Африканская зима. Глава 1. Замбия

Другие отзывы автора
  • Африканская зима. Глава 3. Ботсвана и ЮАР
  • Африканская зима. Глава 2. Зимбабве и Ботсвана
  • В гости к возмутителю спокойствия

Содержание:Часть 1·Часть 2·

Часть 1, в которой фраза "Бог ты мой, во что мы вляпались!" звучит очень и очень часто...

Да, придётся честно признать, что фраза "Бог ты мой, во что мы вляпались!" при подготовке путешествия по маршруту ЮАР-Замбия-Зимбабве-Ботсвана-ЮАР звучала очень часто, и чем ближе была дата отправления, тем чаще звучала эта фраза...

Вначале-то, когда поздней осенью мы покупали билеты в Йоханнесбург с отправлением в конце зимы, предстоящий вояж выглядел, может, и не в радужных тонах, то более-менее пристойно, потому что никуда кроме Южно-Африканской республики ехать не планировалось. Мы ведь собирались попасть в ЮАР ещё год назад, когда там проходил чемпионат мира по футболу - можно было, как говорится, совместить приятное с полезным.

Увы, жуткие цены на проживание и перелёт, которые хотельеры и авиакомпании выкатывали на тот период, отбивали всякую охоту совершать подобные вояжи. Само собой, если бы полёт из Петербурга на юг Африки стоил не 45 тысяч рублей, можно было бы о чём-то говорить, однако той цены, по которой в итоге мы приобрели билет, а именно в 19200 рублей, тогда и в помине не было.

А тут мало того что стоимость билета была необычайно низкой, так ещё имелась перспектива увидеть из самолёта Париж, после чего погрузиться на чудо современной техники, суперлайнер А-380, которых "Air France" приобрела аж 4 штуки, и стала ставить их в том числе и на рейсы в Йоханнесбург.

По такой цене и с такой раскладкой можно было радоваться жизни, а поскольку общий бюджет поездки предусматривал более крупные траты на авиабилеты, я принялся рассматривать региональные перелёты - чисто для интереса прикинул, сколько стоит вылет на Сейшелы, глянул ценники до Занзибара, лениво поковырял направление на Виндхук и Луанду, и вдруг несколько неожиданно обнаружил, что авиакомпания "Zambezi airlines" продаёт очень дешёвые билеты на перелёты из Лусаки.

Я, помнится, призадумался: мысль посетить знаменитый водопад на реке Замбези вынашивалась мной довольно давно, но те цены, что выкатывали турфирмы на подобный вояж из ЮАР, никак не могли быть признаны гуманными, и даже отдельно авиабилеты как-то "кусались"; по крайней мере у меня в своё время сложилось именно такое впечатление... Теперь же идея с Виктория-Фоллс становилась реальностью. То есть пока ещё всё выглядело туманно, но какие-то верхушки гор уже маячили, образно выражаясь, на горизонте, и было ясно, что твёрдая земля уже близко.

Приняв активное участие в планировании, брат почти сразу высказался в том плане, что имеет смысл посмотреть как можно больше, двигаясь к водопадам по земле, после чего улететь из Замбии обратно в ЮАР. Получалось, что нам надо пересечь Ботсвану, зацепить Зимбабве, а потом уже перебраться в Замбию. Я начал потихоньку собирать необходимую информацию по переездам и гостиницам, и к своему немалому изумлению обнаружил, что проделать подобный трюк вполне можно, причём без экстрима и натужных усилий.

Вот только поездки график немного не складывался, и тогда было решено устроить то же кольцо, только в обратную сторону: прибыть в Йоханнесбург, в тот же день улететь в Лусаку, оттуда двинуться к водопаду, потом в Зимбабве, и через Булавайо, Францистаун и Габороне вернуться в сердце ЮАР, откуда укатить на побережье океана, где провести безмятежную неделю, отдыхая после познавательной части путешествия.

На словах всё это выглядело как на масле, и я из-за нехватки времени на детальную проработку всех мелочей взял и просто заказал перелёт, переезды, отели и вообще всё, что можно было заказать... Только много позже, уже занявшись поездкой вплотную, я вдруг осознал, в какую грандиозную авантюру мы вписались...

Но было уже поздно...

Часть 2, в которой поездка едва не оказывается отменена...

Ситуация, надо сказать, вырисовывалась довольно мрачная; по крайней мере такой выглядела обстановка в намеченных нами к посещению странах по независимым источникам. О Зимбабве вообще говорилось исключительно как о погрязшей в нищете и преступности стране, где народ поголовно голодает, белых людей истребляют "эскадроны смерти", а трупы чуть ли не валяются прямо на улицах.

Про Замбию утверждалось, что там того и гляди вспыхнет гражданская война, и только Ботсвана выглядела более-менее прилично. Зато с ЮАР дела обстояли вроде как совсем скверно, и, если верить отчётам очевидцев, в том же Йоханнесбурге и шагу нельзя было ступить, чтобы не быть ограбленным и/или застреленным...

Лучше бы мы всю эту ахинею не читали, и лучше бы мы не читали разные бредовые отчёты - их и так-то немного, а уж полезной информации там вообще с гулькин нос. Можно даже сказать, что эта информация скорее отрицательная: особенно мне запомнился один "отчётец" с небезызвестного сайта Свинского, где якобы "учат путешествовать самостоятельно".

Так вот, та "коза", что писала о Виктория-Фоллс, совершенно серьёзно утверждала, будто в городе негде поесть, негде провести время, и негде даже воды купить. Все эти утверждения оказались форменным враньём, равно как и многое другое, почерпнутое с того же дрянного сайта: те единицы авторов, кто по каким-то непонятным причинам добрался до Южной Африки, предпочитали хвастаться огромными суммами баксов, что они потратили, тогда как конкретные аспекты путешествия благополучно оставались без внимания.

С таким "подспорьем" сложно было составить правдивое мнение, и нас одолевали самые мрачные предчувствия...

Совсем скверно обстояли дела с оформлением визы: вроде бы подводных камней в этом деле не предвиделось, однако почитав соответствующую ветку на богом проклятом awd.ru я обнаружил там, к примеру, упоминание о якобы имеющейся необходимости оформлять анкету на листе А3 - и уже начал ломать голову, как ловчее распечатать все четыре анкетных листа на имеющейся в моём распоряжении оргтехнике.

Хорошо, что брат, назначенный ответственным за визовый вопрос и звонивший в московское консульство ЮАР ради уточнения кое-каких деталей, поднял этот вопрос и, в свою очередь, был поднят работниками визового центра на смех: естественно, ни про какие листы А3 юаровцы и слыхом не слыхивали, и откуда взялась такая информация, вообще непонятно...

Другой финт касался подтверждения бронирования отелей: в той же ублюдочной ветке говорилось, будто с недавних пор южноафриканцы принимают только факсы из гостиниц. Это тоже оказалось чистейшей воды враньём, что нам и подтвердили сотрудники консульства.

