Алтайские дневники. Часть первая: поход «по грибы»

Особенно долго блуждать по карте не пришлось — я остановил выбор на овеянных мистическими легендами горах Алтая. В моём походном сумасшествии меня поддержала Женя. Да не просто поддержала, а начала один за другим набрасывать любопытные варианты мест, куда можно было бы отправиться. В итоге мы остановили выбор на долине реки Чулышман. Мы решили, что главным поводом нашей поездки станет урочище Аккурум что в долине реки Карасу в нескольких десятках километров от села Балыкча. Место это интересно своими причудливыми геологическими образованиями, которые за свою форму получили название «каменные грибы». Вот на них мы и собирались посмотреть в первую очередь.

Там мы и остались — одни в пустынном ночном поселке на сорокаградусном морозе. Где-то совсем близко возвышались изрезанные силуэты гор, на которые бесчисленными звёздами смотрело небо

Числа до 30 декабря прогноз погоды радовал своей мягкостью — стабильно показывал не ниже десяти градусов мороза в интересовавшем нас регионе. Но в канун нового года природа, видимо, решила показать нам настоящие сибирские морозы: буквально за пару дней ночная температура провалилась ниже сорок градусов мороза. На ночевке в палатке было решено поставить жирный крест.

Незаметно пролетели месяцы сборов, подготовки снаряжения и окончательной «шлифовки» маршрута. Когда настал срок отправляться в путь, я вылетел из московского аэропорта Внуково и уже через четыре часа приземлился в Барнауле. С Женей мы встретились на автовокзале столицы Алтайского края.

Не прошло и часа, как мы сели в автобус до Горно-Алтайска. Пять часов в холодном автобусе, и вот мы уже в единственном городе (а по совместительству — ещё и столице) республики Алтай. И тут нам в первый раз сказочно повезло — прямо на выходе из автобуса нас окликнул мужичок, и предложил на микро-автобусе доехать до Акташа — районного центра. От этого села до Усть-Улагана, где нас должна была подобрать машина километров 70, и мы сразу же согласились.

Пейзажи за замерзшим окном начали стремительно меняться. Степь уступила место первым горным складкам, а дорога начала петлять и то подниматься, то опускаться, следуя прихотям горного рельефа. Мы ехали по Чуйскому тракту, оставляя позади десятки километров и редки сёла. Тогда я ещё не представлял, насколько нам повезло — просто ехать из одной точки в другую, смотреть в процарапанную в плотной изморози дырочку на седые от снега алтайские горы. И просто ехать из одной точки в другую.

Время шло, на улице темнело, и вот мы уже в конечной точке — Акташе. Но нам то надо ехать дальше, и мы предложили водителю добросить нас до Улагана. Но шофёр оказался непреклонен: «Даже не просите». Даже предложения щедрой награды не смогли убедить его повезти нас дальше.

Тяжелый рюкзак с камерой и объективами тянул назад. Уже пройденный подъем при взгляде вниз показался мне отвесной стеной, так что особого выбора у меня не было — только вверх

Там мы и остались — одни в пустынном ночном поселке на сорокаградусном морозе. Где-то совсем близко возвышались изрезанные силуэты гор, на которые бесчисленными звёздами смотрело небо.

Несколько машин прошло по дороге в сторону Улагана, но ни одна не остановилась, чтобы подобрать двух замерзающих путешественников. Постепенно мы похоронили надежду застопить машину, и пошли искать гостиницу: хотя бы отогреться, а то и переночевать, а на утро поехать дальше.

На пустынных улицах нам вскоре встретился коренастый круглолицый алтаец. Похоже, он совершенно не ожидал увидеть путешественников в этих краях в это время года. Мы рассказали Володе, как он нам представился, что нам очень хорошо было бы добраться до Улагана, причем именно сегодня. Пока мы говорили, алтаец удивленно качал головой, а потом достал телефон и принялся кому-то звонить. Я расслышал обрывок разговора: «…Да вот, два туриста… до Улагана им надо… Одеты легко, не по-нашему…». Володя повесил трубку и довольно сказал: «Довезём, не переживайте. Я сейчас вас к Славе от веду. Я свою не заведу, так он точно заведет».

Мы прошли немного по улице и вошли в тёплый дом. Хозяин дома Слава и его жена Раиза прямо с порога усадили нас за стол и принялись угощать горячим чаем, свежим хлебом и вкусной грибной икрой.

Мы разговорились, и оказалось, что и Володя, и Слава казахи родом из Кош-Агача («Помнишь, я тебе говорила, что в Кош-Агаче 95 процентов населения — казахи» — напомнила мне Женя). Потягивая горячий чай, Слава с удивлением выслушал нашу историю и наш маршрут на ближайшие дни. «Ну вы даёте… мы сами в такую погоду носу из дома не высовываем. Я сам рыбак, охотник. Было бы не так холодно, точно бы сорвался в леса, а по такому морозу лучше в доме сидеть». Чувствуется, в этой семье долго ещё будут вспоминать двух зимних путешественников.

Вскоре появился Володя, и пожаловался, что пока он пытался завести машину, у той сел аккумулятор. Хозяин дома нехотя встал и пошел раскочегаривать своего железного коня. Минут через десять Слава снова зашел в дом и позвал нас в дорогу.

Rav 4 уверенно пробирался по заснеженной, вьющейся среди гор дороге. Слава и составивший ему компанию Володя рассказывали истории про алтайскую природу, про интересные места и беспрестанно удивлялись: «Что же вы зимой приехали?! У нас летом такая красота».

