"Монгол архи" - хитрая вода

В давние революционные времена получил бывший батрак по имени Няма от народной власти несколько коров, конфискованных у богатеев. И тут же купил конусообразный бачок для перегонки перебродившего кислого молока. "Ну, старуха, -- порадовал он жену, -- теперь свою водку пить будем". И приступили к испытаниям...

Первая чаша продукта была торжественно поставлена перед изображениями богов, а вторую жена преподнесла Няме. Тот, осушив чашу, воскликнул дрожащим от волнения голосом: "О боги, какая влага!" И из глаз Нямы покатились слезы счастья. Еще бы! В его дом пришел достаток. Ведь никто в его роду и мечтать не мог о том, чтобы гнать свою собственную водку. А ему, Няме, удача привалила.

Вот так известный монгольский писатель Ч.Лодойдамба описывает в романе "Прозрачный тамир" столь чувственное отношение простого монгола к самопальной водке как символу материального благополучия. Позволю себе добавить, что с тех пор любовь монголов к спиртному не только не ослабла, но еще больше разгорелась.

А вообще-то "молочную водку" здесь гонят с древних времен. Да и что оставалось делать кочевникам, если они не выращивали ни рис, ни пшеницу, ни картофель. А вот молочного скота гуляло по монгольским просторам всегда предостаточно.

Такую водку здесь называют "Монгол архи" или -- шутливо в разговоре -- хитрой водой. Почему "хитрой", да еще "водой"? Да потому, что после первой перегонки слегка мутноватая жидкость на вкус тех европейцев, что привыкли к 40 и более градусам, практически не имеет крепости. Однако есть у нее одна особенность -- в ноги эта хитрая водичка, которую обязательно пьют подогретой, шибает так, что после нескольких пиал можно и не встать.

О вкусах, безусловно, не спорят, но иностранцев, которым довелось пробовать этот продукт, он отнюдь не впечатляет. По вкусу напоминает теплый обрат.

И тем не менее и сегодня монголы предпочитают "хитрую воду" таким известным заморским напиткам, как виски, джин, водка. Ну а русскоязычные монголы "Монгол архи" называют "архиважным" продуктом. А тех, кто гонит молочную водку, зовут -- опять же в шутку -- "архивариусами", то есть "варящими водку".

А варят ее в огромных количествах, и, судя по всему, все выпивается до последней капли. Не зря же борьбу с зеленым змием непрестанно вели и в социалистические времена, и на разных этапах демократических преобразований.

Помню, как еще 20 лет назад ездил в командировки по стране. МИД, как и положено, заранее информировал руководство аймака или сомона о предстоящем визите гостей. По традиции, уже за несколько километров от поселка поджидали партийные и прочие местные "дарги" (начальники). И, конечно же, не с пустыми руками. Сначала -- по чарке за благополучное прибытие, дальше -- обед, затем -- ужин. В итоге, естественно, "списывалось" несколько ящиков "Архи".

Кто знает, может, такие "традиции" и стали причиной того, что частые возлияния постепенно превратились чуть ли не в норму жизни. Пьют в Монголии -- по поводу и без -- во всех организациях и учреждениях. Причем регулярно. Страшным стало и бытовое пьянство. И чаще всего, как считают социологи, на почве безысходности, безработицы и жизненной неустроенности, отсутствия каких-либо перспектив. По официальным данным, с 1990 года число пьяниц увеличилось почти в три раза.

Дело дошло до того, что, по выражению одной из местных газет, в Монголии сейчас "работают одни лишь женщины. Мужчины же проводят время за столиками в многочисленных пивных и ночных барах, тем самым отдавая дань уважения своему верному другу Бахусу".

По данным, правда, годичной давности, в стране насчитывается около 130 больших и малых предприятий по производству алкогольных напитков. Однако, помимо этих законных существуют еще до 300 нелегальных. Во всяком случае, так считает полковник монгольской полиции Л.Билгэ, являющийся членом президентской группы по вопросам борьбы с пьянством.

