Таёжный клещ: линии обороны

20.7.2007

Таёжный клещ: линии обороны

Опасность тяжёлых инфекционных заболеваний через укусы таёжного клеща – дежурная тема. СМИ регулярно сообщают о «приращении статистики» поражённых клещом, заболевших энцефалитом и боррелиозом. Пик опасности – в мае, но на дворе уже июль, а спад не просматривается. Как человек, прошагавший не одну сотню километров таёжными (и не только таёжными) тропами и принадлежащий таким образом к группе повышенного риска, хочу поделиться некоторыми своими наблюдениями и многолетним опытом.

Линия первая

Двадцать пять лет назад наша компания в конце мая била прошлогоднюю кедровую шишку на хребте Комар, что над Слюдянкой. Шишки на могучих «дубах» было много, клеща в высокой сухой траве – тоже. Резиновые сапоги, заправленные в них гладкие светлые брюки, рубашки, заправленные в брюки, – вот первая линия противоклещевой обороны. Это уменьшает вероятность укуса, лично я ни разу не видел клеща на резиновом сапоге, а если клещ уцепится сразу за брюки и поползёт вверх, то есть время засечь его на пути к шее. Дома, осмотрев, вытряхнув и оставив на балконе верхнюю одежду, сложив нижнюю в ванной для стирки, приняв душ, я допустил роковую ошибку: оставил рюкзак в спальне. Утром я обнаружил у себя под подбородком уже изрядно напившегося клеща – возле сонной артерии, питающей мозг. Много лет регулярно прививаясь от энцефалита (это – условие официального допуска к экспедиционно-полевым работам), я вынул клеща, утопил в унитазе и забыл про него: как тогда официально заявляли эпидемиологи, вакцинация защищает на 100 процентов. Но ровно через неделю, когда опять на Комаре били шишку, мне в одночасье стало плохо: головокружение, потеря ориентировки, жар, пульс 120… (дома оказалось, что температура 40,6). Ночь – в отключенном состоянии, недоумение врачей двух неотложек, прибывших друг за другом... И только тут я вспомнил про клеща и – на всякий случай! – высказал предположение. Сразу вызвали «эвакуационный» микроавтобус, и в инфекционную больницу. Инъекции, горсть таблеток, склонившиеся врачи в масках и забытье...

Очнулся за полночь от внутреннего толчка, вернувшего меня в этот мир – сознание полностью прояснилось. Встал: с равновесием не всё в порядке, но терпимо. Пошёл по палате между койками, увидел табличку ординаторской, вошёл – там никого, прикрыл дверь, позвонил домой. Дома не спали, голос дочери был испуган: явно ждали, что не я позвоню, а позвонят насчёт меня. На четвёртый день меня выписали под честное слово явиться для проверочной сдачи крови. В бюллетене записали диагноз более чем уклончивый: «Реакция на укус клеща».

От летального исхода меня явно спасли профилактические прививки, поскольку имело место сочетание отягчающих обстоятельств: длительный присос заражённого клеща, отсутствие врачебной помощи в течение недели (критический период – до трёх дней). Мой случай, по словам тогдашнего главного иркутского «энцефалитчика» Олега Горина, был уникален: Олег Захарович дал мне разрешение на продолжение вакцинации лишь через несколько лет.

Прививки не дают гарантии от заражения энцефалитом, лишь повышают сопротивляемость заболеванию и облегчают выздоровление. Они не защищают от ещё одного клещевого вируса – боррелиоза, или болезни Лайма.

Линия вторая

Итак, антиклещевая форма одежды – это первая линия. Где же вторая? Если в жаркую погоду приходится выполнять тяжёлую работу, идти под рюкзаком, то в общем-то можно рискнуть обнажиться до пояса и даже идти в шортах, но резиновые или крепко намазанные кремом кирзовые сапоги – это более чем желательно.

В текущем сезоне, посещая ближние и дальние леса с конца апреля, я проводил наблюдения в своих и встречаемых группах. Вот моя личная статистика. В середине мая в популярном для весеннего посещения районе у остановки электрички «Орлёнок» наша пара в резиновых сапогах и одежде, спрыснутой отпугивающими клещей аэрозолями (у одного – «Дэта», у другого – «Рекорд»), не обнаружила на себе ни одного клеща (а ведь мы собирали черемшу внаклон и на коленях – риск!). Другая знакомая пара, в кроссовках и необработанной одежде, сняла с брюк по два клеща (люди опытные, осматривались постоянно). Наконец, ещё одна пара черемшатников, тоже неспрыснутых и в лёгкой обуви, но герметично одетая: женщина сняла с себя 53 клеща, в основном с головного платка, и мужчина – 14 (с брюк и куртки).

Линия третья

Только что, уже в июле, когда клещевой сезон, по идее, в общем должен быть закончен, произошёл случай неприятный и поучительный. Я ходил с двумя шестиклассницами, внучкой и её подругой, от «Орлёнка» за черемшой и грибами (кстати, уже прошла первая волна моховиков и маслят). Ночевали в палатке за скальником Зеркала – это высшая точка хребтика, воду туда надо приносить. Под вечер пошли из лагеря прогуляться – сначала по тропке, потом по старой просеке до пересекающего её ручейка, впадающего в Первый Зырянский ключ.

