Венеция тонет...

Венеция тонет...

В 1501 году, при доже Агостино Барбариго, совет десяти, управлявший городом, постановил, что каждому, кто «посмеет так или иначе повредить общественную плотину, проложить под землей трубу, чтобы отвести воду, или же вопреки плану углубить и расширить каналы… отрубят правую руку, вырвут левый глаз и конфискуют все имущество». Быть может, стоит пожалеть о том, что этот указ не остается в силе до наших дней. Главная причина оседания Венеции – вовсе не подъем уровня вод Адриатики, а интенсивное выкачивание подземных вод для нужд промышленных предприятий.


Статья: Венеция тонет...

Сайт: Виртуальная Европа

До середины прошлого столетия почва опускалась на полтора миллиметра в год. Сейчас скорость оседания выросла катастрофически – до сантиметра в год. С начала ХХ века город опустился на 22 сантиметра. Если бы указ действовал – многие предприятия Маргеры, промышленного пригорода Венеции, лишились бы директоров…


Чтобы спасти город, власти запретили пользоваться подземными источниками для нужд заводов и фабрик, закрыли артезианские колодцы в самой Венеции. В городе, стоящем на воде, невозможно достать питьевой воды! Акведук поставляет эту воду с Альпийских гор.
Венецианская лагуна отражает игру не только солнечных лучей. Венецианцы, чьи квартиры расположены в первых этажах, живут в постоянной тревоге. Об угрозе сильного наводнения предупреждает вой сирены, и тогда в распоряжении людей остается часа два – чтобы убрать мебель и вещи. Потом в комнату ринутся крысы из подвалов и медленно поползет вода… Самые сильные наводнения вызывает бора – ветер, который люди, живущие на побережье Адриатики, нарекли «дьявольской свадьбой». Говорят, что когда бора врывается в города и поселки, то свист ветра и хлопанье ставен создают впечатление грохочущего ада.
В ноябре 1966 года с залива пришел ураган, волны вспучились и с грохотом обрушились на беззащитный город. Электричество, телефонная сеть, газоснабжение вышли из строя. Волны смели береговые защитные сооружения, вода ворвалась в первые этажи зданий, в лавки и магазины, в двери собора святого Марка. Лорд Байрон больше полутора веков назад предсказал возможность гибели Венеции в результате катастрофического наводнения. В сущности, в ноябре 1966 город чудом избежал этого. Наводнения же меньших масштабов бывают почти ежегодно, а иной раз – и чаще. В 1981 году вода двести четыре раза покрывала площадь Сан-Марко! На площадях и улицах сложены в кучи деревянные настилы - из них, как только поднимается вода, складывают пешеходные мостки… Впрочем, улиц в обычном понимании в Венеции нет. Есть узкие набережные и переулки, которые называются «калли», крошечные площади – «кампи». «Рии» - улицы – это многочисленные каналы Венеции. Проплывая по ним, можно видеть, как менялась архитектура города в зависимости от поступи столетий. Знать возводила палаццо вдоль Большого канала. Здесь их почти две сотни. Облик их зодчие сумели сочетать с окружающей средой – обилие солнца, света, «прозрачность», легкость воздушного простора. Зданиям не свойственны замкнутость, надменность и «уход в себя», присущие обычно «вельможным» строениям. Интуитивно и безошибочно мастера нащупали ту модель градостроения, которая только во второй половине ХХ века будет осознана как экологически грамотная…
В самом городе нет промышленных предприятий, нет городского транспорта – исключение составляют только пароходики – «вапоретто». Но в нем нет и садов и парков, поскольку нет земли. На каждом клочке почвы, в кадушках и ящиках, жители выращивают декоративные кусты, виноградные лозы, цветы. Здесь на счету каждое растение. В случае подъема воды, сразу после людей – вместе с домашними животными, вместе с деньгами и ценностями – непременно эвакуируют и их. Волны же подтачивают фундаменты домов и сваи набережных. Дно лагуны то поднимается, то опускается. Приливы неумолимо накатываются с Адриатики. Сырость губительно действует на произведения искусства. В восьмидесятые годы соленая вода едва не расточила хрупкий фундамент церкви Сан-Никола дей Мендиколи, построенной в XII веке. Священники вынуждены были постоянно держать в храме лодки на случай наводнения – иначе и причт, и паства могли бы внезапно оказаться в бедственном положении. Для спасения этого здания деньги собирали по подписке, но таких мраморных дворцов и соборов, чье основание веками тает в непрозрачной воде каналов, сотни… Однако же нельзя и построить дамбу, которая навеки преградит приливам путь в город. Дело в том, что систематические наводнения – это не только бедствие, но и благо. Волны Адриатики очищают воду в каналах. Если нарушится водообмен, вода начнет застаиваться, цвести, гнить. Лучше даже не давать волю воображению и не представлять, что тогда будет твориться в Венеции в жаркие летние дни…
…У подъездов домов, где ступеньки спускаются прямо в воды канала, горят фонари, освещая покрытые вековой плесенью стены. Белая плесень – словно седина истории на черной закопченной стене. У подъездов из воды торчат частоколы свай – привязывать лодки и гондолы. Порой эти сваи – настоящие произведения искусства, пестро раскрашенные, с резьбой и позолотой, с медными бляхами, на которых выбит герб хозяина особняка. Черные гондолы покачиваются у свай, словно вороные кони на коновязи.
Но гондолы как раз не выглядят беззащитными – они в своей стихии. Быть может, это не они привязаны к сваям, а наоборот – к ним, столетиями держащимся на плаву, привязан, чтобы не растаять, не раствориться в водах лагуны, город, построенный на такой зыбкой почве – воде…





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.