Болгария: 10 лет после присоединения к американской войне

Десять лет назад я был еще ребенком. Помню, как днем 11 сентября 2001 года я смотрел программу для подростков, когда ее внезапно прервали, чтобы показать в прямом эфире кадры рушащихся башен-близнецов Всемирного торгового центра.

Впервые я побывал в США в 2002 году. Прошло всего несколько месяцев после терактов 11 сентября, когда я увидел эпицентр взрыва. Вскоре после этого я начал учебу в американском колледже.

Та Америка, с которой я познакомился, была не похожа на мои представления о ней из 1990-х годов: самое счастливое место на земле, где остальной мир существует в каком-то параллельном измерении и не имеет никакого значения для победителя в холодной войне. В первое время после 11 сентября, когда Буш объявил войну с террором и битву против «Аль-Каиды», Соединенные Штаты все больше производили впечатление полицейского государства, отдающего тоталитаризмом, но обладающего такой техникой и технологиями, каких в свое время не было ни у советских коммунистов, ни у немецких нацистов.

Но мне жаловаться было практически не на что - в отличие от моего лучшего друга по колледжу. Он был из Пакистана и проходил всяческие проверки и обследования.

Но я абсолютно уверен в том, что одно из самых злополучных глобальных последствий терактов «Аль-Каиды» 11 сентября и войны с террором - это появление бесчисленного множества конспирологических теорий. Наверное, нечто похожее на комедийный кинофильм Майкла Мура «Канадский бекон» лучше проиллюстрирует, что же происходило на внутренней политической сцене США в эпоху Буша.

Безусловно, я оставляю неразрешенный спор об Америке после 11 сентября американцам, а также тем ученым мужам, которые знают гораздо больше, чем я со своим скромным мнением - хотя лозунг американского Министерства национальной безопасности «Охраняя наши свободы» мне по-прежнему кажется несколько алогичным и противоречивым.

Вместо этого я сосредоточусь на том, где была Болгария десять лет тому назад, и где она находится сейчас.

1 сентября 2001 года Болгарию преследовали чувства неопределенности и незащищенности. Правое (то есть, антикоммунистическое) правительство Ивана Костова (Ivan Kostov) стало первым с 1989 года, успешно завершившим до конца свой четырехлетний срок пребывания у власти. Только что вернулся из эмиграции бывший царь Болгарии Симеон Саксен-Кобург-Готский, который на волне гигантских надежд и ожиданий самостоятельно и уверенно выиграл парламентские выборы.

В 2001 году один из прекрасных моментов в Болгарии заключался как раз в этих не угасших еще грандиозных надеждах на стремительный экономический и социальный прогресс. Кроме того, в стране жило на 600 тысяч болгар больше, поскольку многие еще не решились эмигрировать. К сожалению, очень многие впоследствии стали жертвами огромных разочарований и крушений надежд. Среди прочего, Болгарии предстояло столкнуться с волной гангстерских убийств (с тех пор они в основном сошли на нет, а мощная и постоянно развивающаяся организованная преступность стала чуть-чуть менее заметной).

В международном плане Болгария была ни здесь, ни там - по крайней мере, ей предстояло пройти еще долгий путь, чтобы вступить в НАТО и ЕС. И слишком много еще оставалось призраков коммунистической эпохи, готовых выскочить из чулана. (Между прочим, многие из этих призраков уже выскочили, многие затаились, а вот исчезло их меньше, чем можно было надеяться.)

Учитывая тот приоритет, каким для Болгарии являлось вступление в НАТО и ЕС, наступление США против режима Талибана в Афганистане в 2001 году стало для нее ясным и четким выбором. ООН в декабре 2001 года санкционировала создание Международных сил содействия безопасности (ISAF), поскольку мир сочувствовал и симпатизировал Америке, а международное зло, по крайней мере, в глазах западного общества, казалось ясным и понятным.

Как и остальные европейские страны и прочие союзники США, Болгария в 2003 году столкнулась с проблемой, когда администрация Буша начала сколачивать «коалицию желающих» для вторжения в Ирак, готовясь стереть с лица земли диктатуру Саддама Хусейна. (То была на самом деле такая ситуация, в которой даже некоторые теории заговоров имеют определенные достоинства.)

2003 год стал переломным для Болгарии, поскольку, приняв участие в «коалиции желающих» и направив свои войска в Ирак, страна технически лишь в третий раз за всю историю третьего болгарского государства (с момента освобождения страны в 1878 году) участвовала в империалистической (не в марксистском, а в нейтральном смысле этого слова) военной кампании на чужой земле 1) не являвшейся территорией, на которую на законных основаниях претендовала Болгария, считая ее своей и 2) которую не разрешено было контролировать по миротворческому мандату ООН.

Не считая участия Болгарии в антигитлеровской коалиции в 1944-1945 годах, таких случаев было всего три: во время Первой мировой войны в 1916 году, когда болгарские войска захватили часть Румынии севернее Дуная и вошли в румынскую столицу Бухарест, действуя в составе альянса с Германской империей; в 1968 году, когда коммунистическая диктатура Болгарии инициировала и приняла участие во вторжении войск Варшавского договора в бывшую Чехословакию во время «пражской весны»; и в 2003 году, когда Болгария направила войска в Ирак.

Полностью выведя оттуда свои войска спустя почти три года, в конце 2008-го, Болгария по-прежнему занимает шестое место по числу потерь среди личного состава из 37 стран-участниц коалиции, направивших свои контингенты в Ирак, уступая лишь США, Британии, Италии, Польше и Украине.

