Абхазский экстрим. Часть II

Другие отзывы автора
  • Абхазский экстрим. Часть IV
  • Абхазский экстрим. Часть III
  • Абхазский экстрим. Часть I
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·Часть 3·Часть 4·

Природа Абхазии настолько разнообразна и привлекательна, что даже такой любитель морского купания-ныряния, как мой муж, всё чаще останавливает взгляд на вершинах гор, укутанных облаками. Душа рвётся туда, где у ног целый мир, а над головой только небо. К тому же половина абхазских достопримечательностей находится в горах, добраться до которых можно по дорогам самого экстремального вида.

Джипинг

Узнав о наших планах, дядя Лёня берётся доставить нам такое удовольствие за 1200 рублей с человека. Ладно, "бензин ваш, идеи наши". Среди других постояльцев тут же находятся милые люди из Нижнего Новгорода, желающие составить нам компанию.

Главное в подобной экскурсии – выбрать правильную машину. Как говорит дядя Лёня, всякие паджеры, крузаки, патролы и нивы - не то. УАЗ - то, что нужно. В 8 утра вшестером сидим в видавшем виды, слегка помятом, но вполне ещё крепком УАЗе с рулём от БМВ. Я впервые еду на такой машине.

Открытый солнцу и ветру автомобиль при малейшем ускорении продувается вдоль и поперёк, к тому же Алексею с его двухметровым ростом приходится ютиться на дополнительном заднем сиденье, представляющем собой толстую доску, покрытую старым ватным одеялом. Дядя Лёня везет нас к озеру Рица и источнику Ауадхара с заездом на дачу Сталина и Гегский водопад.

Магнитола заботливо уложена на подушечку между передними сиденьями – чтобы не сбивался диск на тряской дороге. Отлично! С музыкой завсегда веселее. Мы ещё не знаем, что весь день, заглушая рокот горных рек и грохот водопадов, из магнитолы будет торжественно звучать протяжное пение абхазской мужской капеллы.

Первая достопримечательность на нашем пути - автозаправка, дизайном напоминающая палатку для приёма стеклотары. Лихо тормозим у бензоколонки с надписью "95", заправляемся и едем дальше.
- Ваш УАЗ на девяносто пятом бензине ездит? – изумлённо спрашиваю водителя.
- У нас во всех колонках девяносто второй, – неожиданно раскрывает национальный секрет дядя Лёня.
Обернувшись, вижу хитро прищуренные глаза мужа, он предусмотрительно залил полный бак в Адлере.

У Бзыбского поста ГАИ наш «военный джип» останавливает сотрудник с полосатым жезлом. Ловко выпрыгнув из авто, водитель направляется к представителю власти и буквально через минуту возвращается назад.
- Почему остановил-то? - хором интересуются попутчики.
- Да так… про здоровье спросил, - бурчит дядя Лёня и, довольный своей шуткой, расплывается в улыбке, показывая крупные прокуренные зубы.

Въезд на Рицинское шоссе прикрывают руины средневековой сторожевой крепости, которые хорошо видны на скале над дорогой. Крепость разобрали ещё до первой Мировой войны, чтобы из её камней сделать опоры для железнодорожного моста. Высоченные опоры стоят до сих пор, а железную дорогу проложили ближе к морю.

Шоссе делает поворот налево и входит в ущелье, по дну которого несёт свои воды самая красивая и длинная река Абхазии Бзыбь. В начале пути, на левом склоне ущелья примерно на высоте 200 метров среди лесной зелени наблюдаем зияющее чёрное отверстие – эта карстовая полость называется «Грот Ажюгра». Советские археологи обнаружили в этой пещере стоянку неандертальцев и даже нашли там разнообразные каменные предметы быта.

Останавливаемся у живописного подвесного моста над Бзыбью и бежим к нему фотографироваться. Горная река бурлит прямо под ногами, мостик весьма ощутимо раскачивается, здесь просто стоять страшновато, а ходить тем более. Местный парень для усиления впечатления предлагает нам совершить прыжок над Бзыбью на тарзанке. Желающих нет - все трезвые.

