«Второе Баку». Часть 2. Салават, Ишимбай, Кантюковка

Второе ядро Стерлитамакской агломерации — города Салават (150 тыс. жителей) и Ишимбай (68 тыс.), между которыми минут 20 езды на автобусе. От Стерлитамака они отличаются довольно сильно. Во-первых, до 1930-х годов здесь не было ничего, даже отдаленно похожего на город. Ишимбай был башкирской деревней (известна с 1815 года), а Салават построен «с нуля» в 1950-е годы. А во-вторых, когда-то этот район называли «Второе Баку» — именно здесь, с открытых в 1929 году залежей, началось освоение Волго-Уральской нефти. Сейчас представить Татарстан и Башкирию без нефтяных скважин и нефтезаводов уже невозможно — а начиналось всё именно здесь.

У меня получился довольно интересный маршрут: центр Салавата — промзона — Аллагуват (мемориал «земля юрматов») — Кантюковка (красивейшая в Башкирии мечеть). Ишимбаем же полюбовался только издалека. О чём сейчас и поведаю.

Салават и Ишимбай стоят по разные стороны Белой, причем первый чуть выше, второй чуть ниже. Впрочем, Белую я не увидел — Салават примыкает к ней садоводствами восточнее центра. Маршрутки в оба города из Стерлитамака ходят от рынка у Новой мечети, в Салават — каждые 5-10 минут (по заполнению), в Ишимбай каждые 20-30. Проезд от Стерлитамака до Салавата — 30 рублей.

Церковь напротив вокзала

Западную границу Салавата образует железная дорога. Станция в основном грузовая, но сталинский ЖД-вокзал стоит через улицу от автостанции. Понравился фронтон — чтоб сразу было видно, откуда название города (если кто не знает, Салават Юлаев — башкирский национальный герой, соратник Пугачёва, предводитель последнего из башкирских восстаний). Прямо напротив вокзала — церковь, единственная в Салавате. Мечеть тоже есть, но на другом конце города. Церковь, вокзал и автостанция зажаты между двумя рельсовыми путями. Западнее — железная дорога, а восточнее — трамвайная линия, полностью обособленная от автодорог на всем протяжении. Линия была пущена в 1957 году, соединив город с промзоной, ее длина — около 18 километров. Впрочем, о трамвае — позже.

Салават был основан в 1948 году как очередная «стройка века» — скважины «Второго Баку» давали нефть уже 16-й год, и все более актуальным становился вопрос ее переработки. Так появился СНОС — «Салаватнефтеоргсинтез», сверхгигант среди нефтезаводов Советского Союза, в «золотой век» Второго Баку (1960-70-е годы) бывший крупнейшим в стране. По сей день Салават остается моногородом, а СНОС принадлежит «Газпрому». И город, несмотря на унылую архитектуру, производит очень приятное впечатление — ведь как известно, «вечность пахнет нефтью». Особенно в авторитарной Башкирии.

Что же касается архитектуры, то интересна в общем только площадь Ленина, к которой от вокзала ведет короткий бульвар. Слева направо — жилые сталинки, ДК Нефтехимиков и городская администрация.

Фотографировал я предельно осторожно — вокруг ходили очень странного вида тётеньки в зелёных шинелях

Трамвайных систем вроде Салаватской в бывшем СССР десятки, почти все они создавались в 1950-60-е годы, и подавляющее большинство ведет к химкомбинатам и нефтезаводам. Если в 1920-30-е годы передовой идеей считался «соцгород» (то есть благоустроенная слободка со всеми необходимыми общественными зданиями), то в 1950-60-е развитие общественного транспорта породило новую концепцию «промзоны». То есть — город отдельно, заводы — отдельно и желательно с участком леса между. А так как металлургию и тяжелое машиностроение поднимали в основном в 1920-30-е годы, а нефтянку и химию — в 1950-60-е, так сложилось: где металлургия — там соцгород, а НПЗ — загородный трамвай. Салават — один из первых подобных опытов, к тому же сохранившийся в почти первозданном виде.

