которых мы, собственно, сюда приехали, цветут только в декабре - январе, а сейчас можно найти только бутоны. Причём, именно найти в труднодоступных джунглях, если повезёт, а не как написано в путеводителе, что якобы их разводят на ферме. Раффлезии встречаются довольно редко, их надо искать, часами, а то и днями пробираясь по гористым лесам, и многие туристы уезжают так и не встретив этого удивительного цветка. Тону рассказал, что зато можно увидеть летающую собаку, настоящую, крупного размера, жёлтого цвета, с большими острыми клыками. Представив такое чудовище, мы напряжённо вглядывались в ущелье, куда указывал Тону, якобы их там навалом. Я увидела их позже, ночью во сне. Стая крупных рыжих дворняг с крыльями планировала над каньоном, злобный оскал обнажал их мощные клыки, а ужасающий вой заставил меня проснуться. Конечно, я сразу разбудила Галю, в бреду выкрикивая: "Я видела их! Видела!", с жаром описывая летающих собак. Галя не разделила моего восторга, сказала, что у меня температура…(Для справки: летучие собаки - калонги - действительно существуют. Размах крыльев достигает полутора метров, длина туловища до 40см. Летают только большими стаями. Питаются плодами фруктовых деревьев. Встречаются только в горах о.Суматра, Индонезия; БСЭ). Перед прощаньем Тону показал нам фокус: в правую ладонь положил мне пепел от сигареты, приказал сжать пальцы и крутить кулаком, как он показывает, затем гикнул, свистнул, дунул на кулак и пепел необъяснимым образом оказался в левой ладони! Галя тут же шепнула мне, чтобы я проверила - на месте ли кошелёк. Кошелёк оказался на месте, поэтому фокус нам понравился. Дождь постепенно стих, и мы отправились домой.
Вечером решили сходить в ресторан, выбрали тот, что поближе. Сидим за столом, заказанные блюда уже принесли, а вилок нет. Ждём, ждём, всё не несут. Официант по-английски не понимает, мы ему наглядно жестами показываем, два пальца тыкая в тарелку. Несёт плошки с водой, чтобы руки помыть. Мы заново жестикулируем. Несёт несколько бутылок с острыми приправами, хотя ими и так весь стол уставлен. Мы уж подумали, что придётся на индонезийский лад руками есть, но, слава Богу, помог один добрый человек вилки найти. Только, можно сказать, они нам практически не пригодились. Есть то, что нам принесли, оказалось невозможно. Никакой Том Ям не сравнится по остроте с индонезийской кухней! Даже разобрать, из чего приготовлено блюдо, не представляется возможным, будь то жареная змея или варёная курица, вкус совершенно одинаковый - никакой. Глаза вылезают из орбит, внутри всё горит, начинаешь задыхаться, жадно глотая воздух, и ровно три минуты приходишь в себя. В Индонезии абсолютно все блюда смачно сдабривают перцем. Они даже младенцам с рождения вместо соски суют в рот стручок красного перца. Короче, мы выпили только пиво, рассчитались и пошли в магазин покупать молоко и мюсли.
Утром за нами в отель заехал микроавтобус, и мы оправились в однодневный экскурсионный тур по окрестностям. Кроме нас в группе туристов ещё молодая пара голландцев, итого нас четверо. С нами гид, его сестра, желающая попрактиковаться в английском, и водитель. Мы первый раз встречаем иностранцев в Индонезии и искренне рады этому. Нас тоже встречают приветливо, так что в группе сразу сложилась доброжелательная атмосфера. Едем в деревню Сунгайтараб, которая находится между вулканами Мерапи и Саго. В деревне сохранилась и до сих пор функционирует старинная водяная мельница для перемалывания кофе. Сарай с огромным колесом сбоку. От горной реки сделан отвод, по которому вода бежит и крутит колесо. Внутри доисторическая конструкция. Зёрна вывалены на пол, на них с грохотом обрушиваются деревянные брёвна. Рядом две бабки пакуют молотый кофе в мешочки. Мы купили, конечно, но, надо сказать, кофе оказался крепкий, но совсем не вкусный. Потом посетили ещё несколько селений. Индонезийские крестьянские хозяйства показались нам вполне зажиточными: чай, кофе, табак, хлопчатник, сахарный тростник, перец, корица, гвоздика, фруктовые и шоколадные деревья, овощи растут в каждом дворе. Мало того, у каждого дома имеется каменный бассейн, где крестьяне разводят рыб. Всей деревней возводится сложная система дамб, отводных канав и каменных каналов от горной реки к каждому двору. Многие держат домашнюю птицу, кроликов и даже обезьян для сбора кокосов. Да и дома добротные, из камня и глины, с застеклёнными рамами. А вокруг селений нет ни одного невозделанного клочка земли, всюду растёт заливной рис, даже на крутых склонах холмов с помощью земляной насыпи устроены рисовые террасы.
