В Индии много Индий… BLOW. HORN! Намасте! Ч. IV

Другие отзывы автора
  • «Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает…» Ч.III
  • В ИНДИИ МНОГО ИНДИЙ… BLOW. HORN! Намасте!
  • В Индии много Индий… BLOW. HORN! Намасте! Ч. V
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·Часть 3·Часть 4·Часть 5·Часть 6·Часть 7·Часть 8·Часть 9·

В ИНДИИ МНОГО ИНДИЙ…BLOW. HORN. Намасте!ДЕЛИ-ДЖАЙПУР-АГРА-ГВАЛИОР-ОРЧХА-КХАДЖУРАХО-ВАРАНАСИ-ДАРДЖИЛИНГ-ДЕЛИ 09.10.08 – 26.10.087 день15 октября 2008 г. – средаДжайпур – Фатехпур-Сикри - АграТелефонный звонок будильника разбудил нас в 7 утра. Водитель приехал за нами вовремя в 7.30, но выехать мы смогли только через час, так как решили дождаться завтрака.

Нам предстояло преодолеть сегодня 250 км до Фатехпур-Сикри и еще 50 км до Агры. Бросив последний взгляд на лужайку для завтрака, на плетеную мебель веранды, кровати под балдахинов в нашем номере, мы с сожалением покидали отель «Madhuban» в частности, и «розовый город» вообще.Территория древней Индии, или территория известная как Индостан, ранее состояла из сегодняшних Индии, Пакистана, Бангладеш и Шри-Ланки.

Все эти страны стали самостоятельными почти в середине 20 века. А до того на этой огромной территории существовали великие империи, возникали различные религии, но при этом сама Индия бережно сохранила свои национальные черты.Первой в мире религией был буддизм, христианство возникло примерно через 500 лет, а ислам через 1000. На протяжении многих веков индуисты и мусульмане жили в Индии в мире и согласии. Вообще надо сказать, что самый мощный толчок к проникновению ислама на территорию страны дала Монгольская империя.

В 14 веке ислам приняли ханы Золотой орды, Ирана и Средней Азии. И эта обширная территория, включающая еще афганские и западно-персидские земли, стала называться Моголистаном, а ее правители – моголами. А созданию империи Великих Моголов в Индии положил начало Захируддин Мухаммад Бабур, выходец из Узбекистана. И сегодня нам предстояло посетить город-мечту, город-легенду – Фатехпур-Сикри, основанный величайшим императором из династии Великих Моголов – Акбаром.

За окнами мелькали картинки обычной индийской жизни: верблюды, впряженные в повозки, бесконечные ремонтные мастерские вдоль дороги, огромные статуи Царя обезьян – Ханумана, рынки, дорожные закусочные. Наш водитель, по-видимому, не позавтракал, поэтому спокойно и безмятежно остановился (кстати, сделав крюк) в придорожном кафе. Водитель нам попался молчаливый, что в какой-то мере нас радовало, так как не надо было отвлекаться на пустые разговоры. Мы есть не хотели, поэтому пошли посмотреть на сувениры, которые продавались в здешнем магазине.

Изделия народных промыслов были хороши: это были и сари, и пашмины, и местные расшитые тапки, и конечно, ювелирные изделия из серебра и камней.Далее трасса была в ремонте, и это прибавило экстрима в путешествии. Наша белоснежная машина индийского происхождения, их знаменитая Tata, несла нас по дорогам страны, укачивая и убаюкивая. Бывшая столица императора Акбара, Фатехпур-Сикри находится в 50 км от Агры, штат Уттар-Прадеш.

Водитель завез нас на стоянку и объяснил, что дальше мы будем добираться самостоятельно, наняв другого водителя. Это привело нас в замешательство, но мы подумали, что таковы здесь правила игры. Спросить у водителя, далеко ли ехать, мы не решились. Он всем видом показывал свою отстраненность от нас. Наш отказ от его услуг на 2 дня в Джайпуре привел к такому его поведению, они видите-ли, обиделись…На лицах у нас была растерянность, когда мы вышли со стоянки.

На нас буквально набросились с предложением своих услуг владельцы разнообразных транспортных средств, разрывая нас на части и умоляя взять именно его. Первоначально цена была обозначена в 100 рупий, и битва была нешуточной, но победил сильнейший. Претерпев ужас торгов и насилу отбившись от приставал, мы сделали свой выбор. Повозка с впряженной в нее лошадью туда и обратно обошлась нам в 60 рупий.

Оказалось, что ехать на холм, на котором расположен пустынный ныне город, всего 5 минут.Не успели мы слезть с повозки, как нас тут же облепили местные попрошайки. Обалдев от впечатлений за последние несколько минут, мы слегка растерялись, пытаясь сориентироваться, где же касса. Озираясь по сторонам, в надежде увидеть европейские лица, мы и в самом деле увидели двух девушек, оказавшихся нашими соотечественницами. Они то и сказали нам, что Фатехпур-Сикри, как самое впечатляющее выражение гения Акбара, имеет бесплатную часть и платную.

Это запоминающееся место было построено в 1569-1586 годах. Сопровождаемые шумом и гамом попрошаек, хватающих нас за руки, подстегиваемые их криками и ором, бодливыми козами, резво взбираемся по крутой лестнице. Оказываемся на площадке перед величественными воротами Буланд – Дарваза (Ворота Победы), которые были сооружены в честь покорения Акбаром Гуджарата, территории на западе Индии на границе с Пакистаном.

Эти традиционные триумфальные ворота, сооруженные в честь могущества и славы империи Акбара – самые совершенные и самые большие в мире. Их высота даже больше высоты мечети, находящейся внутри.История основания города связана с предсказанием мусульманского святого о рождении долгожданного сына-наследника, будущего императора Джахангира. В знак благодарности за исполнение предсказания на месте уединенного убежища святого Акбар в короткий срок воздвиг потрясающий комплекс крепостей, дворцов и мечетей.

В постройке города соединилась образность индийской и геометрия исламской архитектуры, что свидетельствовало об отступлении Акбара от ортодоксальности ислама и его веротерпимости. Более того, местным мастерам было разрешено использовать образцы джайнских храмов.Входные Ворота Победы – это не просто ворота, а целое здание. Высота ворот – 40,9 м; под ними - ступенчатая платформа, поднимающаяся на 12,8 м.

Начал накрапывать небольшой дождик. Осмотревшись, мы поняли, что именно у этих ворот нам надлежит снять обувь. Понимая, что оставлять одного из нас сторожем бессмысленно, мы снимаем обувь, и под осуждающие взоры местного населения убираем ее в рюкзаки и одеваем синенькие бахилы. Пройдя через ворота, попадаем на территорию мечети Джама Масджит, первой из построенных здесь сооружений. Прямо перед нами – небольшая белоснежная усыпальница того самого святого Салима Чишти. На фоне красных стен мечети она выделяется кружевом своей резьбы.

И хотя это мусульманская святыня, вход в нее напоминает индуистский храм изящными мраморными арками маленького навеса. Перед входом – водоем, в котором мусульмане производят традиционное омовение перед входом в мечеть. Вокруг нас продолжают крутиться малолетние торгаши, предлагая открытки, книги, бусы и услуги гидов. Они так громко гомонят, что не дают мне делать съемку, приходится рявкнуть на них.

Все постройки в городе возведены из красного песчаника, который с трудом поддается обработке. Тем не менее, все в этом городе: от дверей до оконных рам и решеток вырезано из камня. Местное население приходит сюда поклониться мечети и гробу святого. Как и в старые времена, они просят о милости, и о рождении мужского потомства. Заходим внутрь гробницы, предварительно одев на голову платки, чем вызвали одобрительные кивки у стражника при входе. За дополнительную плату вам могут тут же предложить пластиковую шапочку. Удивительно, но внутри можно вести съемку.

Внутри белоснежной усыпальницы расположено закрытое помещение с решетчатыми окнами джали, и в нем и находится могила. Внутренние стены отделаны надписями из Корана, выполненных из черного дерева. Оконные решетки настолько разнообразны, что мы делаем множество кадров через них. Особенно хорошо выходят Ворота Победы, снятые через 5-ти и 8 –угольные звезды решеток.Выходим и, к сожалению, обнаруживаем, что дождик усилился.

Даже козы, бродившие по широкой площади мечети куда-то исчезли. Зато четко слышны какие-то резкие звуки, которые издает белка, сидящая на вершине колонны. Хорошо, что мечеть имеет крытую галерею, мы смогли обойти ее по периметру.Жизнь в городе имела короткий срок, всего 15 лет. Построенный в пустыне, город страдал от недостатка воды, несмотря на построенные акведуки и трубопроводы. Император покинул город, вслед за ним уехала его свита и все жители. Благими намерениями выстлана дорога в ад…

Так и Акба́р, Джелал-ад-Дин Мухаммад (Акбар Великий) остался в истории противоречивой фигурой. Третий из династии Великих Моголов (Бабур, Хумаюн, Акбар), он был блестящим политиком, но почти ни одно из его великих замыслов не было доведено до конца, а все его начинания не имели продолжения у потомков.Акбар родился в изгнании, а после смерти отца (Хумаюна) ему достались в наследство крохи от империи деда - Бабура.