В Улагане мы пересели на «Ниву» к нашему новому водителю Саше, и продолжили путь уже до финальной точки назначения — туристической стоянки Кату-Ярык в долине реки Чулышман. Увидев нас, Саша даже удивился — он не ожидал, что мы сможем за день добраться от Барнаула до Улагана. По дороге термометр на приборной панели настойчиво показывал -38, и только один раз циферки изменились. На -40. Мы планировали постоять у каменных грибов пару дней в палатке, но по такой погода планы пришлось пересматривать.

В приюте нас встретили его смотрители — невысокий алтаец Арсентий и его жена, которая попросила называть её Максимовна. Максимовна оказалась хлопотливой хозяйкой, и к нашему приезду хорошенько протопила дом — огромную шестиместную избу, а Арсентий натаскал дров и бересты для растопки.

Так и закончился мой первый день на Алтае. На следующий день нас ждала поездка на каменные грибы Чулышмана.

Река Чулышман

Утром мы встали затемно, собрали рюкзаки с фото-техникой, и выехали в сторону Аккурума.

При свете дня я смог получше рассмотреть долину. По обе стороны Чулышмана возвышались каменные стены — Улаганского плато с одной и Чулышманского нагорья с другой стороны. Постоянный ветер выметает снег с земли и со скал, оставляя лишь малую его толику на земле, в жухлой траве и между камнями, а солнце показывается из-за скал всего лишь на десять-двадцать минут рано утром. Остальное время солнечный свет бродит по верхушкам гор, не попадая в долину.

Машина несется по дороге над берегом Чулышмана, подпрыгивая на частых ухабах и дребезжа на мелких, оставленных ножами грейдера, зарубках. Тут и там в толстой ледяной броне реки попадаются проталины, и слышно, как шумит могучая река на быстринах. Брызги воды, попадая на лёд, превращаются в удивительные ледяные волны и скульптуры.

Через час пути Саша тормозит машину и показывает нам на глубокий распадок: «Вон там грибы». Мы договорились встретиться в пять вечера и вышли к реке. Чулышман здесь покрывал ровный гладкий лёд, кое-где мутный, кое-где — прозрачный и непроглядно тёмный. В одном месте на мелком снегу, слегка припорошившем берег, мы увидели следы автомобильного протектора — кто-то переезжал реку на машине. Медленно, мелкими неуверенными шагами мы начали переходить реку и вскоре были уже на другой стороне.

Впадающая здесь в Чулышман мелкая речушка Карасу покрылась льдом, но в паре мест мы нашли тёмные проталины, обрамленные прихотливым кружевом прозрачного льда. Карасу протекала на дне крутого ущелья, на левой стене которого мы увидели далёкие грибы.

Только вот подниматься мы начали по правой стороне. Поднявшись на пару сотен метров, мы обернулись назад — перед нами лежала величественная долина и белая лента замерзшей реки, отражающая пока ещё блёклый рассветный свет. Немногочисленные домики и сараюшки, сжавшиеся небольшой стайкой у подножия гор, казались игрушечными коробочками.

Мы понадеялись, что с правой стороны ущелья мы сможем перейти на левую, к грибам. Но горы играют с чувством расстояния и масштаба: то, что кажется пологим спуском, на деле оказывается крутой стеной, а, казалось бы, недалёкая еловая роща после нескольких часов ходьбы становится ближе. Так получилось и в этот раз. Обманутые горами, мы решили спуститься и подняться по левой стороне ущелья.

Каждый год на каменные грибы водят не одну группу туристов, а значит, туда просто обязана идти протоптанная туристическая тропа. Вот только тропы этой мы с ходу найти не смогли, и начали штурмовать гору в лоб — по крутому подъему. Ох и нелегко дался мне этот подъем. Завязшие в мягкой глинистой породе камни предательски шатались, когда я пытался за них ухватиться, а вместо цепких ветвистых кустов можжевельника под руку постоянно подворачивалась какая-то колючка. Тяжелый рюкзак с камерой и объективами тянул назад. Уже пройденный подъем при взгляде вниз показался мне отвесной стеной, так что особого выбора у меня не было — только вверх. Такая безысходность меня подстегнула, и я как заведенный начал карабкаться по склону, цепляясь за камни и кусты.

Каменные грибы

Когда я выбрался на небольшую плоскую площадку и отдышался, я увидел пологую туристическую тропу, тонкой ниточкой уходящую по дальнему склону горы. Площадку украшали многочисленные каменные горки — туры. До грибов осталось рукой подать. Правда, подавать рукой пришлось по узенькой тропке над обрывом, так что по пути к заветной цели я растерял остатки энтузиазма по поводу чуда геологии.

Грибы оказались высокими, по пять — семь метров столбами, каждый из которых увенчан камнем. Считается, что именно эта «шляпка» послужила своеобразной защитой, сохранившей часть породы от выветривания. Ну а дальше время и воздух сделали своё дело, обточив податливую породу в форме столба. Эти ножки постоянно разрушаются, и, вполне возможно, наши внуки их уже не увидят.

Сделав несколько фотографий геологического феномена, мы пошли на спуск. Правда, и тут не обошлось без приключений. Мы начали спускать по тропе, но очень скоро потеряли её под снегом и внезапно вышли на следы. На следы с подозрительно знакомыми протекторами. На свои следы.

Склон, который мы с таким трудом штурмовали с час назад, на спуск, вопреки распространенному мнению, показался гораздо более пологим, и вскоре мы уже были у подножия горы и шли по толстому льду Чулышмана к дожидающемуся нас Саше.

Так прошли первые два дня моего алтайского путешествия. О том, чем оно продолжилось и как закончилось, я расскажу чуть позже.

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.