"Читаю и перевожу со словарем"

версия для печати


"Читаю и перевожу со словарем"

     - В школе я занимался французским целую вечность - и все равно, сколько ни пробовал, читать не умею. 
     - В школе вас научили только держать в руках инструменты, а теперь вам надо научиться ими пользоваться. Возьмите "Три мушкетера", прочтите несколько страниц подряд, отмечая незнакомые слова, потом отыщите их в словаре, выпишите и постарайтесь запомнить. Не очень на них задерживайтесь, постарайтесь увлечься самим ходом повествования... 

Ричард Олдингтон, "Смерть героя"
     Согласно опросу, проведенному в этом году Федерацией интернет-образования среди школьных учителей иностранного языка, чтение вызывает у учеников меньше всего трудностей (по сравнению с устной речью, грамматикой, письмом и прочими аспектами языка). "Читаю и перевожу со словарем", - писали некогда в анкетах в графе "Владение иностранными языками" даже те, кто имел в школе по языку "трояк со слезой". И не кривили душой, будучи твердо уверены: знания алфавита и наличия словаря достаточно, чтобы одолеть любой текст. 

"Хве-и - хви, ле-и - ли, пе-ок - пок" 
     Однако слухи о поголовной грамотности, как водится, сильно преувеличены. "Ясное дело, все умеют читать, - иронизирует преподаватель английского Марина Бухаркина, много лет проработавшая завучем в одной из московских школ. - Представьте, учитель толком не готов к уроку, ему нечем занять класс - что он делает? "Иванов, читай!" - "Тхе табле..." - "Садись, четыре! Петров, читай!" - "Зе тейбл..." - "Садись, пять!" Все прекрасно, все замечательно читают, в чем трудности-то?" 
     А потом, столкнувшись с необходимостью прочитать важное письмо или инструкцию к видеоплееру, Иванов с Петровым обращаются к переводчикам или владеющим языком знакомым... И словарь не помогает. Хотя и иностранный алфавит наши герои знают, и фонетические правила худо-бедно освоили. Но их техника чтения находится где-то на уровне гоголевского Петрушки, который, как вы помните, читал и радовался, что буковки складываются в слова. Мы же такими замечательными успехами "порадуем" разве что не слишком добросовестных учителей. И самой верной характеристикой нашего умения читать на иностранном языке будет "Смотрит в книгу, а видит фигу". Согласитесь, что на фигу глядеть неинтересно. 

"Виновата ли я?"
     "Ну вот, опять нашли крайнего, - скажут защитники российского среднего образования. - Чуть что, сразу школа". Возможно, их утешит то, что во многих западных странах (только не в Германии!) ситуация с иностранными языками в школе также оставляет желать лучшего, а чтение - признанное слабое звено. Вездесущая коммуникативная методика, направленная в первую очередь на развитие разговорной речи, диктует свои правила игры, и в случае если в ходе урока возникнет "брешь", зарубежный педагог предпочтет заполнить ее не чтением, а беседой. Что касается языковых курсов западного образца, то, хотя теоретически там уделяется внимание всем языковым навыкам, чтение стоит далеко не на первом месте. Исключение разве что курсы подготовки к международным экзаменам. 
     Но, как бы мал ни был удельный вес чтения в западных программах, кое-что полезное из них извлечь можно. Это в первую очередь сама техника работы с текстом (причем неважно, на каком языке он написан). Учат разбивать текст на смысловые блоки, вычленять основную идею каждого блока и всего текста, отделять главное от второстепенного - словом, обрабатывать информацию. Но многим российским студентам такой прагматичный подход к чтению, без объяснения, как строится иноязычный текст, без работы над лексикой, без пресловутого перевода со словарем, кажется поверхностным. И они правы: конечно, технические приемы - великое дело, но надо же научиться понимать, что читаешь! А к художественной литературе или к серьезной специальной, где важно порой каждое слово, а не общий смысл, такая методика вообще неприложима. 

Интерес - двигатель прогресса
     Многие преподаватели считают (и справедливо) что чтение - отличный способ пополнения лексического запаса. Но нас-то интересует не обучающая функция текста, а его непосредственное назначение - нести информацию. Как научиться извлекать ее из "тарабарщины", где половина слов непонятна? Лазить в словарь за каждым - долго и непродуктивно, а порой даже вредно. Во-первых, о значении многих слов нетрудно догадаться из контекста, во-вторых, не все слова являются ключевыми для понимания текста, и вы рискуете за деревьями не увидеть леса. 
     К каким бы ухищрениям ни прибегали методисты, трудно найти лучший способ научиться бегло читать на иностранном языке, чем предложенный персонажем Р.Олдингтона (см. врез). Единственное возражение - я бы не стала рекомендовать для этой цели Дюма: его язык все-таки сложноват, тяжеловат и архаичен. Выбрать следует книгу посовременнее, без особых стилистических изысков и обязательно с сюжетом, который бы вас увлек. Если вы не любите детективов, лучше не браться за Кристи и Сименона (хотя с точки зрения языка они как раз то, что надо), не интересуетесь фантастикой - не трогайте Брэдбери и Саймака. Собственно, литература не обязательно должна быть художественной: читайте хоть газеты, коль скоро не мыслите себя не в курсе мировых событий, или популярные книжки для менеджеров, если именно это ваше излюбленное чтение. На выписывании незнакомых слов действительно не стоит зацикливаться: это отобьет вам охоту двигаться дальше. Важнее обращать внимание на знакомые и стараться извлечь максимум смысла из их сочетаний. Но если одно и то же непонятное слово мозолит вам глаза - встретилось два, три, пять раз, а значение его остается загадкой, руки сами потянутся к словарю: да что же это такое, елки-палки? Будьте уверены: отловив зловредную лексему, вы запомните ее надолго. Как всякий сильный раздражитель. 

"Вопрос стоял на домкоме"
     Еще одно дополнение к рецепту английского писателя: пусть у вас под рукой будет еще и грамматический справочник. На тот случай, если слова никак не хотят складываться в осмысленное предложение. Такой сюрприз легко может преподнести и английский с его недостатком грамматических форм, и немецкий с их избытком. 
     "Говорить без грамматики" хотя и не рекомендуется, но (в экстремальных случаях) возможно. А вот читать "без грамматики" - не обольщайтесь, этот номер не пройдет. Толпу слов, бросающихся на вас со страницы, не так легко укротить, если вам неведомы структуры, удерживающие их в узде. Про "глокую куздру", которая, как известно, "штеко будланула бокра", все ясно каждому, кто в ладах с русской грамматикой. Столь же прозрачно классическое льюис-кэролловское 'Twas brillig, and the slithy toves did gyre and gimble in the wabe - исключительно благодаря четкой грамматической структуре. Если в тексте вам попалось предложение, из которого вы не можете уяснить себе, "кто на ком стоял", даже зная значения всех слов, не погнушайтесь грамматическим разбором. Составьте "голую схему" из служебных слов, суффиксов и флексий, вроде 'Twas__, and the __y __s did ___ and ___ in the ___ . Все сразу встанет на свои места. Разумеется, слишком часто к такому упражнению прибегать не следует - лишь в тех случаях, когда "дебри" уж совсем непролазны и препятствуют дальнейшему пониманию текста. 
     И последнее. Как бы ни была соблазнительна всяческая адаптированная литература, специальные "ридеры", рассчитанные на то или иное количество слов и предназначенные для определенного уровня владения языком, злоупотреблять ими не следует. То есть, конечно же, ими надо пользоваться, но исключительно как учебными пособиями для закрепления навыков владения языком. Но к живой письменной речи эта словесная жвачка отношения не имеет.





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.