"Пятерка" с минусом.

версия для печати


"Пятерка" с минусом.

    История эта произошла несколько лет назад. С тех пор ситуация на Кавказе ничуть не улучшилась... 
    * Уже в 1993-м ездить на Кавказ стало небезопасно, но оставался ещё островок относительной стабильности - Дагестан. В самом названии была, казалось, заложена гарантия от национальных волнений, ведь в переводе это просто "страна гор", там мирно уживались более 40 народов. Нам также было интересно познакомиться с новым для нас районом, и мы проложили маршрут своей горной "пятёрки" по Дагестану. 
    Поезд "Астрахань - Махачкала" делал ночью небольшой крюк через Чечню, так что у нас были основания опасаться ночных кошмаров, но, слава Богу, всё обошлось. Из райцентра Агвали, что на Андийском Койсу, оказалось непросто добраться до ущелья Гакко, и уже на исходе дня мы согласились ехать куда повезут, пусть маршрут начнётся немного иначе. Шофёр привёз нас к себе в аул глубокой ночью. Шёл дождь, тьма кромешная, и мы попросили разрешения переночевать на недостроенной веранде, но хозяин дать согласие не спешил. 
    Захлопотала поджидавшая мужа молодая хозяйка, напекла свежих лепёшек и накрыла стол на целую ораву гостей, несмотря на наше дружное отнекивание. Спать нас уложили, как мы ни сопротивлялись, в горнице, на перинах, а утром накормили великолепным завтраком, от денег же за стол и кров категорически отказались. Хозяева любезно согласились пристроить у себя на чердаке нашу заброску, мы решили вернуться за ней, совершив кольцо вокруг Диклосмты. 
    На другой день поднялись на простой перевал. Ущелье перед нами было до краёв заполнено облаками, как будто вскипевшим молоком с пенками. Мы не стали спускаться вниз, а пошли в сторону Гакко верхами. В первом же встречном коше двое пацанов наперегонки бросились угощать нас айраном. Дагестан нам положительно нравился! В конце дня мы спустились к речке неподалеку от каких-то летовок и Сели передохнуть под деревьями. Впереди маячил крутой подъём, и мы прикидывали, успеем ли засветло забраться наверх. К нам подбежали детишки, подошли мужики, начались расспросы: кто такие, откуда, куда? Хороший народ, приветливые лица. Разговор затянулся. Серёжа, наш командир, начал склоняться к мысли переночевать здесь, мы не возражали. 
    Местные мужики горячо поддержали Серёжу и посоветовали для бивака место за речкой, подальше от летовок. Ребятишки всем гуртом проводили нас через мостик на загаженный коровами лужок, и, как мухи, вились вокруг нас до самой ночи, надоели до смерти; правда, принесли угощение: молоко, айран и свежие лепёшки. Мы счастливо засыпали, обласканные местным гостеприимством, летовки на той стороне ущелья тоже затихли в темноте. 
    * Нас разбудил треск и грохот, не сразу дошло, что это - автоматная очередь. За стенками палатки чувствовалось присутствие чужих людей. Грубый голос властно приказал нам вылезать, да поживее. Я взглянул на часы - около полуночи. Надежда на то, что просто приснился дурной сон, улетучивалась. В полном недоумении мы вылезли из палаток, не успев даже одеться. Это, конечно же, какое-то недоразумение, сейчас разберёмся, но внутренний голос тоскливо подсказывал, что всё гораздо хуже. В нескольких шагах от палаток стояли трое мужчин, лиц не разобрать: на головах капюшоны, на небе тучи. У одного в руках автомат, у другого - ружьё. 
    - Все вышли, никого в палатках не осталось? - спросил мужик с автоматом, должно быть, главарь. 
    - Все здесь. 
    - Лечь на землю лицом вниз. 
    Мы повиновались, с досадой вспомнив про коровий навоз. 
    - Кто такие? Откуда? Что делаете в наших горах? 
    Серёжа кратко доложил, добавив, что нам здесь очень нравятся и горы, и люди. 
    - Зачем вы пришли сюда? Разве не знаете, что здесь идёт война? 
    Тут я подал голос: 
    - А кто тут с кем воюет? Мы впервые про это слышим. Карабах, Чечня, Абхазия - это понятно, а Дагестан мы всегда считали самой мирной республикой, поэтому сюда и приехали. 
    - Здесь тоже война. Нам известно, что из Чечни сюда проникли бандиты и под видом туристов ходят по нашим сёлам, грабят дома, насилуют женщин. Мы - отряд самообороны нашего села, - важно произнёс главарь. - Оружие есть? 
    - Нет никакого оружия. 
    - Проверим. 
    Мы лежим в ряд, уткнувшись носами в землю, мужик стоит над нами. Чёрное дуло автомата холодит затылок даже на расстоянии. 
    - Вы кто по национальности? Вот ты, - он ткнул крайнего, им оказался Серёжа. Представляю, что он подумал, прежде чем ответить. Наверняка русских они не любят, а что соврать, неизвестно. 
    - Русский. 
    Мы замерли, но мужик ничего не сказал: русский, так русский. 
    - Следующий. 
    - Русский, - это я. 
