Африканская зима. Глава 2. Зимбабве и Ботсвана

Другие отзывы автора
  • Африканская зима. Глава 3. Ботсвана и ЮАР
  • Африканская зима. Глава 1. Замбия
  • В гости к возмутителю спокойствия

Содержание:Часть 1·Часть 2·

Глава 13, в которой мы сводим знакомство с Зимбабве...

По правде, нам следовало бы не торопиться в Зимбабве, а сперва заглянуть на замбийскую сторону водопада и увидеть это чудо природы оттуда; судя по слухам, в местном Национальном парке даже разрешено купаться в Замбези, что является, конечно, очень заманчивым аттракционом. Мы же очень спешили пройти границу и переживали, что можем не успеть, отчего проскочили мимо входа в заповедник, а потом уже стало поздно.

О том, что мы упустили такой поспешностью, нам почти сразу же после границы Замбии поведал сам грандиозный водопад, на который открывается очень неплохой вид с моста, переброшенного через реку чуть ниже по течению.

Помнится, читая в детстве полученную после сдачи макулатуры книжку Буссенара "Похитители бриллиантов", я представлял себе те места, вокруг которых крутится действие романа, но не представлял, что когда-нибудь смогу увидеть их; Мози-оа-Тунья, постоянно встречавшаяся на страницах издания, казалась тогда чем- то ирреальным, совершенно недостижимым.

Теперь, когда мы стояли рядом с беснующейся стихией, поверить в реальность происходящего по-прежнему было сложно, однако поскольку нас благополучно заливали брызги воды, приходилось признать, что всё происходит наяву...

Несколько подпортили нам торжественность момента разве что замбийские приставалы, встретившие нас у входа на мост и старательно пытавшиеся изгадить чудесные впечатления от встречи с чудом природы. Они целой компанией домогались то обмена денег, то каких-то дрянных сувениров, то ещё какой-то мерзости, и отчалили только после того как мы прошли официальные столбы, установленные примерно посередине моста и обозначающие границу.

Оказавшись на территории Зимбабве, мы сразу утратили вид на водопад, закрытый обросшим джунглями утёсом, зато нам открылась чудесная радуга, встававшая из пенившейся в каньоне воды. Не преминули мы и взглянуть в другую сторону, туда, где с берега на берег были протянуты канаты: разделяющий две страны мост используется отчаянными головами как место для прыжков с "тарзанки" - сотня долларов за удовольствие и ещё, кажется, двадцать за диск со съёмками прыжка.

Заодно уж скажу, что в местных турбюро можно записаться на рафтинг, уплатив 125 долларов совершить полёт на вертолёте, покататься на слонах вдоль Замбези (120 долларов) и так далее. Есть и более солидные программы типа поездки на три дня в ботсванский национальный парк Чобе, которая обойдётся в 335 долларов при двух включённых ночёвках. Только надо учесть, что для такого вояжа потребуется как минимум двухразовая зимбабвийская виза, о чём следует помнить при пересечении границы: по умолчанию местные официальные лица лепят одноразовый въезд на семь дней.

Здесь в отличие от Замбии, я был уверен в успехе мероприятия, так как бывшая Южная Родезия не в пример многим другим странам региона благосклонно относится к въезжающим, раздавая свои въездные визы чуть ли не налево и направо. Для того чтобы получить зимбабвийскую визу с красивой голограммой местной священной птицы, не требуется вообще ничего, даже бронирования отелей.
Следует лишь заполнить малюсенькую миграционную карту и внести в казну республики тридцать долларов; во всяком случае, именно такие суммы фигурируют в официальных бумагах, касающихся въезда в Зимбабве граждан России: для англичан или, скажем, канадцев, цены совсем другие, более высокие - по-моему, с них должны сдирать 65 или даже 75 долларов.

Пока негр в форме местной пограничной службы листал паспорта и клеил визы, я осмотрелся и заметил плакат, призывавший въезжающих предъявить для осмотра продукты питания - там также имелся целый список добра, запрещённого к ввозу, в том числе зерно, фрукты, овощи, сахар и много чего ещё. Мы-то предвидя такой оборот событий слопали все запасы по дороге из Лусаки и заявились в Зимбабве, что называется, без крошки съестного; учитывая скверную репутацию страны, я несколько беспокоился насчёт питания.

Правда, таможенный и ветеринарный контроль оказался сущей фикцией, не то что в ЮАР: когда мы забирали вещи, то нас обнюхала специально дрессированная собака, учуявшая в рюкзаках мандарины и бутерброды с сыром, прихваченные нами в дорогу на всякий пожарный случай. Негр-поводырь эту еду у нас отобрал, чем несказанно испортил настроение. Знай мы заранее, что в посещённых нами странах с едой не возникнет ни малейших трудностей, не стоило бы и переживать по этому поводу...

Исключением в том ряду Зимбабве никак нельзя назвать, потому как уже по дороге в отель мы обнаружили с полдюжины магазинов, несколько банков и как минимум три кафе. Что ж, жизнь, похоже, продолжалась...

Глава 14, в которой мы отказываемся от сделки в миллиард долларов...

Бронируя гостиницу в Виктория-Фоллс, я колебался недолго, сразу нацелившись на "Victoria Falls Rest Camp", чьи цены начинались от вполне демократичных десяти долларов за палатку - это была стоимость права поставить собственную палатку на охраняемой территории отеля.

Есть там и отельские палатки, установленные на бетонном основании и кажущиеся стационарными сооружениями; стационарные сооружения тоже имеются, включая в себя многоместные коттеджи с удобствами на улице по 11 долларов за человека. Можно снять и небольшой коттедж лично для себя за 34 доллара, однако это тоже проживание без удобств. Лично я выбрал самое дорогое жильё, а именно коттедж с ванной и туалетом, да ещё и с кухней - за этот набор принадлежностей цивилизации нам пришлось отдать 93 доллара.

На территории есть бассейн, бесплатный для проживающих, а возле него расположен ресторан, где за восемь долларов можно получить горячее блюдо с гарниром. Словом, мы достаточно неплохо провели вечер, успев также прикупить продукты для завтрака в близлежащем супермаркете.

Уж и не знаю, с каких-таких пьяных глаз городок обозвали не имеющим ни магазинов, ни кафе: мы не успели пройти и пяти минут от ворот гостиницы, как нашли супермаркет "Spar", где культурно приобрели набор яиц, сыр, колбасу, хлеб и прочее добро, которым намеревались позавтракать. А рядом были ничуть не менее укомплектованные промтоварные магазины, в которых можно, скажем, купить вещи на смену прохудившимся или испортившимся.

Я, например, могу припомнить контору "Deep Shop", где продавалась повседневная и походная одежда. Цены там, конечно, высоковаты, и самые простые шорты стоят как минимум 15 долларов, а рубашку с коротким рукавом не купить меньше чем за 30 долларов. И всё-таки по сравнению с тем, что мы ожидали, здесь был просто рай земной!

Таким образом, попав в Зимбабве, не стоит думать, будто там царят полный голод и нищета: если в кармане шуршит твёрдая валюта, ни о чём беспокоиться не придётся...

Кстати, о валюте. Ещё сравнительно недавно инфляция в Зимбабве достигла таких поистине астрономических масштабов, что правительству пришлось вводить купюры достоинством в миллиарды и даже триллионы - до сих пор предприимчивые граждане продают эти бумажки туристам за скромную мзду.

Сейчас дело с местными финансами вроде пошло на лад, по крайней мере с виду: зимбабвийские доллары ушли в прошлое, а все цены нынче указываются в нормальных, американских долларах. К оплате также принимаются рэнды, английские фунты, евро и даже замбийские квачи, даром что они тоже не очень устойчивая валюта.

Всё-таки, предпочтительнее платить долларами, так как при оплате в рэндах у продавцов может банально не быть нужной сдачи, и тогда покупателю всучат чупа-чупс или, скажем, упаковку печенья. Хорошо бы иметь и мелкие долларовые купюры, чтобы управляться тик-в-тик, иначе на сдачу надают такие замызганные бумажки, что просто противно их класть в кошелёк.

Что касается зимбабвийских денег, то они теперь годятся разве что на сувениры, и многочисленные негры систематически пытаются "толкать" их туристам; нам неоднократно предлагали совершить сделку на миллиарды и даже триллионы долларов - за каждую такую бумажку просили два настоящих доллара.

При этом, надо сказать, уличные приставалы довольно назойливы и не отцепляются от жертвы даже после того как им десять раз подряд говоришь "нет!" Не производит на них впечатление и "НЕТ!!!", не помогает и простое игнорирование. Одного особо упрямого приставалу я даже спросил: "Ду ю спи инглиш", а когда тот ответил утвердительно, спокойно и раздельно ему объяснил, что мы не нуждаемся в его товаре. Он с этим фактом согласился, и всё-таки продолжал пытаться всучить нам своё добро...

Ей-богу, лучше бы местное население поставило лотки с объявленными ценами, тогда, небось, количество покупок сразу бы возросло: мы вот, к примеру, были не против прикупить на сувениры миллиардные бумажки, но поощрять подобную практику уличного приставания нам совершенно не хотелось. Поэтому я очень обрадовался, увидев на Clark street сувенирный магазин "Ngungas", где были нормальные, человеческие ценники.

Вообще-то я бы выделил бы эту лавочку даже за то, что в ней продаётся оригинальная керамика с африканскими мотивами. Простенькую плошку или миску можно купить всего за 5 долларов, и хотя более интересные изделия стоят дороже, цены всё равно выглядят очень низкими. Кроме того, среди прочего ассортимента сувениров можно отметить открытки с видами африканской природы - одними кадрами с водопада Виктория тут дело не ограничивается. Открытки стоят по 2 штуки за доллар.