На этом фоне зловещей представляется алкогольная статистика, которая свидетельствует, что треть монголов в возрасте до 35 лет постоянно потребляют алкоголь. А ведь еще недавно здесь чтили древние традиции, согласно которым к горячительным напиткам могли прибегать лишь зрелые мужчины, то есть лица мужского пола, достигшие 40 лет. Теперь же для отдельных школьников младших классов пиво и водка уже не являются "секретом взрослых".

Если в прежние времена 3,3 тысячи тонн спирта, выпускаемого в год двумя комбинатами, вполне хватало для удовлетворения спроса на алкоголь в стране, то сегодня и 5 тысяч тонн оказывается мало. И чтобы "утолить жажду", ввозятся сотни тонн импортного, зачастую низкокачественного спирта, в основном из соседнего Китая. Причем как легальным, так и нелегальным путем. В контрабанду "огненной воды" втягиваются даже те, кто занимает видное положение в обществе. Как сообщала печать, в скандальных делах о незаконном ввозе в страну больших партий спирта замешан целый ряд работников таможенной службы, прокуратуры, полиции. Только за два последних года возбуждено 82 уголовных дела, связанных с контрабандой крупных партий спирта.

Чтобы как-то совладать с распространением пьянства, группа парламентариев из предыдущего состава Великого народного хурала начала работу над законопроектом, связанным с "реанимацией" в стране режима принудительного лечения и трудового перевоспитания хронических алкоголиков.

Справедливости ради хочется отметить, что в свое время подобная система борьбы с алкоголизмом действовала довольно эффективно. Еще в 1985 году решением тогдашнего президиума Великого народного хурала беспробудных пьяниц высылали в места лечения и принудительных работ, главным образом на лесоповал. Из заработанных ими денег необходимая часть отчислялась в счет лечения и питания, а другая переводилась на личную сберкнижку. Однако с началом в 90-е годы демократических преобразований подобная практика практически канула в Лету.

Обратиться к старым методам воздействия на алкоголиков вынудила по сути дела критическая ситуация с пьянством. А чтобы показать всем пример, руководство страны приняло решение отказаться от спиртного на официальных приемах. Как заявил тогдашний премьер Ринчиннямын Амаржаргал, "это будет конкретным вкладом правительства в борьбу с пьянством, охватившим все слои населения Монголии".

На тропу войны с зеленым змием встала и пришедшая к власти 2 июля 2000 года Монгольская народно-революционная партия. По словам нынешнего председателя правительства Намбарына Энхбаяра, необходимо срочно пересмотреть нормы, касающиеся импорта, производства и продажи спиртной продукции. "Мы должны вести непримиримую борьбу с употреблением алкогольных напитков в служебное время, твердо придерживаться принципа наказания провинившихся вплоть до увольнения с работы", -- категорично заявил он.

В рамках кампании борьбы с пьянством в Улан-Баторе демонтируются даже рекламные щиты отечественного и импортного пива. Принято также решение о создании в столице "безалкогольных зон". Такими "островами трезвости" станут Проспект Мира и студенческий район, где, кстати, сосредоточена основная масса пивных баров и всевозможных точек по продаже алкоголя. Кроме того, начата проверка всех точек, торгующих спиртным. Уже есть первые результаты. Более 3,7 тысячи торговцев оштрафованы, изъято из продажи большое количество алкогольных напитков сомнительного происхождения.

Война с пьянством возведена в ранг государственной политики, заявил спикер парламента Лхамсурэнгийн Энэбиш и призвал своих соотечественников вместо спиртного пить "наш древний и целебный напиток -- кумыс".

Однако, несмотря на все призывы и заявления, ощутимых результатов пока не видно. По данным министра юстиции и внутренних дел Цэндийна Нямдоржа, за 8 месяцев 2000 года число граждан, попавших в медвытрезвители, достигло 96,5 тысячи -- почти на 35 процентов больше, чем в 1999 году. Почти на 20 процентов больше совершено и преступлений на почве алкоголизма.

Александр Денисович
05.01.2001

Источник: Эхо планеты





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.