Буживаль. Быть ли дому Тургенева под Парижем?

Буживаль. Быть ли дому Тургенева под Парижем?

Голос в телефонной трубке звучал тревожно и взволнованно. "Вы понимаете, это единственный музей, посвященный русскому писателю во Франции, и мы должны сделать все, чтобы сохранить его, - узнал я Александра Яковлевича Звигильского, основателя и хранителя музея Ивана Тургенева в живописном пригороде Парижа - Буживале. - Приезжайте, нам есть что обсудить"...


Автор: Юрий Ульяновский

Статья: Буживаль. Быть ли дому Тургенева под Парижем?

Сайт:

И я отправился в Буживаль. Именно там минувшим летом познакомился я с Александром Звигильским, возглавляющим "Ассоциацию друзей Ивана Тургенева, Полины Виардо и Марии Малибран". (В скобках напомню, Мария-Фелиция Малибран, сестра Полины Виардо, была легендарной певицей, женщиной невиданной красоты и таланта, трагически погибшей в расцвете лет: она упала с лошади и разбилась насмерть.) Тогда в Буживале ассоциация проводила очередной литературно-музыкальный вечер, на который традиционно съехалось много гостей. Он проходил на улице Ивана Тургенева в доме номер 16 - по такому адресу расположено поместье "Les Frenes" ("Ле Френ"), что в переводе значит "Ясени", где некогда жил великий русский писатель, а теперь разместился его музей. В программе вечера, на который я попал, был заявлен всемирно известный дирижер Геннадий Рождественский. Звучали произведения Тургенева, музыка Чайковского, Аренского, Брамса. За роялем была супруга маэстро - пианистка Виктория Постникова, на скрипке играл их сын Саша. Сам Звигильский перевел на французский знаменитые тургеневские стихотворения в прозе, и самое известное из них - "Как хороши, как свежи были розы..." завершило душевный теплый вечер. А потом мы долго сидели с хранителем музея, и он с горечью и беспокойством говорил о его трудной судьбе.