Горы в Абхазии занимают две трети территории, а рек так много, что многие не имеют названия, поэтому практически весь маршрут проходит "через реки, горы и долины". Слева, на скалистом уступе - водопад "Девичьи слёзы". Вернее, водопада в привычном смысле нет, здесь так называемый карстовый водопад – это когда грунтовые воды, прошедшие сквозь толщу известняка, выходят на поверхность и сотнями тонких искристых струек стекают вниз по траве, орошая капельками асфальт дороги. "Седые" от сочащейся воды травы на "плачущей" скале - явление феноменальное, я такого раньше не видела.

Туристы привязывают к мокрым травинкам и кустикам разноцветные ленточки на счастье. Тряпочек, вплетённых в густую зелёную траву, так много, что издалека их можно принять за промокший лоскутный ковёр стометровой длины. Своих узлов в этом необычном месте мы вязать не стали, просто медленно проехали мимо неиссякаемых "девичьих слёз". Местное их название – "Апкызра", то есть невысыхающие.

С этим водопадом, как и со всеми другими достопримечательностями Абхазии, связано немало легенд разной степени слезоточивости. Следует помнить, что каждый житель страны – сочинитель и сказитель, и у каждого своя версия, своя частная интерпретация. Здесь даже рассказы экскурсоводов об одном и том же факте заметно отличаются.

Абхазская легенда – это замешанное на волшебстве длинное повествование, в котором главный герой охотится, влюбляется, а потом кто-нибудь его убивает или он сам умирает и превращается в гору, реку, озеро или водопад. Я не буду вплетать в свой рассказ абхазский фольклор, разве что совсем немножко. Не сейчас, позже.

Дорога на Рицу идёт вдоль реки, только река мчится к морю, а шоссе – в горы. Дядя Лёня сообщает нам, что дорогу строили пленные немцы. Если дорога строилась в 1932-1936 годах, откуда пленные? С первой Мировой что ли? Уже дома я нашла источники, из которых следует, что немцы в те годы всё же здесь были. Но не пленные.

Немецкие специалисты по горным дорогам из военно-строительной "Организации Тодт" предложили свою помощь Советскому Союзу в строительстве дороги Пицунда - Рица, якобы из интернациональных побуждений. Рабочих в необходимом количестве предоставлял советский НКВД. Силами заключённых в горных склонах были проведены взрывные работы, пробиты тоннели, сделаны карнизы, перекинуты мосты. По окончании строительства, немецкие специалисты погибли, их машина на повороте сорвалась в пропасть.

Выяснилось, что стратегическую дорогу немцы строили неспроста. Их гидрологи из организации "Аненербе" ("Наследие предков") определили, что состав воды, взятой из источника, расположенного в карстовой пещере под озером Рица, идеально подходит для изготовления человеческой плазмы крови. Искусственную плазму использовали для детей - идеальных арийцев, рождённых в рамках программы "Лебенсборн" ("Источник жизни").

"Живая" вода из Абхазии в серебряных канистрах доставлялась подводными лодками на базу в Констанцу, а затем самолётом в Германию. Подземный тоннель для подлодки от моря до озера был проложен как раз во время строительства этой дороги. Жуть! Если это реальность, то абхазские легенды отдыхают.Реликтовый паркЭкологический пост на въезде в заповедникМашин с утра мало. Невероятные пейзажи изумляют и меняются с каждым поворотом, словно кадры фильма на канале National Geographic. Свежий ветер, яркое солнце, зелёная растительность и голубая река составляют единую гармонию.

Однако развлекательно-познавательные цели экскурсии не исключают коммерческую составляющую, и водитель притормаживает около ближайшей пасеки. Тут у всех со всеми договорённости, заработал сам – дай заработать другому. Мёд нам не нужен, у нас в семье держат свою пасеку. Обращаем внимание, что ульи расставлены прямо по краю дороги. Оказывается, пасека мобильная. А почему около ульев нет ни одной пчёлки? На работу улетели?

Пчеловодством в этих местах занимаются с древних времён. Здесь издавна разводят уникальную пчелу абхазянку. Предприимчивые современники безбожно эксплуатируют историческую славу абхазского пчеловодства и продают туристам такое количество мёда, какое вряд ли производят за сезон все пчёлы Китая. Это я к тому, что нарваться на фальсификат по дороге на Рицу - проще простого.