Посмотрели Дворец короля минангкабау, Общинный Дом, где проходят деревенские собрания, пообедали и поехали к горному озеру Манинджоу. Вода в озере пресная, мои раны начали постепенно заживать, так что я смогла уже немного поплавать. Галя наслаждалась береговым пейзажем. Затем с голландцами распивали пиво и беседовали о жизни. Оказалось, что парень работает по контракту в Джакарте уже полгода, его подруга приехала к нему в гости и, взяв две недели отпуска, теперь они путешествуют по Суматре.
После часового отдыха отправились дальше. Последним селением в нашей экскурсии была маленькая ремесленная деревенька высоко в горах. Там мы посмотрели, как работают резчики по дереву, чеканщики и ткачи. Главным образом, внимание привлёк ткацкий станок, на котором ткачихи за день работы производят 1 - 2 сантиметра красивой ткани с золотыми нитями. Мы не упустили возможность прикупить себе резных шкатулок из красного дерева со вставками из этой самой ткани.
Вернулись в Букиттингги с закатом солнца. Хотели было пройтись по городу, но по дороге у первой же лавки я случайно наткнулась на горящую керосиновую лампу, которая стояла на табуретке. Только начавшая заживать рана на левой ноге нестерпимо заныла, пришлось возвращаться в отель и вечер проводить у телевизора с фруктами и виски, лёжа на диване.
Утром сдали номер и с вещами погрузились в микроавтобус, который должен доставить нас в местечко Палапух, откуда следует начинать поиски Раффлезий. Вернее Арнольду - самую известную из двенадцати видов раффлезиевых. Известна она тем, что является самым крупным цветком в мире, обычно 1 метр в диаметре и весом 6 - 7 кг, но бывают экземпляры и до 2 м и 20 кг! Арнольда встречается в единственном месте на планете - только на острове Суматра. Растёт в труднодоступных гористых диптерокарповых лесах - гилеях, где почти нет никакой травы и всегда царит полумрак и тишина. Раффлезии не имеют стеблей, в бутоне похожи на оранжево-красные футбольные мячи, растущие, как капуста, а, раскрывшись, издают непереносимый трупный запах, привлекая мух, которые их опыляют. Семена похожи на ягоды, их разносят копытами дикие свиньи и слоны. От прорастания семян до появления бутона проходит три года, ещё полтора года нужно, чтобы бутон раскрылся и превратился в цветок. Сам же цветок живёт всего 2 - 4 дня! При таком раскладе понятно, почему Раффлезия встречается редко и её трудно найти!
В Палапухе мы взяли проводника за $6. Он сразу честно признался, что цветущих Раффлезий мы не найдём, мол, в декабре надо приезжать. Что ж, мы это уже знаем. Но не зря же приехали! Хотя бы на бутоны глянуть. Джони шёл впереди, мы тащились следом. Сначала тропинка тянулась вдоль рисовых плантаций, затем круто взяла в горы. Галя скулила, что забыла взять с собой зонтик. Какой там зонтик! Капли дождя почти не проникали сквозь сумеречное сплетение джунглей, о том, что идёт дождь, можно было только догадаться по струйкам красной глины, стекающей под ногами. Еле заметная тропа, по которой, видимо, и снуют дикие свиньи, петляет меж тиковых, сандаловых, миртовых и ещё каких-то неизвестных огромных деревьев (50 - 60м) с гигантскими корнями, карликовыми пальмами и древовидными папоротниками. Сплошной зелёный полог, образуемый несколькими рядами крон, почти не пропускает свет, гибкие лианы оплетают всё вокруг, создавая непроходимую чащу. Мы карабкаемся всё выше и выше, постоянно спотыкаясь и падая. Кроссовки скользят по плывущей глине, хватаемся за лианы, пытаясь подтянуться. Я спрашиваю проводника, встречаются ли в этом лесу змеи. Джони тревожно оглядывается по сторонам, отвечая, что, мол, много и часто. У меня хватило ума не сразу перевести Гале его слова. Только когда мы нашли первый маленький бутон Арнольды, я посоветовала ей пореже за лианы хвататься, а то вдруг это не лиана, а змея висит! На этом наш поход, можно сказать, закончился. Стоны, охи, причитания заполнили всё пространство. Джони говорил, что из России он водил однажды к Раффлезиям группу из десяти мужиков, а вот женщин из России видит впервые. Конечно! Где таких дур ещё встретишь! По диким джунглям, с голыми, перебинтованными ногами, в майках, да ещё рюкзаком, фотоаппаратом и видеокамерой обвешаны, как на курортную прогулку выбрались!