По их словам, из бумаг, непосредственно не указанных на сайте saembassy требовалась только программа пребывания и соответствующие билеты, если планировалось больше одного въезда. Данное обстоятельство, кстати, и стало определяющим при формировании маршрута, потому что требовалось иметь на руках упомянутые билеты, которые пришлось выкупать заранее.

Разобравшись с транспортом и гостиницами следовало решить вопрос о финансовых гарантиях. Справки с работы мы оформили как следует и, согласно требованию консульства, перевели их на английский язык.

Юаровцы с восторгом приняли их, равно как и мои распечатки насчёт вклада в банке на 28000 долларов плюс выписку о состоянии счёта кредитной карты, а вот брату пришлось попотеть: банковской карточки у него нет, и я не смог добиться от сотрудницы, занимающейся вкладами, документа о наличии средств на братово имя, хотя он и имеет право распоряжаться деньгами по доверенности; форменный идиотизм. Пришлось брательнику, согласно требованиям консульства, покупать дорожные чеки на сумму в 1000 долларов - этого оказалось достаточно для пребывания в течение десяти дней.

Забегая вперёд, скажу, что с чеками этими мы потом страшно намучились, и ближе к середине поездки всерьёз рассматривали мысль об использовании их в качестве туалетной бумаги - ни на что иное они годны не были...

Суть в том, что ни в Замбии, ни в Зимбабве, ни в относительно благополучной Ботсване их не принимали вообще, а в ЮАР принимали, но по такому низкому курсу, что не было никакого смысла с обменом возиться. Таким образом, в нужный момент у нас не оказалось под рукой тысячи долларов, зато оказались никому не нужные чеки на эту сумму.

Ну, посудите сами: их позиционируют как альтернативу наличным деньгам, поскольку чеки нельзя реализовать даже стырив их где-нибудь. Но ведь в тех странах, где кража вероятна, эти чеки, как мы выяснили, бесполезны, а в тех цивилизованных странах, где им рады, преступность низка, и надобности связываться с этой дрянью нет никакой...

Всё это нам ещё предстояло выяснить на собственной шкуре, а тогда дела всё-таки пошли успешно: сотрудникам консульства ЮАР в Москве потребовалось всего три дня для оформления визы, и вскоре паспорта были у нас в карманах.

Пришлось, правда, ещё утрясать кое-какие нюансы, связанные с оформлением финансовых гарантий для предъявителей этих злосчастных чеков, но и с ними мы успешно справились.

Теперь нам предстояло сменить 28 градусов мороза на 32 градуса тепла...

Часть 3, в которой прогнозы не сбываются на 100 процентов...

Одним из решающих факторов выборам именно авиакомпании "Air France" для перелёта в Южную Африку стала перспектива оказаться на борту новенького аэробуса А-380, последнего слова мировой авиации - примерно за те же деньги можно было бы полететь и на "KLM", однако кураж, пожалуй, был бы уже не тот.

Впрочем, в обоих случаях мы оказывались в выигрыше по другой причине: наличие у меня в портмоне золотой карточки альянса "Skyteam" гарантировало нам беззаботное времяпрепровождение в бизнес-лонже во время ожидания рейса. Лети мы через Амстердам, Париж или Москву, всё равно несколько часов комфорта нам были обеспечены, и такой возможностью в столице Франции мы воспользовались в полной мере.

Поскольку золотого уровня программы для часто летающих пассажиров я достиг только в конце прошлого года, это был мой первый визит в ложу "Air France", и он вполне оправдал возлагавшиеся на него ожидания, в том числе те, которые от нас не зависели. Дело в том, что по мере приближения времени вылета рейса Париж-Йоханнесбург милые девушки принялись объявлять по общей трансляции о задержках; сперва время перенесли на полтора часа, потом ещё на тридцать минут, потом ещё на час.

Таким образом, в аэропорту имени Шарля де Голля нам пришлось просидеть значительно дольше, чем планировалось, и будь я не так искушён в планировании самостоятельных путешествий, непременно была бы беда - по расписанию мы должны были прибыть в ЮАР около десяти утра, и я, помнится, в своё время прикидывал, успеем мы на дневной рейс до Лусаки или нет. Зазор в три с половиной часа тогда мне не показался достаточным, и я принял решение всё-таки просидеть в Йоханнесбурге лишнее время, но иметь резерв.

Теперь справедливость этого выбора стала очевидной; более того, мы совсем не дёргались по поводу задержки, так как разумно рассудили, что лучше обитать в комфортных креслах бизнес-лонжа, чем торчать то же время в Йоханнесбурге с неизвестно какими условиями.

А тут условия были самые подходящие: всё, включая самые крепкие спиртные напитки, было доступно гостям совершенно бесплатно, и, запасшись кто пивом, кто соком, мы оккупировали пару из множества терминалов, имевших доступ в Интернет, после чего принялись доводить до ума предстоящую операцию и выверять её детали.

Так, за этим времяпрепровождением удалось скоротать первую часть ожидания, а потом, когда обнаружилась задержка, мы вообще улеглись на стоящие в специально отведённых зонах кушетки и немного вздремнули. Кстати, имелись в лонже и душевые кабинки со всеми необходимыми причиндалами, так что и душ принять было вполне можно.

Увы, тут надо сказать про наших соотечественников, многих из которых определённо нельзя пускать в приличное общество: один гражданин вместо того чтобы принять душ, довольно долго принимал на грудь "халявную" водку чуть ли не пополам с шампанским, так что к шестому часу ожидания нагрузился очень основательно, и оттого потянулся беседовать на ломаном английском с каждым встречным и поперечным. В конце концов, все пассажиры просто покинули тот зал, где он сидел и расползлись по другим - слушать пьяную галиматью было просто невыносимо...

"Если уж бизнес-лонж не избавлен от подобных субъектов, то что же нас ждёт во время перелёта?!", - с отчётливым ощущением самых мрачных перспектив думал я, когда посадку всё-таки объявили, однако мои ожидания ничуть не оправдались: мало того, что полёт прошёл без каких-либо инцидентов, так ещё и на второй палубе не оказалось ни одного младенца, тогда как на нижний уровень их волокли буквально пачками. Вот уж кому-то повезло...

Самолёт оказался по-настоящему удобен для "проживания", и тот факт, что при бронировании я выбрал места, не имевшие соседей за спинками, сыграл свою дополнительную роль, так как никто не пинал наши кресла, и никто не хватался за них руками в тот момент, когда начинаешь засыпать. Само собой, под рукой были подушки и пледы, хотя программа развлечений не давала думать о сне, и возможность каждому пассажиру строить просмотр фильмов и программ индивидуально просто заставляла бодрствовать в намерении провести время в толком.

Одно только обстоятельство подпортило полёт, а именно жутчайшая турбулентность на подлёте к Йоханнесбургу: нашу многотонную громадину бросало словно пушинку, и тут мне стало первый раз за все мои две сотни полётов по-настоящему страшно...

