Alta выкупила у россиян чешскую Škodа Machine Tool

Владельцы компании Alta, одной из крупнейших чешских торгово-инжиниринговых компаний, в прошлую пятницу подписали последние документы, подтверждающие покупку Škoda Machine Tool у российского консорциума «Станко импекс групп».

Успеху способствовал и тот факт, что у Alta уже давно сложились нестандартные отношения с предпринимателями в бывших республиках Советского Союза. Русские изначально думали о слиянии с другой иностранной компанией, но потом решились на продажу, поскольку им нужны средства для нового бизнеса.

Škoda Machine Tool, купленная в 2005 году у Škoda Holding, для «Станко импекс групп», была, скорее, финансовыми инвестициями, а не долгосрочным стратегическим интересом.

Стоимость сделки обе стороны не разглашают.

В 2005 году речь шла о нескольких сотнях миллионов чешских крон.

«Покупка в 2005 году, если бы русские нас не опередили, конечно, была бы для нас более выгодной. Не только из-за стоимости, за пять лет завод сгенерировал огромное количество денег, которые мы могли бы использовать для дальнейшей экспансии», - говорит Бронислав Шимек (Bronislav Šimek), один из трех совладельцев компании Alta.

Ekonom: Почему вы столько пытались получить Škoda?

Бронислав Шимек: Потому что она выгодно вписывается в нашу производственную базу, дополняет портфолио. В рамках станкостроения мы специализируемся на рынке обрабатывающих станков. И сегодня благодаря нашим заводам TOS Kuřim, ČKD Blansko и Škoda Machine Tool у нас есть предложения от средней высшей до самой высокой категории.

- У Škoda Machine Tool в Китае рядом с российскими границами есть и чешско-китайское предприятие, как вы будете его использовать?

- Завод в Харбине модернизирует обрабатывающие станки, а также служит сервисным центром и центром обучения по продукции Škoda Machine Tool.

Опыт Škoda Machine Tool на китайском рынке мы хотим использовать для всей группы Alta. Китайцы смотрят на рекомендации из собственной страны, ни у Alta, ни у TOS Kuřim этого нет. А ČKD Blansko, который мы купили в прошлом году, и Škoda Machine Tool, наоборот, в Китае работают уже давно.

- До сих пор Alta была известна нестандартными отношениями в бывших республиках Советского Союза. Двое из трех владельцев учились в Киеве, там ваши однокурсники. Вы и сегодня используете это «преимущество» перед конкурентами?

- Сегодня то, что мы больше 20 лет назад там учились, уже не играет такой роли. И даже то, что для другой стороны комфортнее, если мы говорим по-русски. Это было важно в 1990-е годы, в самом начале.

Тогда мы действительно использовали положение, хотя мне кажется, недостаточно.

- Например, вы не скупали предприятия в постсоветских странах?

- В определенное время да. Или сначала нам надо было приватизировать некоторые предприятия в Чехии. Мы сосредоточились только на внешней торговле, которую мы изучали и понимали. Только после 2000 года мы начали рассматривать и другие направления.

- Вы начали покупать заводы, расширили компанию, сделали ее не торговой, а торгово-производственной. Почему?


- В 1990-е годы, когда мы основали компанию, рынок на постсоветском пространстве, на который мы ориентированы, был очень  нестабильным, и роль иностранных торговых компаний была довольно существенной.

С консолидацией рынка и с приходом современных технологий, интернета, роль посредников стала менее важной. Поэтому мы начали искать добавочную стоимость и решили, что клиентам предложим комплекс услуг от инжиниринга и продаж до финансирования и сервиса.

- В настоящее время ваш самый крупный заказ – строительство завода по производству метанола. Как ваши успехи?

- Пока это наше крупнейшее мероприятие в Нижнем Тагиле на Урале стоимостью пять миллиардов крон. Подписан основной контракт, мы надеемся, что реализация начнется в этом году. В этом году должно начаться строительство, должны начать заказывать оборудование. Крупные поставки станков пойдут только в следующем году. Кстати, доля чешских производителей там составит более 50 %.
 
- Что должна делать компания, чтобы добиться успеха в России, Белоруссии или на Украине?

- Главное – иметь хороший продукт, иначе у вас нет шансов. Все остальное вам только помогает реализовывать бизнес. Для русских личные отношения имеют большое значение, это правда, но сегодня они тоже уже гораздо более прагматичные.
 
Владельцы компаний не обязаны покупать что-то у вас только из-за того, что вы хорошо друг друга знаете.

- Существует разница между отдельными постсоветскими странами?

- В Чехии часто ошибочно всех валят в одну кучу. Двадцать лет назад можно было говорить об идентичных рынках, сегодня экономики этих стран развиваются каждая по-своему, хоть это и не сразу бросается в глаза. Было бы смело открыть магазин в Москве и верить, что он будет продавать и на Украину, и в Белоруссию. В каждой стране должно быть свое  торговое представительство.

На Украине вы никого не поразите тем, что у вас крупные проекты в России. Они скажут: в России делай, что хочешь, меня интересует, что и у тебя есть здесь.

- Какая из этих стран наиболее перспективная для бизнеса?

- Сложно сказать. Но лично меня в последнее время приятно удивила Восточная Украина. По крайней мере, в области тяжелой промышленности, на которой мы специализируемся. Там идут положительные процессы, появляется желание инвестировать, покупать оборудование.

И наоборот, кризис в России был глубже, чем в Европе, там экономика только начинает подниматься. Решения об инвестициях принимаются дольше, и на каждом шагу мы сталкиваемся с конкуренцией.

- Как вы оцениваете то, что торгово-экономические отделения в наших посольствах сокращают число сотрудников?

- Очень критически. Я считаю, что чешская дипломатия в принципе очень мало ориентирована на бизнес. Переговоры Министерства иностранных дел и Министерства промышленности негативно сказываются на продвижении интересов чешской экономики за границей.

У меня часто возникает ощущение, что термин «экономическая дипломатия» - это ругательство…

В Чехии он звучит уничижительно. Так мы вредим нашим компаниям и самим себе. Я не могу это понять. Германия в поддержке своих компаний безукоризненна. Я не знаю, почему мы не можем повторить за ней. Наверное, это какой-то наш комплекс?

- На подписании договоров в России, наверно, была водка. Сколько водки вы можете выпить?

- Честно говоря, 95 % потребляемого в России алкоголя – или пиво, или вино. Правда, это принципиальная разница по сравнению с 1990-ми. Но сегодня на деловых переговорах количество выпитых рюмок водки уже не играет роли. В 1990-е годы, признаюсь, было очень тяжело.

Марцела Гонсова, Ян Немец

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.