Социальный Египет

Для понимания этих особенностей мы должны снова вернуться к сакральному статусу фараона, подробно обсуждавшемуся в предыдущем очерке. Как уже отмечалось, египетское государство отождествлялось с личностью царя, скрывающей в своей тени все конкретные детали социального механизма. Поэтому «социализация» египетских богов свелась к наделению наиболее значимых из них (Амона-Ра, Осириса, Гора) «регалиями» фараона, правящего в мире живых или в мире мертвых. Остальные боги превратились в их слуг или родственников. В египетской культуре отсутствуют тексты, аналогичные «Энума Элиш», где глава пантеона является лишь «первым среди равных» и для получения определенных полномочий должен добиваться решения «совета богов», здесь верховный бог сосредоточивает в своих руках всю полноту власти и никому не подотчетен.

Похожая ситуация воспроизводится и на уровне отдельных номов. Ядро номового пантеона составляет семейство богов, обычно представленное богом-демиургом, его женой и сыном (например, в Фивах это были Амон, богиня неба Мут и бог Луны Хонсу; в Мемфисе — Птах, богиня войны Сехмет и бог растительности Нефертум). Каждый демиург творит свой мир и абсолютно не стремится «вступать в долю» с другими богами. Отсюда возникает и упомянутая «аморфность» египетского пантеона. В отличие от Древней Месопотамии, где все боги образуют единое сакральное пространство, в котором каждый наделяется определенными функциями, т.е. становятся «героями одного романа», в Древнем Египте такого «романа» не возникает, точнее, этот роман распадается на несколько не связанных друг с другом фрагментов. Единственной силой, придающей египетской мифологии видимость единства, является верховный бог, подобный фараону, связывающему множество номов в единое целое. Отметим в дополнение к этому, что, начиная со Среднего царства, в описаниях бога-творца и фараона наблюдается явный параллелизм: оба они представляются, во-первых, великими завоевателями, наводящими ужас на врагов, во-вторых, властителями мира, и, в-третьих, разумными правителями, заботящимися о подвластном им населении.

Обратим внимание на еще одну важную особенность египетской мифологии. В Древнем Египте практически отсутствует характерное для традициональных культур и многих культур древности представление о верхнем мире, воспроизводящем по своей структуре земной, но населенном богами. Египетские боги, за редким исключением, обитают на земле или в царстве мертвых — «естественном» продолжении земного царства. Долина Нила является сакральным центром, объединяющим богов и людей. Уже упомянутые Амон-Ра, Осирис, Гор оказываются не властителями какого-то особого небесного мира, не связанного с земным, а первыми правителями Египта, и последующее благоденствие Египта во многом определяется их заботливым и мудрым правлением.

Еще раз подчеркнем в связи с этим, что религиозная реформа Эхнатона, в результате которой бог Атон был провозглашен единственным истинным правителем Египта, а сам фараон — его сыном, стала логическим завершением описанной традиции. Здесь представление о фараоне как единственном боге и о единственном боге как царе Египта получило свое наиболее законченное воплощение.

С возвышением V династии, происходившей из Гелиополя, культ Ра распространяется по всему Египту. Соединившись с древним творцом Вселенной Атумом, превращенным в одну из его ипостасей, Ра становится богом-творцом гелиопольской космогонии, создателем людей, главой божественной эннеады: Ра-Атум, Шу, Тефнут, Геб, Нут, Осирис, Исида, Сет, Нефтида. При этом образ Ра начинает непосредственно связываться с личностью фараона. Некоторые источники называют Ра первым богом, правившим на земле, т.е. фактически первым царем Египта. «Тексты Пирамид» представляют его как бога умершего фараона. Затем он уступает это место Осирису, а в эпоху Нового царства, после объединения Ра с главным богом правящей фиванской династии Амоном, возникает еще одна мифологема: стоящий у власти фараон объявляется сыном Амона-Ра.