Но ему удалось собрать воедино крупнейшую в средневековом мире державу. Он любил охотиться, ездить на слонах, но грамота не увлекала его, и он так и не научился читать. Впрочем, это не помешало ему собрать замечательную библиотеку, которая находилась в так называемом «Доме турецкой жены». И если уж говорить про жен, то наличие многочисленного гарема – это одно из составляющих жизни Акбара. При этом каждой жене он позволял сохранять свою веру и следовать обычаям. Отказов со стороны женщин не было, так как пребывание в гареме гарантировало женщинам государственное обеспечение на всю жизнь.

Слева от Ворот Победы находится святилище мечети с 3-мя куполами. От шума и неразберихи, от омерзительного ощущения мокрых ног в протертых бахилах, мы потеряли бдительность и желание идти под дождем дальше. За все наше путешествие – именно здесь надо было пойти дождю, чтобы мы не смогли увидеть платную часть города-призрака с его гигантской черно-белой шахматной доской во дворе.

Здесь в качестве фигур использовались рабыни и надо сказать, что стоять под палящим солнцем было тяжким испытанием. Чувствуя оппозицию со стороны своего окружения, Акбар повелел начертать на Воротах Победы многозначительное изречение «Мир – это мост, иди по нему, но не строй на нем дом. То, что остается от жизни, не имеет цены».Мы вернулись к терпеливо ждущему нас тукеру, а потом и на стоянку машин, чтобы ехать дальше в Агру. Из предложенных отелей в Агре, мы выбрали - Clark Shiraz (), в нем нас устроила и его звездность, и цена, и показанный на сайте вид на Тадж-Махал из окна.

Это напомнило нам вид на Шведагон из окна отеля в Янгуне, столице Бирмы. Отель оказался очень достойным, но все же, пришлось потратить время на то, чтобы нам в номер занесли и застлали третью кровать и принесли все необходимое для третьего человека, включая стакан и полотенце. И это при том, что наш номер был deluxe. Халат, тапки, электрочайник, чайный набор – вот атрибуты хорошего отеля.

В дополнение ко всему в отеле бы открытый бассейн, который мы увидели сверху, выглянув в окно. Но больше всего порадовал вид сказочных куполов Тадж-Махала. Приняв душ с постоянно идущей горячей водой, попив чаю, мы вышли за ворота отеля. Что тут началось! На нас накинулось в драку-собаку трое человек, беспрерывно крича «5 рупий, 5 рупий!» Мы не поверили: что, куда? Оглядев средство передвижения, чтобы оно не было узким и тесным, мы выбрали самого молодого чернявого парня. Стоящий рядом дед чуть не плакал от обиды, что потерял клиентов.

Вот она конкуренция в реальной жизни… Нам было немного жаль деда, но мы оправдали себя тем, что парень знал английский. И как мы не прогадали с ним!!! Оказалось, что за 5 рупий нас планировали довезти до входа в Тадж-Махал и обратно. Дешевизна такого маршрута – это как промо-акция: ведь водители знают, что назавтра надо будет везти туристов по всем достопримечательностями, а это уже реальный заработок.

Подъехав к Тадж-Махалу, мы убедились, что стоимость входного билета для иностранцев – 750 рупий (375 рублей) и что открывается он в 6 часов утра. Обратите внимание, если пойти вдоль стены от кассы, то можно попасть на берег реки Ямуны и сделать красивые фотографии. Мы не успели, побоялись спуститься вниз, а зря…Сегодня решили посмотреть на знаменитый храм с другой стороны реки, но водитель сказал, что ехать туда целый час и поскольку время уже было около 17 часов, то был шанс опоздать и не увидеть всю красоту.

Стали обговаривать условия завтрашнего сити-тура, который свелся к посещению Тадж-Махала рано утром, потом завтрак в отеле, потом Бэби Тадж, Ред Форт, закат на Ямуне и высадка нас в центре. Первоначальную цену я не помню, но ударили мы по рукам на сумме в 400 рупий за всех. Наш рикша был юмористом, спросив «Are you happy?» Свободного времени у нас сегодня было много, и мы попросили отвезти нас в какие-нибудь сувенирные лавки в центре.

На свое усмотрение наш водила привез нас в магазин, в котором продавались вышитые хлопчатобумажные блузы, всевозможные сари, пашмины и шелковые платки. Мы полюбезничали с владельцем лавки, но ничего не купили. Следующим номером нашей программы был ювелирный магазин на 2-м этаже. В честь нашего посещения зажгли всю иллюминацию в небольшом магазине.

По-видимому, эта лавка была часто посещаема «русо-туристо», что отразилось в ее названии – «У Саши». Владелец магазина с непроизносимым индийским именем и с русским аналогом «Саша» показал нам заметку из «Комсомольской правды», где описывался его магазин. Он говорил по-русски, чем подкупил нас. Восточные правила торговли подразумевают угощение усталого путника либо чаем, либо холодной водой.

Нам предложили чай-масалу, и мы присели на высокие стулья. И тут перед нами начали метать изделия из серебра и золота. Я вспомнила, что мне был нужен браслет из серебра, и я-таки его у Саши купила. Не остались без покупок и девочки: был куплен комплект из золота с изумрудами, замечательный серебряный браслет с бирюзой, кольцо из серебра с большим цирконом. При этом мы весело торговались с Сашей, а он хватался за голову, прижимал руки к сердцу, говорил, что дает нам последнюю, самую лучшую цену. В комплект к кольцу с цирконом Саша предложил и серьги, но тут нас заклинило и зажало.

Торг ни к чему не привел, и мы нашли зацепку для отказа: у серег плохая застежка. Саша пообещал к завтрашнему дню сделать к серьгам английский замок, но и цену из-за этого повысил. Мы, смеясь, пообещали завтра снова прийти. В магазине напротив купили бусы с натуральной бирюзой и шелковые шарфы, представленные в таком количестве расцветок, что мы насилу выбрали.

Шелк очень тонкой выделки, а их бирюзовый цвет необычайно красив.Довольные неожиданным шопингом, мы вернулись в отель и обследовали его магазины на первом этаже. Сегодняшний день был завершен купанием в бассейне, что доставило нам огромное удовольствие. В бассейне мы были одни и долго плавали, пока не вспомнили, что завтра вставать в 5 утра. Итог дня: посетили Фатехпур-Сикри.8 день16 октября 2008 г. – четвергАграПодъем в 5 утра, за окном темным-темно. В 5.40 мы спустились вниз и вышли за ворота, где рикша уже ждал нас.

Немного об истории города: информация взята из фильма, который можно посмотреть здесь - Моголы, потомки Чингиз Хана, завоевали Северную Индию, а столица была переведена из Дели в Агру в период правления Акбара (16 век). Считается, что он перенес столицу на 200 км вверх по течению руки Ямуны из-за того, что не хотел оставаться в Дели, где на его жизнь покушались. Слово Агра – означает «рай».

Моголы вели многочисленные войны, но при этом были ценителями искусства и философии. Великий Акбар окружил себя мудрецами всех религиозных конфессий. Эта открытость миру отражалась в искусстве, архитектуре и ученых трудах.В 6 утра мы были около касс, но первыми не стали: человек 10 уже стояли в очереди. Касса начала работу в 6.10, к этому же времени подъехали туристические группы на автобусах. Один и тот же кассир по очереди оформлял билеты на группу и отдельным, как мы, туристам.

Прочитав, что видеосъемку в Тадж-Махале вести нельзя и что на входе заставляют оставить все вещи, мы взяли с собой только минимально необходимое. Кстати, объявление предупреждало, что с собой нельзя брать еду и питье, сигареты и зажигалки. Покупаем билеты, и только потом, при выходе, узнаем, что в стоимость билета входила бутылка воды и одноразовые бахилы.

Билет следует хранить, так как он дает скидки в размере 50 рупий на посещение Бэби Таджа, Аграпуры и Сикандры.На входе нас ощупали, затем мы прошли через ворота, а вещи пропустили через транспортер безопасности. Поскольку мы были подготовлены к посещению, то долго нас не задержали, и мы были в первых рядах страждущих увидеть воспетую Тагором «слезу на щеке времен».

Советую посмотреть видеофильм «Загадка Таджа-Махала», размещенный на сайте по адресу:B2%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BE и еще TAJ+MAHAL+-+Hymn+to+LoveВесь комплекс Тадж-Махала – это закрытый с трех сторон парк. Прямая от входа дорога повернула направо к главным воротам.

Эти массивные красные ворота, украшенные белым узорчатым «портиком», имеют 22 купола, символизирующих годы строительства. История создания грандиозного сооружения восходит к 1607 году, когда могольский принц Хуррам на базаре рядом с дворцом повстречал красавицу Арджуманад Бану Бегам и без памяти влюбился в нее. На самом деле, (чтобы неповадно было думать, что он влюбился в простую торговку) среди дам высшего общества существовала традиция периодически принимать участие в торговле.