Город и промзона представляют собой два неправильных прямоугольника. Город — юго-восточнее, размером где-то 4,5х2,5 километра. Промзона — северо-западнее, и ее размер — 7х4 километра. Между ними трамвайная линия, причем и по сей день остающаяся главным городским транспортом: в эксплуатации более 100 вагонов, трамваи идут буквально один за другим раз в 2-5 минут. Увы, лесного разграничения между городом и промзоной нет — большая часть пути пролегает по садоводствам.

Заводоуправление и проходная СНОСа больше похожа на вокзал в большом городе. А великолепное панно, где советский инженер объясняет тонкости нефтеоргсинтеза башкирской горянке, я уже показывал на заглавном кадре. Место тут вообще-то очень оживленное, и атмосфера даже не столько пролетарская, сколько деловая: работяги пока на смене, а здесь больше управленцы да инженеры. Фотографировал я предельно осторожно — вокруг ходили очень странного вида тётеньки в зелёных шинелях.

Мемориала «Земля Юрматов» на месте бывшего села Аллагуват

Я шел в село Кантюковка у отворота на Ишимбай, где находится очень красивая мечеть. Хотя на самом деле не к мечети я шел — я просто шел. Было очень приятно идти по обочине далекой дороги солнечным безветренным днем. До мечети можно было и на маршрутке пару остановок проехать, так что здесь тот случай, когда движение превращается в самоцель. А из-за опушки постепенно выдвигался СНОС. От мороза завод порождал особенно много дыма и пара. Для меня такое зрелище по своей силе не уступает пейзажам гор или готическим соборам. Это что-то СВЕРХЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ.

Впрочем, помимо нефтезавода промзона включает также две ТЭС и завод нефтяного оборудования. И несмотря на грандиозный масштаб, СНОС — далеко не самый большой нефтезавод России. С мощностью 9-12 миллионов тонн нефти в год он входит в первую десятку, но например Омскому нефтезаводу уступает почти вдвое.

Между тем, минут через 30-40 ходьбы я достиг мемориала «Земля Юрматов» на месте бывшего села Аллагуват. Юрматы — одно из башкирских «Семи племён». Ведь башкирский народ сложился из нескольких десятков небольших народностей, среди которых выделялось несколько особенно крупных и сильных. Их было существенно больше семи, поэтому состав этих самых «семи племен» значительно варьируется. Но юрматы, табынцы, усергане, тамъяне и бурзяне упоминаются почти везде. Как бы то ни было, «Второе Баку» выросло именно на земле юрматов, почти полностью разрушив их сельскую культуру. Поэтому такой памятник, поставленный мемориальным обществом «Аллагуват», здесь как минимум уместен.

Мечеть «Суфия»

Мечеть «Суфия» оказалась действительно очень удачной. Как уже говорилось, Башкирия очень бедна культовой архитектурой, а старинных мечетей здесь и вовсе сохранились единицы. Подавляющее большинство башкирских мечетей — новоделы, и в основном примитивные «домики с минаретами». Построенная гендиректором «Таттрансгаза» Рафатом Кантюковым в родном селе и названная в честь матери мечеть в Башкирии действительно выделяется.

Вообще, мне нравится современная мусульманская архитектура в России. Много экспериментов с формой, и при этом верность канонам — по композиции «Суфия» абсолютно типичная татарская мечеть, этакая «мусульманская церковь». Вот только роскошное оформление «под Ближний Восток» для татаро-башкирского храмостроения нетипично — обычно предпочитают модернизм.

Из Кантюковки прекрасно виден Ишимбай, с которого начиналось «Второе Баку». В 1929 году месторождение было открыто, в 1932 — началась добыча, а в 1940 Ишимбай получил статус города. Здесь сохранилась так называемая «Вышка-бабушка» — мемориал на первой скважине. Но ныне город больше машиностроительный — производство нефтяного оборудования (в том числе буровых вышек), кранов-манипуляторов, а также гусеничных вездеходов «Витязь», которые считаются одними из лучших в мире в своём классе. Впрочем, есть там и свой нефтезавод, и много всего другого. И при этом по уровню жизни Ишимбай существенно отстает от Салавата и Стерлитамака.

Но ехать или идти в Ишимбай я как-то поленился. Из Кантюковки я пошел обратно на трассу, на маршрутке уехал в Стерлитамак, а оттуда в Уфу.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.