Всё-таки, мы добрались до места и успешно совершили посадку. Прогнозы, обещавшие на тот день грозу, ничуть не сбылись, потому как небо было безоблачным, а солнце палило вовсю. Воистину, синоптик наподобие сапёра ошибается один раз, зато каждый день. Что ж, за такую ошибку мы были не в обиде, но оставалось ещё много неясностей, и выяснять, что к чему в Африке, нам предстояло самолично...

Часть 4, в которой мы оказываемся брошенными на произвол судьбы...

Будучи хорошо наслышанными о всех опасностях, которые таит в себе Йоханнесбург, пользующийся славой чуть ли не криминальной столицы Африки, мы делали первые шаги по городу с некоторой опаской; брат потом признался, что перед выходом на улицу он даже сперва некоторое время присматривался к окрестностям сквозь стекло и выбрал те двери аэровокзала, возле которых дежурили полицейские.

Что ж, с той вылазки он, побродив немного по окрестностям терминала и выяснив систему проезда на скоростном поезде до города, вернулся живым и здоровым, что вселило в нас некоторый оптимизм. Напротив, дальнейшие перспективы оптимизма не вселяли, так как непонятно было, что нас ждёт в дальнейшем: будучи склонным предполагать худшее, я с ужасом думал, что подтверждение трансфера из лусакского аэропорта от менеджера замбийской гостиницы так и не получил, и как ночью добираться до отеля, было, мягко говоря неясно.

Не внушали доверия и те строки, которые один русскоязычный путешественник посвятил авиакомпании "Zambezi airlines" - по его словам, следовало переплатить, но взять билеты на рейсы нормального перевозчика, потому как замбийцы его перелёт в Лусаку отменили, и только усилиями и угрозами европейцев, собиравшихся лететь тем же маршрутом, удалось заставить представителей компании выдать новые билеты, почему-то с пересадкой в Найроби.

Прочитай я отчёт об этом инциденте ранее, может, и переиграл бы поездку, а теперь оставалось только сидеть и грызть ногти. То есть ногти-то я грыз фигурально, да и сидеть нам особо не пришлось, потому что в то части йоханнесбургского аэропорта, что отведена под зону ожидания, особенно не рассядешься - просто негде это сделать. Только после регистрации нам удалось попасть в транзитный зал, и вот там мест для сидения было сколько угодно, да вот радости от этого мы не испытывали, так как просидеть нам пришлось существенно больше, чем планировалось.

До поры, до времени дела шли гладко: в надлежащее время мы явились к стойкам регистрации и оформили как перелёт, так и багаж. Компания "Zambezi airlines" придерживается вполне стандартных правил: это не лоукостер, так что сдаваемые вещи оплачивать дополнительно не надо. В общем, всё прошло без сучка и задоринки, и даже места нам выдали хорошие, одно рядом с окном и одно соседнее.

Лишь один нюанс следует отметить: при регистрации потребовалось предъявить ту кредитную карточку, которой был оплачен билет; отсутствие таковой означало бы снятие пассажира с рейса. Но у нас всё было, как говорится, тип-топ, и пройдя досмотр службы безопасности вместе с обратным паспортным контролем мы оказались в "стерильной зоне". Там имелись многочисленные дьюти-фри с далеко не привлекательными ценами и обменники валюты со своими "тараканами".

Фокус в том, что у них курс был довольно невыгодный, но не имелось комиссии, тогда как их коллеги в основном зале аэропорта держали курс чуть-чуть повыше, зато взимали комиссионные. Короче говоря, ни так, ни этак менять валюту было не с руки...

Йоханнесбургский аэропорт мы в тот момент осмотрели досконально - даже чересчур досконально, потому как провели в нём существенно больше времени, чем рассчитывали, поскольку наш рейс задерживался. Сперва его отложили на четверть часа, потом ещё минут на двадцать.

Потом к стойке перед выходом на лётное поле прибыл обслуживающий персонал, и все пассажиры было выстроились в очередь, но так и простояли в ней ещё минут двадцать, так как никто посадку так и не объявил. Зато через соседние воротца стали проходить люди, зарегистрированные на рейс в Лусаку южноафриканскими авиалиниями, и нам даже стало завидно.

Наконец, с опозданием почти на час, мы всё-таки стали грузиться...

И взлёт, и полёт прошли без каких-либо происшествий, хотя мы, в чьей памяти ещё свежа была недавняя болтанка на А-380, с замиранием сердца ожидали воздушных ям, представляя, как будут швырять силы стихии наш Б-737, если они так обошлись с огромным аэробусом. Вопреки ожиданиям, всё прошло благополучно, и по истечении двух часов полёта мы приземлились в Замбии.

Движение к своему нынешнему состоянию страна начала в 1890 году, после того как король Леваника, испытывавший проблемы с сохранение престола и удержанием территории племени лози, подписал концессию и согласился на протекторат британцев, полагая в их лице получить военную поддержку против врагов.

Само собой, ничего подобного он не получил, а сам Баротселенд в 1897 году стал именоваться Северной Родезией, в честь небезызвестного Сесиля Родса. В самом конце XIX века под власть Британии попали также владения племён бемба и лунда, после чего протекторат оказался объединён с Родезией.

От последней замбийцы сумели отделаться в 1963 году, точнее, это Южная Родезия от них отделалась, поскольку именно там власть белых продолжала держаться, тогда как Замбия плавно скатилась в такое убожество, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Ситуация начала нормализовываться сравнительно недавно, да и то дела очень далеки от совершенства.

Вот в такое местечко мы и попали, причём "попали" мы или нет, на тот момент было ещё не совсем ясно: предстояло получить замбийскую визу, и в успешности это мероприятия у нас были некоторые сомнения. На поверку дело оказалось не стоящим ломаного гроша - с нас даже не спросили иммиграционные карты, которые полагалось выдавать ещё в самолёте. Поскольку во всём зале прилёта не было ни малейшего намёка на эти цветные прямоугольники, мы решили, что и так сойдёт, оказавшись в этом предположении совершенно правы.

Реально от прибывающих требовалось только предъявить 50 долларов визового сбора и паспорт, действительный ещё три месяца. На последнее обстоятельство хочется обратить особое внимание, так как на наших глазах какая-то английская старушка буквально билась в истерике, так как замбийские пограничники наотрез отказались её пускать в страну, потому как у неё заканчивался срок действия паспорта.

Уж не знаю, как там дальше дела развернулись, потому что мы больше были озабочены вопросом "Встретят нас или нет". М ведь, помимо всего, ещё и опаздывали к условленному сроку из-за задержки рейса, да вдобавок проторчали почти сорок минут на паспортном контроле: был бы вылет вовремя, всё было бы гораздо проще, а так пассажиры, прибывшие на четверть часа раньше нас рейсом южноафриканцев, наглухо забили пропускные пункты.

