Два дня в Алжире

Другие отзывы автора
  • Африканская бабочка и её жители. Часть 4
  • Удивительная Сиена
  • Африканская бабочка и её жители. Часть 7
Все отзывыЗнакомство с Алжиром

Путешествие по Мали закончено, возвращаемся домой. При перелёте алжирскими авиалиниями Москва – Алжир – Бамако, в алжирском аэропорту мы провели около 4х часов, а при обратном рейсе ждать вылет на Москву нужно более двух суток. Организаторы маршрута решили заполнить это время коротким осмотром Алжира.

Самолёт идёт на посадку. Салон забит жаждущими вырваться из своей страны малийцами. Вспоминается, что когда мы летели из Алжира в Мали, то лайнер был почти пуст. В блёклом свете Луны справа виднеются горы, слева чернеет море, внизу, освещённые фонарями, дороги, машины, дома. После тёмного Бамако Алжир, с его довольно посредственным освещением, кажется вершиной человеческого развития.

Мягко садимся на полосу и уже через 10 минут проходим паспортный контроль. Вот тут самое главное! Сразу за пограничниками притаилась неприметная будочка, куда необходимо заглянуть и задекларировать ввозимую валюту. Полученную справку терять нельзя. Если этого не сделать, то на выезде таможенники будут приставать, как ты жил в их стране без денег, могут перетряхнуть вещи. Что будет, если они найдут деньги, сказать не берусь.

Нашу группу встречает седой интеллигентный мужчина и ведёт к себе в микроавтобус. Утренний воздух наполнен морским дыханьем, где-то вдали за горой светлеет небо. Минут 40 едем до отеля, который находится в пригороде алжирской столицы, в городке Аин Тая. Ещё в Москве принимающая сторона, в целях нашей безопасности, настояла, чтобы мы поселились именно в пригороде.

Лет 20 назад местный бизнесмен построил красивый особняк, позже переделав его под отель, где каждый номер роскошен и неповторим. Но в стране началось что-то похожее на гражданскую войну. Отель почти всегда пустовал. Совсем мало постояльцев и в наше время. Алжирцы любят останавливаться непосредственно в столице, а иностранцев пугает имидж этой североафриканской страны.

Отдыхаем совсем чуть-чуть, завтракаем и отправляемся на осмотр города. Водители кому-то звонят, совещаются, между собой обсуждая маршрут. Да, действительно туристов в Алжир приезжает совсем мало, если водители даже не имеют чёткого представления куда везти и что показать. Наконец компромисс найден. Загружаемся в две машины и движемся в сторону столицы. Наша первая остановка – храм Нотр-Дам Д Африк.

Алжир основан в 10 веке на месте небольшого римского поселения Икозиум, от которого совсем ничего не осталось. Город получил название от «аль-Джазаир», что в переводе с арабского – острова, раньше рядом находились 4 острова, которые позже стали частью Африки. Удивительно, что столица страны и сама страна называются одинаково – Алжир. Раскинувшиеся на горах возле моря города часто похожи: набережная, вдоль неё дорога, которая дублируется на разных уровнях между поднимающимися вверх строениями. Наверно, Алжир чем-то напоминает Кейптаун или Бейрут.

Храм Нотр-Дам Д Африк построен на высокой горе, 124 метра над уровнем моря, виден со многих мест, и по нему хорошо ориентироваться. Микроавтобус, кружа по серпантину причудливых улиц, взбирается вверх. Вскоре мы выходим и осматриваем Алжир с обзорной площадки у храма. Зеленеют на склоне хвойные деревья и кустарники, пестрят крышами дома, а по синему морю возвращаются в порт рыбаки. Рядом на площадке гоняют в футбол мальчишки, чинно на лавочках что-то обсуждают старики.

Справа от храма на постаменте памятник апостолу Павлу. Левой рукой апостол прижимает к себе Библию, а поднятая правая отсечена по локоть. Что это - вандализм или следы гражданской войны? Обстановка здесь вполне дружелюбная, но оторванная рука апостола Павла, возле одной из главных достопримечательностей города, заставляет задуматься.