Заодно мы во время вечерней прогулки выяснили, что в городке есть возможность получить доступ в Интернет, распечатать фотографии, переписать их с флэшки на компакт-диск, словом, индустрия обслуживания туристов находится вполне на высоте. От себя могу порекомендовать в этом плане контору "Adventure Zone", где заправляет семейство европейцев: тут и экскурсии заказать можно, и получить консультацию по местным условиям, и диск нарезать - 5 долларов стоит эта услуга, и стоимость "болванки" включена.

Обычно-то я беру с собой в путешествие своего рода компактный компьютерный центр, в который входят КПК с USB-хостом, складная bluetooth-клавиатура, USB-флэшка и MP3-плейер. Все эти устройства при небходимости подключаются к моему верному наладоннику, что позволяет писать рассказы прямо по ходу дела, а заодно переписывать отснятые за день фотографии на запасные носители - после того как SD-карты меня несколько раз подвели, я стараюсь страховаться. В этот же раз брат, которому я временно отдал нужный шнур, как назло забыл его дома, и чтобы сделать копии фотографий, нам пришлось обращаться к посторонним лицам.

Это была чертовски верная идея, как я убедился уже назавтра, когда остался без фотоаппарата и почти безо всей одежды...

Глава 15, в которой я лишаюсь фотоаппарата и почти всей одежды...

Проснувшись поутру, мы сразу пришли в бодрое настроение, предвидя встречу с великолепнейшим водпадом Виктория, основной целью первого этапа нашего путешествия. Пока брат собирал вещи, я быстренько приготовил завтрак, который мы тут же умяли, после чего сдали большие рюкзаки в камеру хранения гостиницы и пошли гулять налегке. Водопад манил нас своим непрекрашающимся шумом и после короткой прогулки мы оказались рядом со входом на территорию так называемого Национального парка Виктория Фоллс.

Собственно говоря, весь этот национальный парк представляет собой огороженную прочным забором территорию, примыкающую к этому чуду природы. Проход за забор стоит 30 долларов или соответствующее количество другой валюты - 250 рэндов, 25 евро и так далее; таблица пересчёта висит у кассы. Далее посетитель попадает к небольшой экспозиции, рассказывающей об истории возникновения водопада и его размерах - можно изучить данные сразу, а можно позже, и даже лучше это сделать потом, поскольку рёв сил стихии манит поскорее добраться до края бездны...

Пожалуй, единственное, что не следует откладывать на "потом" - знакомство с картой местности. Собственно, там обозначены основные смотровые площадки и маршруты прохода к ним; скрупулёзно придерживаться схемы посещения не обязательно, но, как мне кажется, очень желательно, ибо всё устроено по делу: сперва смотрим саму реку, потому часть водопада, а потом уже и основную "экпозицию". Именно так мы и поступили...

На пути к обрыву путешественника встречает статуя Ливингстона, первооткрывателя этих мест, давшего название самой достопримечательности. От неё и начинается фактическое знакомство с водопадом, который сперва никакой не водопад, а просто мирная река, и кабы не знать, чем в ближайшие несколько метров закончится спокойное течение воды, трудно поверить, что перед нами этакая диковина!

К сожалению, близко к разгулу стихии подойти не удастся; есть одно местечко, выводящее семьюдесятью ступенями непосредственно к воде, однако оно сейчас на ремонте - никак, ступеньки поистёрлись... Есть и ещё одно место на краю, оно так и называется "Dangerous Point", и там нет ограждений, только куча скользких камней. Оттуда кадры в теории должны получиться замечательные, только вот водяная пелена портит всё дело.

Обязательно возьмите с собой дождевики (их можно купить на импровизированном рынке перед входом на огороженную территорию, прилегающую к водопаду) и одевайте что-то типа шлёпанцев или во всяком случае такую обувь, которую не жалко: когда ветер меняется и с водопада начинает тянуть брызги, они быстро превращаются в самый настоящий ливень, и тогда уже ничего не спасает от воды. Я, например, в два счёта вымок совершенно насквозь, до нитки, а фотоаппарат так и не оправился после этого импровизированного "купания".

Главное, ничто ведь не предвещало беды, и мы уже больше двух часов наслаждались великолепными видами рушащейся в пропасть воды, когда внезапно поменялся ветер, и всю поднятую в воздух дождевую пелену снесло прямо на нас. Буквально в мгновение ока водопад исчез из поля зрения, а на его месте образовалась словно стена тумана - вот только что рядом был обрыв, и теперь его нет, словно и не бывало...

Подобный приём здорово подпортил нам настроение, и мы вынуждены были прервать прогулку, чтобы привести себя в божеский вид. У меня ведь, к примеру, промокла не только вся одежда вместе с обувью, но и паспорт, лежавший во внутреннем (!) кармане малого рюкзака. Хорошо, что дело было в Африке, и лютое южное солнце старательно исправляло те беды, что наделала вода.

Импровизированное загорание продолжалось почти полтора часа, когда природа, видимо, спохватилась и решила нас доконать: вдруг посреди ясного неба возникли грозовые тучи и хлынул самый настоящий тропический ливень. Хорошо, мы успели вместе с первыми каплями добежать до входа, где укрылись в магазине сувениров, а то бы пришлось сушиться по-новой...

Глава 16, в которой наши планы не нарушаются только чудом...

Поскольку на вечер у нас был запланирован отъезд дальше по маршруту, мы естественным образом переживали насчёт железнодорожных билетов до Булавайо. С ними вообще могла выйти приличная морока, так как официального сайта у местной компании рельсовых перевозок нет, а источники в интернете выдавали разную информацию. Где-то, скажем, утверждалось, будто поезда по нужному нам маршруту ходят каждый день, где-то заявляли, что не каждый; разнилась и стоимость поезда. Словом, следовало все вопросы утрясти на месте, и как раз этому мы собирались посвятить время перед походом на водопад.

И вот, заявившись на станцию Виктория-Фоллс поутру, мы в прямом смысле стукнулись лбом о закрытую дверь. То есть вокзал был открыт - трудно закрыть то, что открыто всем ветрам и состоит из одной-единственной платформы и приземистого корпуса. Закрыты были кассы...

Мы-то полагали, что совершаем подвиг, встав в такую рань и являясь на место к десяти утра. А на поверку оказалось, что к этому времени кассиры благополучно завершают первую часть своего рабочего дня и уходят на отдых: они начинают трудиться в первый заход с 7 часов, а во второй - с половины третьего. Соответственно, нам пришлось идти восвояси несолоно хлебавши с тем, чтобы вернуться через пять часов.

Дополнительную нервозность вносило в ожидание непонятность общей стоимости поездки, усугублявшаяся серьёзным кризисом наличности: после того как очередная попытка обналичить туристические чеки с треском провалилась, оставался только один выход получить на руки купюры - снять их в банкомате. Тут-то и обнаружилось, что практически все представленные в городе банки позволяют использовать только карточки системы "Visa", а мои верные "Mastercard", что называется, в упор не видят.

Положение стало бы совсем критическим, если бы не один из банков, в чьём банкомате "Mastercard" вдруг сработал, несмотря на то, что на поверхности аппарата имелся только логотип "Visa". Я уж, если честно, и не знаю, как бы мы выкрутились в ином случае...

Возвращение после вынужденного "купания" в водопаде было далеко не самым радостным, а уж когда мы узнали, что места первого класса проданы все до единого, наше настроение естественным образом вообще опустилось ниже плинтуса. Мы воззрились друг на друга в полном остолбенении, потому что видели на фотографиях, чо представляют собой лучшие вагона зимбабвийского поезда и можно было без труда представить, каковы тогда худшие. Вдобавок, у нас имелся опыт поездке третьим классом на север Таиланда, и перспектива провести подобным образом целую ночь нас натурально оглушила.

Видимо, выражения наших лиц были настолько красноречивы, что негр-кассир робко попытался нас утешить сообщением, что, мол, во втором классе тоже можно спать. Мы в ответ одарили его весьма мрачными взглядами, после чего он хлопнул по столу ладонью и заявил, что постарается помочь.

Помогание это вылилось в оживлённые телефонные переговоры с неизвестными нам собеседниками, после которых наш визави взял авторучку и недрогнувшей рукой вычеркнул чьи-то имена из схемы вагона. Теперь два места в двухместном купе были свободны от брони, и их можно было продать за живые деньги.

Поездка на почти полтысячи километров первм классом обошлась нам в совершенно смешную сумму - 20 долларов за всё купе, то есть по 300 рублей с носа. А самое смешное в этой истории то, на чьи фамилии оказались выписанными билеты: выслушав наши имена, до краёв наполненные глухими согласными, зимбабвиец почесал затылок и предложил такой варинт - он не станет мучиться с пониманием чужого произношения и оформит всё по-своему. Откуда родом белые господа? Из России? Очень хорошо, они тогда будут мистер Путин и мистер Горбачёв - про этих людей он слышал, и всё будет ОК...

Поражённые оригинальностью данной мысли мы как-то механически кивнули, совершенно упустив из виду, что нам теперь придётся носить фамилии самых бездарных правителей страны, за исключением разве что святого Николая Кровавого, который вне конкуренции. Так что мы потом долго препирались, кому быть Горбачёвым, а кому - Путиным; никому не хотелось быть сравненным ни с тем, ни с другим...

