Дорогой садов.

Дорогой садов.

Кто-то любит сутками лежать на пляжном матраце, не выходя за пределы территории отеля в течение отпуска. Но Южная Африка — для других. Для тех, кто готов променять уютные домашние тапочки на дозу пьянящего адреналина. Если вы относитесь к последним, отправляйтесь по Дороге cадов, пролегающей по самому югу африканского континента, из Кейптауна в Порт-Элизабет.


Статья: Дорогой садов.

Сайт: Путешествия@Mail.Ru

Не будите зверей в бабуинах


Предельно допустимая скорость на дорогах ЮАР — 120 км/ч. Единственным препятствием при разгоне машины могут служить змеи. Они флегматично нежатся на нагретом асфальте и не реагируют на сигналы. Увидев гадину, следует притормозить и спихнуть ее на обочину палкой. В общем-то бояться нечего, ведь по-настоящему здесь опасны лишь два вида змей — капская кобра и гадюка пуфадер. Кобра длинная, вырастает до трех метров, а пуфадер короткий, не больше метра, но очень жирный. Если такая ядовитая "сарделька" ужалит человека, участки тела будут отмирать постепенно, в течение недели. Чем позднее оказана помощь, тем обширнее распространение гангрены. Но вероятность подвергнуться нападению кобры или гадюки мала. В среднем по стране от укусов змей каждый год погибают 28 человек.
Больше всего боятся змей обезьяны, а особенно бабуины. Мохнатые существа сидят вдоль дороги и ждут, пока не остановится какая-нибудь машина, а из нее не выйдет водитель. Если хозяин не захлопнет дверцу, будет чем поживиться! В Южной Африке любят рассказывать историю про одного "хитроумного" немца, который отлучился из автомобиля на полчасика. Зная о повадках бабуинов, он оставил на капоте резиновую змею — пускай, мол, охраняет машину. Но когда турист вернулся, автомобиль был разбит вдребезги: обезьяны закидали муляж булыжниками.
Год от года растет число краж, совершенных бабуинами. И когда-то вполне серьезно рассматривали вопрос о выдаче лицензий на их отстрел. Предполагалось пустить мясо бабуинов на корм для домашних животных. Но тут возмутились защитники природы — как можно кошек и собак кормить обезьянами!
Погладить кита
В ЮАР разрешен отстрел так называемой большой африканской пятерки. В эту группу животных входят буйвол, слон, носорог, лев и леопард. Лицензия стоит примерно 100 тыс. долл. Дорого — покупайте рога и копыта в сувенирном магазине. Большую шкуру зебры оценивают в 1000 долл. Есть и вдвое дешевле, но меньше и хуже по качеству — в трещинах, шрамах, потертостях. Некоторые сувениры делают и продают нелегально. Например, пуфики из ноги слона или сумки, салфетки, коврики из его ушей.
Еще не так давно в ЮАР разрешалось охотиться на китов. Больше всего гарпунщики любили забивать животных, относящихся к породе Southern right whale — южный правильный кит. "Правильный" — слово циничное. Доверчивого обитателя морей назвали так за большое количество сала, благодаря чему он, загарпуненный, держался на воде, будучи мертвым. Его не надо было привязывать к судну в отличие от "неправильного" кита, который шел на дно через десять минут после гибели.
С тех пор как южноафриканцы прекратили охотиться на китов, морские млекопитающие стали приходить из Антарктики к берегам Южной Африки — здесь и вода теплее, и планктона гораздо больше. Лучшее место для наблюдения за китами — расположенный на высоком берегу океана курортный городок Херманус, что в 120 км от Кейптауна. Люди приезжают сюда на машинах и занимают места на смотровых площадках. Бинокли не нужны, поскольку резвящиеся и пускающие фонтаны гиганты видны даже невооруженным глазом. Специально для тех, кто хочет сфотографировать животных крупным планом, в море отправляются катера, подходящие к китам почти вплотную. Кажется, что при желании их можно даже погладить.
Поход в преисподнюю
Мосселбай — это залив Мидий. Именно здесь бросил якорь португальский мореплаватель Диаш — первый белый человек на южноафриканской земле. Его встретили темнокожие люди. Аборигены с радостью обменивали мясо антилоп на стеклянные бусы. Сейчас в местном порту стоит копия каравеллы Диаша, а рядом открыты симпатичные рыбные ресторанчики. Там можно пообедать перед посещением одной из самых красивых в мире пещер Cango Caves.