На обратной дороге сделали крюк и нашли сгнившую распустившуюся Арнольду. Жалкое зрелище, но размеры впечатляют. Пришлось у Джони купить готовые фотографии цветущей Раффлезии, чтобы было, что дома показывать.
Поездка получилась скорой, и в итоге уже в 12 часов мы были в Букиттингги. Водитель высадил нас у автовокзала, откуда в 16 часов отходит наш автобус на Медан. Видуха у нас жуткая: мокрые, грязные, все в глине. Решили за 20 000 рупий снять комнату в каком-нибудь отеле, чтобы помыться и переодеться. Но ни одного отеля рядом с вокзалом не нашли, пришлось вернуться. Я пошла осматривать вокзальную территорию в надежде найти туалет, но ничего подобного, в обычном смысле этого слова, не находилось. Зато на заднем дворе обнаружилось некое помещение, которое мы приняли за душевую. Кафельные стены и пол, сбоку возвышается подобие бассейна с водой и ковшики на бортике. Достаточно чисто. Приободрившись, мы начали раздеваться. Тут заходит бабка, приветливо нам кивает, присаживается посередине, писает на пол, черпает ковшиком из бассейна воду, споласкивается и, не вытираясь, надевает штаны. Снова приветливо кивает и уходит. Так значит, это туалет и есть! Вот ведь где пожалеешь, что резиновые сапоги не прихватили! И ведь именно женским оказался! Надписи-то на индонезийском языке, мы наугад зашли. Ну, мы - туристы неприхотливые: помылись из ковшиков, переоделись, перебинтовались. Сели на вокзале в нарды играть. Вокруг толпа собралась, смотрят. Я достала свой "Victorinox" пиво открыть, - общий вздох восхищения. С гордостью демонстрирую все возможности армейского ножа, наглядно показывая, для чего каждое лезвие предназначено. Просят видеокамеру показать. Откидываю экран, переворачиваю, чтобы им себя видно было. Смущаются, как дети. Хозяину автовокзала даже дала в руках камеру подержать, посмотреть на 600-кратное увеличение. Так и провели четыре часа незаметно.
Автобус наш действительно VIP! Мы таких и не видели раньше. Размером с Икарус, а в ряд три места. Широкие, с поднимающейся подножкой, и спинка откидывается почти горизонтально. Подушки, одеяла. Да на таком автобусе 20 часов пути совсем незаметно пролетят! Тем более в ночь ехать. Погрузились, устроились, готовимся экватор пересекать, он проходит ровно по селению Бонджол через 56 км. Тронулись. Но тут-то и началось нежданное. Водитель набрал крейсерскую скорость 50 км/ч и, не притормаживая ни перед одним поворотом, лихо пошёл петлять по крутым спускам и подъёмам горной дороги. Через десять минут пути почти всех пассажиров укачало, и второй водитель начал раздавать полиэтиленовые пакетики для физиологического наполнения. Наши места находились в хвосте автобуса, который болтало больше всего. Бабка в середине салона первой издала предательские звуки, вызывая цепной реакцией рвотные позывы у всех остальных пассажиров… Надо ли говорить, что экватор, равно как и Бонджол, мы не увидели.
Непростительной ошибкой оказалась наша экономия на авиабилетах. Вдоль всей Суматры с западной стороны тянется хребет Барисан, шесть вершин которого превышают 3000м, а Керинчи достигает 3805м. Этот хребет входит в так называемую Бирмано-Яванскую горную дугу, которая представляет собой юго-восточное продолжение Гималайской складчатой системы. Восточное побережье Суматры является самой крупной в мире заболоченной низменностью, покрытой непроходимыми тропическими лесами. Конечно, дорога проложена по горному хребту. Поэтому все двадцать часов пути лучше спать. Смотреть, как летит автобус по узенькому серпантину, слева - отвесная скала, справа - обрыв, где далеко внизу пенится горная река, не снижая скорость на поворотах, только призывно сигналя, огибая закрытый выступ скалы, в здравом уме невозможно.