Наконец, мы вырвались на оперативный простор, получили багаж, без малейшей заминки прошли таможню и оказались на улице.

Вокруг стояла чудная африканская ночь... Пустынные окрестности аэропорта заливала ярким светом луна, и на небе отчётливо виднелись мириады звёзд... И чем больше звёзд появлялось на небе, тем меньше людей оставалось в аэропортовском терминале... Становилось ясно, что мы брошены на произвол судьбы...

Часть 5, в которой происходит знакомство с Лусакой...

Будь дело в какой-нибудь другой стране или в другое время, мы бы не очень волновались: в конце концов, дошли же мы как-то утренней порой из аэровокзала Бейрута до самого центра города... Увы, тут была африканская ночь и первый день на чёрном континенте, отчего вся округа казалась нам враждебной и таящей опасности. Подумав об этом, я на всякий случай размял кулаки, а брат пристроил поудобнее здоровенный кусок арматуры, который он весьма дальновидно прихватил с собой в путешествие.

Приобретя с помощью таких нехитрых манипуляций некоторую уверенность, мы достаточно быстро обнаружили, что не всё так плохо, и есть сразу несколько возможностей добраться до замбийской столицы. Так, водитель микроавтобуса, предназначенного для перевозки постояльцев сети "Protea" конфиденциально сообщил, что может взять нас за 20 долларов с человека. Примерно ту же сумму назвали и сразу двое таксистов. Наконец, с третьим водителем такси мы всё-таки поладили, договорившись на тридцать долларов за обоих.

Водила оказался на удивлением нормальным типом, что выяснилось по ходу беседы. Для этого дела у нас было, надо сказать, достаточно времени, ибо наш шофёр сердобольно согласился помочь своему коллеге довезти чужие чемоданы: тот взял на борт семью из четырёх человек с кучей багажа, и места для всех вещей ему не хватило. Поэтому таксист, с которым мы уговорились, попросил у нас разрешения помочь товарищу и забросить вещички в какой-то хостель на дороге до Лусаки.

Мы согласились, надеясь тем самым наладить неформальный контакт - учитывая тот факт, что нас никто не встретил, вполне возможно было и то, что про нашу бронь никто и слыхом не слыхивал; лично я подумал насчёт попросить помощи в случае чего: наверняка таксист должен знать, где можно занедорого поселиться...

Пока мы проходили КПП, пока было сделано доброе дело, пока мы вновь выехали на шоссейную дорогу, шёл неторопливый разговор о том и сём. Первый попавшийся нам замбиец, что удивительно, оказался довольно сведущ в мировой политике и даже знал кое-что о России. Так, имена Сталин, Путин, Абрамович были для него не пустым звуком. Мы, в свою очередь, назвали ему местных деятелей, включая действующего президента Банду, его оппонента по политической платформе Майкла Сату, и первого лидера Замбии по имени Кеннет Каунда.

Мы также обсудили футбольные дела и перспективы сборной Замбии, так что в целом поездка прошла продуктивно.

Куда менее продуктивным вышло наше общение с персоналом "Lusaka Hotel" - как я и предполагал, предварительная договорённость с менеджером гостиницы достигнута была, но ни девушка-портье, ни её подружка из службы бронирования о нашем заказе и слыхом не слыхивали. У меня с собой была распечатка переписки, которую я вёл с неким мистером Фири, но и это не сильно помогло, так как самого мистера Фири на работе уже не было, а звонить ему девицы отказались.

На крайний случай у нас был запасной вариант, а именно отель сети "Protea", расположенный по соседству; я не хотел идти туда, потому что тамошние цены в 120 долларов за номер меня никак не устраивали: я и выбирал-то конкретную гостиницу из-за её среднего расположения между заоблачными ценами местных "Интерконтиненталей" и откровенным убожеством дешёвых ночлежек.

Можно было, конечно, согласиться на ту цену, которую обозначали цифры на стойке, то есть 75 долларов, однако поощрять надувательство мы обычно не склонны - в конце концов, речь изначально шла про тридцатипроцентную скидку. Всё же компромисс был найден, и мы порешили так, что пока что нас поселят в номер, а завтра, когда явится мистер Фири, с ним мы и поговорим насчёт цен...

Предвкушая, как завтра дадим неведомому мистеру прикурить, мы поднялись на второй этаж и стали располагаться. Комната нам досталась не ахти какая, и всё-таки в ней были все удобства, включая кондиционер и какую-никакую, а ванну. Вообще, гостиница числится самой старейшей во всей Лусаке, и в это нетрудно поверить, завидев обшарпанную мебель. Не очень хорошо и то, что горячая вода идёт временами - то ли там на крыше стоит бочка- накопитель, то ли водогрей плохо работает.

В плюсы надо зачислить уже упомянутую цену и тот факт, что в стоимость проживания включён завтрак. Правда, тут есть нюанс: бесплатна только часть выставленных в ресторане блюда, как-то яичница, бекон, фрукты, повидло, немножко сыра и ещё меньше колбасы, соки и кофе. Были там также сосиски и жареное мясо, на которые мы тут же нацелились, после чего выяснилось, что за этот пользование этими благами надо платить отдельно, так как они идут уже не как "english breakfast", а как "american breakfast".

Насытившись, мы пришли в хорошее расположение духа, и уже стали подумывать, что от сворачивания головы мистеру Фири можно было бы и воздержаться, достаточно будет просто выдать ему дюжину тумаков. Не потребовалось, однако, даже этого, поскольку сам мистер при виде нас спал с лица и принялся извиняться: он-де накануне заболел и, видите ли, не успел предупредить подчинённых о нашем приезде.

Да, разумеется, белые господа не должны платить полную цену, поскольку им гарантирована обещанная скидка. Что ж, мы даже на радостях пожали обормоту руку, после чего забрали из номера фотоаппараты и двинулись гулять по замбийской столицы.

Часть 6, в которой обнаруживается вполне нормальная жизнь...

Фотоаппараты эти впоследствии сыграли с нами злую шутку, втравив в самую что ни на есть неприятную историю, о которой я расскажу чуть позже. А пока день обещал быть безоблачным, поскольку солнце ярко светило, листья пальм шелестели, вокруг протекала мирная жизнь, и всё пока что шло очень хорошо. Я даже высмотрел на противоположной стороне Cairo road вывеску туристического информационного офиса - существование в этих краях такой диковины меня признаться, поразило.

Правда, моя радость была преждевременной, поскольку когда мы прорвались сквозь поток машин, выяснилось, что разжиться полезной информацией нам не удастся; если чем-то там и можно было разжиться, так это пылью, поскольку лавочка, очевидно, была закрыта к нашему появлению не один день - не иначе как контора осталась ещё от колонизаторов-англичан... В любом случае, разглядывание офиса сквозь грязное стекло навело меня на мысль о полной бесполезности посещения этой конторы, так как ни буклетами, ни картами, и ничем другим полезным там и не пахло.