Ровно в 10 незаметно открываются двери церкви. Белоснежная Богоматерь Африканская, на крыше своего дома раскинув руки, приглашает в гости. Поднявшись по мраморной лестнице, слева можно видеть большое скульптурное панно, посвящённое почитанию Богородицы в Северной Африке в 1-м веке. Здесь же на латинском и на арабском: «Пресвятая Богородица, храни твоих слуг!» В центральной части на стенах сотни надписей, называемых «экс вото» – выражение благодарности за исцеление Богородице.

Одни относятся ко времени основания церкви, к середине 19 века, многие датируются началом и серединой века 20-го. Последние совсем свежие, но их мало. С правой стороны нефа своё экс вото оставил космонавт Франк Борман, посетивший Базилику Пресвятой Богородицы. Над алтарём, словно синее небо, простирается большой купол, разрисованный на библейские темы. Под ним надпись: «Пресвятая Богородица, моли Бога за нас и за мусульман».

Людей в храме почти нет. Население страны на 99% состоит из мусульман, из которых арабы 83%, берберы 16%. Скажем откровенно, что не идут мусульмане в алтарь к чёрной бронзовой Пресвятой Богородице, а нам, православным, можно приходить и молиться в католический храм. Ставлю к алтарю зажженный светильник, ещё раз осматриваю это великолепие и выхожу на улицу.

Обычному человеку мир вокруг кажется вечным. Обыватель не замечает, как поднимается и опускается уровень моря, как меняется климат. Порой тяжело вспомнить, что стояло раньше в родном городе на месте нового торгового центра. Интересно, что будет с нашим миром лет через 100, ведь теперь уже наоборот, Восток конкретно наступает на Запад.

Водители загружают русских туристов в свои машины и везут дальше. Один наш товарищ, снимая город, постоянно щёлкает фотоаппаратом, и человек в штатском просит нас остановиться. В арабских странах запрещено снимать полицейского, даже если он не в форме. Во время нашего посещения революционный вихрь уже кружил в соседнем Тунисе, готовя удар по Египту и по Ливии.

Пытаясь предотвратить тунисский сценарий, алжирские власти вывели на улицы и на дороги огромное количество военных и полицейских в штатском. Одного такого сотрудника мы и рассекретили. Начинается проверка фотоаппарата, когда снимок удалён, нас отпускают.

Алжир побратим Москве, он входит в 100 великих городов мира. Вечно спешащая и суетливая Москва чем-то похожа на этот североафриканский город. Спускаясь в московскую подземку можно видеть загруженные проблемами лица москвичей, таковыми мне показались и алжирцы. Чем-то похожа и наша история последних 30 лет. Все девяностые годы, когда россияне привыкали к новой жизни, а братва палила друг в друга, в Алжире тоже гремели взрывы и свистели пули. По официальным данным в те годы погибло более 100 тыс. человек.

История Алжира

Здесь сделаем отступление, дабы кратко поведать историю Алжира.

В 1 веке до н. э. государство Нумидия (тер. Алжира) покорено Римом и входит в состав Римской империи. В 5 веке здесь хозяйничают выходцы из Вандалузии – вандалы. В 6 веке византийцы изгоняют вандалов. Но уже через 100 лет, вдоль южного побережья Средиземного моря победоносно движутся арабы. Происходит арабоизация и исламизация местного населения.

В 1518г. местные правители, опасаясь высадившихся на побережье испанцев, просятся в состав Османской империи. Турки правят единоверцами формально, в дела особо не вмешиваясь. В этот период, который длился около 200 лет, алжирские пираты особо рьяно хозяйничают на Средиземном море, подвергая набегам христианские города и поселения. Алжир тех лет представлял собой военную республику, во главе которой стоял избранный янычарами дей. Постоянные дворцовые перевороты не позволяли избранникам править долго и умирать своей смертью.

Но пиратство на Средиземном море не могло продолжаться вечно. Первыми заставили алжирских корсаров уважать свой флаг США. На следующий год 1816-м британский флот появился в алжирской бухте. Началась ужасная бомбардировка города из 2000 орудий, продолжавшаяся 10 часов и разрушившая военные укрепления и дома. Англичане достигли цели, и дей Омар вынужден был подписать соглашение, по которому все христианские невольники, захваченные в результате пиратских набегов, выпускались на свободу, а со всеми военнопленными впредь должно было обращаться согласно европейскому международному праву.