«Биография» другого важнейшего божества египетской мифологии — Осириса — тоже соответствует описанной картине. В древности Осирис олицетворял, видимо, производительные силы природы. Сложно сказать, какие конкретно явления стояли за его именем, но, судя по некоторым текстам, он был связан с водами разлива Нила, оплодотворяющими землю и затем отступающими до нового подъема. В некоторых текстах он уподобляется также зерну или хлебу. Затем происходит социализация образа Осириса: он провозглашается четвертым царем Египта вслед за Ра, Шу и своим отцом Гебом. Если верить преданию, правление Осириса было сродни деятельности Прометея — он научил людей земледелию, виноградарству, ремеслам, строительству городов, т.е. позволил им совершить переход от дикости к цивилизованным формам существования.

Миф об Осирисе, целиком приводимый в знаменитом сочинении Плутарха и фрагментарно — в различных египетских источниках, возник, видимо, как литературная обработка разыгрывающихся в честь Осириса мистерий, имеющих важнейшее ритуальное значение, и совместил в себе оба мотива его «биографии». Изложим вкратце сюжетную канву этого мифа.

Брат Осириса Сет, желая отнять у Осириса царскую власть, решает погубить его. Ему представляется подходящий повод для этого, когда Осирис устраивает пир в честь своего возвращения из победного похода в Азию. Сет является на пир с 72 сподвижниками и предлагает всем присутствующим весьма необычное развлечение. Он выносит изящно украшенный сундук и приглашает каждого лечь в него, объявляя, что тот, чьи размеры будут в точности соответствовать размерам сундука, станет его обладателем.

Существовали и мистерии (зафиксированные, к сожалению, лишь в эллинистических источниках), в которых растительное начало Осириса отчетливо выступало на первый план. Их сюжетная канва, в двух словах, была следующей. Из ила изготавливалось тело умершего бога, в котором помещались зерна хлебных злаков, затем тело на год пряталось в специальном помещении, а через год его «находили» и предавали погребению. Сам процесс погребения, а также «творение» нового тела составляли главную сюжетную линию мистерий.

Попытаемся гипотетически реконструировать эволюцию представлений об Осирисе на основании приведенных описаний. Опираясь на аналогию с другими культурными традициями, можно предположить, что первоначально мистерии выражали борьбу двух природных начал: стихии жизни, воплощенной в Ниле, и стихии смерти, связанной с окружающей Нил пустыней. Мистерии выполняли магическую функцию и как бы поддерживали сложившийся на земле порядок, «способствуя» строгой периодичности разливов Нила. Позднее, в результате изменения политической ситуации и — как следствие — сакрального статуса божеств отдельных номов, злое начало было отождествлено с богом пустыни Сетом, который сначала вместе с Гором почитался как бог — покровитель царской власти и считался, например, спасителем Ра от змея Апопа. Еще одним важным мотивом для трансформации мистерий стала, видимо, идея непрерывной царственности, передаваемая известной формулой «Король умер! Да здравствует король!». С ее помощью выражался принцип сохранения власти фараона при замене конкретных личностей.

Еще одной особенностью древнеегипетской религии является огромное значение, которое играл в ней культ живой природы. Многочисленные животные и растения почитались и сами по себе и как воплощения различных богов. Почитание крокодила, считавшегося воплощением бога Себека, было распространено более чем в двадцати районах Верхнего и Нижнего Египта; многие имена, и даже имена фараонов, звучали как Себекмесаф («Себек защита его») и Себекхотеп («Себек доволен»). Культ крокодила принимал часто весьма экзотические для человека другой культуры формы. Ниже мы приведем описание греческим географом Страбоном процедуры кормления животного, увиденной им при посещении храма Себека в городе Арсиное: «Кормят животное хлебом, мясом и вином; эту пищу всегда приносят с собой чужеземцы, которые приходят созерцать священное животное. Наш хозяин, одно из должностных лиц, который посвящал нас там в мистерии, пришел вместе с нами к озеру, захватив от обеда какую-то лепешку, жареного мяса и кувшин с вином, смешанным с медом. Мы застали крокодила лежащим на берегу озера. Когда жрецы подошли к животному, то один из них открыл его пасть, а другой всунул туда лепешку, затем мясо, а потом влил медовую смесь. Тогда животное прыгнуло в озеро и переплыло на другой берег.





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.