Братья Кастро – разделение труда

Пока Фидель пишет мемуары, Рауль либерализирует экономику.

Фидель Кастро продолжает приковывать к себе внимание мира, как и полвека назад. Даже трудно себе представить – когда президент Обама только родился, Фидель Кастро уже был главой Кубы, и о нем говорила вся планета. Хотя четыре года назад он отошел от повседневных дел, передав руководство текущими делами младшему брату Раулю, Фидель активно занимается проблемами кубинской революции, пытаясь теоретически осмыслить ее опыт и современное состояние, взирая на историю острова с высоты более полувекового лидерства. Им за последние годы уже написано несколько книг, и вышли сотни статей – на самые разные темы, в основном, комментарии текущих мировых событий.

Новая книга является долгожданными мемуарами. Надо сказать, что некоторый опыт мемуарной работы у Кастро имеется – несколько лет назад была издана книга парижского журналиста Игнасио Рамоне, написанная в форме диалога с Фиделем, в которой последний вспоминает о своей жизни, начиная с самых ранних лет. "Дорогами гор. Стратегическая победа" рассказывает об этапе партизанской борьбы на острове накануне перехода власти в руки "барбудос" Фиделя Кастро. Презентация мемуаров транслировалась по национальному телевидению в течение часа. Большую часть времени вождь революции, в красной рубахе, зачитывал отрывки из книги, которая насчитывает 896 страниц. Многие наблюдатели обратили внимание на то, что в зале, где проходила презентация, присутствовал Элиан Гонсалес, ныне юноша, а некогда маленький мальчик, вокруг судьбы которого развернулась целая юридическая битва относительно того – возвращать его или нет на родину из США. Гонсалеса в последнее время вновь показывают общественности, и существуют предположения, что его готовят к выполнению некой важной миссии.

Мемуары Кастро, ввиду их объемности, вряд ли будут сильно востребованы западным книжным рынком, хотя, возможно, их сокращенный перевод и возможен. Однако его позиция, его мнение важны для тех сил в мире, которые полагают себя принципиальными противниками Америки, для тех, кто служит в командах таких лидеров как Уго Чавес, Даниэль Ортега, Эво Моралес или Махмуд Ахмадинежад. Они мечтают пойти его путем, и для них весьма важно осмысление Фиделем картины мира и прожитой жизни. Также многие активисты левого движения на Западе – студенты, антиглобалисты и т.д., могут быть заинтересованными читателями его мемуаров.

В то время как старший брат активно занимается литературной деятельностью – пишет мемуары, публицистику, младший не менее активно занялся проблемами кубинской экономики, сделав в последние дни ряд сенсационных заявлений. Думается, что ждать от Рауля каких-то принципиальных сдвигов не приходится. На протяжении полувека он был тенью и верной опорой своего брата и никогда ни в чем с ним не расходился. Напомним, что он родился в 1931 году, т.е. является ровесником М.С.Горбачева, и ему сейчас 79 лет. Возможно ли в таком возрасте вдруг стать реформатором? Думается, ответ очевиден.

Однако, вне зависимости от субъективных намерений братьев Кастро, существуют объективные экономические реальности, больно бьющие по населению острова. После распада СССР и социалистического содружества, экономика острова, целиком зависевшая от дотаций из Москвы, фактически рухнула. На Кубе было введено чрезвычайное экономическое положение. Власти вынуждены были разрешить населению открывать маленькие кафе, мастерские и парикмахерские, заниматься извозом. Все это было строжайше запрещено после 1968 года, когда на острове были прикрыты последние очаги капиталистической экономики. Кроме того, распахнули двери перед туристическим потоком из-за рубежа. Эти меры, вкупе со строжайшим нормированием продуктов и товаров, дали возможность кое-как перебиться до прихода к власти в Венесуэле в 1998 году Уго Чавеса, ставшего теперь основным спонсором Кубы. После чего опять последовало ужесточение экономической политики, сужение возможностей для малого бизнеса – и так еле заметного. Однако мировой экономический кризис, ударивший и по Венесуэле, больно отразился на Кубе. Поэтому в повестку дня становятся более радикальные чем прежде меры. Так, весной этого года было объявлено, что отныне некоторым парикмахерам будет позволено трудиться на себя. Теперь же, выступая на сессии Национальной ассамблеи, Рауль Кастро объявил, что численность занятых в государственном секторе, где производительность труда оставляет желать лучшего, сократится на 20 %, пояснив: "мы должны навсегда положить конец представлению о том, что Куба – это единственная страна в мире, где ты можешь жить, не работая". Он при этом опроверг мнение, что Куба становится на путь рыночных реформ в духе Китая или Вьетнама.

Рауль Кастро, быть может, против своей воли уже сделал ряд шагов, которые можно трактовать как "либерализацию". Кубинцам разрешили иметь печи СВЧ и мобильные телефоны вкупе с персональными компьютерами (бытовая техника запрещалась ввиду кризиса с электроснабжением), начинается осторожный допуск населения к Интернету. В середине июля из кубинских тюрем было выпущено 52 диссидента, чье здоровье вызывало серьезные опасения. Но повторимся, пока готовности к широким реформам в китайском духе не просматривается.

Впрочем, это понятно. Дэн Сяопин пошел на решительные преобразования после смерти Мао Цзэдуна. Для Кубы же Фидель Кастро – тот же Мао, живое воплощение духа радикальной революции. Пока он или его брат осуществляют контроль, надеяться на решительную смену курса не приходится, возможны лишь небольшие шажки. Ситуация в чем-то схожа с северокорейской, где ввиду наличия Южной Кореи и культа отца и сына Кимов, любое отступление от прежних догм по сути невозможно, ибо подрывает базу режима. Так и на Кубе. На протяжении полувека Фидель Кастро вкладывал столько сил в антикапиталистическую пропаганду, что отказаться от своей политики он просто не способен, ибо это послужит делегитимизации общественного строя.

Населению остается ждать прихода нового поколения руководителей, чтобы дождаться желанных реформ, которые, впрочем, многие ждут с опаской, поскольку привыкли к совсем иным ценностям. Удастся ли послекастровской Кубе провести эксперимент по конвертации социалистической экономики в рыночную при сохранении власти компартии? Или остров ожидает перестройка и гласность по советскому образцу? Или же и при новых вождях все останется без существенных изменений? Или, наконец, кубинцы найдут новый вариант социализма и реформируют свою экономику таким образом, чтобы будучи рыночной она служила интересам народа? Вот вопросы, которые задают в мире и внутри страны, но ответ на них таится в неясном будущем.

 

Александр Костерев





Дополнительно


Copyright © 2010-2018 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.