Права России на ее часть арктического бассейна не оспариваются

В 2011 году ученые из санкт-петербургского ВНИИОкеангеологии отправятся в, возможно, последнюю арктическую экспедицию. По ее результатам будет окончательно сформирована российская заявка на внешнюю границу континентального шельфа. О ходе подготовки этой заявки "РГ" поговорила с заместителем директора института по научной работе, руководителем арктических экспедиций Виктором Поселовым.

Российская газета: Для начала давайте объясним читателям, на какую арктическую территорию претендует Россия.

Виктор Поселов: Эта область называется Амеразийский бассейн. С западной стороны он ограничен хребтом Ломоносова, с восточной - поднятием Менделеева. Между ними находится котловина Подводников. Внешняя граница России должна охватить все эти области. Наша задача - представить научные доказательства того, что они действительно входят в российский сектор.

Для этого нужно доказать континентальную природу поднятия Менделеева и хребта Ломоносова. То есть что они имеют структурную связь с прилегающим шельфом, что это естественное продолжение материковой континентальной окраины.

РГ: Какие работы уже проведены?

Поселов: По плану работ, закрепленному решениями правительства и Морской коллегии, мы должны подготовить окончательную заявку по внешней границе континентального шельфа в Арктическом бассейне к 2013 году. Все работы мы проводим, ориентируясь именно на это время. Впервые Россия подала заявку в Комиссию ООН на расширение своего континентального шельфа в декабре 2001 года. В 2002 году Комиссия выдала нам рекомендации по дополнению этой заявки. И с тех пор мы ведем работы над их выполнением.

Россия претендует на континентальный шельф за пределами 200-мильной зоны в Арктическом бассейне площадью 1,2 миллиона квадратных километров. В 2005 году мы провели комплексные геолого-геофизические исследования на поднятии Менделеева, чтобы получить достоверные данные о природе коры поднятия. Мы должны были подтвердить, что у нее континентальная природа. В таком случае, согласно положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, она подпадает под юрисдикцию России.

Затем мы провели дополнительные работы на поднятии Менделеева и зоне его сочленения с прилегающим шельфом, а также дополнили их шельфовыми работами. Таким образом по поднятию Менделеева мы выполнили все рекомендации ООН.

РГ: А на хребте Ломоносова работы тоже уже проведены?

Поселов: Континентальная природа хребта Ломоносова не вызывает сомнений у мирового научного сообщества. В 2004 году это подтвердило бурение, проведенное западным консорциумом. С хребтом Ломоносова у нас стоит вопрос его сопряжения с континентальным шельфом - нарушается ли эта структурная связь или нет. Является ли он естественным продолжением нашей материковой окраины? Или он разрывается на границе шельф-океан? Вот это мы должны были доказать.

В 2007 году мы выполнили комплексное сейсмическое зондирование и получили структуру земной коры в зоне сопряжения хребта Ломоносова с шельфом Восточно-Сибирского моря. Тем самым мы, по нашему мнению, получили все данные, которые говорят о том, что и поднятие Менделеева, и хребет Ломоносова являются естественным продолжением материковой окраины. А если так, то в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву на эти объекты распространяется юрисдикция России.

РГ: Соответственно под нее автоматически попадает и котловина Подводников?

Поселов: Практически. Там образуется небольшой анклав в центральной части котловины, который закрывается по мощности осадочного чехла. Этот критерий однопроцентного кратчайшего расстояния от подножия континентального склона используется для определения внешней границы шельфа в соответствии со статьей 76 Конвенции ООН. Эти работы мы собираемся провести как раз в 2011 году.

РГ: Есть ли у России разногласия по разграничению арктических территорий с соседями?

Поселов: Все заявки подаются строго в соответствии с Конвенцией ООН, которую ратифицировали все, кроме США. Разумеется, эти площади соприкасаются, и по точным границам нужно будет договариваться. Но никаких принципиальных споров с Данией и Канадой по поводу шельфа нет. Часто пишут, что Дания претендует на хребет Ломоносова. Но Дания претендует на другую его часть - ту, которая подпадает под их юрисдикцию в соответствии с Конвенцией ООН. Она расположена от Гренландии до Северного полюса.

РГ: А как будет делиться сам Северный полюс?

Поселов: Тут общего решения пока нет. Возможен принцип разграничения по медиальной линии - тогда Северный полюс достанется Дании. А возможен какой-то другой. Например, сделать 60-мильную зону вокруг полюса достоянием международного сообщества.

РГ: Каковы шансы, что представленные вами доказательства будут приняты Комиссией ООН?

Поселов: Ежегодно мы проводим встречи с учеными из Дании и Канады, которые проводят аналогичные работы на тех территориях, на которые претендуют они. Мы обмениваемся концептуальными материалами. И в общем-то взаимопонимание у нас полное. У Дании точно такая же проблема с хребтом Ломоносова - той частью, которая прилегает к гренландскому шельфу. Им тоже нужно доказать, что он является естественным продолжением их материковой окраины.

У канадцев возникает вопрос с хребтом Альфа. Та же проблема, что и у нас с Ломоносовым: они пытаются доказать его континентальную природу и то, что это естественное продолжение прилегающего шельфа.

У них те же сроки подачи заявки - 2013 год. Поэтому, естественно, прежде чем подавать заявку, мы должны будем согласовать ее со своими соседями - Данией, Канадой, США. Но, судя по тому, как проходят эти совещания, есть уверенность, что проблем не возникнет. Если мы выступим с общей концепцией, думаю, Комиссии ООН сложно будет не принять эти заявки.

РГ: Изначально Россия собиралась подать заявку в 2014-м, но потом скорректировала планы. Пришлось ускорить ход работ?

Поселов: Сейчас вообще стоит вопрос, чтобы попытаться подать заявку в 2012 году. Конечно, пришлось ускоряться: в 2010 году были полностью выполнены батиметрические работы, а их объем - очень солидный. Три месяца "Академик Федоров" работал в Арктике, изучал рельеф морского дна. А перед этим судно было оборудовано многолучевыми эхолотами, которыми в итоге мы выполнили девять тысяч километров профилей. Это было сделано впервые. До сих пор в Арктике таких работ не проводилось.

Непредставление прямых наблюдений по российскому сектору батиметрии Северного Ледовитого океана также было одним из замечаний Комиссии ООН. На данный момент этот вопрос закрыт.

РГ: ВНИИОкеангеология также изучает нефтегазоносность арктического бассейна. Как вы можете оценить запасы ресурсов в том секторе, на который претендует Россия?

Поселов: Прогнозные оценки по нефти - в пределах 4,5-6 миллиардов тонн условного топлива. Но это только на том участке, который находится за пределами 200-мильной зоны и на который претендует Россия. Что касается вообще шельфа всех арктических морей, то там прогнозная оценка достигает 100 миллиардов тонн, а может, и больше. Но дело в том, что изученность, особенно Восточно-Сибирского моря и Чукотского морей, очень низкая. Поэтому говорить о достоверности этих данных не приходится. На внешнем континентальном шельфе разработки начнутся не раньше 2050-х годов. Там все-таки очень сложные условия - глубоководная часть, ледяной покров. Естественно, там ни одного месторождения не разработано, да и скважин практически нет.

 

Виктор Фещенко





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.