Музей был открыт 3 октября 1983 года - к столетию со дня смерти великого русского писателя, который пережил в Буживале самые прекрасные годы своей любви. (Подробно об этом периоде жизни Тургенева журнал рассказывал в 47-м номере за 2003 год.)
Сама усадьба существует с XVIII века, но громкая биография этого места начинается по сути с 1813 года. Тогда жена Наполеона Жозефина, с которой в 1814 году любил общаться российский император Александр I, прибывший в поверженный Париж, прикупила эту усадьбу, чтобы присоединить ее к своему имению Мальмезон, находящемуся по соседству. В середине XIX века Буживаль стал любимым прибежищем художников-импрессионистов. Полина Виардо и Тургенев купили "Ле Френ" ("Ясени") - дом и восемь гектаров парка - в 1874 году. Тургенев - в пользование, Виардо - в собственность. Здесь, в двухэтажном шале, скрывшемся в тени ясеней, Тургенев прожил свои последние годы и здесь же в 1883-м скончался. Чуть ниже по склону виднеется вилла Полины Виардо. Вокруг раскинулся парк из вековых деревьев. Даже не верится, что всего в сотне метров отсюда проходит шоссе и шумит городская жизнь.
- "Ясени" были настоящим центром духовной жизни Франции, истинным очагом русской культуры, огонь в котором поддерживали два человека: Иван Сергеевич Тургенев и его любовь и муза, пленительная певица Полина Виардо, - рассказывает мне хранитель музея. - С Виардо, как известно, 25-летний писатель, аристократ и красавец, познакомился в Санкт-Петербурге, во время гастролей в российской столице французской оперы. В "Севильском цирюльнике" оперная звезда исполняла партию Розины, и молодой человек без памяти влюбился в нее. А незадолго до этого он встретился с ее супругом, директором французской оперы Луи Виардо. Их свела страсть к охоте, которой увлекались оба. Так началась история этой необыкновенной дружбы и любви. К слову сказать, Тургенев не раз прибегал к помощи Виардо, человека высокообразованного, глубокого знатока искусств, когда переводил на русский книги Шарля Перро, Флобера и других авторов. Об этом напоминает экспозиция музея, которая до сих пор хранит дух старых "Ясеней".
- Вот главная, самая "живая" комната дома - кабинет Тургенева. В Буживале его ласково называли Тургель, - сказал Александр Звигильский, когда мы поднялись на второй этаж дома. - Здесь все подлинное. За этим столом писатель работал. Я нашел его у историка Ковалевского, а тот получил, вероятно, от своего дяди, дружившего с писателем. К сожалению, после смерти Тургенева Полина Виардо разбазарила, если можно так выразиться, многое из того, что связано с жизнью и творчеством писателя, не оставив никаких записок или расписок, чтобы определить, кому и что передано или подарено на память о нем. Тем дороже то, что удалось найти и сохранить.
- Помнит Тургенева этот камин, - продолжает мой собеседник. - С тех же времен хранится бюст Бетховена - Иван Сергеевич высоко ценил этого композитора, и бюст Пушкина. Дорожил Тургенев этим книжным шкафом - он был экспонатом Всемирной выставки 1867 года. На старинных полках, как и при жизни писателя, издания на русском языке, французском, испанском, итальянском, английском, немецком. Гете, Шиллер, Байрон, Шекспир, "Дон Кихот" Сервантеса в переводе Луи Виардо - их все читал Тургенев. Особенно много книг на французском - Иван Сергеевич очень любил французскую литературу, правда, довольно скептически относился к Гюго и Бальзаку. Среди внушительных томов - "Словарь французского языка". Его составитель Эмиль Литре нередко приходил к Тургеневу, чтобы узнать этимологию французских слов "русского" происхождения. Тургенев, например, объяснил ему, что слово "тройка" пришло во французский из произведений Гоголя и что оно конкретно означает. Когда-то рядом с этим уникальным творением стояли шкафы из черного дерева, тоже заполненные книгами. Они исчезли.
Окидывая взглядом кабинет, Звигильский обращает внимание на несколько портретов, украшающих его.
- Вот этот портрет Тургенева кисти художника Харламова Иван Сергеевич очень любил. Он писан как раз в то время, когда были куплены "Ясени". Работы Харламова и портрет Луи Виардо. А Полину написала ее дочь, Клоди, ставшая впоследствии известной художницей. Девушка любила рисовать в кабинете Тургенева, и он не возражал. Здесь она писала и портрет матери, постоянно переговариваясь с ней, и под этот женский разговор писатель продолжал спокойно работать, хотя многие авторы такого не любят. Клоди была очень привязана к Ивану Сергеевичу. Именно она в 1883 году проводила его в последний путь до Волкова кладбища в Петербурге.
В "Ясенях" Тургенев много работал. Здесь он закончил роман "Новь", написал некоторые из "Стихотворений в прозе", в частности "Песнь торжествующей любви".
У Тургенева и Виардо в Буживале собирался весь цвет французской культуры, самые именитые писатели и композиторы: Золя, Форе, Масне, Сен-Санс, Бизе. Чаще всего у "этого красивого русского, с седой бородой и проницательным взглядом серых глаз", как описал его Эдмон Гонкур, бывали Флобер, Золя, Доде, сам Эдмон, Мопассан. Об этих встречах хранитель музея рассказывает так живо, будто сам присутствовал на них.