А еще юная дева приходилась племянницей матери Джахана и дочерью главного визиря. Так, кто знает, может встреча была не случайной? А если так, то кто мешал ему забыть ее? Значит, зацепила… В общем, 5 лет спустя она стала его второй женой. А в 1628 году Хуррам взошел на трон под именем Шах - Джахан (Властелин мира), а его любимая жена Бегам получила имя Мумтаз Махал (Жемчужина дворца).

17 лет длилось их счастье, и окончилось с ее смертью при родах. От горя шах чуть не потерял рассудок, но говорят, что Мумтаз завещала ему увековечить ее память в строительстве мавзолея. И это спасло скорбящего вдовца, которому приписывают авторство этого памятника мировой архитектуры. Знаменитый Тадж-Махал в Агре, являющийся для многих визитной карточкой Индии, проектировался на основе и исходя из опыта постройки мавзолея Хумаюна. Тадж-Махал поражает не только своей красотой и неповторимостью, но и продуманностью строительных конструкций.

Однако надпись на стене мавзолея гласит «Его создатель был рожден не в этом мире, сей облик могли создать лишь небеса». Проходим под арку и перед нами открывается до боли знакомая панорама плывущего в утреннем мареве храма. Солнце еще не встало и стены Тадж-Махала не бликуют. Перед нами зеленая лужайка, но она появилась в таком виде в прошлом веке, в те времена английский газон посчитали более уместным.

А во времена Шах-Джахана здесь был рай – сады Эдема с великим множеством деревьев и благоухающих кустов. Согласно представлениям Ислама над источником райского сада возвышается трон Всевышнего. Вот и Тадж-Махал расположен не в середине сада, как обычно, а с северной стороны. Водная гладь узкого водоема отражает утренние бело-голубые купола и минареты мавзолея. Мы успеваем сделать стандартные фотографии до того момента, когда толпа туристов будет мешать друг другу. Постепенно восходит солнце, край неба розовеет и вместе с ним окрашивается в нежный цвет и купола Таджа.

Делая фотографии сооружения, отражающегося в воде, не забудьте обернуться назад: главные ворота тоже неплохо выглядят на фотографии.Мы торопимся и идем дальше. Высота Тадж-Махала вместе с куполом достигает 74 метров. В основании памятника лежит квадратная платформа со сторонами более 95 метров. По углам мавзолея поднимаются 4 минарета. Поднимаемся на платформу. Перед подъемом, как и положено, снимаем обувь и одеваем свои синенькие бахилы.

Поднявшееся солнце уже окрасило стены гробницы в теплые золотистые цвета от перламутрового до цвета слоновой кости. Обходим здание по периметру, снимаем его с различных сторон. Делаем кадры отдельных частей мавзолея из арок Мехманкхана (дома для гостей), никаких фото-открытий мы не делаем, но получается красиво!Стены Тадж-Махала выложены полированным белым мрамором, окна и арки украшены ажурными решетками, а сводчатые переходы покрыты арабской вязью черного мрамора. Более полутора тысяч тонн жемчуга, алмазов и агатов были вкраплены в причудливые завитки орнамента.

В мозаичных инкрустациях мраморной облицовки стен были использованы оникс, жадеит, ляпис-лазурь, агаты, кораллы, черный мрамор и фарфор. В руках искусных мастеров все это превращается в каменные цветы Эдема. Райские сады часто поминаются здесь в надписях, сами же Мумтаз и Шах-Джахан уже обрели здесь свой Эдем до наступления судного дня.

Почти сразу Тадж-Махал становится местом паломничества, так как в исламе умершая при родах женщина глубоко почитаема. Заходим внутрь самого мавзолея, внутренне подготовившись увидеть что-то необыкновенное. Ислам повествует о 8 сферах рая, так и 8 помещений окружают 8-угольный центральный зал Тадж-Махала. Первоначально решетка в главном зале под куполом была изготовлена из золота, но еще во времена Шах-Джахана, опасаясь грабителей, она была заменена на мраморную. Позднее его сын заменил ее на менее дорогостоящую.

В самом центре мавзолея установлены две ложные гробницы – кенотафы (тела же находятся в склепе под полом). Здесь тихо, множество туристов медленно обходят решетку, сквозь которую видны надгробия кенотафов. Действительность превзошла наши ожидания, а представьте себе, какая красота была здесь до того, как многие драгоценные и полудрагоценные камни были украдены.

Внутри нельзя производить видео и фотосъемку, но разве остановишь советского человека? Сделанные тайком две фотографии, несмотря на стыд и запрет, радуют нас и показывают всю изысканность диковинных цветов решетки. Индийские гиды время от времени зажигают фонарики и направляют их луч на узорчатую стену ограды. И только тут понимаешь, что и листья и лепестки цветов выполнены так тонко, что просвечивают.Выйдя на улицу, не могу удержаться и делаю видеоролик (на фотоаппарат) сказочных цветов, вырезанных на белых мраморных плитах.

Идем к мечети, находящейся здесь же, слева от ТМ. Садимся на поребрик и наслаждаемся видом этого гениального творения. Солнце уже высоко и здание приобретает молочно-белую окраску.Утреннюю задачу мы выполнили и с чувством исполненного долга, приобщившись к всепоглощающей любви, возвращаемся к житейским делам - едем в отель на завтрак. Решив сразу же идти в ресторан, мы зашли в туалет помыть руки.

Пишу об этом только потому, что местная служительница встретила нас там, как родных. И стульчак унитаза протерла, и кран открывала сама, и полотенце вовремя подавала…Завтрак, как и отель, оказался вполне достойным и осуществлялся по предъявлению ключа от номера. Поднимаясь на лифте к себе в номер, мы уже другими глазами смотрели на портреты Мумтаз и ее мужа Шах-Джахана, расположенные на стенах. Кроме Тадж-Махала, в городе находится множество других архитектурных шедевров, большая часть которых находится на территории Красного форта.

После завтрака за воротами отеля нас снова ждет добровольный гид-водитель. Из нашего открытого транспортного средства было очень удобно делать фотографии сценок городской жизни. Особенное удовольствие нам доставляли оживленные стайки девочек-школьниц, одетых в разнообразную (но одинаковую для каждой группы) форму. Улыбчивые белозубые девочки приветственно махали нам вслед руками.

К 10 часам мы уже были около Аграпуры, так еще иногда называют Красный форт (Red Fort) в Агре, чтобы отличить его от делийского. Мы продвинулись на юг страны, и несмотря на ранний час, уже было жарко.Привожу почти полностью рассказ о крепости-дворце из фильма «Красный Форт. Величие моголов», который можно просмотреть по адресам - ://video.mail.ru/mail/ilya_guzey/world_treasures_of_culture/338.html,

А схематичное изображение форта (вид сверху) можно увидеть здесь #lat=27.1783255lon=78.022601z=18l=1m=av=2 - здесь карта форта. Описание зданий Форта можно посмотреть здесь - Agra_FortОставив водителя ожидать нас в тенечке, переходим дорогу.

Для создания безопасности двору, его войскам и простым жителям, двойные стены крепости были окружены еще и рвом с водой. Входная плата – 250 рупий, на входе обычная процедура досмотра. Мы проходим через ворота Акбар Дарваза, переименованные Джахангиром в ворота Амар. Однако, в старые времена самым главным входом в форт были другие ворота (ворота Дели), которые вели к внутреннему порталу Хатхи Пол (Hathi Pol), или “Слоновьи Ворота”. Плоские ворота Амар Сингх специально выстроены под прямым углом, чтобы отражать атаки слонов.

Минуем украшенные глазурированной плиткой ворота с внушительными двойными стенами и попадаем в передний двор.Далее следуют еще одни ворота с полукруглыми башенками по бокам по всей высоте. В Индии 16 века большая часть огромной страны находилась во владении династии Моголов. Построенные в период их правления роскошные здания служат напоминанием о времени величайшего расцвета Индии.

После правления Бабура, любившего пышные празднества, Хумаюн вернул столицу в Дели. В Агру жизнь возвратилась, когда Акбар воздвиг здесь форт, доставшийся позднее грабителям, когда его внук Шах-Джахан вернулся в Дели.Акбар захотел создать что-то новое в этом старом городе и велел заложить форт, окруженный 20-метровыми стенами, величественный, как и его создатель.

Форт Агра стал достойным местом воплощения безудержной страсти властителя к созиданию. Политические вопросы империи решались внутри неприступной крепости, за стенами которой скрывались роскошные дворцы. Были разбиты сады и парки, в которых шумели водопады и били фонтаны. Здесь не было ни одной случайной детали. Все служило лишь одной цели – в совершенной геометрической гармонии должен был возникнуть райский сад Эдема.