Алжирское побережье резко отличается от песчаного египетского и пустынного ливийского. Горные системы защищают его от дыхания Сахары. Климат вдоль моря субтропический, зима тёплая и дождливая. Присмотревшись к Алжиру, французы в 1830г начинают его захватывать, заселяя лучшие земли колонистами из Европы. В 1848-м Алжир объявлен территорией Франции, разделён на департаменты и управляется французским генерал-губернатором.

В 1940-м после капитуляции Франции Алжир становится источником сырья для Гитлера. Во время Второй мировой войны особо сильных боёв на территории Алжира не было. Но мусульманская буржуазия вынашивала план по изгнанию колонизаторов, что и выплеснулось в мае 1945-го в восстание, которое захлебнулось в крови. Основные действия разыгрались в столице страны и вошли в историю под названием «Сетифская бойня». Погибло 88 французов и несколько сотен алжирцев.

В конце 50х поражение Франции в Индокитае и последовавшая за этим победа Насера в Суэцкой войне подогрели алжирский кризис. Алжирские мусульмане стали более воинственны в своём стремлении к независимости, а французская армия горела желаньем избежать нового поражения. В декабре 1958г к власти в Париже приходит де Голль. 23 января 1960г лица европейского происхождения поднимают мятеж в Алжире в знак протеста против политики де Голля на самоопределение их страны.

Какое-то время кажется, что армия поддержит мятеж, но он выдыхается сам собой. Президент Франции, услышав тревожный звоночек, в тот год дважды посещает Алжир. Но вопрос не решён. Алжирские мусульмане требуют независимости, а христиане понимают, что в случае провозглашения оной им придётся уезжать из страны.

21 апреля, менее чем через год после последнего выступления, в Алжире происходит новый мятеж лиц европейского происхождения. Теперь его руководителями выступили 4 генерала, наиболее известным из которых был Рауль Салан. Войска захватили основные здания. Оружие было роздано членам ОАС (секретная вооружённая организация). В ответ на это де Голль в Париже принимает на себя полномочия, превратившие его фактически в диктатора. Поскольку допускалась возможность высадки в Париже воздушного десанта из Алжира, танки и войска стянуты к Елисейскому дворцу.

Решительные действия де Голля, его страстное обращение по телевизору к народу, массовые демонстрации в его поддержку во Франции привели к тому, что мятеж был подавлен в течении двух-трёх дней. Одновременно идут секретные переговоры, и 3 июля 1962г. президент де Голль подписывает соглашение признающее независимость Алжира. (В результате секретных договорённостей Франция окончательно выведет свои войска только в 1967г, всё это время в алжирской Сахаре будут проводиться ядерные испытания).

ОАС до конца продолжит вооружённое сопротивление, хотя жестокая тактика лишит её многих сторонников. Против самого де Голля было принято несколько неудачных покушений, во время одного из которых его автомобиль оказался изрешечён пулями. Генерал Салан после этого был схвачен, и несмотря на приказы ОАС остаться в Алжире, после подписания акта о независимости, многие европейцы начали покидать страну. Если в 1880г в Алжире проживало 375 тыс. европейцев, то к 1930г их насчитывалось 5 миллионов. Масштабы трагедии очевидны.

К власти в Алжире приходит Бен Белла, провозглашая «продолжение алжирской революции по социалистическому пути», министром обороны он назначает Хуари Бумедьена. В 1965г Бумедьен совершает военный переворот, за этим следует новое строительство социализма с учётом местной специфики. Алжир начинает дружить с СССР. Советские специалисты приезжают в эту североафриканскую страну, помогая поднимать экономику.

В российской прессе полный пробел по истории Алжира времён Хуари Бумедьена, хотя этот руководитель неоднократно приезжал в Москву на переговоры с Брежневым. Местные люди, с кем мне удалось пообщаться, описывают этот период как крайне тяжёлое время. В стране были созданы колхозы, люди в которых работали по 12 часов, но полноценного питания при этом не получали. Квартиры и дома принадлежали государству, частных машин не было.