Хорошо хоть Ельциным никого из нас не назвали…

Глава 17, в которой мы попадаем в лапы к диким зверям...

После покупки билетов во весь рост встал вопрос, чем занять остаток дня. Перво-наперво было решено пообедать, для чего мы направились по улице Park Way к тамошним зданиям, среди которых ещё накануне нами были примечены точки общепита. Среди них мы решили выбрать для трапезы контору под названием "Pizza Inn" - это, пожалуй, наилучший выбор по соотношению качество-цена. Огромная, почти с тележное колесо пицца стоит тут 9 долларов, и в цену, следует заметить, включена пол-литровая бутылка "кока- колы".

Если же добавить ещё доллар, то есть возможность получить не просто пиццу, а пиццу-микст, где собраны куски сразу нескольких вариантов - вот уж вкуснятина так вкуснятина! Мне больше всего понравилась та часть, что с грибами, потому как, скажем, помидорную часть, принадлежавшую "маргарите", я уже пробовал не раз.

Для того чтобы приготовить блюдо персоналу потребовалось примерно десять минут, за которые мы успели культурно расположиться, сменив два места: кондиционера в ресторанчике нет, и надо сесть так, чтобы тянуло ветерком снаружи, а иначе еда будет не в радость; брат вот побывал любопытства ради на втором этаже заведения и сказал, что там совсем уж парилка.

Что ещё нужно отметить, так это довольно чистый туалет, в котором даже есть туалетная бумага! Иными словами, в лице "Pizza Inn" мы имеем дело с уважаемым учреждением...

Стоит отметить, что если фастфудовский ресторан и смотрится вполне по-европейски, и внутри обустроен цивилизованно, то во многих других случаях зимбабвийская начинка вступает в прямой конфликт с внешним благополучием зданий. Вот взять, скажем, торговый комплекс "Sharewater", что находится по соседству с рестораном: снаружи он выглядит неплохо и создаёт благоприятное впечатление, но после того как попадаешь внутрь, настроение быстро меняется, потому что очевидными становятся как потёртые стены, так и скудность ассортимента.

Самым подходящим товаром во всём комплексе можно считать компакт-диски с африканской музыкой, которая продаётся на первом этаже. Если же зайти в ещё один магазин, только по другую сторону от ресторана, то там вообще продаются КАССЕТЫ с музыкой - когда последний раз вы видели в продаже аудиокассету? Каменный век, да и только...

И это, надо сказать, далеко не самое красноречивое свидетельство крайней убогости местной жизни: про триллионные купюры все наслышана, а вот про детали происходящего многие, небось, не в курсе. Так вот, бывшая Южная Родезия после получения независимости - она расплевалась с Северной Родезией, нынче известной как Замбия, - долгое время "развлекалась" как могла: там ведь был режим апартеида, сходный с юаровским, причём соседи из ЮАР втихомолку поддерживали родезийцев, тогда как окрестные негритянские государства всячески помогали своим "угнетённым братьям".

В условиях постоянного террора и разваливающейся из-за этого экономики белое население решило сдаться на милость большинства: по слухам, один из выскопоставленных родезийских офицеров заявил, будто его солдаты убивают очень много повстанцев, но из-за рубежа их прибывает всё больше и больше.

Выборы по принципе "один человек - один голос" естественным образом привели к победе негритянских партий, и к власти в итоге пришёл небезызвестный Роберт Мугабе, при котором полностью распалась экономическая структура, и воцарился хаос, никем не контролируемый: белые фермеры, обуспечивавшие страну продовольствием, разбежались, тогда как их чернокожие преемники повели дело на редкость бестолково, поскольку переехавши на новые места не имели ни денег, ни помощи от государства, ни удобрений, ни инструментов, ни оборудования; максимум, на что хватало обычно их ума - это вырубать лес и забивать на мясо полученную в наследство живность.

Естественно, все неурядицы правительство списывало на происки вражеских разведок. Так, в официальном органе было объявлено, что засуха, мол, вызвана климатическим оружием, используемым США по просьбе Великобритании!

Маразм, в общем, крепчал, и даже удивительно, что страна ещё не совсем одичала: судя по всем доступным нам средствам массовой информации дело неуклонно шло именно к такому исходу и перед посещением Зимбабве мы настраивались именно на такой лад. Действительность, как я уже говорил, разительно отличалась от ожидаемой, хотя дикость всё-таки присутствовала. Да что далеко ходить - пока мы топали по шоссе, нам навстречу из кустов вывалился здоровенный бородавочник...

Мы так и остолбенели; я прикинул, куда можно оперативно влезть, а брат тем временем потянул из-за пазухи свой верный кусок арматуры. К счастью для обеих сторон, встреча прошла в мирной и дружественной обстановке: кабан потрусил по своим делам, тогда как мы перевели дух и двинулись дальше. Тут же я припомнил, как в районе водопада собрался было переложить вещи в рюкзаке, и был остановлен братовым паническим криком. Оказывается, деревце, у котороо я было расположился, оккупировала целая орава бабуинов, совсем незаметная в ветвях.

Кругом была Африка, знаете ли...

Глава 18, в которой нам приходится изучать особенности местной жизни...

Поход к Большому дереву, так и обозначенному на карте как Big Tree, прошёл бы куда менее весело, если бы мы более внимательно прочитали тот раздел "Lonely Planet South Africa", что был посвящён водопаду Виктория: там чёрным по белому говорилось об опасностях, подстерегающих путников по дороге; велено было, в частности, туда ни в коем случае не соваться без проводника из числа местных жителей и даже с ним настойчиво не рекомендовалось идти пешком.

Хорошо, что все эти предостережения мы прочитала уже после вояжа...

Честно говоря, не знаю, отчего "LP" так сурово относится к безопасным с виду местам - ещё когда мы двигались из Ливингстона к границе, путеводитель категорически запрещал проделывать подобный путь пешком или на велосипеде из-за якобы изобилия грабителей. Увидев одиннадцатикилометровую дорогу своими глазами, я не заметил там ни единого грабителя, и даже не обнаружил мест, где они могли бы прятаться. В конце концов, вокруг шоссе нет ни намёка на джунгли, а по трассе постоянно ездят автобусы и машины; надо быть совсем уж безбашенным, чтобы совершать преступления в таком людном месте...

Хотя, безусловно, неспровоцированное насилие играет значительную роль в африканской жизни: оружие у негров современное, тогда как менталитет натурально первобытный. Многое в укладе местного населения изменило появление европейцев; например, появились невиданные прежде возможности для социального роста, так как юноша с винтовкой мог отныне уложить слона, и за счет добытой таким способом слоновой кости разом заработать на достойный брак.

Ну апулеметы произвели такое глубокое впечатление на негров, что те даже называли своих детей Зигга-Зигга в честь издаваемых звуков, полагая, что тем дают детям толику сверхъестественного могущества...

Заодно можно вспомнить каких-то умников, купивших у деревенского шамана настойку от пуль! Они усердно мазались волшебным снадобьем целую неделю, после чего выбрали из своей среды добровольца и дали по нему залп. История знает, чем кончилось дело для бедняги, а вот о судьбе колдуна нам, к сожалению, ничего не известно.

Думаю, его смерть вряд ли была быстрой, поскольку в этих краях активно практикуются такие штуки как отрубание конечностей в ожилании, когда жертва истечёт кровью, или вот принуждение есть трупы родственников, или расстрел одной пулей сразу нескольких жертв вместе с пари, сколько удастся в этот раз ухлопать одним выстрелом. Беременным женщинам, чьи мужья были заподозрены в нелояльности, могли вскрыть живот, чтобы посмотреть, не растёт ли там диссидент...

Пока мы обменивались страшилками и баснями на эту тему, ближайшие дома Виктория-Фоллс скрылись за пригорком. Территория, само собой, совсем обезлюдела и, главное, было непонятно, куда именно идти - "Lonely Planet" имеет привычку на мелких картах пропускать повороты и ответвления. Пришлось спрашивать дорогу и охранника весьма кстати показавшегося слева мотеля, так что теперь я могу советовать двигаться по ориентирам: дойдя по Park Way до "Inyathi valley motel" свернуть на дорогу вправо и пройти около полутора километров.

Большое дерево и впрямь оказалось на поверку большим: десяток добрых молодцов, сцепившись руками, и то не обхватит эту громадину по периметру. А уж ветки вздымаются, кажется, на огромную высоту и вся композиция выглядит исключительно живописно.

На самом-то деле, как говорится, "у страха глаза велики", и высота этого баобаба велика, однако достигает лишь 16 метров. Тем не менее, колоссальное дерево заставляет себя уважать, так как насчитывает более 1000 истории, а кое-кто считает, будто начало оно расти более полутора тысяч лет назад.

От созерцания исполина нас самым беспардонным образом отвлекла орава негров, вылезшая из дальних кустов. Эти приставалы оказались даже более настырны, чем их городские коллеги, и даже пытались хватать нас за руки, за что и получили по жадным лапам. Когда мы, наконец, от них отделались, брат весьма здраво заметил, что порой зверские методы расправ с зимбабвийцами очень хочется применить на практике. Например, часто ожидавших своей очереди на расстрел конвоиры заставляли петь песни, плясать и славословить Мугабе.

Мне эта идея пришлась очень по вкусу, и я живо представил, как приставал одного за другим вешают на ветвях Большого дерева (их на много народа хватит!), а стоящие в очереди раскаиваются в своих грехах и обещают больше к туристам не клеиться...