О роскоши этого сада сегодня можно только догадываться. А из некогда существовавших здесь 500 зданий сохранились лишь немногие. Некоторые уже были снесены при преемнике Акбара, и на их месте построены новые.Идем вверх по небольшому коридору-пандусу, с двух сторон замыкаемому высокими красными стенами. Навстречу нам идет красивая индийская пара, причем над женщиной мальчик-помощник держит зонт. Макияж женщины, ее красивый наряд, уверенная походка – все это зародило в нас сомнение, уж не стали ли мы свидетелями создания болливудских шедевров.

В любом случае успеваем сделать их фотографию. С правой стороны комплекс нарядно украшенных зданий, а мы видим схему и пытаемся сориентироваться по ней. Проходим еще через одни ворота прямо и попадаем в широкий двор, в правой части которого возвышается элегантный Диван-и-Ам (Divan-i-Am) (Зал Публичных Аудиенций).Самое большое здесь здание было предназначено для официального приема высокопоставленных чиновников.

Здесь все демонстрировало мощь властителя: под белоснежными аркадами он выслушивал петиции подданных и чинил правосудие.Открытый с трех сторон зал, покоящийся на белых полированных оштукатуренных колоннах, в центре имеет приподнятый альков, внутренние стены которого украшены барельефами волшебных цветов и листвы. Перед входом в Диван-и-Ам находится могила Джона Рассела Кольвина (John Russel Colvin) - лейтенант-губернатора Северо-Западных Провинций. Он погиб здесь во время Мятежа 1857 г., это и явилось причиной его захоронения здесь.

Акбар, искусный дипломат, сумел расширить доставшуюся ему в наследство империю. Он установил в ней совершенную систему управления, при этом он был веротерпим. Его либерализм привлек в империю много знаменитых деятелей культуры, как сказали бы сегодня. После смерти Акбара его сын Джахангир продолжил строительство Красного форта.

Именно в период его правления был сформирован так называемый архитектурный стиль моголов, сочетавший в себе индийские и персидско-иранские формы и орнаменты. Однако самым большим любителем архитектуры династии моголов был Шах-Джахан, благодаря которому Красный форт приобрел свой окончательный облик. Не жалея ни сил, а особенно средств государственной казны, это именно он приказал строить здания не из традиционного красного песчаника, а из белого мрамора.

Пройдя насквозь через Диван-и-Ам, попадаем в Макчи Бхаван (Macchi Bhavan, Дворец с аквариумами, или “павильон рыб”.), состояние которого оставляет желать лучшего из-за многочисленных разграблений как со стороны махарадж, так и британских подданных. Запутавшись в лабиринтах бесконечных коридоров, мы возвращаемся к Диван-и-Ам и идем назад.

Нырнув в очередные ворота, попадаем в небольшой внутренний дворик. Рассматривая панораму, открывшуюся нам, вспоминаем написанное, что помимо философии двору моголов не были чужды и другие радости. История донесла до нас, что в прежние времена весь форт представлял собой оазис с обширными садами. Дворец был некогда полон фонтанов и цветочных клумб, перемежающихся водоемами и водными каналами, наполненными рыбой для рыболовных забав императора и его придворных.

Из всего сказанного здесь присутствуют ныне только клумбы с цветами, разбитые в геометрически симметричном орнаментальном порядке, а сам садик разделен на 4 части мраморной дорожкой. Этот сад называется Ангури Багх (Angoori Bagh) и в прежние времена он был виноградником.Расположенный за садиком мраморный дворец – это Кхас Махал (Khas-Mahal (Aramgah), Личный Дворец), В этом историческом антураже только что закончились съемки, рабочие сворачивали все установки, демонтировали оборудование.

Мы пришли поздно, и не застали самих съемок, но вот теперь стало ясно, что та парочка, которую мы встретили – это, действительно главные герои кинематографического действа. Кхас Махал это часть комплекса гарема, состоящего из открытой террасы, главного холла, комнат-альковов, перегородок, водоемов, фонтанов, водопадов, восхитительного внутреннего садика и жилых помещений вокруг него. Другое его название Aramgah означает «королевская опочивальня».

Он тщательно спроектирован для создания полного комфорта, полости в его плоской крыше предусмотрены для защиты от раскаленного зноя лета. Верх этого здания украшен двумя шлемовидными беседками на «курьих ножках», стиль которых был выработан в Раджастхане и заимствован мастерами мусульманской архитектуры.

С обеих сторон главного дворца расположены продолговатые Золотые павильоны (их еще иногда называли «бунгла»), изогнутые крыши которых выложены позолоченной медной черепицей в стиле, навеянном образами соломенных крыш бенгальских деревенских хижин. Северный павильон использовался как даршан в дополнение к Shah Burj (Даршан — в индуизме и буддизме — ритуал получения сокровенных знаний (как правило, кратких основ того или иного учения) от просветленного мудреца.

Сущность Даршана — не информационная его ипостась (как в христианской проповеди), а передача благодати тем, кто ее еще не обрел.)Стены этих павильонов выполнены из красного песчаника, тщательно оштукатурены и отполированы, так что создается впечатление, что они выполнены из белого мрамора. Внутри павильонов есть отсеки с зарешетчатыми окнами и открытыми галереями с зубчатыми арками.

Эти причудливые павильоны иногда неверно называют Jahanara и Roshanara. Считается возможным, что они могли быть построены еще при Акбаре, и в дальнейшем перестроены при Шах-Джахане. Время и климатические условия вносят свои коррективы, и уже сегодня, в 2008 году, о позолоте крыш можно только догадываться, хотя на фотографиях предыдущих лет она видна очень четко. Поднявшись по боковой лестнице наверх к террасе Кхас-Махала, мы прошли в один из Золотых павильонов.

Открытый балкон позволял увидеть в дымке полуденного зноя плывущий Тадж-Махал, расположенный в 2,5 км отсюда. Многочисленные купола, башенки и минареты выступали из пелены, производя неизгладимое впечатление чего-то нереального. Полюбовавшись видом усыпальницы любимой жены императора, возвращаемся к террасе Кхас-Махала, перед которой устроен бассейн с зубчатыми краями.

Его фонтаны снабжались водой из расположенных выше резервуаров. Вода, журча, бежала по неглубокому каналу и образовывала водопад, позади которого, следуя стилю и традиции, находились ниши для свечей. Эти водные устройства создавали во дворце очаровательную атмосферу. Жаль, что сегодня здесь нет не только фонтанов и свечей, но и вообще воды.По периметру сада Ангури Багх (Angoori Bagh) расположены двухэтажные здания, также построенные из красного песчаника и покрытые белой штукатуркой: это жилые помещения. В северо-восточном углу находится Шиш Махал (Shish Mahal) (Дворец Зеркал) - место, где купались придворные женщины в мягком свете ламп, отражаемом покрывающей стены и потолок зеркальной мозаикой. К сожалению, он находится в реставрации, так что его мы не увидели.Все королевские павильоны в основном были обращены лицом к реке, чтобы в знойные дни освежающий ветер мог гулять по аркам и переходам. Мы сворачиваем налево от Кхас-Махала и попадаем к двухэтажному павильону или башне, называемой Мусамман Бурдж (Musamman Burj, или башне Ясмин). Согласно могольской легенде, башня известна как место, из открытой восьмиугольной палаты которой (на вершине самого высокого из обращенных к реке бастионов), Шах-Джахан последний раз взглянул на Тадж-Махал перед тем, как скончался. Элегантный павильон украшен балюстрадой с декоративными нишами, огороженными решетчатой переборкой. Изысканная мозаика из твердых пород камней покрывает почти каждую поверхность, а мраморный chhatri (приподнятый куполообразный балдахин) вносит заключительный штрих. Перед башней, в центре внутреннего дворика, выложенного мраморными восьмиугольными плитами, установлена доска (pachisi), на которой император, следуя примеру своего отца в Фатехпур-Сикри, играл в довольно причудливую игру, разновидность триктрака, используя в качестве фигур танцующих девушек.

В этой башне Мусамман Бурдж (выстроенной для Мумтаз), увенчанной золотым куполом, император в частном порядке принимал посетителей со всего мира. И они поражались мраморной отделкой и инкрустацией из драгоценных камней. Арки, колонны, бордюры сводов украшены великолепными арабесками; они выполнены посредством вкрапления в мрамор различных камушков.

Солнечные лучи, проникая через аркады, играют на очаровательных мозаиках; и вся эта гирлянда цветов из лазурита, оникса, сердолика и тысяч других драгоценных камней кажется ожившей. Однако Шах - Джахану пришлось провести здесь последние годы жизни в полном одиночестве, и не по своей воле. Внутрь этой башни почему-то не пускают, и мы имеем шанс сделать фотографии только сбоку, оставляя в фото-памяти ее замечательные уголки с разных ракурсов.

