Короли камбоджийских джунглей.

Короли камбоджийских джунглей.

Есть такие места в Камбодже, которые мечтает увидеть каждый любитель древних цивилизаций и культур. К примеру, храмы Ангкора. А есть местечки, влекущие к себе ленивых пляжников, пытливых натуралистов и активных экстремалов. Портовый городок Сиануквиль удивительным образом позволяет соединить самые разные виды туризма и отдыха.


Статья: Короли камбоджийских джунглей.

Сайт: Путешествия@Mail.Ru

Сиануквиль (Sihanoukville) — основной курорт и порт Камбоджи, расположенный на небольшой горе в четырех часах езды от столицы Пномпеня. Свое поэтичное название город получил в честь короля Сианука — личности интересной и неординарной. Вокруг, в Южно-Китайском море, разбросаны дикие островки, где можно отдохнуть в полном уединении. Курорт с пальмами, креветками и роскошными закатами действует настолько расслабляюще, что теряешь всякую способность думать о делах или работе. Можно вечность раскачиваться на качелях пляжа Сокха и перебирать выброшенные на берег ракушки и узорчатые бурые водоросли. Однако лететь 12 часов в Камбоджу только за тем, чтобы полежать на белоснежном песке, по меньшей мере неразумно, поэтому каждый находит развлечение по душе. Многие упражняются в дайвинге, наблюдая за голубыми губками и голожаберными моллюсками. Кто-то совершает экстремальный спуск с гор в джунгли, раздирая по пути одежду о колючки и путаясь в лианах.