Глава 19, в которой Зимбабве предстаёт вполне приличной страной…

Расправившись с приставалами - хотя бы мысленно! - мы стали думать, где же нам всё-таки купить сувениры: по этой части Виктория-Фоллс отнюдь не богат; большинство товаров на рынке возле входа на водопад Виктория представляло собой безвкусные поделки. Есть, как оказалось, одно местечко на улице Metcalf, посетить которое необходимо хотя бы потому, что там продаются оригинальные вещи, в том числе написанные маслом и гуашью картины на местную тематику.

Далеко не все из них хороши, однако некоторые достойны висеть в музеях, да и вообще картина с изображением африканской природы или животных - хороший сувенир. По каждому конкретному предмету нужно торговаться и торговаться очень основательно.

Мне всё-таки не удалось сбить цену на приглянувшуюся картину до приемлемого уровня, а пятьдесят долларов я отдавать не захотел. Зато фактически в том же комплексе нам удалось обнаружить вполне себе неплохую секцию стандартных сувениров, где открытку оказалось возможным купить за 1 доллар. Понятно, что цена высоковата, так и место ведь очень- очень выдающееся...

Мы также приценились к отделам одежды и обуви, чтобы располагать информацией на сей счёт. Цены вышли сильно завышенными и, главное, не было ни одной вещи, на которую упал бы глаз; даже вожделеемых мной футболок с логотипами страны не обнаружилось - я давно уже бросил привозить подобные вещи, иначе пришлось бы одним фтуболкам отвести целый шкаф, но, честное слово, футболку с символикой Зимбабве купил бы непременно...

Найдя целый комплекс магазинов, объединённых несколькими однотипными корпусами, мы всё же не смогли нигде найти туристического офиса Виктория Фоллс. То есть вывески-то надлежащие присутствовали, и были сразу в нескольких местах, но это, как выяснилось, просто какие-то обманки. Судите сами: вроде сё чин чином, и место подходящее, сличимое с картой - а на поверку выходит, что перед тобой очередная частная лавочка, торгующая экскурсиями; за время перехода от входа на водопад к гостинице я видел таких "офисов" с подобающими вывесками по крайней мере три штуки.

В общем, лично я рекомендую вместо поисков турофиса расспросить о местных особенностях персонал гостиницы: зимбабвийцы показались мне достаточно дружелюбными людьми и с удовольствием помогали советами всегда, когда это требовалось.

Именно такой совет навёл нас на крупный супермаркет под названием "TM": контора работает до семи вечера в отличие от всех остальных конкурентов, закрывающихся часом раньше. Соответственно, именно сюда мы и прибыли после того как забрали вещи из камеры хранения в гостинице "Victoria Falls Rest Camp". Магазин оказался гигантским ангаром, уставленным стеллажами; мешки с рисом, мороженое мясо и разнообразнейшие напитки составляли львиную долю ассортимента.

Ценники были выставлены, как это водится, в долларах, и в долларах я буду приводить стоимость продуктов: литровый сок "Minute Maid" стоил ровно два доллара, комплект из 6 яиц - 2.40 доллара, полкило сосисок - 3.16 доллара, 250 грамм сливочного масла - один доллар. Помимо продуктов в магазине продаются кое-какие промтовары, в том числе стиральный порошок и разное имущество для походов, типа примусов, палаток и прочего снаряжения.

Затоварившись напитками, мы двинулись на вокзал, поскольку время отправления уже близилось. Ожидание начала приключений подогревало нам кровь, ведь мы, в конце концов, ездили в сирийском поезде, в таиландском поезде, в сингапурском поезде и ещё много где, так что путешествие по зимбабвийской железной дороги обещало пополнить коллекцию впечатлений новыми яркими страницами. Короче говоря, собираясь проделать почти пятисоткилометровый переезд на зимбабвийском поезде, мы примерно представляли себе, что нас ждёт, но в полной мере прочувствовать такую поездку смогли только по ходу дела.

Итак, на станцию мы подтянулись уже в сумерках, как раз когда солнце начинало уходить за горизонт; отправляйся поезд часом позже, картина происходящего была бы исключительно сюрреалистичная: в темноте ведь от негров остаётся только светлая одежда, так что плочища сарафанов, маек и штанов болтались бы по платформе как бы сами по себе. Единственным светлым лицом во всей собравшейся толпе был неприкаянный американец, подобно нам совершавший вояж по Южной Африке.

Он успел автобусом из ЮАР добраться до Виндхука, потом опять же автобусным рейсом прибыть сюда и теперь планировал попасть из Булавайо в Ботсвану. Янки оказался человеком, сильно отличавшимся от нас, ибо если, скажем, я составляю в путешествии самодостаточную единицу и могу неделями ни с кем не разговаривать, то заокеанский гость, по его собственному признанию, желал жить с душой нараспашку и охотно вступал в контакт с местным населением.

Вот только местное население тоже охотно вступало с ним в контакт, так что он уж и не чаял поскорее убраться от водопада Виктория - по его словам, ни в ЮАР, ни в Намибии к нему в таких масштабах не приставали...

Глава 20, в которой мистер Путин и мистер Горбачёв едут к месту больших убийств...

Сразу трое белых людей определённо привлекали внимание, так что практически все пассажиры, проходившие мимо нашей тесной компании, с нами вежливо здоровались. Это обстоятельство шло явно вразрез с прочитанным мной мнением, что, дескать, африканцы не чувствуют к белым пиетета, якобы свойственного тайцам и другим представителям Юго-Восточной Азии. Лично я могу сказать, что практически все встреченные нами негры как раз высказывали к белым уважение, уступали дорогу при встрече, подсказывали, помогали, здоровались и вели себя достаточно сносно; исключение составляют, конечно, потенциальные приставалы.

Вот и в поезде, когда его подали, мы не испытали никаких затруднений, потому что завидя белых, топающих по проходу вагона, африканцы старались освободить дорогу даже в тех случаях, когда это сделать было невозможно. А в остальных вагонах, насколько я мог заметить, творился ад кромешный: второй и третий класс народ натуральной штурмовал, тащя за собой баулы, тюки и кутюли в чудовищных масштабах - складывалось впечатление, что всё население Виктория-Фоллс решило срочно бежать в Булавайо...

Поезд с первого взгляда произвёл на меня гнетущее впечатление, и если бы я не был морально готов к такому обороту событий, то непременно начал ругаться и плеваться. Этот состав ведь ходит ещё с колонизационных времён, то есть где-то поблизости отметит свой полувековой юбилей.

Понятно, что зимбабвийцы и пальцем не пошевелили, чтобы хоть как-то реконструировать такое наследство; можно было говорить разве что о поддержании какого-то элементарного порядка в том смысле, что, например, разбитые стёкла с красивы вензелем "RR", то есть "Rodesian Railways" заменялись обычными - генеральную уборку в купе, похоже, не делали никогда.

Надо сказать, что масштабы общего запустения стали нам ясны только под утро: когда мы окончательно угнездились в нашем двухместном купе, на улице совсем стемнело. К тому моменту почти всё наше время ушло на попытки создать более-менее сносную атмосферу, потому как внутри вагона царила жуткая жара, и нам пришлось открыть как окно, так и дверь в коридор, да ещё и тамошнее окно. Лишь после того как поезд тронулся с опозданием на полчаса в купе потянуло ветерком.

Вот тогда мы решили зажечь свет, в каковом намерении сразу потерпели неудачу. Пришедший с проверкой билетов проводник долго извинялся и пенял на большую изношенность оборудования, но свет так и не включил. Следовательно, вентилятор под потолком оказался совершенно бесполезен, и нам пришлось всю дорогу ехать с полуоткрытым окном, что обеспечило нам определённым количеством комаров; помню сквозь сон, что ловил какую-то кровожадную скотину, проснувшись на одной из многочисленных остановок.

Стояли мы, кстати, по полчаса и более в каких-то жутких гребенях и, судя по звукам снаружи, что- то выгружали и загружали. Правда, большую часть этих остановок мистер Путин и мистер Горбачёв, как следовало нас называть согласно купленным билетам, благополучно проспали - постельное бельё входило в стоимость проезда первым классом, и негр-помощник проводника очень смутился, когда я дал ему доллар за труды по застиланию постелей.

Картина, кстати, была ещё та: парень притащил с собой мощный фонарь на аккумуляторах и подсвечивал им себе, отчего все его манипуляции жутковатым образом отражались на стенках вагона.

Вот таким макаром мы и прибыли поутру в Булавайо, чьё название означает не больше, не меньше как "место больших убийств". Теперь нам предстояло воочию столкнуться не с каким-нибудь туристическим районом, а с настоящей зимбабвийской жизнью...

Глава 21, в которой мы изучаем зимбабвийскую действительность…

Железнодорожный вокзал Булавайо встретил прибывших пассажиров спокойно, без радостного трепета; за свою долгую жизнь он, небось, повидал множество таких сцен, хотя белые туристы попадаются ему не так уж часто. Само по себе здание выглядит достаточно неплохо, куда хуже дела обстоят с его инфраструктурой: похоже, местные власти полагают, что раз поезда уходят в путь очень редко, можно вроде как не заботиться об удобстве пассажиров.

Конечно, места для ожидания внутри найдутся, и в крайнем случае можно расположиться на одной из скамеек, что стоят на платформах - они обшарпанны, но сидеть на них можно. А вот о камере хранения, похоже, тут слыхом не слыхивали, что очень печально. Хорошо хоть кассы есть и работают достаточно исправно; утруждаться им, правда, не приходится, ибо в неделю уходят, например, три состава в Хараре, столько же в ботсванский Францистаун, пять штук в Виктория-Фоллс, и, собственно, всё...