Зато соседние здания оказались очень полезными в бытовом плане, ибо содержали многочисленные магазины вполне европейского вида, и лучшим из всех был продуктовый супермаркет "Shoprite" - его я бы рекомендовал для покупок в первую очередь. Попав внутрь, просто- напросто забываешь, что снаружи Африка: кругом чисто, культурно, а полки ломятся от товаров. При этом цены на большинство продуктов тут заметно меньше, чем в частных лавочках замбийских торговцев.

Причём в отличие от последних выбор еды и напитков очень велик и сделать его можно не торопясь, прогуливаясь по просторному и освещённому торговому залу, прицениваясь и прикидывая. У входа есть камера хранения, но туда заставляют сдавать вещи только местных жителей. Аналогично, на выходе охранники проверяют совпадение наличных продуктов и чеков только у чернокожих, а белых пропускают так. Но в любом случае лучше чек сохранить во избежание разночтений.

Кстати, цифры на этом чеке как правило радуют глаз, так как литровый сок можно купить за пару долларов, килограммовая упаковка мороженого стоит два с половиной доллара, в полдоллара и так далее.

Цены указаны в местных квачах, которые я ради удобства перевожу в твёрдую валюту, исходя из тогдашнего курса 1 к 4870 - не в пользу квач, конечно. Поменять валюту можно без труда, только если на дворе не выходной, когда банки имеют привычку держать двери закрытыми.

Проанализировав свои наблюдения над различными точками валютообменными точками в разных концах Лусаки, я пришёл к однозначному выводу: вести обменные дела лучше всего на Cairo road, где расположены филиалы по крайней мере четырёх крупных банков и некоторое количество обменных пунктов - просто следует в течение четверти часа посмотреть, где что, и выбрать самый выгодный курс. В отдалённых от центра местах курс существенно ниже, и связываться с ними не резон.

При этом следует обратить внимание, что объявленный курс действителен только для стодолларовых купюр, в крайнем случае для 50-долларовых, а более мелкие идут по заниженному курсу. Так, если общий обмен идёт, скажем, по 4860, то десятки или двадцатку в лучшем случае поменяют по 4600 или даже по 4500 за доллар.

Здесь для нас прозвенел первый звоночек: попытка сбагрить с рук хотя бы один туристический чек "American Express" не увенчалась удачей, и не помог даже планомерный обход сразу нескольких банков. В тот момент мы не очень огорчились и решили попытать счастья позже, а пока разжились мелочью на текущие расходы. После того как бутылка воды и коробка сока пополнили наши запасы, стало можно думать о прогулке по городу - без напитков выполнить задуманное было бы куда сложнее.

Часть 7, в которой автовокзал оправдывает наши ожидания...

Ближайшим местом, куда нам следовало попасть как можно скорее, был лусакский автовокзал, находящийся сразу за виадуком, возведённым над железнодорожными путями. И если территория последних кажется заброшенной и основательно замусорена, то основательная замусоренность местности, прилегающей к автовокзалу, свидетельствует об обратном: тут мусор свежий регулярно обновляемый, так как огромный пустырь, прилегающий к терминалу с юга, облюбовали торговцы разным барахлом и непрошенные "помогальники".

Последние встречаются тем чаще, чем ближе огороженная забором стоянка автобусов, но их вполне можно проигнорировать, ибо справиться с покупкой билетов в состоянии, на мой взгляд, абсолютно любой человек. А вот к рынку можно и присмотреться, так как он предназначен главным образом для тех пассажиров, кто додумался пуститься в путь без багажа и запасов. На рынке, как ясно, можно купить одежду и обувь, газеты и журналы, продукты и напитки.

Сувениров, к сожалению, нет. Цен, ясное дело, тоже нет, и, если решиться сделать покупку, следует основательно поторговаться. Лучше даже сделать вид, что интересуешься каким-то другими вещами, и выбранный экземпляр просто упомянуть в общем ряду, тогда есть шанс получить справедливую цену.

Эта уловка тем более важна, что местное население почему-то смотрит на белых туристов как на дойную корову и называет стоимость товаров основываясь на каких-то своих соображениях. Я бы не рекомендовал покупать здесь такие продукты, как жареная курица или фрукты, если только нет возможности последние помыть; можно, пожалуй, купить разве что печенюшки или бутылку воды.

Сам автовокзал производит двойственное впечатление, ведь, с одной стороны, он располагает и нормальными кассами, и залом ожидания, и каким-то киосками, и туалетом. С другой стороны, на видном месте висит объявление, крупными буквами запрещающее приставать к пассажирам, курить, употреблять алкоголь, устраивать лотереи, и так далее - сразу становится понятно, чем занимается тут местное население. А больше всего мне запомнились специальные лестницы, ведущие как бы в никуда: с них после прибытия автобуса под посадку грузят багаж на его крышу...

Наибольший интерес путешественников должна вызывать контора под вывеской "Mazhandu Family" - это самая приличная из местных компаний-перевозчиков, отправляющая достаточно комфортабельные автобусы в Ндолу, Казангулу, Китве и, конечно же, в Ливингстон; последний доступен рейсами в 6:30, 7:00, 09:00, 13:30 и 19:30. Стоимость билетов несколько повыше, чем у конкурентов, так ведь и качество услуги отменное (по местным меркам).

Скажем, по соседству с автовокзалом есть стоянка маршруток-микроавтобусов, и на них можно уехать на юг Замбии за 70 тысяч квачей, но придётся ехать в тесноте, духоте и ещё ждать, когда водитель соизволит набрать полный салон пассажиров. А "Mazhandu" в целом придерживается расписания, да и кондиционер в таком путешествии не будет лишним.

После беседы с вежливыми служащими конторы, каждый из которых отвечал за своё направление, мы уяснили, что обычные рейсы стоят 90 тысяч квачей, тогда как в десять утра уходит автобус повышенной комфортности, стоящий 130 тысяч. Время нас вполне устраивало, а упоминание о комфортности меня вообще пленило, так что мы без раздумий выложили денежки. При этом нам предложили самим выбрать места, и, прикинув, с какой стороны будет солнце, я закрепил на нами пару кресел по правому борту.

Надо сказать, что схема салона меня несказанно порадовала, так как прошлогоднюю поездку из Руанды в Уганду я совершал на автобусу с пятью рядами сидений вместо нормальных четырёх, и только незаполненность салона позволила мне сидеть нормально. Тут о такой компоновке и речи не было, чем я, повторю, очень обрадовался.

Часть 8, в которой мы знакомимся с действием настоящей магии...

Единственным омрачавшим нам жизнь обстоятельством было отсутствие на руках местных денег: поменяв немного валюты на текущие расходы, я предполагал, что их нам хватит хотя бы до конца дня, а там мы найдём возможность сбагрить с рук туристические чеки. Покупка билетов по цене большей, чем предполагалось, оставила нас почти совсем без квачей, а совершить обмен на автовокзале не представлялось возможным. Нам же требовалось в ближайшее время заплатить за вход в намеченный к посещению Национальный музей, и я отправился попытать счастья на Kamwata Market.