Сравнительно небольшая по размерам, напоминающая по форме садовую беседку, башня Мусамман Бурдж выступает над красной крепостной стеной. К этой беседке прилегает маленькая беломраморная частная мечеть Шах-Джахана - Mina Masjid, называемая ещё Shah Burj. Ее стены украшены инкрустацией в виде цветочного орнамента. Через решетку мы снимаем неглубокую чашу фонтана, струи которого услаждали слух императоров своим тихим, чарующим журчанием.

Еще в Испании, в Альгамбре, я поняла, что шумные фонтаны были свойственны европейским дворцам. Для востока же важнее неторопливость, тишина и созерцание. Мраморная чаша в полу искусно вырезана в форме раскрытого цветка и также инкрустирована.Идем дальше и ищем Зал Частных Аудиенций, Диван-и-Кхас (Divan-i-Khas), где император принимал королей, сановников и послов и утверждал архитектурные планы. Однако вход внутрь здесь тоже был прегражден веревочкой и даже стоял охранник, следивший чтобы никто не нарушал запрет.

Хорошо, что открытый зал с его нарядно украшенными колоннами и арками, щедро инкрустированными ляпис-лазурью и яшмой, можно было сфотографировать снаружи.Этот беломраморный дворец был построен императором Шах-Джаханом в 1635 году. Он состоит из двух частей: наружного холла с колоннами и внутреннего закрытого. Оба они соединены сводчатыми проходами.

Сдвоенные колонны пяти девятизубчатых арок по фасаду и 3-х семизубчатых по бокам. Цоколь, сами колонны и верхний бордюр украшены резьбой и инкрустацией в виде растительного орнамента ползучих растений. На южной стене под решетчатыми высокими фальш-окнами расположены 28 картушей, персидские тексты которых содержат восхваления дворцу, императору и обозначают дату создания.

Мраморные решетки на окнах великолепны и напоминают своей искусной и тонкой резьбой изделия из слоновой кости. Потолок раньше был украшен золотом и серебром.Durbar, совет знати при монархе, или торжественные приемы происходили в наружном холле, а внутренние покои были предназначены для конфиденциальных дел. Для этих целей во внутреннем помещении имеется альков с приподнятым местом для шаха.

Именно здесь первоначально был установлен инкрустированный бриллиантами, рубинами и изумрудами Павлиний Трон (Takht-i-Taus), изготовленный в 1634 году. Это чудо-сокровище пропутешествовало в Красный форт Дели при переносе туда столицы, а потом оказался в Персии после разграбления делийского форта Шах Надиром в 1739 году. Можно еще добавить, что перед Диван-и-Кхаса была расположена витиевато орнаментированная беломраморная терраса. Она была разобрана и увезена в Англию и до сих пор экспонируется в лондонском музее Альберта и Виктории.

К ней примыкал банный павильон Hammam-i-Shani проветриваемый летний дом и ванная (Королевские ванны). На широкой открытой площадке есть две мраморные скамьи белого и черного цветов. Черная, расположенная у внешней стороны террасы, наверное, использовалась для того, чтобы шахи смотрели в даль светлую, наблюдая за течением Джамны.

А Шах-Джахан созерцал с нее строящуюся самую известную в мире усыпальницу, отражавшую не столько романтичность его натуры, сколько манию величия и не имеющее границ тщеславие могольского императора. Источники последних лет отрицают такой туристический штамп о 74-летнем старике, мающемся в одиночестве и тоске, бросающем прощальный взгляд на созданное им детище – Тадж-Махал. Новая версия предлагает следующий вариант: гробница была задумана как изображение трона Господня.

Символика ассоциаций с Небесным садом Эдем на территории комплекса Тадж-Махал подтверждается наличием четырех Райских Рек и центрального Озера Изобилия. Я отвлеклась. Сидя на высокой скамье из белого мрамора, обращенной к внутреннему двору, махараджи, возможно, развлекались различными представлениями, устраиваемыми на нижней площадке.

Обходим по периметру галерею второго этажа, любуемся резной мраморной беседкой, около которой на поребрике в ряд сидит целый табор индусок, одетых в разноцветные сари. Они устали от экскурсии, но все же (как и мы) с любопытством взирают на нас, но только до тех пор, пока их не отвлек зеленый попугай, сидящий в одной из укромных ниш террасы. Интерес к птице объединяет нас, и мы поочередно делаем снимки попугая с голубым хвостом, красными клювом и глазами. С противоположной стороны делаем снимки террасы с черно-белыми скамьями на приближение.

Кадр получается замечательным: цветная масса индусов на фоне плывущих в дымке белоснежных куполов Таджа. Говорят, что от черной скамьи открывается самый лучший вид на Тадж-Махал, именно отсюда оптически он кажется расположенным ближе всего.Своей любовью к частым переносам столиц моголы, возможно, обязаны своему кочевническому происхождению.

В 1638 году столицей вновь стал Дели, но Шах-Джахан часто возвращался в Агру, чтобы контролировать строительство Тадж-Махала. В один из таких приездов он приказал построить Жемчужную мечеть (Моти Масджит – Moti Masdjid). Эта мечеть является венцом архитектуры Красного форта. Элегантная, несмотря на гигантский размер, она уступает по своему гармоничному облику лишь Тадж-Махалу. К сожалению, допуск в большую часть форта ограничен, поэтому мы смогли увидеть только белоснежные купола этого шедевра могольской архитектуры уже на обратном пути, когда вновь подошли к Диван-и-Ам.

У нового правителя, его сына Аурангзеба, были новые приоритеты: сохранение государства и приведение в порядок государственной казны. Он ввел в государстве политику строжайшей экономии и постоянно ломал голову над проблемами государственных финансов. Поэтому в период его правления (на северо-западном углу) было построено лишь одно здание скромных размеров – Нагина Масджид (Nagina Masjid, Драгоценная Мечеть), выполненная целиком из мрамора.

Следуем за туристами, переходим в следующий двор и упираемся в эту небольшую мечеть для женщин. Эта миниатюрная мечеть служит доказательством того, что даже далекий от сентиментальности и осуждаемый потомками Аурангзеб был человеком с большим вкусом. Увенчанная тремя куполами и с входом со стороны выложенного мрамором внутреннего дворика, она была построена для дам его зенаны (гарема).

Возле нее, под прекрасным мраморным балконом с резными решетчатыми перегородками и арками в виде павлинов, находился Внутренний, или Зенана Мина Базар (Zenana Mina Bazaar), где придворные дамы могли выбирать такие товары, как шелк, ювелирные украшения и парчу, предлагаемые купцами, сами оставаясь при этом невидимыми.Мы снова проходим вдоль сводчатой галереи, проходим мимо Диван-и-Кхаса.

Попадаем к Кхас-Махалу и заходим внутрь. Солнечные лучи падают сквозь двери и забранные решетками окна, становится видно, как просвечивает мрамор с нанесенным на него «каменным ковром». Считается, что этот дворец представляет лучший образец рисунков по мрамору. Сводчатые окна, потолок, стены – здесь все покрыто сплошным рисунком. Солнечный свет наполняет это небольшое помещение теплом и создает ощущение позолоты. Сделайте фотографию у одной из оконных ниш – вы не пожалеете об этом! Первоначально кирпичный форт принадлежал раджпутам, первое упоминание о нем относится к 1080 г. н. э.

Афганский правитель Сикандер Лоди был первым из делийских султанов, кто перенес в Агру столицу и жил здесь, в форте. Он правил страной отсюда, и Агра приобрела статус 2-й столицы. Он даже умер в форте в 1517 году, а его сын Ибрахим Лоди, прожил в форте 9 лет, пока не проиграл первую битву при Панипате (в 1526 г.), во время которой и был убит.

После этих событий крепостью завладели моголы, а вместе с этим и огромными сокровищами, включая знаменитый алмаз Кох-и-Нор. Бабур размещался в форте во дворце Ибрахима, он вырыл здесь водоем-колодец (baoli). Хумаюн был коронован здесь в 1530 году, но не смог удержать крепость. Акбар, понимая важность центрального расположения города, в 1558 году переезжает сюда, и Агра становится столицей. К тому времени крепость была в руинах, и Акбар перестроил ее из красного песчаника, который и дал форту его название.

Стройка продолжалась 8 лет и была закончена к 1573 году. Форт имеет форму полумесяца, прямая часть которой параллельна реке. Весь комплекс обнесен стеной, высота которой составляет 21 метр. Двойной крепостной вал имеет несколько массивных круглых бастионов. Однако время и история уничтожило многие из внутренних дворцов. Около 30 могольских зданий только и сохранились на юго-восточной стороне, обращенной к реке.

К слову сказать, Агра Форт играет ключевую роль в произведении Конан-Дойля о Шерлоке Холмсе «Знак четырех».Энциклопедические издания повествуют, что здешние здания смешанной индо-исламской архитектуры имеют в декоративных узорах запрещенные в исламе образы живых существ: драконов, слонов и птиц, вместо обычных традиционных узоров и каллиграфических надписей. Нам не посчастливилось найти таковые, может, повезет кому-то другому? Ищите!Наше обследование крепостного комплекса носит хаотичный характер, мы то идем вперед, то возвращаемся обратно.