Кстати, рядом с вокзалом расположен местный железнодорожный музей, в котором за пять долларов можно поглазеть на то, как выглядел бы тот вагон, где ты ехал, если бы его чистили и за ним ухаживали. С другой стороны, на путях возле вокзала стояла помимо нашего состава ещё пара поездов, в числе которых был показательный вагон для сафари, с его кожаными диванами, деревянными буфетами и прочей раритетной обстановкой - даже никуда ходить не надо.

А ещё мы обратили внимание на такую экзотику, как второй и третий класс нашего поезда, и по итогам этой "экскурсии" я бы не советовал связываться с ними: там и публика такая, что мама не горюй, и условия настолько спартанские, что любой спартанец заплакал бы при виде их...

Хорошо, что мы сумели всё-таки раздобыть билеты первого класса, и ехали в относительном комфорте: гулять по городу на тридцатиградусной жаре да после бессонной ночи было бы форменным самоубийством. А так нам удалось более-менее выспаться, и к тому же впереди маячила перспектива разместиться в отеле, переодеться, принять душ и вообще привести себя в порядок.

Всякий раз в такой ситуации вспоминаю недобрым словом любителей не делать заказ на отель заранее - вместо того, чтобы сразу отделаться от вещей и устроиться как следует, они вынуждены либо часами слоняться по территории в поисках ночлега, либо оказываются в таких клоповниках, от которых нормальный человек шарахается в ужасе. Все эти досужие разговоры насчёт "приехал и нашёл гостиницу", как мне кажется, только путают людей и морочат им голову, потому как цена "на стойке" будет всегда гораздо выше, чем при предварительном заказе.

Это правило работало на Филиппинах, в Уганде, в Иране, в Марокко, в Лаосе, в Сирии и во многих других местах; ни одного исключения не было. Вот и в этот раз, когда мы заявились в "Bulawayo City Lodge", стоимость проживания была бы для нас почти восемьдесят долларов, не сделай мы предварительный заказ.

Вообще-то, заказ этот было простой перепиской с человеком, назвавшимся менеджером отеля - я его так в глаза и не видел. Но как бы то ни было, подобная "бронь" уже сослужила нам добрую службу в Лусаке и Виктория-Фоллс, так что я не видел причин, почему бы ей не сработать ещё раз. Так оно и случилось: когда нам всё же удалось заполучить сотрудницу лоджа, вопрос с заселением решился достаточно быстро.

Вот только получить её нам удалось не сразу, ведь мы припёрлись на место около девяти утра, тогда как расчётный час начинался в полдень. Из-за этого нам пришлось чуть- чуть подождать, пока уборщица закончила прибирать комнату - и то мы ждали в уютных креслах второго этажа, вытянув ноги и предвкушая душевые процедуры...

Когда ключи от номера наконец попали в наши руки, выяснилось, что рекламируя своё заведение как "Дом вдали от дома", владельцы гостиницы несколько покривили душой: не настолько уж хороши хоромы, чтобы так распинаться. С одной стороны, вроде как все удобства в номере налицо, и даже горячая вода идёт постоянно, что для местных условий уже хорошо. С другой стороны, мебель обшарпанная, а про антимоскитной сетке, например, и речи не идёт.

Завтрак в цену как бы включён, но ещё во время переписки по поводу бронирования менеджер отеля сообщил, что ресторан в данное время закрыт на реконструкцию и сколько ещё продлится ремонт - неизвестно. В целом, при другом раскладе я бы выбрал иную гостиницу, однако в Булавайо с проживанием по разумной цене просто беда, и вариант в шестьдесят долларов за просторную комнату мне показался самым разумным - желающие пусть попробуют разубедить меня в этом вопросе, найдя жильё такого же уровня за более низкую стоимость.

Глава 22, в которой африканский мегаполис обдаёт нас своим дыханием…

Являясь вторым по величине городом Зимбабве, Булавайо совсем не производит впечатление миллионного мегаполиса; скорее даже наоборот. Местами улицы безлюдны, местами сразу вдоль обочины дороги начинается чуть ли не откровенная саванна. Справедливости ради скажу, что местами есть и небоскрёбы, да и колониальная архитектура кое-где присутствует. Мы провели немало времени в изучении разных особнячков и прочих занятных зданий, и оттого я знаю, о чём говорю.

Поиски достопримечательностей или хотя бы подобия таковых облегчались откровенно незамысловатой планировкой городского центра, организованного в лучшем стиле римских традиций - широкие проспекты пересекались с такими же широкими улицами; большинство этих артерий именовалось просто: "Fife street", "Nineth avenue, "Main street" и всё в таком же духе. Встречалась и откровенно подхалимская "Robert Mugabe avenue", переименованная в честь любимого вождя и отца нации.

В конец концов, как же не отблагодарить такого выдающегося человека, при котором инфляция достигла чудовищных размеров, а показатель заболеваемости СПИДом нынче равен 24 больных на 100 взрослых людей, как-никак, хуже дела обстоят только в трёх странах...

Тем не менее, недовольства режимом со стороны местных жителей мы не заметили, не было даже лозунгов на заборах и зданиях, что является характерной картиной народного недовольства. Что ж, лозунг "Пастбищ и зрелищ" сгодится, очевидно, не только для России...

А параллели между нашими странами определённо есть, тут отрицать нечего. Вот хоть несколько лет назад зимбабвийское правительство приняло программу патриотического воспитания молодёжи, призванную "защитить юношество от превращения в сертифицированных рабов западного неоколониализма", и "ликвидировать последствия культурного ядерного удара, нанесенного империализмом в надежде сбить молодежь с истинного пути".

Авторы программы ставили целью, как обычно бывает в таких случаях, борьбу с бедностью, улучшение системы здравоохранения, развитие чувства патриотизма, изучения и привития гордости за историю, традиции и культуру страны. Под это дело, конечно, были выделены значительные средства, которые непонятно куда делись - молодёжь отнюдь не стала менее бедна и лучше обеспечена здравоохранением...

Эх, вот только Олимпиаду Зимбабве не додумалось пригласить: есть ещё недоработки, не хватает неграм кругозора...

И всё-таки, вопреки ожиданиям, трупы умерших от голода по улицам Булавайо не валялись. Более того, тут тоже оказалось возможным покупать продукты в супермаркетах и обедать в ресторанчиках; если про Виктория-Фоллс можно было предполагать, будто это туристическая зона и оттого снабжается особо, то рядовой зимбабвийский город разрушил эту гипотезу напрочь.

Окончательно нас добило знакомство с кондитерской: о чём уж тут говорить, коли пирожные и пироги продаются просто так и без какого-либо ажиотажа - при таком раскладе не очень похоже, будто в государстве голод. Торговля, правда, шла на рэнды, и всё-таки можно было пропитаться в полном соответствии с советом незабвенной Марии Антуанетты: "У них нет хлеба? Пусть едят пирожные!"

Хлеба, надо сказать, тоже было в избытке, и в центре Булавайо я смог без труда насчитать по крайней мере полдюжины продовольственных магазинов с обширным ассортиментом. Мы сперва отоварились соком в одном из супермаркетов, а под вечер купили кое-какую снедь в другом, и нигде не было никаких проблем. Приведу для удобства читателей кое-какие цены: литр сока стоил 2.19 доллара, зато свежий хлеб можно было купить за 0.80 доллара, а крупы вообще были дешевле, чем везде. Помимо долларов к оплате принимались рэнды по очень хорошему курсу один к семи.

Вообще, торговые центры в такой стране как Зимбабве посещать очень приятно сразу по нескольким причинам. Например, внутри здания обычно существенно прохладнее, чем снаружи, а кроме того на территории царит относительный порядок и чистота. Дополнительно можно упомянуть про возможность оценить понравившиеся вещи со всех сторон, не вступая в дискуссии с навязчивыми продавцами-частниками. Одним словом, в подобных конторах делать покупки одно удовольствие, тем более что там есть что купить.

Ближе к северу города нам даже попался магазин "HS", торговавший сувенирами - большая редкость по местным меркам, и цены там фиксированные, что тоже, на мой взгляд, хорошо.

Мне, к примеру, приглянулись симпатичные статуэтки в африканском стиле, которые стоили девять долларов, тогда как брат высмотрел для своей коллекции вымпелы с местной символикой; желтая птица национального флага является самой популярной представительницей фауны, издавна олицетворявшей для населения приближение сезона дождей,, а цвета его взяты со знамени движения освобождения, в то время как чёрный треугольник символизирует власть чернокожего населения...

Словом, сделать покупки по части сувениров, обуви, одежды и продуктов в Булавайо вполне возможно, невзирая на скверную репутацию Зимбабве, созданную мировыми средствами массовой информации...

Уже сильно за полдень мы забрели в Национальную галерею, числившуюся по разряду первостатейных достопримечательностей. Уж и не знаю, кого осенила мысль занести её в число таковых, а, по- моему, посещать это место есть смысл исключительно ради самого здания, в котором она находится - это старинный особнячок, построенный в конце XIX или начале XX века, и атмосфера в нём и вокруг него по-прежнему колониально-патриархальная.

Напротив, платить пять долларов за вход и знакомиться с местной коллекцией живописи вовсе не обязательно, потому как ничего особенно интересного или захватывающего лично я там не обнаружил. Дополнительно замечу, что внутри залов снимать нельзя, так что даже фото на память о посещении музея сделать не удастся.