    - Русский, русский, - Андрей и Володька. 
    Дошла очередь до Амира, а он у нас татарин. Вот досада, и почему не русский, как все? Может, ночные гости как раз татар не любят? Но ничего, татарин тоже сгодился. Последней лежала Галка. 
    - Русская. 
    - Ты что, женщина? - удивился мужик. 
    Ну всё, думаем, теперь уж точно - хана. И ей хана, и нам, мы же будем её защищать. 
    - Женщина я, - обречённо выдохнула Галка с интонацией героини "Гусарской баллады". 
    Но, к счастью, женщина их заинтересовала не больше, чем татарин. 
    - Сейчас мы проверим палатки и, если оружия не окажется, мы вас отпустим. 
    Я был почти уверен, что поиски оружия - всего лишь повод для шмона. Всем ведь ясно, что бандиты не мы, а именно они, только какие-то застенчивые, наверное, дилетанты в этом деле. Поэтому я обнаглел и снова вякнул: 
    - Может, вам нужны деньги или ещё что-нибудь? Так и скажите. Много у нас нет, но будет проще, если мы отдадим сами, чем устраивать обыск. 
    Первый шок у меня уже прошёл, было просто противно, и хотелось поскорее всё закончить. Мне было гордо заявлено: 
    - Нам от вас ничего не нужно, мы не грабители. Мы защищаем свой народ. 
    Главарь отдал распоряжение другому, с ружьём, отвести нас в сторону на время обыска. Тот отконвоировал нас на другой конец поляны, выстроил в ряд, а сам уселся на корточках на пригорке. В темноте вспыхивал огонёк его сигареты. Время тянулось мучительно медленно. Тьма кромешная, луна безнадёжно застряла за тучами. На той стороне, в летовках, ни огонька, ни звука. Видимо, ночные выстрелы пугают их не больше, чем нас - вой автомобильной сигнализации под окном. Мы ёжимся на ночном холоде. Наш охранник заметил это и периодически заставлял нас маршировать по кругу. От этого делалось не теплее, а только противнее. Обыск затягивался, прошло уже более полутора часов. Нашему стражу, видно, наскучило, он встал, поднял ружьё и грозно спросил: 
    - Кого будем первого стрелять? Отвечай, ну! 
    Всю скуку как рукой сняло. По спине пробежал противный холодок. Похоже, я недооценил серьёзность ситуации. Но никакие картинки детства и лица родных перед глазами не всплыли. Видать, костлявая была ещё далеко. Так как мы молчали, он начал спрашивать каждого по порядку: 
    - Тебя? Тебя? 
    Добровольцев тоже не нашлось. 
    - Кто у вас старший? 
    Серёжа откликнулся. 
    - Говори, старший, кого будем первого стрелять? 
    Тот неуверенно поинтересовался: 
    - А может, никого не нужно? 
    Мужик удовлетворённо похвалил: 
    - Молодец, так и должен говорить настоящий мужчина. 
    Серёга угадал правильный ответ! Такая вот, понимаешь, "бамбардия киргуду". На исходе второго часа плена к нам, наконец, подошли от палаток те двое. Главарь подозвал Серёжу, что-то ему сказал, после чего бандиты быстро-быстро ушли через мост на ту сторону и растворились в темноте. Мы к Серёге: 
    - Что сказал? 
    - Поскольку оружия не нашли, нас отпускают, но дальше нам идти нельзя, а нужно поскорее убираться обратно откуда пришли, и о том, что произошло, помалкивать. У них везде есть свои люди, нас больше задерживать не будут, но если ослушаемся, нам не сдобровать. 
    * Всё в палатках было перевёрнуто вверх дном. Деньги, разумеется, все забрали. Взяли фляжку со спиртом. Прихватили закуску: копчёную колбасу, шоколад и другие ценные продукты. Не побрезговали и одеждой: я недосчитался капроновых штанов, Амир - анораки, у других пропали кое-какие тёплые вещи. Настроение поганое, мы уныло наводим порядок в палатках, а на той стороне, в летовках, зажёгся свет, поднялась возня, в общем, "в ауле праздник". А ведь я в какой-то момент чуть было не поверил в отряд самообороны. Амир радостно хмыкнул: он припрятал полтинничек под обложку паспорта, и тот уцелел. Теперь Амир хвастался: вот, мол, какой я хитрый татарин! Но на эти деньги даже домой не уехать. Хотели прикинуть, что же нам делать дальше, но настроения не было, решили отложить до утра. 
    За завтраком держали совет. Продолжать поход по маршруту никому уже не хотелось, да и продуктов у нас теперь было не густо. Не то, чтобы мы всерьёз расценивали угрозу вездесущих "своих людей", однако, ну их к лешему. Может, это шершавая рука судьбы отвела от нас ещё большую беду? Ведь маршрут вокруг Диклосмты проходит через Чечню и Грузию, на ней смыкаются три границы. А в те дни, например, на одной границе подорвали мост с машиной, на другой убили двоих милиционеров. И вообще, нам стало что-то неуютно в этом Дагестане. Возвращаемся в Агвали, там видно будет. 
    Никто из летовок не выбежал нас провожать, все словно вымерли. 





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.