Пном Бокор
Нас совсем не интересовал экстрим ради экстрима, мы жаждали проникнуть в джунгли с целью ознакомления с местной флорой и фауной. Кстати, даже если вы не знаете ни одного языка, кроме русского, в Сиануквиле с осмотром достопримечательностей у вас проблем не будет — наши соотечественники уже долгие годы живут здесь и работают в сфере туризма. В путеводителях эти радушные люди отрекомендованы как зоологи, но в действительности они давно переквалифицировались в бизнесменов. Столь неожиданное открытие огорчало, поскольку я надеялась с их помощью выяснить наконец, что за лягушек я наснимала в Ангкоре. Когда увиденные растения и животные обретают названия, вы можете узнать о них много интересного в книгах, а также поселить у себя дома (не путать с контрабандой) и наблюдать за ними.
Достаточно посмотреть триллер Мэтта Диллона "Город призраков" и яркие фотографии плато Пном Бокор, чтобы вас страстно потянуло в путешествие к Слоновьим горам и расположенному там национальному парку. Здесь самым причудливым образом соединены красоты первозданной природы, буддийские святыни и изящное наследие французов. В Пном Бокор с удовольствием едут не только зоологи и ботаники, но и любопытные туристы, поскольку где-то в дебрях этой заповедной территории обитают слоны.
Однако те, кто видел свободно разгуливающих оленей и слонов в Индии или Африке, будут разочарованы — крупные животные Камбоджи не спешат выходить из леса и позировать перед фотокамерами. А о том, чтобы найти дымчатого леопарда, азиатскую золотую кошку или бинтуронга (выглядит как помесь черного медведя, енота и лохматого коврика), не стоит и мечтать — это осторожные ночные животные. Впрочем, иногда сюда снаряжают научные экспедиции из разных стран, в том числе из России, и знатоки по нескольку ночей выслеживают змей, ящериц, кошек и прочих зверушек. А туристы потом рассматривают фотографии, выставленные на стенде перед въездом в Пном Бокор. По всему лесу установлены специальные камеры ночного видения, которые и осуществляют автоматическую съемку пробегающих мимо животных. К сожалению, в этой стране научная работа и охрана природы пребывают в зачаточном состоянии — никто у входа в заповедник не продает буклеты со списками представителей видов флоры и фауны, а снимки насекомых и цветов на стенде не имеют подписей. Но в Камбодже активно работают международные природоохранные организации, поэтому, надеюсь, со временем экологический туризм приобретет здесь более осязаемые черты.
Несмотря на всю эту неопределенность, экскурсия на целый день в заповедник — на редкость интересное мероприятие. Вход стоит всего лишь пять долларов, но чтобы преодолеть дорогу, ведущую на плато, машину надо нанимать на целый день. Трасса, ведущая от Сиануквиля, поначалу легкая и веселая, вскоре переходит в то, что и дорогой-то назвать нельзя. Гарантирую, после ознакомления с этим маршрутом вы полюбите российские ухабы и рытвины!
Путь этот начали прокладывать французы в 1917 году, а сейчас остатки дорожного покрытия только усложняют подъем в гору. Но если забыть о том, что ваше тело словно встряхивают в миксере, то поездочка даже придает путешествию оттенок романтики и экстремальных гонок в стиле "Париж — Дакар". К тому же далеко не каждого понесет в такую глушь, поэтому в Бокоре царят приятная тишина и покой — никто не кричит "Ван долла!" и не предлагает подвезти на мотобайке. Только редкие отчаянные европейцы проезжают мимо на арендованных велосипедах и автомобилях.
В поисках диких орхидей
На территории Бокора растет множество удивительных растений. Парочка туристов, утрамбованных с нами в один автомобиль, поначалу не горела желанием изучать флору, но наш неподдельный интерес к каждому зеленому кустику не на шутку заинтриговал их. Мы брели от водопада Попоквиль к машине, когда моя напарница-биолог вдруг бросилась к желтым цветочкам:
— А чего это мы идем мимо?
— А что нужно делать? — изумились туристы.
— Фотографировать. Это же орхидеи!
Когда мы добрались до непентесов и принялись ползать вокруг них на коленях, восхищаться и размахивать фотокамерами, не выдержал даже водитель-кхмер — он тоже стал снимать растения и с гордостью демонстрировать фото на экране мобильного телефона.