Так постепенно приблизилось время обеда, для которого мы избрали уже знакомую нам по пребыванию в Виктория-Фоллс пиццерию сети "Pizza Inn". Там, как и везде, в ходу были рэнды, и нашлось, что интересно, достаточное количество местных жителей, способных выложить по 85 юаровских монет за порцию пиццы. Нам с трудом удалось занять столик, поскольку желающих отведать итальянской кухни было куда больше, нежели свободных стульев в помещении.

Но мы люди в подобных ситуациях искушённые, и едва отойдя от прилавка, сразу оккупировали столик с видом на улицу, после чего принялись дожидаться исполнения заказа. В уплаченную сумму входила также полулитровая бутылка "кока-колы" для каждого, так что мы начали потягивать холодный напиток, да и потом нам не пришлось жевать всухомятку.

Да, интересной особенностью заведения является туалет, расположенный на втором этаже - туда пускают только по предъявлению чека о покупке! Брат пошёл было выяснить, нет ли наверху дополнительного зала, и вернулся ни с чем; пришлось ему брать заботливо сохранённый мной чек, чтобы воспользоваться удобствами...

Наевшись, мы снова двинулись в поход, наблюдая местную жизнь и делая соответствующие выводы. Выводы эти в основном касались соотношения сообщений средства массовой информации и реальной действительности. Вопреки ожиданиям, откровенной нищетой в Зимбабве вовсе не пахло, скорее наоборот. Уровень цен, например, был вполне себе европейским, равно как и качество товаров. Например, хорошая мужская рубашка, как мы выяснили, стоит 35 долларов, немного меньше, тридцать долларов, стоит дамская блузка делового покроя. За 45 долларов можно купить мужской пиджак и так далее.

Но даже вывод об уровне цен был вскоре опровергнут: попавшийся нам магазинчик под названием "Flying Pig" своими ценники натурально ошарашивал: те путешественники, кто подистрепался за поездку по Африке, именно тут смогут дёшево купить одежду и обувь - кеды стоят всего 3 доллара, женские туфли уйдут за 5 долларов, на 1 доллар девушки могут купить аж два топика, и так далее.

Глава 23, в которой появляются поводы для беспокойства…

В общем, магазинами и кафе Булавайо оказался вовсе не обиженным, а вот что удивительно, так это отсутствие в городе с миллионным населением автовокзала, по крайней мере такого, где можно было бы расположиться в зале ожидания или, скажем, перекусить. И это с учётом довольно-таки оживлённого трафика между Зимбабве и ЮАР: на моих глазах одновременно готовились к выезду сразу несколько автобусов.

Другое дело, что готовились они в разных концах улицы, а конторы, отправляющие их в рейс, оказались разбросанными по всему кварталу. Словом, отправиться автобусом, скажем, в Хараре - дело нетривиальное, если, конечно, подойти к делу с умом и постараться обойти сразу несколько офисов компаний-перевозчиков: придётся попотеть, разыскивая эти самые офисы. Ну а набираться сил перед рейсом можно либо в близлежащем парке, либо в этих самых офисах.

Вот так незаметно мы выяснили животрепещущие подробности насчёт отправления рейсовых автобусов из Булавайо по двум направлениям - в Хараре и в Йоханнесберг. Только нужного нам транспорта до Ботсваны нигде не находилось...

Ломая голову над этой проблемой, мы решили зайти в местный туристичский офис - авось там чего-нибудь посоветуют. Идея оказалась в принципе удачной, особенно после того как нам удалось этот офис разыскать: пока другие города размещают свои службы туристической информации в наиболее импозантных зданиях, власти Булавайо не нашли ничего лучше, чем запичужить подобную контору на задворки автостоянки при городском совете - насилу мы нужное место нашли; если бы не указатели, ни в жизнь бы офис обнаружить не удалось.

Зато за свои старания мы были вознаграждёны толковыми советами единственного офисного сотрудника, который, вероятно, был рад потолковать с единственным за весь день посетителем, так как умирал от скуки. Подробной карты города мне, правда, не дали, зато вручили буклет с информацией о Булавайо; карта там была схематическая. В общем, я вынес впечатление, что как раз с офисом нужно договариваться о разных экскурсиях и сафари: зимбабвиец оказался вполне сведущим в местных реалиях и мигом подсказал, как нужно уезжать в Ботсвану.

По его словам выходило, что сперва необходимо найти автовокзал маршруток и сесть там на рейс до пригорода Нкулумане. Лишь там, по его убеждению, можно найти транспорт во Францистаун, так что нам оставалось лишь последовать этому совету.

Маршрутки, как выяснилось, кучкуются в районе пересечения Lobengula street и Sixth avenue. Как и предупредил сотрудник турофиса, прямого транспорта там не нашлось, зато появилась возможность доехать одним из микроавтобусов до места сбора желающих ехать на границу - название было намалёвано сразу на нескольких жестянках, вывешенных под навесами; это и были места отправления.

Заодно мы ознакомились с автовокзалом и пришли в некоторое оторопение от тамошней суеты: количество народа, казалось, превышало все мыслимые пределы. При этом значительная часть толкущихся не относилась к пассажирам, а торговала, зазывала и что-то рекламировала.

Посидеть на автовокзале совершенно негде, да и, пожалуй, не стоит это делать, так как обстановка там непредсказуемая. Кроме того, маршрутки уходят в путь довольно часто, как только заполнятся, а происходит это с завидной регулярностью. Отмечу организацию дела, поскольку на столбах, поддерживающих крышу автовокзальных павильонов, ярко написано, куда конкретно отправляются маршрутки, паркующиеся рядом.

Другая полезная информация состоит в том, что на северо-восточной оконечности автовокзала маршрутных такси мы обнаружили довольно крупный супермаркет, размерами не уступающий отечественным "Океям". Правда, их булавайский аналог оказался куда более беден товарами: более всего лавочка похожа на склад, потому как в огромнейшем ангаре установлено небольшое количество стеллажей с товарами - проходы просторных донельзя, а стены так и просто голые, без украшений или рекламы.

Впрочем, с такими ценами реклама особенно не нужна: дешевле продуктов я не видел. Итак, литровая упаковка импортного сока стоит 0.90 доллара вместо обычных двух и так далее. Именно тут я советовал бы делать покупки тем, кто собирается на сафари, так как общая экономия будет значительной, а товары как раз для такой затеи подходящие - рис, другие крупы, мясо, фрукты, овощи и другая снедь тут как тут.

Именно там мы завершили операции текущего дня, купив продукты на завтрак и в дорогу. Теперь нам предстояло добраться до Ботсваны...

Глава 24, в которой нас пытаются испытать на сжатие...

Прощаясь с Булавайо, мы напоследок обозрели по пути на автовокзал маршруток собор святой Марии - как-то вчера он выпал из обоймы. Здание, как выяснилось при детальном осмотре, выглядит исключительно солидно, тем более в том антураже, в котором он находится: этакая каменная махина самого строгого вида, а вокруг пальмы и прочая зелень.

Эта постройка возведена сравнительно недавно, но так как история христианства в этих краях тянется с конца XIX века, то собор является своего рода преемником дела христианизации Зимбабве. В настоящее время храм, оснащённый органом, является важнейшим местом для всех местных христиан, к которому они приходят в дни праздников.

От собора от автовокзала было рукой подать, и через несколько минут мы уже грузились в раздолбанный микроавтобус...

Как и все страны третьего мира, Зимбабве активно использует частные маршрутки вместо того чтобы развивать общественный транспорт. Набитые доверху микроавтобусы можно увидеть практически на всех улицах Булавайо, и это ещё полбеды - за пару южноафриканских рэндов действительно можно проехать несколько городских районов. Другое дело, что провернуть это придётся в очень скверных условиях: ни в Кении, ни в Замбии, ни в Руанде я не видел, чтобы салон набивали в таких объёмах, всегда была какая-то разумная норма.

Зимбабве выбрало в данном случае свой путь, и нам ещё сильно повезло, что в маршрутке до Нкулумане осталось ровно два свободных места в ряду рядом с водителем - туда более двух человек втиснуть вроде бы нельзя. Мы разместились там вместе с рюкзаками, оплатили проезд, отдав водителю 4 рэнда за двоих, объяснили, куда конкретно нам нужно, и под зажигательную африканскую музыку наше скрипевшее на поворотах чудо техники двинулось в путь.

Ехать пришлось не очень долго, около четверти часа, по истечении которых нас вместо автовокзала высадили на пыльном углу рядом с шоссе, и вся маршрутка хором показала нам, куда надо идти и где караулить транспорт.

Вырисовывалась не очень приглядная картины: вместо нормального автобусного терминала имелась саванна, вместо рейса по расписанию - полная неизвестность. Хорошо, что торчавшие неподалёку негры разъяснили, что нужно пройти метров двести вперёд и там разговаривать с водителями.

У меня было мелькнула мысль насчёт автостопа, но её я решил проигнорировать: мы, в конце концов, можем оплатить свой проезд. Забегая вперёд скажу, что вояж до границы стоил 40 рэндов с человека, хотя нам в итоге пришлось заплатить несколько больше.

Проблема заключалась в неописуемой жадности маршрутников, про которую я упоминал. Когда мы заявились на место отправления, в наличии имелось ровным счётом два микроавтобуса, и один из них был наполнен где-то на две трети; отправления, очевидно, было не за горами. Но это мы недооценили местные реалии, потому что набрав одиннадцать человек водила не успокоился и принялся искать дополнительных пассажиров.