И тут все дело в том, что многочисленные арки, переходы, двери манят, но и путают, нарушая последовательность. От правого золотого павильона Кхас-Махала, мы идем в следующий двор и оказываемся на так называемой территории Бенгальских дворцов. В эту часть входят дворцы Акбар Махал и Джахангири Махал.

Широкий коридор связывает Кхас Махал с Шах-Джахани Махал (Дворцом Шаха-Джахана), который поддерживают деревянные балки; его четыре палаты были некогда раскрашены яркими красками с золотым тиснением.

Этот беломраморный далан (коридор), состоящий из 5 девятизубчатых арок, поддерживается двойными колоннами. Шах-Джахани Махал (Дворец Шаха-Джахана) расположен между беломраморным Кхас-Махалом и Джахангири-Махалом из красного песчаника. Он является промежуточным между двумя основными комплексами жилых помещений двух различных времен.

Это самая ранняя попытка могольского императора Шах-Джахана переделать существующее здание из красного песчаника в соответствии со своим вкусом. Это первый из его дворцов в Агра Форте, в нем есть большой холл, боковые комнаты и восьмиугольная башня с видом на реку. Вся конструкция из кирпича была покрыта толстым слоем белой штукатурки, на которую был нанесен цветочный орнамент.

В те далекие времена стены дворца сияли и блестели, как мраморные.Проходим в восьмиугольную выступающую башенку, которая в отличие от Муссаман Бурдж выполнена из красного песчаника. Украшением этого двухэтажного балкончика являются ажурные решетки-ширмы. Правда, из-за них в беседке царит полумрак, и сделать хорошие фотографии с собой не удалось. Обозрев из этой беседки панораму стены с выступающей башней Ясмин, мы попадаем в возможно самую достойную внимания часть крепости. Это Jahangiri Mahal (Джахангири Махал), являющийся важнейшим Zenana дворцом (дворцом, принадлежавшим женщинам из королевской семьи).

Этот дворец в основном использовался раджпутскими женами Акбара. За внешней праздностью жизнь в гареме была полна тайн, интриг и заговоров. Многочисленная родня каждой жены пыталась оказывать влияние на махараджу, чтобы укрепить свою власть, при этом они не гнушались даже убийствами.Однако сделаем остановку перед входом в Jahangiri Mahal.

Здесь на противоположной стороне виноградного садика Anguri Bagh, на углу внутреннего двора гарема можно увидеть интересную реликвию афганской экспедиции 1842 года, так называемые «Ворота Somnath», снятые с усыпальницы Mahmud Ghazni в ознаменование захвата города Газни британцами. Махмуд был известен тем, что начиная с 1001 года, он начал наступление на Индустан, и в короткое время завоевал Кашмир и Пенджаб. А ворота стали предметом самого необычного археологического промаха генерал-губернатора, лорда Ellenborough.

В своем выспреннем провозглашении лорд идентифицировал их как ворота, высеченные из сандалового дерева, которые Mahmud, согласно традиции, снял с ворот храма (бывшего самым святым местом для индусов) побежденного им индуистского города Somnath в 1025. Индийцам было объявлено, что это реванш за 800-летнее оскорбление. Ворота были торжественно провезены через города Северной Индии в Агру и выставлены там с большой помпой.

Фактически же ворота выполнены не из сандалового дерева, а из местной древесины deodar. Да и тип орнамента вызывает сомнение, что ворота были изготовлены в Газни. Одного взгляда востоковеда достаточно, чтобы убедиться в том, что они не могли быть воротами индуистского храма. Возможно, что ворота были уничтожены при пожаре, а эти были изготовлены для их замены. Да само изъятие этих ворот Махмудом из храма Somnath вызывет большое сомнение. Безусловно, это было необычным для махмудских грабителей обременять себя археологической реликвией, которую в те дни невозможно было продать.

А подкова, прибитая к воротам, как считалось принадлежавшая богине удачи, вообще-то была знаком, оставленным владельцем больного животного в честь его выздоровления после посещения святыни. Это был старинный обычай, свойственный кочевым племенам, которые считали лошадей, и скотину вообще, самым драгоценным имуществом.Вес этой двери – полтонны, она выполнена из 8- и 6-угольных панелей, скрепленных друг с другом без заклепок и вставленных в единую раму.

Идея отреставрировать ее и вернуть в храм Somnath была отвергнута. В любом случае эта дверь находится в форте Агры: то ли как трофей британской компании 1842 года, то ли как печальное напоминание об исторической лжи в Восточной Индии. Надо сказать, что рядом с каждым дворцом имеется информационная доска. Ищите эти доски, и читайте информацию, узнаете много интересного. Я попыталась частично привести их данные в моем вольном переводе.Посредине небольшого двора, ограниченного со стороны реки высокой красной стеной, находилась резная выемка в полу: то ли колодец, то ли небольшой бассейн.

От нее вниз за стену тянулся желоб, по которому, по-видимому, раньше подавалась снизу вода из реки Ямуна. В одном из высоко расположенных открытых проемов сидел большой обезьян и пялился на туристов, и именно в это время я услышала «сочный и могучий русский язык». Столь выразительно общались между собой две русские дамы, которым по-видимому уже остобрыдли бесконечные «махалы», и они, приехав за тридевять земель, обсуждали насущные для себя проблемы с использованием ненормативной лексики.

Мы покидаем открытое пространство с водоемом, и ныряем в прохладный внутренний дворик Джахангири Махала. Весь дворец – это массивный квадратный комплекс, который был построен Акбаром для своей жены-индуски Джодхабай, матери Джахангира. Отсюда и архитектура этого дворца полностью индуистская. Стены залов этого дворца обильно украшены резьбой по камню, консоли, простенки и поперечные балки имеют изысканную отделку. В отдельных местах можно заметить остатки декоративной отделки голубого и золотого цвета, выполненной в широко распространенном индо-персидском стиле.

В Джахангири Махал нашло отражение смешение черт Средней Азии, таких как веранда (открытая галерея-колонада) на восточной стороне с высокими изящными колоннами (каменный вариант деревянных деталей, характерных для среднеазиатской архитектуры) со стенами внутренних дворов, введенных в моду в более обширной традиции Гуджарат-Раджастхана по мере их проникновения в архитектуру начала 16 века при радже Ман Сингхе из Гвалиора.

Это экзотичное смешение и рискованная эклектика допускает смелый подход в архитектуре. Этот заумный текст – моя попытка перевести информацию, почерпнутую на сайтах. А если говорить простым языком, то один из двориков этого дворца произвел на нас неизгладимое впечатление обилием деталей, навесов, поперечных балок, каменных красных сталактитов, свисающих с потолка.

И все они были буквально бисерно орнаментированы. Это сколько же времени и тяжкого труда было вложено сюда! Уставшие от жары и впечатлений, мы присели на высокую платформу, чтобы сидя рядом с группой английских школьников, насладиться не только видом этих архитектурных изысков, но и чистейшим языком англичан.Не знаю, открыты ли для посещения 3 нижних этажа этого дворца, но даже если и были, то мы их не посетили, так как всему есть предел.

Мы вышли из ворот Дворца Джахангири Махал, имеющего величественный фасад, и прямо перед нами, окруженная решеткой стояла гигантская чаша. Это был Хауз (Hauz) Джахангира, или цистерна, которую изготовили в 1611 году по его приказу из единого куска порфира. Ободок этой купальни украшен надписями на персидском языке. Ранее она была врыта в землю, и император возлежал в ней, наполненной водой с плавающими лепестками роз.

За красивой решеткой не видно, какой глубины сия чаша, поэтому понять стоял ли правитель в ней, или плавал, трудно, но сознание того, что он осуществлял омовения в выдолбленной в камне лохани, впечатляет! В некоторых источниках говорится, что эта ванна, возможно, была свадебным подарком Джахангира, сделанным в 1611 году Нур-Джахан ("Свет Мира"), одной из самых влиятельных женщин своего времени.

Лепестки роз, плавающие в воде, навели эту красавицу, имеющую блестящие навыки в администрации, политике, экономике, и культуре, на создание аттара – пряного косметического средства, рецепт которого используется и сегодня. А сам крем можно, задавшись целью, приобрести на индийских базарах. Справа от купели – какие-то развалины. Это все, что осталось от самого южного дворца - некогда обширного Акбари Махала, построенного в 1571 г. Денег на реставрацию в государстве нет, поэтому допуск туда тоже закрыт.

Мы еще не лишаем себя надежды увидеть Моти-Масджит, и возвращаемся к Диван-и-Ам. Войдя в большой сад, в котором он расположен, понимаем, что попали в разгар киношного действа. Пробиться в первые ряды зрителей оказалось не так и трудно, но съемки уже подошли к концу, и нам удалось опять снять пару героев только сбоку.