В конце XVIII века на ферме некоего Фонсайла пропала овца. Хозяин отправил раба искать скотину, тот натолкнулся на глубокую яму. Пошли вместе с фермером и увидели пещеру, где сохранились следы жизни бушменов. В "полу" древнего жилища зияла дыра. Фонсайл спустился туда по веревке, посветил вокруг свечкой, но не увидел ни стен, ни дна. Вернулся домой и объявил соседям, что обнаружил вход в преисподнюю.
В наши дни пещера стала туристическим аттракционом. Она состоит из цепочки залов, сужающихся тем больше, чем дальше уходишь вглубь. Сначала надо спуститься вниз метров на 50, потом двигаться по коридору. Осадочные породы создают удивительные сочетания цветов. Свисают сталактиты, растут сталагмиты, поражают взгляд величественные эллиптиты — причудливые образования, соединенные в колонны. Температура в пещере постоянная — 18–20 °С, но влажность очень высока. Через десять минут становится по-настоящему жарко.
Есть два маршрута: стандартный, занимающий 40–45 минут, и так называемый адвенчур тур, рассчитанный на полтора часа. Любители приключений ползут по туннелю высотой 60 см через трещины, ямы, сужения. Грязи бояться не нужно — за многие годы все вокруг отполировано, как зеркало. Правда, иногда бывает мокро, оттого что в пещере скапливаются лужи.
Устричное царство
Жителям города Джордж есть чем гордиться. Здесь по сей день действует старая железная дорога с настоящим паровозом. Дежурный дает отмашку, звучит свисток, и окутанный клубами пара локомотив медленно трогается с места. В вагоне кожаные кресла, медные ручки, пожелтевшие фото — все как лет 50 назад. Сохранилось даже объявление: "Не бросайте конфеты и деньги бегущим за поездом детям".
За окном потрясающие пейзажи. Состав ныряет в туннели, движется средь лесов, летит над озерами. Пара часов перестука колес по рельсам — и вот уже старинное здание вокзала с надписью "Найзна". На языке бушменов это слово значит "папоротник". Растение с таким названием достигает в здешних лесах двухметровой высоты.
Найзна привлекает туристов мягким климатом и спокойным укладом жизни. На скалистом острове расположен природный заповедник Featherbed. До него можно добраться на пароме. К самой вершине, откуда открывается прекрасный вид на лагуну, путешественников везут на джипе. Вниз нужно спускаться пешком по крутой горной тропке. Вокруг — редчайшие растения, огромные бабочки, дикие плоды. В многочисленных речках вода чайного цвета. Она чиста и пригодна для питья, а необычную окраску приобретает от растений и минералов.
Вот с берега в речку ныряет нерпа — удивительно умный зверек. Животное достает со дна устрицу, берет в лапу камень, ложится на спину и разбивает створки у себя на груди.
У нерпы губа не дура. Можете сами убедиться, отведав моллюсков в ресторане при устричной фабрике Knysna Oyster Company. Компания выращивает 16 млн устриц в год и поставляет во многие страны мира. Зародышей величиной с ноготь кладут в мешки и держат в воде. Каждый день их поднимают на поверхность на два часа — так борются с подводным червячком, который прогрызает скорлупу и впивается в беззащитную устричную мякоть. Хорошо еще, что этот маленький паразит погибает на свежем воздухе!
Меню из помета слона
Через несколько дней пребывания в ЮАР создается впечатление, что все вокруг немного помешались на экологии. Разговоры неизменно сводятся к проблемам чистоты воздуха, сохранности лесов, защиты животных. Неподалеку от Найзны, на вершине горы, находится отель The Phantom Forest, получивший награду за чистоту из рук премьер-министра страны.
Гостиницу строили два с половиной года. Могли закончить гораздо быстрее, но не хотели применять машины и портить атмосферу — все работы выполняли вручную. В качестве основного материала использовали дерево-сорняк, которое высасывает воду из почвы и мешает жить другим растениям. На крыши настелили листья камыша, внутри поставили плетеную мебель, повесили светильники из скорлупы страусиных яиц и набросали подушек с леопардовыми чехлами. Уютно, стильно и экологически безвредно — даже в мелочах. Например, меню в ресторане отеля вложено в папку, сделанную из смеси обработанного слоновьего помета и прошлогодней соломы.
