Астрахань — рыбный город

Всякая экстравагантщина летает из Внукова. Вечно недостроенный аэропорт словно притягивает всяких недодавленных кризисом летунов. Вы не пробовали поучаствовать в программе с баллами от Ют-Эйр? Попробуйте — во всяком случае, это забавно. Хотите получить карточку? — пишите письмо. Хотите восстановить мили? — пишите письмо. Да и сайт, сделанный в экселе, нам как бы намекает.

Астрахань представляется чистым, милым городом. Народу на улицах немного. Улицы освещены. Гулять здесь приятно!

Плюс у этого всего один. До Переделкино здесь 10 минут неспешным ходом. За мной заскакивает рабочая машина — и вот я уже регистрируюсь на рейс Москва.

Какой-то человек регистрируется за соседней стойкой. Вдруг девушка, принимающая у него документы, начинает оглядываться, словно ища помощи. Картина простая — иностранец и наш обслуживающий персонал. Я спрашиваю, что у нее случилось. Она переводит взгляд на человека, а он в свою очередь уставливается на меня своим раскосым взглядом.

Try to guess am I japanese or chinese?

Вопрос ребром, так сказать, как раз для 9 утра. И тем не менее, я воспринимаю его серьезно. Вглядываюсь в лицо, вспоминаю соседа по общаге — Няньсина, нахожу, что сходство есть:

I think you are chinese.

Как же он смеялся… Этим хохотом он напугал и девушку, и меня. Сквозь слезы, практически, он выдавил:

I’m korean, South Korea — do you know?

Yes. I know.

Без тени улыбки ответил я, думая над тем, много бы этот крендель наугадывал бы, поставь в ряд поляка, русского и немца.

Нас обманули, вместо обещанного в билете боинга, раскрытым люком нас встречает ТУ-134. Не то, чтобы сильно обидно, не в первый раз, в общем-то, но все равно, неприятно. Еще один камень в сторону Ют-Эйр.

Астрахань

В Астрахани тепло, и пахнет горелым сеном. Нас встречают представители заказчика. Обычные русские мужики, русые, сероглазые... Только зовут их Байрам, Айдар и Рамиль.

Я отмечаю вслух, что здесь погода приятнее, чем в Москве. — А как тут летом приятно! У нас рабочие от тепла с асфальтоукладчика падали! — я прифигиваю и оставляю свои восхищения на потом.

Гостиница расположена прямо рядом с аэропортом. Внутри тусуются рабочие — идет ремонт без отрыва от производства. Ну ремонт и ремонт — нам не привыкать.

В номере две комнаты. Одна жилая, а вот предназначение второй я так и не смог до конца раскрыть. Судя по мебели, она предназначена для просмотра холодильника — там есть кресло, а напротив — холодильник. На этом обстановка заканчивается.

Когда собираемся в город, на дворе уже темно. Здесь темнеет еще раньше — часа в 4, и происходит это практически моментально. На фоне темного неба горит огнями что-то. Я сначала думаю, что это елка для Нового Года, но подъехав ближе, мы видим, что это ферма ЛЭП, киловольт на 120, наряженная как елка. Я удивлен. Такого я еще не видел.

Астрахань представляется чистым, милым городом. Народу на улицах немного. Улицы освещены. Гулять здесь приятно. Но вот заклядывать в арки домов не рекомендуется совсем. Потому что там реально очень темно и очень страшно. Внутренние дворы, словно временной срез, показывают морщины лица, щедро напомаженного пудрой официальных фасадов.

Мы гуляем. Сначала нас отвозят на рыбный рынок. Почему-то рыбный рынок в Астрахани мне представлялся чем-то фееричным — восточный базар, все дела. На самом деле, это просто ангар с рыбой. Место малоромантичное, но рыба действительно очень и очень неплохая.

В прошлом году у Астрахани был юбилей. Отсюда и еще не сошедший лоск. Тендер выиграли компании из Ленинграда, привезжие немало лулзов с севера. Одни только бесформенные скульптуры чего стоят — та же “мечта педофила”, как называют произведение в народе.

Памятник Петру I

Вот от памятника Петру мы и начали прогулку. Ничего особо хорошего этот царь для Астрахани не сделал, насколько я знаю. Даже наоборот — когда приспичило осушать болота и понадобилось бабло, он поднял налоги, чем спровоцировал Астраханский бунт. В общем, имхо, не к месту.

Весь день мы бродим по городу с перерывом на обед. Просто ходили и смотрели тихие улочки с неспешно двигающимися жителями. Прямо в центре города начинаются деревянные дома.

Нашли открытую теплотрассу, где кошаки разложены. Кошек в Астрахани много, а вот собак нет. Говорят, это потому, что здесь много корейцев селится. Может и так, как оказалось, для меня, что кореец, что китаец, что казах... Кстати, в городе полно милиции. И на 70% она состоит из калмыко-казахов. Довольно странное зрелище.

Весь рюкзак провонял воблой по самое не могу. Такое ощущение, что этот запах меня преследует, словно таясь в складках и забытых пакетах

Астрахань — город маршруток. Улочки узенькие, я и не представляю, как что-нибудь Экарусоподобное могло бы здесь повернуть. На вопрос — на какой бы маршрутке нам уехать к аэровокзалу, добрая женщина посоветовала дойти до перекрестка, т.к. там выбор маршруток больше.

Рыба — это вкусно. Но рыба это и мегапахуче. Весь рюкзак провонял воблой по самое не могу. Такое ощущение, что этот запах меня преследует, словно таясь в складках и забытых пакетах.

Но работа сделана — и я вернулся домой. Чтобы с улыбкой узнать, что на следующий неделе я снова возвращаюсь в рыбный город.

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.