Культурное пространство

В основе мировосприятия западно-европейского человека лежит несколько идей, кажущихся ему самоочевидными, но тем не менее отсутствующих в других культурных традициях. Одной из таких идей была до последнего времени идея прогресса, которая представляла ход истории от «варварства» к все более сложным цивилизаци-онным формам как процесс последовательного нарастания «положительных» культурных характеристик (научные достижения, более совершенные общественные институты и т.д.). Опыт двух мировых войн избавил очень многих от прогрессистских иллюзий и дал понять, что прогресс в одном всегда сопровождается регрессом в другом и что однозначные утверждения о прогрессе по крайней мере недальновидны, если не опасны. Однако преодоление идеи прогресса происходило весьма болезненно и породило другую крайность — установку на «вживание» в другую культуру, считающуюся полностью самобытной и самодостаточной и не допускающую никаких сопоставлений и аналогий. К сожалению, представления о возможности такого «вживания» сильно преувеличены и не имеют реальной почвы под ногами.

Пытаясь понять, как жил человек другой культуры, мы обречены на постоянное соотнесение его мировосприятия со своим, обречены хотя бы потому, что - окружающая нас культура — это единственное, что знакомо нам не понаслышке, а вошло в нашу плоть и кровь. Как бы мы ни старались избежать поверхностных аналогий, как бы мы ни пытались воспринимать другую культуру во всем ее неповторимом своеобразии, от удивленных возгласов «да это у них так же, как у нас» или «надо же, у них все совсем по-другому» никуда не деться. Чтобы не обманывать себя иллюзией понимания и воспрепятствовать потоку неуправляемых и бесконтрольных ассоциаций, нужно попытаться вывести эти ассоциации «из подполья» и придать им официальный статус, т.е. создать систему критериев, общую для всех культур и поэтому позволяющую сопоставлять их между собой.

Опираясь на материалы первого очерка пособия, мы положим в основу такой системы рост «осознанности» действий человека при историческом переходе от первобытности к современности. Это утверждение означает все возрастающее влияние на поведение человека процессов, в которых он как бы «раздваивается» на «Я» действующее и «Я» наблюдающее за этими действиями со стороны и оценивающее их, что позволяет ему (в отличие от животного) преодолеть подчиненность зрительному полю, а также (в отличие от человека традицио-нальной культуры) подчиненность полю повседневной деятельности и способствует формированию рефлексии и абстрактного мышления. Конечно, человек современной культуры тоже подвержен действию различных «полей», задающих разнообразные социальные стереотипы поведения, но множественность этих полей, их гораздо более гибкая структура дают возможность большей осознанности и большей свободы в действиях.

Общая характеристика культурного пространства

Если пользоваться введенной системой координат, то культура Древнего Египта расположится где-то неподалеку от культуры Древней Месопотамии, что позволяет говорить об их типологической близости. В «картинах мира», созданных каждой из этих культур, мы обнаруживаем много общего с «картиной мира» первобытности, хотя замечаем в них также и новые элементы, порожденные изменившимися социальными условиями (в первую очередь связанными с образованием государства).

Однако эта типологическая близость не должна скрывать от нас и существенных различий. Главное из них можно продемонстрировать, сопоставив доминирующие в каждой из культур модели восприятия времени. Если культура Месопотамии реализовывала атомарную модель, наиболее полно соответствующую «катастрофичности» сознания шумеров и вавилонян, то определяющей моделью для египтянина была циклическая. В ней воплощалась идея «вечного настоящего», составляющая стержень египетской культуры. Не уточняя пока ее содержания (мы сделаем это в следующих разделах очерка), отметим лишь, что за ней стоит хотя и подвергаемое в отдельные эпохи сомнению, но тем не менее чрезвычайно значимое для культуры ощущение устойчивости и постоянства как космического, так и социального порядка жизни.