Видимо, снималась какая-то любовная сцена, так как актеры сидели под деревом, и мужчина бережно и целомудренно обнимал героиню за талию. Толпа сделала радостный выдох при окончании съемки этой сцены, а мы окончательно поняли, что увидеть мечеть мечты нам не удастся. К сожалению, большая территория форта до сих пор используется индийскими вооруженными силами. Не знаю, как удалось посетить ее другим туристам, чьи фото выложены на сайтах, но мы ограничились стандартной фотографией перламутровых куполов.

В заключение скажу, что Красный Форт Агры, безусловно, производит большее впечатление, чем делийский. И совершенно справедливо, что он, наряду с Тадж-Махалом в 1983 году был внесён в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Единственное, что смущает везде – это некая безжизненность внутренних помещений, с которым мы впервые столкнулись еще в Китае.

Это все равно как квартира с вывезенной из нее мебелью, пуста и печальна. Часы показывали, что внутри форта мы провели 2 часа.На выходе из сада, попадаем в гущу поклонников актеров, которые радостно хлопают в ладоши, потому что их любимая актриса остановилась и дала желающим автографы. А на выходе из форта успеваем-таки снять прекрасную героиню нового индийского шедевра.

Она дежурно позировала, стоя рядом со своими индийскими, ошалевшими от счастья, поклонницами. Отдать должное, она была действительно хороша! Особенно поразили ее миндалевидные глаза и белозубая улыбка. Правда, надо сказать у индусов в основной массе у всех такие красивые белые зубы, и чем это вызвано?Напротив входа в форт замечаем конную статую. Это памятник, посвященный овеянному легендами Shivaji.

Он прибыл в Агру в 1666 году вместе с Раджой Джай Сингхом, чтобы быть принятым Аурангзебом. В помещении Диван-и-Кхаса его нарочно посадили за людьми более низкого происхождения. Взбешенный таким унижением, он в гневе покинул аудиенцию, за что его заключили в казармы Джай Сингха 12-ого мая 1666. Опасающийся заключения в тюрьму и казни, в соответствии с романтической легендой, в августе того же года он сбежал. Вот эта героико-романтическая конная статуя Shivaji и была сооружена перед фортом.

Наш водитель, увидев нас, замахал руками, показывая, где стоит его колымага. И это было правильно, в такой толчее рикш, мы бы навряд ли нашли его сами. Наш путь далее лежал к так называемому Бэби-Таджу. Рикша поворачивает направо, и мы едем вдоль стены форта, любуясь этим фортификационным укреплением-дворцом. Со стороны видно четкое разделение на «красное и белое», а обе восьмиугольные башенки дополняют красоту Аграпуры.

На одном из перекрестков (вспомнив, что в Индии практически отсутствуют светофоры), мы немного напрягаемся. Всюду люди, кони, крики, свистки – чтобы ощутить все это, надо побывать здесь! Чтобы попасть к усыпальнице, расположенной в 3-х километрах от города, необходимо пересечь реку Ямуну. Усыпальница Итемад-уд-Даулы стоит в центре Персидского парка. Входной билет сюда (с учетом купленного в Тадж-Махал билета) стоит 100 рупий. Красно-белые внушительные ворота ведут внутрь и уже издалека видно, какая нас ожидает красотища!

Народу мало, и это помогает нам делать фотографии до полного удовлетворения. Единственное, что раздражало, это всевозможные помогаи, желавшие оказать нам услуги гида. Следуя нашему обыкновению, мы отмахнулись от всех, как от назойливых мух, и они сразу отстали, отдать должное.Мирза Ghiyas Beg и его жена Asmat Begum прибыли из Ирана и служили при дворе Акбара.

Как я уже говорила, про родственные связи, он был отцом Нур Джахан и дедом Мумтаз-Махал. Он носил титул I’Timad-ud-Daulah – хранитель сокровищ, и умер в Агре в 1622 году, на несколько месяцев пережив свою жену. 6 лет понадобилось их дочери, чтобы возвести их усыпальницу. А ее собственная могила, как и могила Джахангира, находится в Лахоре. Декоративные ворота с выступающим сводчатым портиком и монументальной аркой-проходом расположены в южной и северной части комплекса. Со стороны реки эта арка имеет террасу с балконом для отдыха.

Красные ворота инкрустированы белым мрамором, что придает им нарядный вид. Настил из красного песчаника делит весь сад на 4 равные части, посредине имеется желоб для воды и предусмотрены резервуары для водных каскадов. Ярко-зеленый газон и деревья, растущие у стены, оставляют мавзолей открытым со всех сторон.

Каждая сторона главного здания усыпальницы имеет 3 арки, 2 из них забраны решетками тончайшей резьбы. Наверху имеется балюстрада с резным ограждением. На здании отсутствует купол, вместо него baradari (павильон) с 3 арками-окнами по каждой стороне, забранными решетками. Это сооружение свойственно персидской или могольской архитектуре, через свои 12 дверей позволяет сквознякам гулять внутри помещения. Высокопоставленные особы использовали его для назначения формальных и неформальных встреч в жаркую погоду.

Над навесом возвышается пирамидальная крыша, украшенная стилизованными лепестками лотоса и навершиями (kalash finals) для соединения с космосом. А своды арок имеют такую замысловатую форму и украшены такой мелкой резьбой, что кажется, что это кружевная накидка. Внутреннее пространство гробницы состоит из центральной квадратной залы, где собственно и стоят усыпальницы Asmat Begum и ее мужа Мирзы Ghiyas Beg, 4 прямоугольных комнат и 4-х квадратных по углам.

Все эти помещения взаимосвязаны простыми дверными проемами. В угловых комнатах также имеются гробницы дочери Нур Джахан и других ее родственников.Самым важным аспектом гробницы является ее разноцветный орнамент стен, состоящий из арабесок, цветочного и геометрического узора. Все это выложено в мозаичной технике и имеет всевозможные теплые цвета и оттенки меда с контрастными белыми и черными узорами. Огромное внимание уделялось композиционной целостности, рисунку в целом, передаче местного колорита и своеобразия.

Вазы для вина, чаши, венки из листьев, многолепестковые цветы, замкнутые розетки, стрельчатые мотивы, миниатюрные колонки-башенки гулгасты, кипарисы и другие иранские мотивы, типичные для искусства Джахангира, были использованы с подчеркнутой многозначительностью и символизировали идею изобилия и великолепия природы.

Некоторые композиции были навеяны произведениями известных придворных художников, какие-то из них были выполнены, как гравировка, другие – рельефные. Все это вместе взятое напоминает тончайшую резьбу по слоновой кости. Все камни, используемые для декоративной отделки внешних стен, - местного происхождения. А уж фантазия их укладки в каменные мозаики всецело принадлежит «золотым рукам» местных умельцев.Я бы не сказала, что эта усыпальница прототип Тадж-Махала, но безусловно – это шедевр бескупольного здания.

Это первое здание, выполненное из белого мрамора, что означает промежуточную фазу в строительстве от гробницы Акбара в Сикандре из красного песчаника к беломраморному Тадж-Махалу. И как сказано на информационном стенде оно «отражает особенности изысканного иранца, похороненного здесь и более того, характер его строителя».

От всего здания веет такой теплотой, солнечным светом, что забываешь, что это собственно кладбище, мы любуемся могилой, пусть и очень большой. Таковы традиции востока: создавать пышные и помпезные места последнего упокоения. Думаю, что вы увидите сами, какой красивый задний фон создают ниши с ажурными решетками: сидя или стоя в этой живописной рамке, вы будете выглядеть сногсшибательно! Не упустите такой шанс! А еще испробуйте акустические свойства внутренних помещений, пропев пару нот.Мы обошли по нескольку раз все внутренние помещения и само центральное здание снаружи.

Прошли по прямой к павильону, выходящему на Ямуну, здесь уже сидели и отдыхали немногочисленные туристы. Решив взглянуть вниз, далеко ли вода, мы неосторожно приблизились к ограде и свесились через нее. Чумазая индийская детвора только и ждала этого момента: малолетние хулиганы быстро спустили трусы, наслаждаясь нашей растерянностью.

Теперь нам стало понятно, почему все сидели в центре веранды, телодвижения юных мальчишек были далеки от здоровой восточной эротики. Обратный путь через мост подарил нам много чудесных фотографий из обычной индийской жизни, при этом все попавшие в объектив люди радостно махали нам руками.К 13.30 вернулись в отель и решили переждать жару, чтобы в 16 часов снова продолжить туристическую программу. Денег водителю мы еще не дали, да он и не просил: здесь все построено на доверии.

В нашем отеле был бассейн, и мы с удовольствием насладились его прохладой и даже успели немного позагорать на пластиковых лежаках.Большинство отелей, в которых мы останавливались, путешествуя по странам Азии, поражает искусностью аранжировки букетов из живых цветов, украшающих холлы. Этот тоже не стал исключением: роскошная композиция из цветов была не только украшением, но и элементом интерьера с его блестящими мраморными полами и ярким освещением.