Похоже, что в отличие от других рынков замбийской столицы этот сформировался не стихийно, а по какому-то предварительному плану. Более всего он напоминает петербургский Апраксин двор в период его расцвета девяностых годов XX века - те же тесноватые торговые ряды, те же павильоны тех купцов, что побогаче. На рынке народ в основном приобретает немудрящую одежду и простецкую обувь, так что публика тут толчётся, как можно понять, далеко на богатая.

Зато среди полчищ лавок я всё-таки нашёл обменный пункт и, хотя у заведовавшей им африканки не оказалось достаточно оборотных средств для покупки моих ста долларов, эквивалент долларовой десятки она всё-таки наскребла. Этих денег, скажу забегая вперёд, нам хватило и на музей, и на обед...

Дорога к музею пролегала вдоль довольно хорошо заасфальтированной Independence avenue, по обоим сторонам которой имелись утоптанные дорожки для пешеходов; высаженные вдоль обочин пальмы по большей части прикрывали нас от солнца, так что к музейному комплексу мы добрались почти без запинки, остановившись лишь один раз возле монумента Свободы.

Подходя к тому месту, где на моей карте числился этот памятник, я полагал, что увижу нечто необыкновенное: от африканцев вполне можно было ждать чего-то глобально-крупномасштабного, поскольку они любят такие штучки. На поверку памятник оказался сравнительно небольшим - он представляет собой фигуру здоровенного негра, разрывающего цепи; вероятно, имеются в виду цепи колониализма.

Открыли памятник 23 октября 1974 года в присутствии тогдашнего президента Замбии Кеннета Каунды. Думаю, первый замбийских правитель из числа местного населения был вполне доволен монументом, потому как от чернокожей фигуры исходит нешуточная экспрессия.

Стоит заметить, что после освобождения негры, как обычно, занялись своим любимым делом, а именно разведением коррупции, разваливанием экономики, подтасовкой выборов, снижением уровня жизни, и далее по списку, характерному для стран третьего мира. Красноречивая статистика говорит, что при англичанах в 1960 году средняя продолжительность жизни равнялась сорока двум годам, а спустя несколько десятилетий самостоятельного развития Замбии этот показатель сократился до сорока.

Понятно, что Национальный музей страны о подобных фактах умалчивает, отображая в основном те стороны местной жизни, что касаются процветания и развития искусств. Открывший свои двери полтора десятилетия назад музейный комплекс обладает и впрямь неплохой коллекцией предметов истории и народного творчества.

Обращают на себя внимание оригинальная резьба по дереву и многочисленные картины; отдельная экспозиция отведена выставке детских рисунков, некоторые из которых очень даже хороши. Историческая часть экспозиции посвящена в основном перипетиям борьбы за независимость, и включает как оружие, так и различные приспособления для борьбы с колонизаторами.

Мне больше всего запомнился особый амулет, заставлявший полицейские магнитофоны зажёвывать плёнку, отчего полиция не могла получить достаточные доказательства подстрекательских речей обладателя амулета! Более того, тут же лежала магическая фигурка, при помощи которой жители одной деревни сбивали с пути полицию, и та ни разу не смогла добраться до нужного места. А невзрачная с виду деревянная птица служила для того, чтобы один из вождей революции мог в случае чего превратиться в птицу и улететь от преследователей - что он и делал якобы не раз!

Думаю, понятно, что никто из нас не жалел двух долларов, а точнее девяти тысяч квачей, отданных за входной билет...

Часть 9, в которой мы попадаем в лапы замбийской военщины...

Дальнейшая прогулка привела нас к местному католическому собору, который мы решили осмотреть чуть позже, так как по соседству начался район, обозначенный на карте как Embassy triangle, и богатый разнообразной архитектурой. Нам больше всего понравилось одно красивое здание в колониальном стиле - ажурная решётка отделяла его от улицы, но так как ворот не было в принципе, то мы зашли на отгороженную территорию и сделали несколько снимков ухоженных газонов вкупе с самой постройкой.

Как выяснилось позже, в прицел наших объективов попало местное Министерство обороны, и, по-уму, нам бы после такой фотосессии следовало уносить ноги, а мы по наивности взялись ещё снимать памятник, стоящий на соседней площади.

Несколько минут мы пытались понять, что это за монумент, пока не разглядели табличку, свидетельствующую, что перед нами кенотаф, устанавливаемый, как известно, в качестве надгробия для тех солдат, чьи тела не найдены и не захоронены, был открыт рядом со зданием военного министерства Замбии как символ признательности гражданам, отдавшим свои жизни в борьбе за независимость. С тех пор возле памятника постоянно проводятся официальные церемонии и парады - место там располагающее, да и пространства достаточно.

К самому кенотафу подойти нельзя, так как дорогу перегораживают недвусмысленные заграждения. Можно только разглядывать этот каменный параллелепипед и размышлять над высеченной по его поверхности надписи, говорящей о том, что верящим в свои силы не страшен никакой враг...

Ну вот, пока мы толкали друг друга локтями и восхищались мудростью сентенции, до нас добрался сержант военной полиции, довольно дружелюбно предложивший нам пройти в комендатуру и разобраться, зачем нам понадобилось снимать секретный объект...

Подав плечами, мы подчинились, не подозревая ничего плохого. Только гораздо позже я узнал, что местная полиция известна необычайно высоким процентом смертей среди задерживаемых. Известно про одного бедолагу, который просидел в замбийской тюрьме шесть лет, так и не получив каких-либо обвинений. И тамошняя тюрьма, по слухам, даже нашим не чета из-за жары и неизбежной антисанитарии. Запихать по сотне человек в камеру для двадцати тут обычное дело...

По прибытии на место к нам из недр здания явился какой-то суровый чин, объяснивший, что военные объекты, к числу которых, безусловно, принадлежит министерство, фотографировать категорически запрещено.

На мой резонный довод, что никаких объявлений на сей счёт нет, вояка заявил, будто власти, дескать, специально не вешают такие таблички, чтобы не привлекать внимание террористов; тот факт, что здание, куда поминутно входят толпы военных, увешанных звёздами и лампасами, неминуемо привлечёт внимание даже самых глупых террористов, как-то прошёл мимо сознания замбийцев.

Дело внезапно приняло нехороший оборот: мы, по наблюдениям, были чуть ли не единственными белыми на всю Лусаку, и поимка таких видных "шпионов" могла дать задержавшим нам неграм шанс выслужиться. Ещё меня крайне печалила вполне вероятная конфискация фотоаппаратов или карт памяти - подобный исход событий описан в Интернете не раз, а один путешественник даже отсидел неделю в азербайджанской тюрьме после того как его застукали при съёмке какого-то очередного здания, оказавшегося вдруг "секретным".