В результате нападений боевиков и несчастных случаев Болгария потеряла 13 военнослужащих. В Ираке также погибли как минимум 5 болгарских подрядчиков. 10 лет спустя после 11 сентября необходимо задать вопрос о том, за что погибли эти болгары.

Спустя 10 лет после атак на Нью-Йорк и Вашингтон будет справедливо сказать, что Болгария больше выиграла, чем проиграла, присоединившись к «коалиции желающих» Джорджа Буша (к печально известной коалиции, скажет Берлин, Париж и Брюссель). Но это не означает, что данный шаг был однозначно положительным.

То, что Болгарию вместе с другими восточноевропейскими партнерами Америки из так называемой «новой Европы» (говоря словами Рамсфелда) выбранил французский президент Жак Ширак, было далеко не самой большой ее проблемой.

То, что Болгария помогла Соединенным Штатам придать международную легитимность американскому вторжению в Ирак, став одной из «желающих», не обеспечило ей гарантии безопасности от США, не помогло наладить более тесные, с добрыми намерениями, отношения с мировой сверхдержавой, и не ускорило ее вступление в НАТО.

Факт остается фактом: у такой страны, как Болгария, в период после окончания холодной войны не былого особого выбора в плане безопасности. И выбор стал еще меньше после 11 сентября. Если посмотреть на региональные центры силы, на Франко-Германию, например, то становится ясно, что ЕС не готов и не в состоянии дать Болгарии гарантии безопасности. Есть и другие варианты - вернуться в объятия матушки-России, стать протекторатом Турции, или уповать на то, что остальные страны благодаря запасу своей доброй воли будут соблюдать самопровозглашенный статус Болгарии как «балканской Швейцарии». В прошлом такие альтернативы ничем хорошим для Болгарии не заканчивались.

Но несмотря на все осложнения в международной обстановке за прошедшее десятилетие, когда Болгария позиционировала себя в качестве «стойкой» союзницы Америки, ситуация здесь все еще довольно четкая и ясная. Но вскоре болгарские лидеры могут столкнуться с новыми проблемами в плане гарантий безопасности - поскольку НАТО все больше расшатывается, а Ирак и Афганистан показали, что «имперские силы» Америки «перенапряжены». (То есть, США прекрасно удается крушить и громить обычные силы, такие как колонны грузовиков и танков в пустыне; но борьба с партизанскими группами боевиков это совсем другое дело, особенно когда речь идет о войне демократического общества. Безусловно, при этом мы игнорируем циничный расчет, состоящий в том, что военные потери Америки при оккупации двух враждебных стран среднего размера сегодня гораздо меньше, чем в прошлом.)

В этом-то и состоит большая незадача, потому что государственные руководители Болгарии всех поколений любят, когда какая-нибудь великая держава командует им, что надо делать. Большую часть времени это по очереди делали русские и немцы. Круче всего было в годы холодной войны, когда у болгарского руководства свобода действий отсутствовала напрочь. Вообще-то ему это даже нравилось, потому что свобода влечет за собой ответственность - а оно на 101% было подобострастным слугой Москвы. (Хотя некоторые историки захотят убедить вас, что реэкспорт дешевой российской нефти болгарским диктатором-коммунистом Тодором Живковым - это очень важно в плане независимого мышления.)

Наверное, это печально и цинично, но будет справедливо сказать, что Болгария своими потерями после 11 сентября «покупала» себе международные гарантии безопасности. Важно отметить, что Болгария могла и не потерять своих людей в Ираке, будь у нее лучше налажено снабжение и система управления. Но военные некоторые уроки для себя извлекли. В Афганистане в настоящее время действуют 602 болгарских военнослужащих, но в результате атак талибов было лишь несколько раненых. (Максимальная численность болгарского контингента в Ираке составляла 485 человек, и было это в 2004 году.)

Но несмотря на все вышесказанное, Софии просто ужасно повезло, что она не подвергалась (не допусти этого, Господь/Аллах) террористическим атакам, как это было в Мадриде и Лондоне в 2004 и 2005 годах. Болгарию судьба хранит не потому, что ее лидеры делают все правильно - София это по-прежнему легкая мишень - а потому что Болгария слишком малозначима как мишень. Польша или даже соседняя Румыния имеют намного больше международного веса.

Прошло десять лет после 11 сентября, и Болгария сегодня является членом НАТО и Евросоюза, а также поддерживает тесные союзнические отношения с США. Она утвердилась в качестве западной нации, пусть и самой бедной из всех.

Но есть и отрицательный момент - Болгария остается самой незащищенной мишенью для ударов террористов - тем более, что на болгарских мусульман оказывается нездоровое иностранное влияние, а их интеграция в болгарском обществе выглядит проблематично.

Тесные связи Болгарии с арабскими странами, существовавшие в эпоху холодной войны, в основном разбазарены. Процесс этот начался в 1990-е годы, и продолжился после направления болгарских сил в Ирак и Афганистан. Эту цену пришлось заплатить, хотя платы можно было и избежать. Ничего хорошего в этом плане не дали и другие случаи, например, суд над болгарскими медиками в Ливии (1999-2007 годы) по обвинению в распространении ВИЧ-инфекции, который умело инспирировал и направлял беглый ныне ливийский диктатор Муаммар Каддафи.

Если заглянуть вперед из нашего 2011 года, когда последствия «арабской весны» еще непонятны, то мы увидим, что трансатлантический раскол (в НАТО) усиливается, у ЕС по-прежнему нет никаких сил и целей по обеспечению собственной безопасности и обороны, а Россия и Турция укрепляются. В этих условиях болгарским лидерам и обществу придется делать непростой выбор и принимать непростые решения.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.