В отеле The Phantom Forest стоит остановиться по пути в заповедник Цицикама, где бурлит при впадении в океан Штормовая река. По ней совершают спуск на надувном круге — этот вид спорта называется тюбинг. Баллон вздымается вверх и скользит по гребню волны, крутится на воде и подпрыгивает в воздух. Ни в одном аквапарке не получишь таких сильных ощущений, но и опасность здесь гораздо выше.
Пятизвездная палатка
Порт-Элизабет — южноафриканский Детройт, центр автомобильной промышленности, названный так в честь любимой жены первого губернатора города. Она умерла в Индии, и до сих пор на центральной площади высится большая каменная пирамида, сложенная неутешным супругом. Это хороший ориентир для путешественника, направляющегося в Национальный парк слонов "Аддо". Миновав пирамиду, следует свернуть налево и проехать 70 км на север. Аддо — название породы слонов, самых маленьких среди африканских. Относительно маленьких: они гораздо больше наиболее крупных индийских.
Внутри государственного заповедника частная гостиница Gorah Elephant Camp. Привычных корпусов со стандартными номерами нет. Вместо них — большие палатки типа армейских, рассчитанных обычно на взвод солдат. Но здесь живут двое, а удобства на уровне пятизвездочных отелей — кровати размера "кинг сайз" под балдахинами, ванна на серебряных ножках, современный газовый обогреватель. Электричества нет, по вечерам территория освещена фонарями "летучая мышь".
Центральная усадьба несет следы колониального стиля. Каминные часы отбивают удары, в старинном шкафу теснятся обтянутые кожей фолианты, стены увешаны охотничьими трофеями. Под музыку Моцарта при свечах чернокожий официант в белых перчатках подает гостям шампанское и фрукты.
За завтраком, сидя между колоннами, можно наблюдать животных, тянущихся на водопой. На расстоянии 50 м перед столиками — небольшое круглое озеро. Сюда приходят слоны, дикобразы, буйволы. На огромной территории заповедника много других водоемов, но звери предпочитают пить из этого. Местный рейнджер делится секретом: в озеро по утрам добавляют молоко.
Всего в Национальном парке 330 слонов, 19 носорогов, 415 зебр, 80 жирафов и несметные стада антилоп.
Потомки черного Бонапарта
Разнообразие народов, населяющих ЮАР, подобно всем цветам радуги. В безлюдных частях пустыни Калахари живут настоящие дети природы — бушмены. Мужчины из племени ндебеле декорируют дома разноцветным орнаментом, а женщины носят украшения весом до 25 км. Охотники другого племени, тсонга, — превосходные следопыты. Они убивают антилоп, используя стрелы с нервно-паралитическим составом, чтобы не отравить мясо. Ранят животное и идут следом, пока то не погибнет. Коса называют красным народом — они носят красную одежду. После церемонии обрезания юноши коса обмазываются белой глиной, чтобы задобрить духов, и уходят из деревни на две недели.
Самая крупная этническая группа — легендарные зулу (зулусы). Некогда их король Чака воевал с англичанами и был прозван Черным Наполеоном. Он создал сильную армию, заменив метательные дротики короткими копьями. Чаку убил его сводный брат, но легенды о нем до сих пор вдохновляют зулусов. Сейчас у зулу есть собственное королевство Квазулу-Натал, они имеют конституцию, флаг, герб. Есть и король Гудвилл Звелитини, прямой потомок Чаки в 14-м поколении.
В перьях и боевой раскраске жители племени встречают гостей. Угощают деликатесами из толченых орехов и бобов, проводят в хижину к вождю, знакомят со знахарем. Полуодетые девушки, причем только девственницы, исполняют красочный танец умаланга.
ЮАР — страна, где экзотика сочетается с качественным отдыхом, где можно наблюдать хищных зверей в естественных условиях и заниматься экстремальным туризмом, пробовать необычные блюда и любоваться невиданными по красоте пейзажами. Разве лежание на пляже в течение всего отпуска сравнится с яркими впечатлениями, полученными во время путешествия?!

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.