В общем, неизвестно, как обернулись бы события, если бы мы не успели под шумок стереть только что отснятые кадры, так что при проверке фотоаппаратов их, конечно же, не обнаружилось. После этого нас пожурили и отпустили, наказав перед тем как снимать что-нибудь, непременно спросить разрешения у охраны...

Само собой, выбравшись на волю мы постарались как можно быстрее и дальше унести ноги, и не успокоились, пока не скрылись в тени уже упоминавшегося кафедрального собора. Только на его территории пережитые неприятные минуты стали постепенно забываться, но снимать что-либо кроме природы лично мне сразу расхотелось...

Часть 10, в которой на нас снисходит благодать...

Ни снаружи собора, ни внутри него не обнаружилось ни души; относительное безлюдье, царящее на городских улицах, нас уже не удивляло, но тут было натурально шаром покати. Что ж, тем лучше вышли дела с осмотром местности, так как никто не мешал съёмкам и не пытался рядить нас в шпионов.

Среди общего, порой не очень приглядного пейзажа Лусаки англиканский собор представляет собой оазис чистоты и благополучия. Обладающее сравнительно небогатой историей, здание было открыто в 1962 году, и с тех пор исправно служит местной христианской общине. В одном из источников я даже нашёл упоминание, что в здании как-то служил мессу папа Иоанн-Павел II, бывший в Замбии с официальным визитом.

Сама постройка смотрится не очень складно, поскольку выдержана в несколько непривычных для нас формах, а вот его внутреннее убранство очень занимательно, и стоит заглянуть в собор хотя бы ради резных барельефов, изображающих сцены из Библии - там все участники носят ярко выраженные негроидные черты. Ещё интересно устройство витражей: они хоть и не формируют никаких картин, а всё-таки смотрятся оригинально.

Находясь под впечатлением от увиденного и насытившись, если так можно выразиться, духовной пищей, мы взалкали пищи материальной. На торговой Cairo road забегаловки, помнится, присутствовали в достаточных количествах, и можно было предположить, что крупный центр "Mandahill Shopping Center", находившийся от нас в полутора километрах к северу, также приютил какие-нибудь кафе - пока мы вчера ехали в такси, то приметили вдоль фасада характерные вывески контор, смахивавших на фаст-фудовские заведения. Наблюдения оказались верными: прибыв в нужный район мы нашли целую россыпь точек общепита.

Вообще, такой крупный торговый комплекс как "Mandahill" определённо стоит навестить - пусть, скажем, там нет сувениров, зато есть довольно неплохой продуктовый магазин и немалое количество секций с одеждой и обувью. Большое достоинство комплекса также в наличии там бесплатного, а, главное, чистого туалета. Есть также отделение одного из банков, где можно поменять валюту по довольно выгодному курсу.

Единственным недостатком комплекса я бы назвал запутанность входа в него: единственные ворота, сопряжённые с главной улицей, расположены в стороне от центральной оси здания, и приходится делать приличный крюк, чтобы покинуть территорию. Учитывая тот факт, что рядом с центром находится оригинальная местная достопримечательность, а именно многоярусный пешеходный переход, перекинутый через оживлённый перекрёсток, владельцы торгового комплекса, на мой взгляд, могли бы увязать свои пандусы с этим сооружением.

Визит в "Mandahill Shopping Center" оказался полезен и оттого, что мы поменяли там валюту, и оттого, что нам там удалось основательно подзакусить. Как и ожидалось, комплекс наполняло с полудюжины кафе, среди которых я приметил хороших знакомцев - с продукцией под лейблом "Steers" мне довелось познакомиться ещё в Уганде: в кафе этой марки я несколько раз столовался и остался очень доволен как ценами, так и качеством пищи.

Оттого, увидев знакомую вывеску, мы не преминули посетить данное заведение и совсем не остались внакладе, так как за тридцать тысяч квачей с носа каждый из получил огромный сытный сэндвич, порцию жареной картошки и ледяную кока-колу. Вот только туалета в конторе не нашлось, так что пришлось ограничиться омовением рук из специально установленного около стойки рукомойника.

Другой особенностью системы местного обслуживания является выдача клиентам номерков, которые следует установить на избранный столик - сидеть можно или в кондиционированном зале, или на веранде, но всё равно официант, когда заказ будет готов, найдёт клиента и принесёт ему поднос с едой.

Часть 11, в которой успешно решаются бытовые вопросы...

Судя по карте, поблизости от нашего местопребывания находился ещё один торговый комплекс под название "Arcades". Я припомнил, что и его мы давеча видели из окна такси, так что дойти до этой точки было делом техники. Поход этот, надо сказать, мы предприняли не зря, потому что по ходу дела обнаружилось сразу несколько интересных мест. Во-первых, мы нашли чуть ли не единственный на всю Лусаку ресторан - ресторан в полном смысле этого слова, с белыми скатертями, официантами, столовыми приборами и прочим антуражем.

Заведение называлось "La Gondola" и потчевало клиентов, как нетрудно догадаться, блюдами итальянской кухни. Цены там были аховые, и салат обходился в 8 долларов, а в списке основных блюд ничего дешевле двадцати долларов и не было. Соответственно, и клиенты в ресторане вовсе не кишмя кишели, так что зазывалы, завидев белые лица, очень оживились. Увы, не выпало им попотчевать гостей страны, потому как гости уже успели пообедать.

К слову, белых лиц в торговом комплексе было довольно много - похоже, сюда съезжается народ из пригородных вилл, чтобы затовариться продуктами. Пару раз мы также видели парней явно из сафари, если судить по запылённым внедорожникам и ассортименту продуктов, которые он тащили в машины. С продуктами в "Arcada Center" было очень хорошо, ведь супермаркет "Spar" продавал их по низким ценам, да ещё и на многие товары имелись особые скидки.

Мы там причастились местного пива, то есть не совсем местного, а намибийского: марка "Windhoek" славится на всю Южную Африку, и нам довелось её лицезреть также и в ЮАР, и в Ботсване, и в Зимбабве. Именно это пиво, кстати, стало причиной провала замбийского военного переворота образца 1997 года - тогда специально подготовленная группа заговорщиков поехала арестовывать главнокомандующего и преуспела бы, если бы во время обыска его особняка не наткнулась на холодильник, набитый "Виндхуком". Пока мятежники дегустировали пивцо, их жертва успела сигануть через забор и была такова...

Историю Замбии можно рассказывать долго, тем более что после посещения Национального музея она расцвела для меня яркими красиками; одни только магические амулеты чего стоят. И вот, почитая замбийцев диковатым народом, я был несказанно удивлён, обнаружив в достаточно заурядном интернет-кафе не только достаточны быстрый доступ в сеть, но также веб-камеры, прикреплённые к каждому терминалу.

Да, прогресс добрался и до этих мест, причём платить за его достижения приходится довольно низкую цену. Так, минута общения в Интернете обходится посетителям в 150 квач, то есть полчаса стоят примерно доллар, что раза в три-четыре дешевле аналогов в ЮАР. Вот только принтер в тот момент не работал, а так нареканий по качеству услуг у меня нет.