Когда он отчалил в первый раз, мы даже обрадовались, полагая, что дело в шляпе. Увы, сделав круг по окрестностям, маршрутка вернулась на прежнее место, пополнив свои внутренности лишь одним желающим; он утрамбовал последний ряд, взяв на колени громадный клетчатый мешок, взятый водилой для транспортировки. Потом состоялось отправление номер два, вызванное прибытием большого автобуса.

Я даже успел разглядеть на его стекле заветную надпись "Francistown", но тут наш шофёр так бодро дал по газам, что мигом оказался далеко от остановки; мы рассмотрели только, что приятели маршруточника, отиравшиеся на обочине, устроили с новоприбывшим скандал, и тот видимо улизнул от греха подальше. Жаль, что не удалось выяснить, что было к чему - это знание избавило бы нас от лишних проблем.

Итак, третий отъезд состоялся лишь после того как микроавтобус оказался переполнен сверх всякой меры, и негры настолько обнаглели, что попытались к нам в ряд усадить ещё одного пассажира. Учитывая, что с нами третьей сидела очень, очень дородная дама, совсем непонятно было, как между нами и ней сможет разместиться хоть кто-то ещё, за исключением разве что листа бумаги. Даже сами кандидаты на поездку отказывались садиться, видя такое дело, и маршрутники даже пали духом.

Взамен они потребовали с нам оплаты дополнительного места, и после некоторой дискуссии мы всё же согласились отдать сто рэндов вместо восьмидесяти - время шло, а нам хотелось наконец тронуться в путь и ехать нормально, без докучливых соседей.

Без докучливых соседей ехать получилось, а вот с "нормально" вышло не очень...

Глава 25, в которой пустыню заливает ливнем...

Будь Зимбабве чем-нибудь другим, международное автобусное сообщение оказалось бы налаженным, и до Ботсваны мы добрались бы влёт. Но поскольку за бортом было всё-таки Зимбабве, приходилось пользоваться тем, что есть, и ехать до границы в надежде на перемену к лучшему после перехода в другое государство. Два с половиной часа вояжа в набитой маршрутке всё-таки прошли, и по истечению их мы с многочисленными остановками на высадку пассажиров и приём новых добрались до КПП "Plumtree Road".

Выездные процедуры не заняли и нескольких минут, после чего все оставшиеся в салоне путешественники снова забрались в транспорт и проехали ещё пару сотен метров, оказавшись в итоге на территории Ботсваны. Здесь мы расстались с микроавтобусом и приготовились комфортно закончить этот отрезок путешествия: Ботсвана как-никак числится самой приличной страной региона после ЮАР.

Даже небольшая заминка с оформлением въезда не вызвала у нас ощущения тревоги - в конце концов всё образовалось после того как занимавшаяся мной негритянка догадалась вместо поисков отсутствующей у меня посмотреть в служебный талмуд и выяснить, что гражданам России полагается безвизовый режим. Затем был санитарный карантин, где всех просили вымыть подошвы обуви в грязном тазу и проделать такую же процедуру с запасными парами.

Мне было откровенно лень распаковывать весь рюкзак, чтобы достать с его дна мокасины и пляжные тапочки, а погранслужбе было откровенно лень что-либо искать, так что мероприятие не затянулось надолго. Мы вышли на территорию Ботсваны и ударили в ладоши: путешествие шло по плану!

Оставался вроде как пустяк - добраться до города, где у нас была запланирована ночёвка. Вот с этим-то вышла закавыка. Осмотр местности не выявил никаких автобусов, никакой остановки, и вообще никакого транспорта.

Изучение соответствующих страниц справочника "Lonely Planet South Africa" обнаружило, что в стране основную тяжесть перевозок несёт такое явление, как платный автостоп: водители охотно берут попутчиков за определённую плату; выходило, что до Францистауна нам следовало отдать порядка пятнадцати пул или же двадцати рэндов. Вооружившись этой информацией мы слегка отошли от КПП и встали на обочине шоссе рядом с несколькими негритянками, в то время как наши попутчики куда-то испарились.

Первые пятнадцать минут нам было даже интересно стоять посреди пустыни Калахари, чувствовать как тёплый ветерок обдувает лицо и восхищаться собственными достижениями - пройдя Замбию и Зимбабве можно и малость возгордиться.

Кабы нам знать, как обернётся дело с Ботсваной, мы бы поостереглись радоваться...

Сдедующие четверть часа прошли куда менее интересно, и по их истечении лично меня начал побирать чёрт: на юг уехали считанные машины, и ни одна из них пассажиров взять не захотела. Когда же чуть в стороне от нас притормозил подержанный пикап, все три места в нём быстро собрались оккупировать наши чернокожие соседки. Поскольку они встали на точке раньше нас, мы не стали предприниать никаких усилий, и очень зря, потому как две африканки из трёх почти тут же вернулись обратно. Что случилось? Водитель, видите ли, решил взять лишку. Последовала пауза. Захотел, гад, двадцать пул...

Повернув голову к отъезжающей машине я стал машинально пересчитывать курс и вдруг сообразил, что речь идёт о ерундовой сумме - разница в цене была меньше доллара. Но машина уже исчезла вдалеке, и было поздно что-либо предпринимать. Зато настало время предпринять что-либо для спасения от дождя: мы ведь находились в пустыне, и ливень соответственно начался нешуточный...

Едва-едва мы успели добежать до какого-то лабаза, где нашли укрытие самые разные люди, в большинстве своём прибывшие с той стороны границы и так же как мы пытающиеся уехать. Плотной толпой мы простояли минут двадцать, пока потоки дождя, сопровождаемые ветром, не стали заливать навес, наше импровизированное убежище. Пришлось перебраться в магазин, куда почти никто за нами не последовал - даже на нас продавцы поглядывали как-то недобро, однако возражать белым людям не посмели.

Глава 26, в которой мы тесно знакомимся с местной жизнью...

Тем более у нас состоялся интересный контакт с одним из них, заинтересовавшимся, откуда мы такие взялись. Когда ботсванец узнал, что мы из России, то с довольной улыбкой прошепелявил что- то вроде: "альсалин!" Мы воззрились на него с удивлением, а он снова повторил: "альсалин!!" Мы переглянулись, но и это не помогло. Только после третьего захода нам удалось понять, о чём идё речь - и то из-за футболки клуба "Arsenal", которую носил наш собеседник: он имел в виду Аршавина!

После этого беседа обрела русло, и мы бодро обсудили арсенальские дела. Негр заверил нас, что последний забитый Аршавиным гол был настоящим шедевром, а мы заверили его, что видели массу таких голов во время просмотра матчей "Зенита". Голы за сборную мы тоже припомнили, и коллекция получилась довольно внушительной. те, кто нынче глумится над самым известным российским игроком, забывают, что на поле присутствуют одиннадцать человек команды; в одиночку невозможно тянуть весь воз разных Березуцких-Игнашевичей, проваливающих защиту раз за разом - их-то, небось, никто не поносит.

Забывают и те бронзовые медали чемпионата Европы, которые пришли благодаря Аршавину, забывают гол "Марселю", проложивший в итоге "Зениту" дорогу к кубку УЕФА - никто не смог забить такого гола "Твенте", и петербургский клуб не спасла даже ответная победа 2:0. Короче говоря, имя Аршавина знают даже в Африке, и это правильно...

Вот бы ещё наши дела пошли так же, как у Андрея в Европе, но тут разница была налицо, и никаких перспектив уехать долгое время не имелось. Однажды к лабазу подкатил микроавтобус, но туда мигом набились те, кто по-прежнему околачивался на улице. Лишь примерно через полтора часа после пересечения границы нам улыбнулась удача, принявшая вид раздолбаннейшего автобуса типа "ПАЗик". В него по хлеставшими напропалую струями дождя набилось с полдюжины человек, то есть все оставшиеся в наличие люди, после чего автобус отъехал в сторону и встал посреди дороги.

Через щели в корпусе внутрь салона потихоньку проникала вода, и нам пришлось задействовать наличные газеты, чтобы обеспечить себе сухое место. Наши попутчики оказались не столь предусмотрительны, зато более проворны: двое из них практически силой заставили водителя открыть двери и улизнули к автомобилю, как назло остановившемуся в эту минуту у лабаза. Тут мы поняли, что придётся ждать, пока автобус наполнится целиком, и приуныли...

Смысл этого "стояния на реке Угре" нам был совершенно непонятен: отправься машина в рейс, можно было бы по ходу дела собрать всех попутчиков, кто застрял в чистом поле - мы были бы первыми. А теперь недальновидность нашего водилы обрекала нас на бессмысленное ожидание посреди чиста поля.

Хуже всех в итоге пришлось владельцу драндулета, так как жадное ожидание клиентов закончилось для него прибытием конкурентов. Что именно они там не поделили, мы так и не поняли; видимо, мужик занялся не своим делом или, может, не его очередь была везти пассажиров, но всех, кого он набрал, у него отобрали. Тем временем подтянулись со стороны КПП новые клиенты, так что новый "ПАЗик" заполнился где-то на три четверти, после чего мы стартовали.

Больше всего мне запомнилось отсутствие у автобуса дворников, из- за чего сквозь лобовое стекло был виден лишь сероватый туман; струи закрывали обзор практически полностью, и как ехал водитель, для меня до сих пор загадка. Впрочем, судя по виду, ботсванец ничуть не переживал по поводу вида на дорогу, предпочитая болтать с приятелем-кондуктором; всё равно ведь на шоссе машины попадались очень редко, так что и незачем было особенно отслеживать обстановку.