Восприятие пространства и времени в культуре Древнего Египта

Связав специфику египетской культуры с типом хронологической модели, мы, кажется, сделаем естественный шаг, если остановимся более подробно на том, как вообще эта культура воспринимала пространство и время. Сразу отметим, что особенности такого восприятия вполне укладываются в схему, построенную нами при анализе первобытной и традициональной культур. Прежде всего, пространство и время эмоционально переживались древним египтянином как неоднородные, а пространство — еще и как анизотропное. Это означает, что различные области пространства и времени, а также различные пространственные направления обладали для него разной ценностной значимостью. События сакральной истории превращали хронотоп95 в величественное цветовое полотно, в котором присутствовал весь спектр цветов и оттенков. Каждый крупный храм, как уже говорилось, являлся первобытным холмом, т.е. особым «сгустком бытия», начальной точкой мирового развития, и резко выделялся, таким образом, из окружающего пространства, нарушая его однородность. Не менее специфическими пространственными областями, обладающими особой, сложной и загадочной топологией, были пирамиды и другие погребальные сооружения. День и ночь связывали восток и запад с понятиями жизни и смерти — и сразу исчезала изотропность пространства. Огромное значение имело и направление «север— юг», задаваемое течением Нила. Когда египетские войска увидели Евфрат, текущий с юга на север, они назвали его «перевернутая река».

Время также обладало неоднородной структурой. Дни разделялись на счастливые, несчастливые и опасные. Связано это было с событиями божественной драмы, происходившей в доисторическую эпоху. Так, три дня в конце третьего месяца половодья, когда закончилась борьба Гора и Сета и Гор получил во владение Египет, считались счастливыми. Тринадцатый день месяца «перет» — «день гнева» богини Сехмет, насылающей болезни, признавался опасным днем, а день рождения Сета — одним из самых несчастных. Фараон в этот день не занимался никакими делами. Характер дня влек за собой определенные табу в деятельности не только фараона. И простым египтянам в несчастливые дни лучше всего было сидеть дома (особенно вечером и ночью), в некоторые дни запрещалось зажигать в доме огонь, произносить имя Сета.

Однако наряду с описанной неоднородностью важную роль в мировосприятии египтян играло осознание стабильности природного ритма. Неизменное чередование дня и ночи, неизменное появление Ра на утреннем горизонте после очередной победы над змеем Апопом, а также не менее неизменные разливы Нила, совпадающие в области Мемфиса с появлением Сириуса (звезды Сотис) на утреннем небе,96 часто называются исследователями в качестве главных причин доминирования циклической модели времени.

Динамика развития религиозных представлений

Продолжая наше движение по культурному пространству, обратимся теперь к описанию структуры и эволюции пантеона египетских богов. Общие закономерности развития религиозных представлений воспроизводят в целом картину, знакомую нам по Древней Месопотамии и, по-видимому, являются универсальными, хотя из-за отсутствия достаточного количества источников реконструкция этого процесса носит гипотетический характер.

Видимо, египетская религия начиналась с обожествления природных стихий, животных и растений, окружавших каждый ном, и возникновения множества маленьких номовых пантеонов весьма аморфной структуры. Затем, по мере формирования единого государства, происходила «социализация» богов, они наделялись новыми для себя властными полномочиями в социуме, и одновременно маленькие пантеоны образовали один большой пантеон, впрочем, не менее аморфный.

«Быт» богов также напоминает картину, знакомую нам по Древней Месопотамии. Божество жило в храме, являющемся его домом («дом» и «храм» обозначались одним иероглифом), и обслуживалось жрецами, функции которых заключались в удовлетворении его вполне «человеческих» (или «животных») потребностей, а также в контроле за сохранностью и приумножением его имущества. Местом непосредственного обитания бога считался наос, особое каменное сооружение внутри храма, в котором располагалось его изваяние, скрытое за запечатанными деревянными дверями. Три раза в день священные двери раскрывались и божество «кормили», сопровождая эту процедуру предварительным умащением идола и сменой его одеяний.





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.