В одиннадцать часов ночи первая остановка. Галя лежит зелёная, а я со сна хоть бы что. Захожу в столовку, у которой остановились. Сидят одни мужики за столами, все на меня уставились. Ну мне-то всё равно, смотрите, если хочется. Села за пустой стол. Тут же принесли плошки с рисом, курицей, рыбой и ещё с чем-то. Только начала в тарелке ковыряться, как вижу гигантского клопа на столе. Смахнула его, огляделась, а их видимо-невидимо! Чёрными пятнами в сантиметр кишат повсюду. Аппетит пропал. Расплатилась, вышла на улицу, тут и Галя подходит. Присели на скамеечке, пригляделись, да тут полчища клопов! Поспешили в автобус, сели на свои места, и клопы с нами: на плече, на рукаве, на стекле. Господи! Что же это за деревня такая! Передавили их вроде всех, успокоились, и снова спать. Следующая остановка в шесть утра. В столовку завтракать уже не пошли. Сразу в туалет. А здесь это такое же в точности помещение с бассейном, как и в Букиттингги, только без одной стены. Вроде как сцена. Тут же и зрители появились. Белых людей в такой глуши никто никогда не видел, вот толпа сразу и собралась на нас посмотреть. Что естественно - то не постыдно! Тётки с нашего автобуса юбки приподняли, присели на корточки в центре залы, и на пол писают, не обращая внимания на мужиков, что в дверях стоят. А один из них так вообще внутрь зашёл, как бы вроде своей бабке ковшик подать…
Наконец, и Медан! Измождённые, выползаем из автобуса на раскалённый от жары воздух. Шум, вонь, пыль, смог. Надо сматываться отсюда, нечего в Медане делать, - это грязный промышленный город-порт с двухмиллионным населением без всяких достопримечательностей. Нам к морю уже хочется, на пляж, под пальмы, на остров Пинанг. А в Медан мы приехали, потому что думали сэкономить на дороге. Из Медана на Пинанг ходят скоростные паромы, а ведь это всяко дешевле самолёта. Но после такого изнурительного двадцатичасового автобусного переезда про экономию мы уже и не вспомнили. Сразу с автовокзала на такси поехали в авиакассы, чтобы купить билеты и сегодня же улететь на Пинанг. Но оказалось, что сегодня уже не получится, только завтра утром. А утром мы и на пароме доедем. Зашли в паромную контору, купили билеты. Спрашиваем, где тут у вас остановиться можно, чтоб прилично и не дороже 25 долларов? Расстерялись: "У нас - говорят, - самый дорогой за 15". Посоветовали "Garuda Plaza International", который оказался вполне достоин 3х звёзд. Разместились, полежали с дороги, традиционно глотнули виски и пошли смотреть город.
Да-а, это вам не провинциальный Букиттингги, со своими лошадками да чистым горным воздухом. Асфальт вспучивается от жары, воздух от зноя плотными волнами перед глазами плавает, сотни, тысячи автомобилей, мопедов, грузовиков чадят, гудят, велорикши-бечаки призывно орут в поисках клиентов. Тротуаров практически нет, только успевай увернуться от лихого наездника. И уж, конечно, никто не здоровается, как в Букиттингги, о здоровье не интересуется и политические события не обсуждает. Все по своим делам спешат. Иностранцы здесь не в диковинку. Хотя мы пока ни одного белого человека ещё не видели, но по всему чувствуется, что они здесь бывают. Медан - крупный экономический, административный, промышленный город, здесь и банки, и совместные предприятия, компании, и международный порт, и даже Макдональдс. Посмотрели Дворец Майской луны, в котором живёт действующий султан, Королевскую мечеть с чёрными куполами. Погуляли немного и вернулись в отель. Вечер провели у бассейна с нардами и пивом.
Утром, чтобы не тащиться пешком целый километр, взяли такси. Водитель тыкает мне в грудь пальцем: "Амэрикэн?", жестами изображает пулемёт: "пуф-пуф-пуф" и громко смеётся. В Медане живёт народ аче - самые ревностные, фанатичные мусульмане. Портреты Бен Ладена повсюду…Хорошо хоть ехать недалеко. У паромной конторы нас ждёт автобус, который за час доставит пассажиров к морскому порту, и уже через пять часов мы будем на Пинанге. Душу и память обогатили, пора и телу дать отдых.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.