Поговаривают, что Хуари Бумедьена отравили сотрудники израильской разведки. В любом случае после его двадцатилетнего правления политический курс изменился. Началась политическая борьба, в результате которой к власти пришёл Шадли Бенджедид. К концу 80х страна оказалась в тяжёлом экономическом положении. Руководство ища выход. Сблизилось с консервативными мусульманскими странами, усилилась исламская пропаганда.

Фундаменталисты стали требовать жить по шариату. Боясь прихода к власти исламистов, военные берут бразды правления в свои руки. Исламисты уходят в подполье, и начинается террор. Их метод – показательные расправы, а цель – чиновники, военные, христианские священники и просто европейцы. В 90х годах прошлого века в Алжире идёт самая настоящая гражданская война, без чёткой линии фронта. Последние европейцы покидают страну в этот период.

Однако, жёсткая линия военного руководства 1992-1999г позволила сбить волну террора и принудило экстремистов к миру. Из мечетей удалили радикальных имамов. Пресекли денежные вливания из вне.

Старый город и музеи

Водители оставляют машины на парковке в центре города, строго предупреждая нас, ходить везде только за ними. Напуганные образом фанатиков исламистов семеним за своими провожатыми, словно цыплята за наседкой.

Главная мечеть города стоит в центре, возле набережной, и, на мой взгляд, не является архитектурным шедевром. Пытаемся зайти внутрь, но нас просят удалиться. Пересекаем центральную площадь и оказываемся на одной из поднимающихся вверх улиц, доверившись проводникам, начинаем петлять по узким извилистым лабиринтам. Старая часть города у арабов называется Медина. В городе Алжире она представляет собой хаотичную застройку.

Дома, словно Зидан и Матераци, сблизились, нарушив некое обязательное пространство, множество проводов и развешенного белья пытаются закрыть узкую полоску неба, и в этом есть некий шарм. Старый город в Алжире взят под охрану ЮНЕСКО.

Мы подходим к обычному на первый взгляд пятиэтажному дому, зажатому между других строений. Ныне здесь музей, а раньше дом принадлежал турецкому наместнику. По-восточному великолепен внутренний дворик, хороши колонны, декор и плитка. Вместе с нами покупают билет в музей две местные девушки. Кое-как вступаем с ними в контакт.

Оказывается, что во времена Хуари Бумедьена дом паши был поделён на коммуналки, которые оставались тут до конца 80х, и старшая сестра привела младшую показать, где они раньше жили. (Что-то подобное происходило и у нас в России. Мне приходилось видеть, как жили люди на территории монастыря в Муроме, причём комнаты располагались даже в церквях).

Народ в старом городе весьма диковат и даже озлоблен, запрещают себя фотографировать, а поснимать то хочется. Дарю девицам привезённые на такой случай брелки-матрёшки. Девчонки визжат от радости, но фотографироваться категорически отказываются. Потерял надежду что-либо продать торговец в антикварной лавке. Скучают смотрители в краеведческом музее, который разместился в доме дочери турецкого полководца. Туристы, если они и приезжают, то Медину своим появлением не балуют, опасаясь попасть под раздачу.

На вылете из страны в Дюти Фри находится магазин, где продаётся алжирское вино. Виноградники остались со времён французов, но чтобы продавали спиртное в городе, я не видел. Отсутствовало вино и пиво даже в приличном рыбном ресторане, где нам довелось пообедать.

Во второй половине дня отправляемся в другую часть города, к огромной стеле независимости. Внутри стелы находится интересный музей, основная идея которого многолетняя борьба алжирцев за независимость против колонизаторов.

Особенно мне запала в душу одна из картин: сошлись на вздыбившихся конях, замахнувшись саблями, друг на друга, алжирец и француз, но у араба кривая сабля больше, и по динамике картины он первым нанесёт удар. В музее можно видеть различные виды холодного и стрелкового оружия. В одном из залов чёрно-белый фильм дополняет диораму, где алжирские повстанцы перекусывают колючую проволоку, готовя ночную атаку.

В нынешней трактовке истории алжирцы уверяют, что во время их восстания в мае 1945г французы убили не несколько сотен, а 40тыс человек. История давно служит интересам политиков и подаётся под разными соусами. Здесь цель очевидна – выжать из Франции побольше денег. Вообще, забегая вперёд, скажу, что страна Алжир производит впечатление некой заброшенности. Вроде чувствуется, что жизнь здесь кипела, но как-то и куда-то ушла.