На всякий случай скажу, что контора расположена в левом крыле "Arcades", если смотреть на комплекс со стороны шоссе - вывеска "X-zone" будет хорошим ориентиром. Ну и чтобы окончательно закрепить у читателя вполне сносное мнение о стране, добавлю, что нам также удалось культурно отведать местного мороженого в одном из кафе сети "Creamy". Более всего такая мороженица напоминает старый добрый "Макдональдс", поскольку оформлена примерно в том же стиле, и обслуживание ведётся по тому же принципу.

Заглянуть в это заведение следует потому, что нигде больше мороженого купить не удастся - это не цивилизованные места, где лотки мороженщиц стоят чуть ли не на каждом углу. Кроме того, в заведении подают различные соки и вообще с прохладительными напитками тут полный порядок. Порция вкусного мороженого стоит 8500 квачей, в 5000 квачей обойдётся газированный напиток.

Заведение мы "накрыли" уже по дороге к дому: пока суд да дело, начинало смеркаться, а в отношении целесообразности прогулки по ночным улицам у нас имелись крупные сомнения. Помнится, я в Найроби старался попасть в гостиницу засветло, хотя, как показала практика, ничего ужасного вечерней порой на территории не наблюдалось. И вот брат, послышав о таком опыте, спохватился, что мы забыли купить сувениры, и вызвался пройтись по соседнему кварталу, где он, видите ли, припомнил торговлю барахлом.

Я его некоторое время отговаривал, а потом вспомнил, что он застрахован аж на 30 тысяч долларов! "Что ж, в накладе я не останусь всё равно, - подумалось мне, - и раз он такой весь из себя самостоятельный, то пусть идёт..."

Вот как с течением времени меняется отношение к окружающему миру: ещё сутки назад мы тряслись в ожидании всяких пакостей и опасались высунуть нос из йоханнесбурского аэропорта, а теперь разгуливаем по Лусаке как ни в чём ни бывало, да ещё и темноты ничуть не боимся...

Забегая вперёд скажу, что и в ночной прогулке по Йоханнесбургу не оказалось ничего ужасного...

Впрочем, до того вечера нам предстояло проделать долгий путь в две тысячи километров, и первые шаги на этом пути нас ожидали уже завтра...

Часть 12, в которой нас ждут дальняя дорога и казённый дом...

Выданные нам компанией "Mazhandu Family" билеты строго и недвусмысленно требовали явиться на регистрацию за полчаса до посадки. Мы обоснованно подозревали, что такие строгости - пустая формальность, однако всё же явились на место в назначенное время. Естественно, никакой спешки, как и предполагалось, на стоянке в половину девятого утра не было, да и автобус к тому моменту ещё не прибыл - зря мы только давились завтраком и торопились на автовокзал...

Само собой, никакой спешки не наблюдалось даже когда все пассажиры взошли на борт - автобус вовсе не торопился отваливать от перрона, а у меня в тот момент возникли сомнения в успехе предприятия, поскольку в салон заявился чернокожий проповедник. И полбеды ещё было бы, если бы он просто окормлял паству, так нет: он голосил настолько надрывно, что чуть не брызгал слюной, а его внешний вид заставлял предполагать само худшее; в состоянии религиозного экстаза он выглядел вполне способным зарубить всех несогласных здоровенным мачете, как это заведено в Африке.

Дело кончилось, впрочем, довольно прозаично: когда автобус всё- таки тронулся, проповедник завершил вещать про иисусову благодать и принялся продавать диски и кассеты со своими речами. Только когда за окном замелькали дальние пригороды Лусаки, мы всё-таки расстались с настырным богомольцем.

Поездка особых лавров нам не принесли, разве что за шесть с лишним её часов мы всласть насмотрелись на замбийские пейзажи пейзажи и местную жизнь. Пейзажи выглядели ничуть не лучше, чем в Уганде или Руанде, да и жизнь тоже, судя по видам за окном, была не слишком хороша. Чего уж говорить: по недавней переписи населения семьдесят семь процентов местных семей живут в одной комнате, и только 4 с половиной процента населяют "хоромы" из двух и более помещений.

При этом четыре пятых граждан Замбии располагают лишь так называемым "грязевым полом", то есть поверхностью, выполненной из высушенной глины пополам с коровьим навозом. Только у половины местных есть доступ к более-менее чистой воде, а центральные районы страны в большинстве своём и не знают про существование электричества...

Словом, наш автобус можно было представить как оазис чистоты и благополучия, так как в нём был кондиционер, были приличные люди, были бесплатные газеты и бутылки с "фантой". Стоило же нам остановиться где-нибудь, как борта начинали осаждать полчища торговцев, тянущих к окнам бананы, семечки, жареных куриц и прочую снедь - подобные картины мы уже видели в Камбодже, только там ассортимент был пошире и включал пауков с тараканами...

Наконец, с часовым опозданием мы прибыли в Ливингстон, опознав конец пути по хорошо видимым столбам дыма - так водопад Виктория заявляет о себе.

Правда, по какой-то причине замбийцы устроили город в десятке километров от водопада, заставляя туристов делать лишние телодвижения. У них и так-то с народом не густо, несмотря на статистику, утешительно говорящую про якобы полмиллиона въезжающих в год. Фокус тут в том, что здесь посчитаны все, кто пересекал границы Замбии, включая - внимание! - граждан соседних стран.

Иными словами, статистике этой грош цена, поскольку африканцы из Малави, Анголы и Конго, как легко догадаться, едут к соседям вовсе не ради национальных парков и природных красот. Словом, с туризмом тут дела обстоят неважно, хотя из водопада можно было бы выкачивать кучу денег.

Взять бы хоть и устроить регулярный автобус "автовокзал Ливингстона - Виктория", с расписанием и фиксированной оплатой проезда. А вот фиг: ничего похожего и в проекте нет, так что будьте любезны или лезть в маршрутку, чтобы давиться там вместе с вещами (2500 квачей с человека), либо брать такси (30000 квачей за машину). Мы, обозрев условия поездки в микроавтобусе, решили всё-таки раскошелиться, поскольку не хотели ждать, когда на автостоянке соберётся полный салон - в шесть вечера граница вполне могла закрыться, и надо было поспешать.

То есть я читал, будто погранпереход над водопадом открыт вроде как до двадцати часов, однако Африка есть Африка, а торчать на замбийском берегу в то время, как у нас заказан отель в Зимбабве, нам не хотелось. Таким образом, мы за несколько минут проделали расстояние, отделяющее нас от границы, и оказались у здания иммиграционного контроля. Пограничье оказалось на удивление пусто, так что все формальности не заняли и пары минут. Предъявив скучающему негру в форме выездные штампы, мы вступили на нейтральную полосу.

Впереди у нас было Зимбабве...
Опубликовано: 4 Августа 2011

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.