Непентесы выглядят настолько эффектно и сказочно, что их изображения можно обнаружить на некоторых туристических сайтах, а живыми непентесами украшают флористические выставки в Европе. Большинство их видов родом из тропиков Азии, а самый крупный — Nepenthes naja — растет как раз в Камбодже. Его огромные кувшинчики в пурпурную полоску видны издалека, если, конечно, внимательно разглядывать кусты и травинки, которые непентес обвивает своими стеблями. На самом деле цветки лианы весьма невзрачны и похожи на желтые иголочки, а великолепный изогнутый кувшинчик — это видоизмененный лист, приспособленный для ловли насекомых. Мошкара забирается внутрь и попадает в ловушку, после чего растение спокойненько переваривает добычу. Непентес и название свое получил по имени древнегреческого напитка, избавляющего от тревог и погружающего в забвение. Присказка "напиться и забыться" в данном случае окрашена для насекомых в траурные тона, но для человека это растение совершенно безопасно.
Звездное яблоко и другие диковинки
"Джунгли, курящиеся дымом" — это как раз про Камбоджу. Достаточно взглянуть с плато Пном Бокор вниз, чтобы увидеть лес, окутанный испарениями и облаками. Иногда листву колышут огромные крылья пролетающих птиц-носорогов. Этих черно-желтых величественных созданий называют королями джунглей, но в отличие от большинства царствующих особ (льва, орла и некоторых представителей рода людского) носорог ничуть не кровожаден. Пищей ему служат фрукты и прочая растительность, причем в период размножения самец замуровывает самку в дупле, чтобы к ней не пробрались хищники, и кормит ее через небольшое отверстие в "дверце".
Усевшись на краю обрыва, я принялась разглядывать тропический лес — повсюду красовались диковинные папоротники, плауны и селагинеллы (древние примитивные растения), а деревья были украшены маленькими эпифитными орхидеями. На вершине могучего эндемичного дуба камбоджийского прилепился пышный папоротник платицериум, или "оленьи рога". Я смотрела на него с благоговением и радовалась, что мой комнатный платицериум вряд ли дорастет до таких размеров, иначе места в квартире станет намного меньше. По свидетельствам очевидцев, в Австралии эти папоротники иногда достигают двух метров в диаметре, и бывает, что "украшения" своим весом выворачивают деревья с корнями.
Не менее эффектно выглядят папоротники асплениумы, или "птичьи гнезда". Зеленые кустики-гнездышки можно увидеть вдоль скал водопада Попоквиль, а также на некоторых деревьях.
— А что это за темно-коричневые полосы на нем нарисованы? — спросила одна из туристок.
— Спорангии, — ответила я, возрадовавшись, что невидимая жизнь растений заинтересовала и неспециалистов.
Папоротники никогда не цветут, а аналоги семян — споры — продуцируют прямо на нижней стороне листьев, в специальных кармашках-спорангиях.
Мимо промчалась переливчато-зеленая бабочка прецис орития, вызвав у меня очередную вспышку негодования:
— Она надо мной издевается!
Дело в том, что в Камбодже порхает неимоверное количество таких прекрасных бабочек, какие европейцу и не снились. Многие пытаются их сфотографировать, но непоседливые создания нагло пролетают прямо перед носом туриста и исчезают в манящей дали.
Раздосадованному фотографу остается лишь успокаиваться с помощью аромата лавровых и камфорных деревьев, которые в изобилии растут в Камбодже. В частности, в Слоновьих горах можно увидеть коричник камбоджийский (Cinnamomum cambodianum) и неолитсею камбоджийскую (Neolitsea cambodiana) из семейства лавровых — одного из самых интересных и обласканных людьми семейств растений. Именно к нему относятся коричник цейлонский (та самая корица) и лавр благородный. Ну, а кто не слышал слова "лауреат" (от лат. laureatus — увенчанный лаврами) или "бакалавр" (по одному из толкований, от ср.-век. лат. bacca-laureus — букв. ягода лавра)? Листья лавровых растений полны эфирных масел, поэтому в лесах Камбоджи витает тонкий аромат, приятный и полезный для наших утомленных легких.
Еще одно эндемичное растение здешних мест — мадука камбоджийская (Madhuca cambodiana) — принадлежит к другому интереснейшему семейству. Думаю, вы не избежите знакомства с его представителями, если отправитесь дегустировать плоды на одном из кхмерских рынков. Среди груш и прочих вполне привычных европейцу фруктов на подобных развалах обязательно лежат стройные ряды зеленых и фиолетовых яблок. Однако в отличие от обычных в разрезе они похожи на звезду и демонстрируют крупные семечки, напоминающие семена хурмы. Перед вами звездное, или звездчатое, яблоко (Chrysophyllum cainito), принадлежащее как раз к дружному семейству сапотовых. Мякоть на вкус очень приятная, сладкая и ароматная, а вот кожуру лучше не есть.
К сожалению, не все редкостные растения используют только для сбора плодов. Камбоджа — один из основных поставщиков ценных пород деревьев (хопея, шорея, тик величественный, тик Гамильтона) для богатых заказчиков, в том числе из России.
Замок на краю пропасти