Алжирцы выгнали европейцев, победоносно развесив бельё по всему городу, доедают их потенциал, а что делать дальше они не знают. Отношения у Алжира с Францией весьма напряжённые. Безработная молодёжь мечтает уехать, но визу французы особо не дают. Обходным путём визу делают, но стоит она 5тыс евро…. И оседают алжирские туристы по окраинам французских городов.

Я не могу сказать, что мне как-то особенно понравился Алжир, хотя город и произвёл приятное впечатление. Белоголубой город имеет 8 уровней и соединён множеством лестниц. В момент нашего приезда власти города запустили метро, но нам прокатиться в их подземке не довелось. Зато нам удалось посетить Центральный парк, увидеть Главпочтамт и кладбище, где похоронен Хуари Бумедьен.

На улицах города полно вызывающе бородатых мужчин. Женщины почти все в хиджабах, многие вдобавок закрывают лицо, оставляя только глаза. Иностранцев не видно, сексапильных блондинок нет, негров нет, хотя в соседней Ливии темнокожих людей предостаточно.

Полиция следит за полосой общественного транспорта, движение на дорогах без бибикания и криков. В 17 часов появились пробки, но они культурно двигались. Чем дальше от центра, тем приветливее люди, интересуются, кто мы и зачем приехали в Алжир. Кем они себя ощущают? Ответ очевиден – алжирцами, не относящимися ни к Европе, ни к Африке.

Добравшись до отеля, камнем падаю на постель и сразу засыпаю. Первый день пребывания в Алжире закончен.

На запад от столицы

Утром решил прогуляться по проснувшемуся городу, где расположился отель. Спешат школьники за своими пятёрками, открываются лавки и кафешки. Мужчины алжирцы обожают пить кофе. В среднем за день они выпивают 4 – 5 маленьких чашечек этого ароматного напитка. Хотя море и находится рядом, выйти к нему в Аин Тае можно только в двух местах. Берег весь застроен домами, которые словно ласточкины гнёзда прилеплены к обрывистым скалам.

Север страны весь окружён неспокойными горами, бывают землетрясения, последнее случилось в 2003г. Утреннее море дышит спокойствием. Кусочек общественного пляжа совсем маленький, и рядом выходят к морю канализационные стоки.

Рассаживаемся по машинам и в путь. Нам предстоит однодневное путешествие по стране. Широкое шоссе заполнено автомобилями, которые в большей своей массе французские. Озлобленности на дорогах нет, очень много военных и полиции. Сперва, нам предстоит увидеть могилу христианки. В понимании русского человека могила это холмик земли или надгробная плита. Могила христианки опровергла это представление.

Заезжаем на высокий холм, покупаем билеты и проходим на территорию комплекса. Огромный каменный купол обрамлён подобием римских колон, аккуратно подогнаны мощные камни создающие купол. Издалека сооружение скорее напоминает храм или пирамиду. Усыпальница неоднократно подвергалась разграблениям. Сейчас внутри уже ничего нет, но внутреннюю часть закрывают на металлические двери.

По легенде здесь похоронена первая христианка на территории Алжира. Женщина была дочерью Клеопатры и Антония, а когда она умерла, богатый муж очень тосковал и построил для любимой усыпальницу. Будем в это верить и мы, а если поверим, то отпадает необходимость держаться за исторические даты.

С холма открывается великолепный вид на перепаханные поля и синее море. Идёт январь, а мне кажется, что начало апреля.

Следующая остановка город Типаса. Современная Типаса является столицей одноимённой провинции и располагается, как и её предшественница, возле моря. Римские развалины древней Типасы откопали французы. Виды здесь живописные: скалы, море, чайки, зелёный кустарник, хвойные деревья…. Римляне знали где ставить города. Наверно таких руин, ещё не открытых археологами вдоль побережья много, жизнь здесь периодически, то вспыхивала, то затихала. По старой Типасе приятно прогуляться, посмотреть остатки арены, стены домов, набережную, главную площадь, мощёную булыжником дорогу.