- Обстановка была самая непринужденная, - "вспоминает" он. - Госпожа Виардо хлопотала у самовара, авторы читали вслух свои произведения или вместе знакомились с литературными новинками. В одном из писем, например, Тургенев писал Флоберу, который из-за болезни не мог приехать в "Ясени": "Уже три недели мы увлеченно читаем Вашу книгу "Воспитание чувств"... У нас тепло, у нас хороший камин..."
С Флобером россиянина связывали особенно теплые отношения. Флоберовскую "Мадам Бовари" Тургенев называл "первым романом в Европе". Из Буживаля русский писатель нередко ездил в Нормандию, в городок Онфлер, где жил Флобер. Эти визиты участились во время болезни друга. "Русская история" Онфлера продолжается и сегодня. Теперь здесь каждый год проходит фестиваль русского кино. А в знак дружбы двух великих писателей поставлен памятник тургеневской Муму. Трогательный до слез.
Но вернемся в "Ясени", куда к Тургеневу "на огонек" заглядывали и многие его соотечественники, приезжавшие во Францию. Одни - просто повидаться, другие - с какими-то делами и просьбами, и Тургенев брал на себя хлопоты обо всех, кто к нему обращался. За годы жизни в Буживале Тургенев отправил отсюда почти семьсот писем по русским и французским адресам.
Сейчас поместье "Ясени" формально принадлежит городку Ла-Сель-Сен-Клу. Однако местные власти заявляют, что у них нет средств на содержание его в надлежащем виде, и вот уже более 10 лет стараются снять с себя всякую ответственность за него. С момента официального открытия музея в 1983 году им занимается "Ассоциация друзей Ивана Тургенева, Полины Виардо и Марии Малибран", заключившая с городком договор об аренде. И это при том, что оба дома, тургеневское шале и вилла, включены в дополнение к списку исторических памятников Франции и находятся под опекой государства как национальное достояние.
- Однако три года назад, - сетует Звигильский, - контракт об аренде между мэрией и ассоциацией был расторгнут, и существование "Ясеней" оказалось под угрозой. Отвести ее намеревался Российский фонд культуры, но его попытки оказались безрезультатными. На помощь поспешили было московские власти. По инициативе мэра Москвы Юрия Лужкова в 2004 году сюда была направлена делегация во главе с депутатом Государственной думы Константином Затулиным. Делегация работала весьма деятельно, была принята в мэрии Сен-Сан-Клу, в переговорах даже наметились какие-то перспективы.
Но впоследствии французские чиновники по каким-то причинам не пожелали иметь дело с москвичами. Мэр города, по словам хранителя музея, не скрывает своего недоверия к "русским" и считает, что "Ассоциация друзей Тургенева" мешает французскому предприятию реставрировать дом Виардо, хотя никто его и не реставрирует. Когда продавалась эта земля, местные власти считали поместье заброшенным и собирались эти старые дома вообще снести. Теперь они предпочитают сдать усадьбу в аренду местному гостиничному бизнесу, подозревает мой собеседник. Ситуация, по его мнению, принимает очень серьезный оборот, поскольку новые владельцы намерены занять все поместье, включая дом Тургенева, и устроить там филиал гостиницы "Холлидей Инн".
- Беда в том, - пояснил Звигильский, - что ассоциации принадлежат только экспонаты и коллекции. Но не стены. Нам отводят на аренду пять лет, а затем забирают все это на 25 лет. Это значит - похоронить единственный во Франции музей, посвященный великому русскому писателю, значительная часть жизни которого теснейшим образом связана с нашей страной и культурой. Думаю, и россиянам небезразлична судьба дома-музея. А пока мы мечтаем расширить нашу деятельность и принимать посетителей - а их немало - не один раз в неделю, как сейчас, а четыре. Для этого необходимо, естественно, оплачивать работу персонала. И нужно не так уж много: 6-7 тысяч евро в месяц, или около 70 тысяч евро в год.
Теперь появились новые силы: создан Комитет сохранения музея Ивана Тургенева и виллы Виардо. Его возглавляет известный французский писатель академик Анри Труайя. В составе комитета - графиня Толстая, актриса Марина Влади, знаменитый режиссер и актер Робер Оссен, известный в России по фильмам про Анжелику, композитор и выдающийся шоумен Жан-Мишель Жарр и другие деятели науки и культуры, многие из которых имеют русские корни. Мы очень надеемся на помощь французских и иностранных, прежде всего российских меценатов, - говорит Александр Звигильский. - Хочется верить, что примеру служения русской культуре купцов Третьяковых или Саввы Мамонтова последуют и современные российские бизнесмены. Мы со своей стороны готовы сделать все, чтобы в истории остались имена тех, кто внес вклад в сохранение этого памятника русской культуры под Парижем.

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.