Перед выходом одежда была тщательно опрыскана «Дэтой», клещей по пути к Зеркалам по заросшей смешанным кустарником тропке и по пути к ручью при частых и тщательных осмотрах не обнаружили. Набрав воды в пластиковые бутылки, вышли на нашу с внучкой любимую смотровую площадку -скалу Жучкин Камень. И вот там девочки, которые были в кроссовках, обнаружили по два клеща на белых носках. У меня на сапогах – нуль. Когда через полчаса вернулись в лагерь, подруга внучки почувствовала укол в бок выше пояса. Да, так и есть: успевшая впиться клещиха с красной оторочкой-юбочкой вокруг брюшка. Имея солидный опыт удаления клещей, я испытал тут трудности. Хотя после предыдущего осмотра прошло не больше получаса, клещ смог внедриться капитально. Удалять его надо было как можно быстрее, чтобы уменьшить вероятность и степень заражения. Раскачивал и тянул, ухватив ногтями у самой кожи – не получилось: при большом усилии голова с кровососущим аппаратом могла оторваться и остаться в теле. Кстати, если такое случится, не надо эту часть выковыривать, выжигать, прижигать: будет ранка, увеличится вероятность дополнительного инфицирования, а если вирус уже попал с анестезирующим выделением клеща при его внедрении, то заражение произошло. Более радикальный способ – вывинчивание клеща (похоже, у него крючки при этом рефлекторно разжимаются) тоже не помог – такое впервые!

Вынутого клеща необходимо доставить на анализ живьём, но гарантии последнего у нас не было (надо баночку, мокрую ваточку), к тому же случаи заболевания от укуса клеща в районе «Орлёнка» были неизвестны, поэтому мы решили клеща умертвить, потом удалить. Только победили этого клеща (он был целенький, со всеми крючочками) и хорошо прижгли йодом место укуса (не от вируса, а от внешней инфекции), как моя внучка тоже почувствовала укол – абсолютно на таком же месте, на боку (деталь: у обеих девочек майки-кофточки были навыпуск – клещи смогли незамеченными пробраться под одежду, попав, вероятно, на брюки с высокой травы или кустов…).

Укусы состоялись вечером в субботу, а утром во вторник прибыли для взятия крови на анализ по адресу: ул. К. Маркса, 3. Через четыре часа по телефону узнали: у внучкиной подруги – чисто, у внучки – увы, есть вероятность. Получив направление, явились в Ивано-Матрёнинскую больницу, где внучке внутримышечно ввели иммуноглобулин, дали лечебно-профилактические таблетки и сказали, что всё будет нормально.

После «разбора полётов» пришли к выводу, что действия наши были верны. Несмотря на то, что девочки увидели клещей впервые в жизни, первый испуг быстро прошёл. После удаления клещей не надо «дёргаться»: мы имеем гарантированные трое суток для принятия лечебных мер, снимающих опасность. А ещё мы пришли к однозначному выводу, что клещи прицепились, когда мы на корточках набирали воду и мылись в ручье. Тот ручей – единственный в окрестностях сухой вершины хребетика, там рядом имеются часто используемые стоянки грибников-ягодников, люди приходят набирать воду, а животные и птицы – пить. Соответственно клещи там гнездятся и сидят в засаде. Возле водоёмов плотность клещей вообще повышенная – это и в прибрежной зоне Иркутского водохранилища, и в верховьях ручьёв – следовательно, в таких местах можно расслабляться лишь на песке и на камнях.

Убедиться в чистоте территории от опасных вампиров можно достаточно легко: поволочить кусок белой материи (сгодятся майка или рубашка) по земле, по траве, по кустам – клещи обязательно прицепятся, если они там есть (примерно так делают энтомологи). Поставив палатку, нелишне обрызгать вход аэрозолью. Сняв одежду перед сном, нужно положить или повесить её снаружи под пологом палатки.

Клещи – естественный атрибут растительных зон (включая дачные участки, городские парки и скверы), при этом количество клещей и вероятность их заражённости вирусами целого ряда болезней неуклонно растёт (экологическое эхо). При этом поражение клещом, в том числе вирусоносителем, возможно весь сезон – от первых проталин до устойчивого снежного покрова, и в солнце, и в дождь. В начале 1960-х мы спрятались от августовского ливня под густой ольховый куст в окрестностях Академгородка и познакомились с клещом, сняв их со штормовок и непокрытых голов штук пятнадцать. Но вот бояться клещей настолько, чтобы отказать себе в удовольствии от выхода на природу – этого не надо: мы же не боимся ходить по улицам, пересекать дороги, хотя жертв дорожно-транспортных происшествий, к примеру, в Иркутской области бывает, наверное, в добрую сотню раз больше, чем от клеща.

А опасаться, держа оборону на нескольких линиях, где последняя – своевременное обращение к медицине, которая обязательно поможет, – вот это вот нужно! Александр КОШЕЛЕВ, заслуженный путешественник России // Восточно-Сибирская правда







Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.