Из Типасы наш путь лежит дальше, вдоль побережья на запад. Узкое шоссе не имеет ограждения и вьётся над морем, по выбитому в скалах коридору. Страшновато, но красиво. Водитель предупреждает, сейчас увидим курортное местечко. За поворотом показывается тихая бухточка с кусочком жёлтого песка, рядом примостилась рыбацкая деревушка. Обрывистые алжирские склоны редко где имеют пляжи, но там, где они есть, они общественные. Искупаться женщинам в этой мусульманской стране проблематично.

Через какое-то время приезжаем в городок Шершель, нам даётся час на его осмотр. Центральная площадь со старинным фонтаном и с замысловато подстриженными деревьями, напоминает о французах. Площадь находится на отвесной скале, внизу порт. Кружат чайки по кругу над спокойной водой, значит, завтра будет дождь. Осадки в январе выпадают почти ежедневно.

Рядом с площадью мечеть, разместившаяся в здание европейской архитектуры. Водители-гиды уверяют, что это построили мусульмане сразу как мечеть. Аргумент выглядит сомнительно. Ещё в городке Шершель есть римская арка, но кто и в честь чего её поставил, выяснить не удалось.

Что мне здесь больше всего запомнилось, так это то, как мужчины на центральной площади играют в какую-то игру, бросая по очереди тяжёлые металлические шары, похожие на ядра. Взгляды игроков сосредоточенны, цена промашки высока. Как говорил, пытавшийся соперничать с Жегловым Копчёный: «Так ведь это только пацаны на интерес играют».

После нас завозили на виллу римского императора, где построили совершенно не интересный музей, со всякими кувшинами, черепками и наконечниками. По легенде, сюда приезжали на отдых римские правители. Я даже не постарался запомнить, как называлось это место.

Мелькают за окном деревушки и посёлки. Возле побережья дома побогаче, чем в горах, контрастного расслоения в обществе не видно. Много апельсиновых садов, проезжая которые вдыхаешь цитрусовый аромат. Ещё во времена римской империи на территории Нумидии люди всегда что-то выращивали, о чём свидетельствуют с чёткой периодичностью мелькающие вдоль дороги акведуки.

Из отеля уже звонят нашему водителю, интересуются, где туристы, почему не вернулись в 19 часов. Наш маршрут, как потом выяснилось, был согласован с полицией, и те в свою очередь, отслеживали ситуацию, теребя ресепшен.

Перед вылетом

Ночью, монотонно, на одной ноте стуча по крыше, моросил дождь. Затем утром стоял такой туман, что в 10 метрах ничего было не видно. Интересно, как местные добираются на работу? Пробудившееся море выдохнуло ветром, и туман рассеялся буквально за 15 минут. Алжирцы знают о подобных погодных хитростях, сидят в машинах и ждут, а после все резко выезжают на дороги, получаются жуткие пробки.

Наш самолёт улетал в 15 часов, а выезд намечен на 12, и я ещё раз прогулялся по Аин Тае, посмотрел мечеть, рынок, бросил монетку в море.

За некоторое время до моей поездки по ТВ я наблюдал, как наш Д. Медведев, посетив Алжир, встречался с их президентом, при этом соблюдая их протокол. Президенты разговаривали в неком шатре, затем алжирский руководитель угостил нашего финиками, дав вдогонку запить молоком. Диктор заверил, что это такая местная традиция.

Покупая домой вкусные финики, я постоянно спрашивал про этот красивый местный обычай. Никто мне не подтвердил, что финики нужно запивать молоком. Надеюсь, у нашего руководителя желудок крепкий, на то он и президент.

В общем, Алжир страна закрытая и самодостаточная. По объёмам запасов природного газа она занимает 5ое место, а по экспорту голубого топлива второе, пропуская вперёд Россию. Туризм здесь развивать не хотят, дабы раскрепощённые немки не раздражали бородатых исламистов, с которыми правительство с таким трудом установило мир.

Конечно, мне удалось посмотреть лишь маленький кусочек Алжира. Конечно, здесь есть и прекрасная Сахара, и лесистые горы, и Средиземное море. Но хотел бы я сюда вернуться? Наверно нет, в мире масса всего интересного.
Опубликовано: 14 Июня 2011

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.