Все это было хорошо, но нас начинал беспокоить вопрос трансфера на завтра. Мы не знали, во сколько за нами должны заехать, чтобы отвезти на железнодорожный вокзал. Попытались выяснить это на ресепшн, и нам пообещали сразу известить об имеющейся информации.В 16.10 мы вновь выезжаем на нашем «лихом коне», и во второй раз пересекаем реку Ямуну.

Мы едем смотреть закат, полюбоваться, как солнце садится над «великой песней любви в камне». Наш водитель легко общается с нами, шутит, но на подъезде к месту стоянки становится серьезным и дает нам неоценимый совет. Говорит он, едва разжимая губы, соблюдая конспирацию: все-таки негоже ему лишать государства доходных поступлений. Дело было в том, что глупых туристов, как баранов, направляли в сад с платным входом за 100 рупий.

Будто-то бы только оттуда можно наблюдать закат над Тадж-Махалом. Мы воспользовались полученной информацией и повернули от стоянки направо и вниз. Цивильной дороги здесь не было, и мы шли аккуратно ступая, чтобы не наступить в святое коровье г… С правой стороны видим небольшое скульптурное изображение мужчины на постаменте в синем костюме, очках и держащего книгу под мышкой. Читаем надпись и выясняем, что это Ambedkar, известный тем, что он был одним из первых неприкасаемых, получивших образование в колледже.

Он получил степень доктора права и ряд других степеней за экономические и политические исследования (в частности, в Колумбийском университете и Лондонской школе экономики). Вернулся в Индию известным учёным, несколько лет практиковал как юрист, после чего начал политическую деятельность как борец за права неприкасаемых. Был основным автором проекта Индийской конституции.

Снизу от реки по песчаной дорожке шла группа женщин и детей. Женщины несли на головах (по восточному обычаю) огромные тюки с травой, за ними следовали их кормилицы – коровы.Пытаясь запечатлеть эту жанровую сценку, мы, сами того не ожидая, ловим замечательный кадр: обыденное стадо коров на переднем плане и величайший мировой шедевр архитектуры Тадж-Махал. Усыпальница Мумтаз-Махал снова другого цвета, в лучах вечернего солнца цвет мрамора приобретает розовато-голубой оттенок. Небольшие группки туристов уже стоят на берегу реки и щелкают затворами фотоаппаратов.

По высохшему руслу реки двигаемся и мы, чтобы подойти к воде, как можно ближе к монументу на противоположной стороне. На платформе Тадж-Махала, обращенной к воде, уже скопилось много народу, их движения напоминают муравейник, такими маленькими кажутся люди по сравнению с гигантскими пропорциями величественного сооружения.

Хорошо, что техника шагнула так далеко и теперь, имея цифровой фотоаппарат, можно не бояться делать бесчисленное количество кадров, чтобы потом выбрать наилучшие. Солнце, кажется, садится в тучи, и мы торопимся сфотографировать себя на фоне белоснежного купола за спиной. Продолжая рассказ о легендарной любви, мифы этой истории повествуют, что Шах-Джахан поседел за одну ночь после смерти любимой жены. А поскольку ислам запрещает изображения живых существ, то у шаха не осталось ее портрета, и он решил построить «лучший из дворцов», как вечное напоминание о ее красоте.

Со стороны реки мавзолей оставлен открытым, чтобы его контуры были дублированы перевернутым отражением. Течение реки придает этому отражению ощущение миража, постоянно меняющегося и от этого кажущегося призрачным.Исторические хроники повествуют о том, что для себя Шах-Джахан планировал построить гробницу именно на этом, противоположном берегу, но усыпальница должна была быть из черного мрамора и быть зеркальной копией Таджа.

Потеряв вкус к жизни, он стал задумываться о приемнике. Ему был милее старший сын, единомышленник и либерал, но жизнь выбрала другого его сына, Аурангзеба, мусульманского фанатика. В благодарность за счастливое детство, сынок заточил отца в Красном форте на долгие годы, до самой смерти. И красивая легенда заканчивается очень печальной картинкой стоящего у тюремного окна немощного старика, некогда великого властителя, угасающим взором любующегося мраморным красавцем Тадж- Махалом.

Ученые же, однако, единогласно не верят в такую экскурсионную байку, а продолжают исследовать тайный символизм мавзолея. А возможную причину смерти 74-летнего императора видят в слишком большой дозе наркотиков и сексуальных излишествах. Вот так разрушаются мифы…Рядом с нами состязалась в изобретательности небольшая группа туристов-азиатов.

Они прыгали, скакали, поднимали руки каким-то странным образом над головой, и все эти телодвижения друг друга фотографировали. Мы заинтересовались их композициями, и до нас дошло, что они пытаются воспроизвести популярные у туристов кадры, которые делают наторевшие в этом местные фотографы. И тут Остапа понесло, мы тоже включились в эту игру, корректируя друг у друга постановку рук, поворот головы и прочее, прочее. В результате мы смогли зафиксировать себя, держащими на своих ладонях минареты Тадж-Махала, отражающегося в воде.

Долго экспериментировали, но все же добились того, что голову каждой из нас венчал, как шапка мономаха, центральный купол. Я уж и не говорю про самый простой кадр: «гигантским усилием воли» ты держишь на раскрытой ладони беломраморное чудо света. Все это действо вызвало массу веселья и восторга и у нас, и у молодых ребят (оказавшихся тайваньцами), которые включились в нашу игру и корректировали ее.

Солнце опускалось ниже, цветовая гамма поменялась местами: было небо голубым, стало розовым, а мрамор начал отливать синевой с сиреневыми полутонами. Гигантский занавес упал, погас свет, декорации потускнели и исчезли во мраке, остались только сказочные воспоминания …Уже почти в полной темноте мы вернулись на стоянку. Напоенные величественными впечатлениями и помня доброту нашего добровольного гида-извозчика, мы решили поощрить его чаевыми, чего никогда не делаем. Но тут был особый случай, он вел себя очень достойно и во многом помогал.

Мы уже думали, что программа на сегодня закончена, оказалось не тут-то было! Водитель умоляюще попросил нас посетить магазин его шефа. Он сам сказал, что там товар дорогой, но нам не обязательно покупать что-то, надо просто уважить его босса. О чем разговор?! И еще: нас попросили не говорить, о вчерашнем посещении магазина «У Саши». Что значит конкуренция…

В конечном итоге мы снова оказались у дружелюбного Саши, который встретил нас прохладительными напитками и чаем. В результате торга за 40$ были куплены в комплект к кольцу и серьги с цирконом, тем более, что Саша, как и обещал, сделал к ним английский замок. А в магазине первого этажа Валю обрядили в индийское сари, и мы попросили запечатлеть сей наряд в компании с владельцем магазина. Темнокожий колоритный индус в белой одежде был чудесным дополнением к Валиному торжественному наряду.

Следующим – был небольшой обувной магазин при фабрике кожаных изделий. Здесь пришлось пополнить свои покупки приобретением чудесных узорчатых тапок из кожи верблюда. У тапок была смешная цена – 100-150 рублей. В заключение мы попросили завезти нас в какую-нибудь аптеку, так как надо было купить кое-какие индийские лекарственные препараты, что мы выполнили с успехом.

По дороге в отель, попросили нашего рикшу немного подождать. Нам хотелось вручить ему небольшие сувениры из России. Он деловито спросил, есть ли у нас какие-нибудь вещи, так как у него двое детей и их надо одевать. Расчувствовавшись, мы сфотографировались у его таратайки, встав так, чтобы не заслонять ее номер.

И только тут мы увидели, что у нашего водителя одна нога короче другой. Несмотря на это, он трудится и старается дать своим детям достойное образование, которое стоит недешево во всем мире.

У входа в отель нас встречал роскошный индус в белой ливрее с ярко-красным поясом и чалмой. Столь колоритную фигуру с усами и бородой в половину щек невозможно было оставить без внимания. На ресепшн для нас не было оставлено никаких сообщений, и мы на всякий случай договорились с нашим водителем, чтобы рано утром он подогнал еще пару других рикш, чтобы доставить нас на вокзал.

Расстались друзьями, взяв его визитку и обещав направлять к нему других известных нам туристов. Спасибо тебе, дорогой! Такие теплые воспоминания о нем являются прекрасным дополнением к общим впечатлениям об Агре. Я – знаменитая кошатница и приобретаю фигурки котов во всех странах, где бываю. Не обошлось и в этот раз.

Замечательная шкатулка в виде величественного кота из папье-маше, покрытого лаком, достойно украсила мою коллекцию индийским образцом.Узнав потребное время поездки до вокзала и крайний срок отъезда, мы решили, что утро вечера мудренее. Бессмысленно было сегодня ломать голову над тем, что день грядущий нам готовит. Как Скарлет О'Хара, мы решили, что подумаем об этом завтра.

Итог дня: посетили Тадж-Махал, Красный Форт, Усыпальница Итемад-уд-Даулы. Расходы на входные билеты – 1 100 руп
Опубликовано: 15 Августа 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.