Другой интересной чертой путешествия стало появление в салоне пары из молоденькой девушки и беззубого старика: почти сразу как эта парочка подсела в каком-то богом забытом месте, разразился страшнейший скандал. Сперва негры просто общались на повышенных тонах, а потом сорвались к откровенному крику, так что дело едва не дошло до потасовки; к счастью, мы на тот момент несколько подустали сквернословить и смотрели на происходящее как на своего рода местное шоу "Комеди-клаб" - ни разу передачу не видел, но думаю, что это как раз подходящее сравнение...

Некоторая заминка получилась с проездом: у нас на руках была только рэндовская мелочь, которую мы и попытались всучить кондуктору. Он долго старался сообразить, по какому курсу засчитать оплату и сколько выдать сдачи, хотя, к его чести, надо признать, что с этой сложной арифметической операций ему справиться всё-таки удалось. Спустя два часа мы оказались на окраине Францистауна, где вовсю светило солнце, а о дожде вроде как никто и не слышал...

Глава 27, в которой мы остаёмся без копейки денег...

Намечая остановку во Францистауне, я пришёл к выводу о том, что Ботсвана по части развития (точнее "недоразвития") туризма ничуть не отличается от своих соседей: гостиницы можно было пересчитать по пальцам, и большинство из них заламывало какие-то несусветные цены.

Можно было, конечно, попробовать в тот же вечер умотать в Габороне, однако накопив определённый опыт по части поездок по третьему миру, я постарался состыковать отрезки пути с солидным запасом времени; поговорка "тише едешь - дальше будешь" приходится в таких местах как нельзя кстати. Поэтому у нас была запланирована остановка, и, ей-богу, мы бы успели посмотреть город, если бы не дурацкая задержка на границе...

Нам ещё крупно повезло, что приехав в районе четырёх мы не стали отдыхать в номере, а двинулись гулять: отель-то располагал к отдыху. Изо всех доступных вариантов я как всегда выбрал наилучший, и таковым в данном случае оказался "Francistown Metcourt" с ценой в 93 доллара за двухместный номер. То есть стоит эта гостиница существенно дороже, но порыскав на сайте этой отельской цепочки, я смог найти спецпредложение в 25 процентов скидки.

Вот им-то мы и воспользовавшись, получив за уплаченную сумму чистый и культурный ночлег с кондиционером, спутниковым телевизором и прочими благами цивилизации. На первом этаже к тому же имелся ресторан, а внутренний атриум заполняли тропические растения. После зимбабвийской действительности трудновато было оторваться от таких красот, и всё же мы вышли в город.

И сделали мы это очень вовремя!

Проблема состояла в том, что просиди мы в гостинице ещё четверть часа, пришлось бы класть зубы на полку: банки один за другим закрывались прямо перед нашим носом, и с огромным трудом нам удалось найти пару частных обменников.

Более того, в первом из них нам отказались менять деньги, сославшись на конец рабочего дня - судя по вывеске, менялам оставалось работать ещё полчаса, однако собственное расписание они проигнорировали, сославшись на якобы существовавшую необходимость сдавать деньги. Совершенно чудом мы нашли на втором этаже торгового комплекса контору "Western Union" и зашли туда без особой надежды. А ведь лавочка была открыта, и там даже меняли деньги!

Вот теперь, обретя пачечку местных пул, мы несколько успокоились, будучи отныне в состоянии поужинать, приобрести напитки, запастись едой перед дорогой на юг и так далее. Вы, конечно, можете спросить: "А чего ж вы в банкомате средства не сняли, раз уже делали это в Замбии и даже в Зимбабве? Или Ботсвана отрезана?"

Отвечаю: Ботсвана совсем не отрезана от международных финансовых систем, скорее наборот. Вот это "наоборот" и сыграло мерзкую шутку с нами, потому что все банкоматы, каким бы банкам они не принадлежали, были буквально оккупированы местными жителями, выстаивавших огромные очереди ради снятия наличных...

И это не было единичным явлением конкретного дня, поскольку назавтра картина повторилась в полной точности...

Нас-то это не шибко касалось, ведь с пулами на руках мы могли спокойно делать покупки, благо в районе автовокзала, где мы базировались, торговых заведений было хоть отбавляй. Мне, как ответственному за пропитание, довелось посетить два супермаркета, в том числе вездесущий "Shoprite", знакомый ещё по Лусаке, и я могу назвать цены на еду вполне умеренной. Умеренными оказались и цены на еду в ресторанчиках - среди прочего мы выбрали очередную пиццерию и славно там затоварились, затратив всего 17 долларов; две громадных пиццы были нами съедены в номере под чай и здравицы в честь наших успехов.

Знать бы, в какую жуткую историю мы влипнем следующим утром, восторги наши поумерились бы...

Глава 28, в которой происходит чудовищная катастрофа, и все планы путешествия бесповоротно рушатся...

Тот факт, что отель брал больше сотни долларов за номер, я перенёс более-менее спокойно, поскольку во Францистауне приличные гостиницы, как уже говорилось выше, можно пересчитать по пальцам одной руки, и деваться в данном случае было некуда. Но тот факт, что завтрак стоит порядка пятнадцати долларов с человека, меня несколько покоробил: кругом было полно небольших кафешек, где стоимость утренней трапезы оказалась куда ниже.

Я не против заплатить сполна там, где это дело стоит свеч, однако я против таких расходов, без которых отлично можно обойтись. Таким образом, мы я с утра пораньше сходил в ближайшее заведение и раздобыл там достаточно снеди, чтобы культурно подкрепиться перед отъездом...

Эх, кабы я ещё сообразил заранее договориться о месте с автобусе, так и вся дальнейшая история пошла бы по-другому. Дело в том, что предыдущим вечером, когда мы разговаривали с обитателями автовокзала и узнали об отсутствии на нём офисов компаний- перевозчиков, равно как и касс предварительной продажи билетов, то всё же остались в уверенности, что уехать не составит труда: нам на достаточно приличном английском объяснили про то как автобусы уходят в Габороне каждые полчаса.

Поскольку мы при этом стояли рядом с машиной компании "Seabelo", я так понял, что именно они и обслуживают этот маршрут, а так как именно этой компанией я и собирался ехать, прочитав про неё положительные отзывы в Интернете, то остался в полном удовлетворении от услышанного - коли опоздаем на один рейс, то поедем на следующем.

Соответственно, мы не очень торопились, успев спокойно позавтракать, собрать вещи и выселиться из номера, после чего застряли возле стойки портье; тот объяснялся с какими-то чернокожими постояльцами, а нам послал извиняющуюся улыбку. Всё же через несколько минут сотрудник гостиницы освободился, благоговейно принял мою кредитную карту, провёл оплату, и мы оказались свободны. Впереди лежала вся Ботсвана, которую мы намеревались обозреть из окна автобуса...

Даже хмурое небо, затянутое невесть откуда взявшимися тучами, не насторожило нас: "В конце концов, кругом пустыня, и, значит, дожди тут в порядке вещей", - рассудили мы иронично.

Таким образом, обогнув отельский комплекс, заслонявший нас от автовокзала, мы прибыли на территорию последнего в бодром настроении, и только вид негритянских физиономий, прилипших к окнам десятичасового автобуса, несколько поубавил наш положительный настрой. Нехорошее подозрение закралось в мою голову, и оставив покамест брата снаружи, я полез внутрь салона, чтобы выяснить насчёт свободных мест.

Увы, их не было вообще; то есть кое-какие кресла всё-таки были свободны, но на них уже лежали чьи-то вещи, а сзади меня в автобус успели влезть и обладатели этих вещей, ходившие покупать снедь в дорогу.

Перспектива упустить намеченный рейс здорово выбила меня из колеи: я крайне не люблю, когда срываются мои планы. Кроме того, дополнительным раздражающим фактором выступило наличие пяти сидений в каждом ряду вместо привычных нам четырёх - естественно, места для каждого пассажира в такой компоновке стало куда меньше, и перспектива ехать скрючившись никак не вдохновляла; я-то думал, что подобные машины использую другие компании, а "Seabelo" как флагман отрасли отличается куда большими удобствами. Одним словом, из салона на улицу я вывалился каким-то подавленным.

Тут же меня настиг второй удар: оказалось, облюбованная нами остановка "сибеловцам" вовсе не принадлежит, поскольку с неё в принципе отправляются автобусы до Габороне - любые автобусы. Из пояснений местных торговцев стало ясно, что следующим должен был идти какой-то другой "бас", принадлежащий неизвестно кому, и, оставив на попечение брата поклажу, я прошёл вдоль автобусного стада, выспрашивая у водителей, кто поедет в столицу следующим.

Следующим вызывался ехать третий по счёту шофёр и, осмотрев его подшефный салон, я нашёл, что поездка не будет восхитительной: обстановка сильно уступала той, в которой мы могли бы поехать. Раздумывая о том, не поискать ли другой рейс "Seabelo", я вернулся к месту стоянки, где обнаружил брата, задумчиво караулящего большие рюкзаки, свой и мой.

Меня как громом поразило: куда-то подевался мой малый рюкзак, вместе с которым исчезли практически все ценные вещи, что были при мне в путешествии...

Пропал фотоаппарат и все флешки со снимками! Пропал мой верный "наладонник"! Пропала портативная bluetooth-клавиатура, с помощью которой я обычно набираю воспоминания в путешествиях... Пропали все лекарства... Пропал мобильный телефон, единственное средство связи...

Но главное - пропал паспорт!!! Видеосюжеты
Опубликовано: 4 Августа 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.