Увлеченные разглядыванием сказочных вершков и корешков, мы чуть не забыли, что приехали в Пном Бокор полюбоваться на затерянные в лесу останки цивилизации — французские виллы, церковь, водонапорную башню, облик которой странным образом напоминает летающую тарелку, и развалины резиденции короля Монивонга, правившего в 1927–1941 годах. Особенно восхищает старый пятиэтажный дворец, он же — замок-казино на краю пропасти, откуда открывается впечатляющий вид на горы и джунгли. Сооружение разрисовано причудливыми ярко-оранжевыми узорами, которые при ближайшем рассмотрении оказываются вовсе не краской, а… мхом. Он такой мягкий и приятный на ощупь, что хочется обнять старые стены, хотя здесь, поговаривают, обитают привидения.
Еще одна "культурная" постройка в Пном Бокоре — буддийский монастырь Сомпаы Прам, изящно примостившийся на краю горного плато. При желании и по договоренности с местными гидами в монастыре предоставят ночлег. А можно найти приют непосредственно в домике рейнджеров. По территории Сомпаы Прам разбросаны причудливые каменные глыбы — некоторые из них поразительно похожи на корабли, за что обитель и получила название "Пять парусов". Как водится, с кораблями связана поэтичная легенда о девушке, ее женихе и богатом отце. В монастыре обитают милейшие буддийские монахи, с которыми я все порывалась сфотографироваться в обнимку, но вовремя себя одергивала (трогать монахов руками нельзя, а вот разговаривать и даже шутить с ними — сколько угодно), и ручная обезьянка. Макака прекрасно знает, что статус подслеповатой старушки дает ей некоторые преимущества, и вовсю эксплуатирует свой трогательный образ. Запаситесь орешками и бананами, и тогда она вам покажет на редкость комичное представление с поклонами, приседаниями и размахиваниями руками. Из всех обезьян, которых мне приходилось видеть в жизни, эта была самой благовоспитанной и милой.
Покидать столь благословенное место не хотелось, но уже надвигалась ночь. Темнеет в Камбодже примерно в 17:45, причем внезапно: в 17:40 — еще светло, а в 17:45 словно кто-то невидимый щелкает выключателем. Трасса, столь безобидная днем, ночью выглядит мистически таинственно — местами автомобиль продирался сквозь сплошной зеленый тоннель, и гигантские пальмовые листья обхватывали кабину, словно не желая отпускать. Дорогу время от времени перебегали ночные зверьки, в частности желтогорлая харза — огромная яркоокрашенная азиатская куница.
Берегитесь мотобайка!
После посещения джунглей не грех отдохнуть и исследовать сам город Сиануквиль, где почти нет диких зверей и буйной растительности, зато много мотобайков.
Утром мы медленно брели по незнакомой улице, когда неожиданно встретились с русским местным жителем — голубоглазым дочерна загорелым блондином.
— Далеко ли до центра? — спросили мы.
— Садитесь, подвезу, — любезно предложил он.
Это было наше первое знакомство с двухколесной машинкой, и через некоторое время мы пожалели об этой поездке.
Остановившись возле интернет-кафе, где я собиралась записать фотографии с флэшки на диск, мы быстренько соскочили с мотобайка, на котором прекрасно умещались втроем. Замечу, что кхмеры ездят на этом скромном средстве передвижения вообще вчетвером, а то и впятером. И тут произошло странное — на моей правой ноге появилась маленькая красная точечка, которая начала прямо на глазах увеличиваться до размеров пятирублевой монеты. Причем ощущение было такое, будто бы по коже полоснули заледенелым стеклом. Пока я хлопала глазами (с моей напарницей происходило то же самое), водитель, не оборачиваясь, произнес:
— Осторожнее, когда спускаться будете — не обожгитесь о трубу справа.
— Спасибо, — ответили мы хором, так и не решившись признаться, что все уже случилось.
В дальнейшем мы не раз ездили на мотобайках, и многие водители, особенно во Вьетнаме, заботливо придерживали наши ноги и заранее объясняли про подстерегающую нас опасность. Но мы уже и так получили урок на всю жизнь, хотя мотобайки от этого не разлюбили — очень удобное и дешевое средство передвижения.
Нам нем мы и направились к самой высокой точке города и наиболее интересному месту — горе Сиануквиль с ее монастырем Ват Леу, или Верхней пагодой. Вокруг пагоды установлены разнообразные зеленоватые скульптуры, здесь же монахи в шафрановых одеяниях деловито стирают какие-то тряпочки в бассейне, а пастухи гоняются за коровами. Говорят, в пагоде хранят лодку, участвующую в королевских гонках в Пномпене, но нам ее не показали. Зато монахи всячески пытались уговорить нас посмотреть с ними на закат. Однако, как ни заманчиво звучало это предложение, но мы предпочли побережье Сиамского залива, поскольку там можно еще и ракушки пособирать. Даже самые отъявленные скептики при виде разноцветных раковин Южно-Китайского моря не в силах противостоять инстинкту собирательства.





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.