Следующая остановка - экологический пост на въезде в национальный реликтовый парк. Сооружение из пластика, стилизованное под большие ворота, перегораживающие собой полотно дороги, на фоне гор и высоких деревьев смотрится немного нелепо.

Парк был создан для охраны горных реликтовых лесов, их ещё называют колхидскими. Реликт - это ископаемое растение, каковых в Абхазии аж 150 видов. Въезд на территорию парка платный - 250 рублей с человека, да ещё отдельно за машину. Мы уже поняли, что у дяди Лёни особые отношения с людьми, собирающими подати, поэтому за пятерых своих пассажиров водитель хлопочет сам. Какую суму он заплатил, и платил ли вообще – история умалчивает.

Немного дальше за постом, у самой обочины дороги притаилось необычное, изумительно красивое Голубое озеро. С трёх сторон озеро окружено известняковыми скалами. Прямо перед нами высоким обрывом нависает над водой желтоватая скала, поросшая сверху кустами самшита.

Питает Голубое озеро подземная река, берущая начало на горе Ахцых, а сток в виде трёхступенчатого водопада, расположенного под мостом, направлен в знакомую уже Бзыбь, поэтому уровень воды в озере всегда постоянный. Водное зеркало очень маленькое – всего-навсего 20 метров в диаметре, глубина неопределённая (в разных источниках указывают от 25 до 76 метров), зато прозрачность воды высокая – 18 метров.

Раньше предполагалось, что голубой цвет, потрясающий своей яркостью и чистотой, достигается просвечиванием сквозь толщу воды донных залежей минерала лазурита. В последнее время выяснено, что образовалось озеро с помощью высоченного водопада, постепенно пробившего у своего подножия значительную дыру в горной породе. Температура воды +10 С. Рыбы нет. И лазурита тоже.

Учёные пишут, что уникальный цвет озера обусловлен большой его глубиной, высокой прозрачностью воды и малым содержанием органики, которые влияют на интенсивность поглощения одних цветов спектра и отражения других.

Маленькая площадка перед озером, бездарно декорированная рогами, глиняными горшками и искусственной пальмой, используется местными жителями для "предоставления фотоуслуг". За сто рублей нашим же аппаратом нас фотографирует местный предприниматель. Меня усаживают на большой камень рядом пластмассовой пальмой, совершенно бесхвостым павлином (клянусь, ни единого длинного пера сзади!) и рыжим, побитым молью чучелом медведя. Другие ракурсы считаются менее интересными и потому бесплатны.

Из подъехавшего автобуса вываливается группа организованных туристов. Гид рассказывает: умывшись водой из Голубого озера, можно вернуть себе молодость. Далее звучит легенда о старом охотнике, который целый день бродил по горам в поисках добычи и случайно набрел на это озеро. "Умывшись с дороги, он увидел, что помолодел. Дома он рассказал жене про чудесное озеро. Жена тоже побежала умываться, но не вернулась.

Долго прождал охотник свою жену прежде, чем решил сам отправиться за ней. Пришел он на озеро и увидел на берегу маленькую девочку, которая не знала дороги домой". Народ кинулся к воде омолаживаться. Мы с Лёшей тоже умылись, но без фанатизма. Так и не дождавшись обещанной метаморфозы, возвращаемся в машину.

Шоссе поднимается выше, Бзыбское ущелье постепенно сужается, известняковые склоны становятся круче, и дядя Лёня снова делает остановку. Место замечательно тем, что здесь происходит слияние Бзыби и её притока Геги. Отличные виды, открывшиеся со смотровой площадки, оборудованной у самой реки, задержали нас почти на 10 минут. Оформление площадки выполнено в стиле стоянки древнего человека с красивым чучелом кавказской серны посередине. Пожилой горец за 100 рублей предоставляет для фотографирования этот первобытный бивуак вместе с козой.

За "поцелуй" двух рек платить не надо, и мы с удовольствием фотографируемся на его фоне. Каменистая и прозрачная Гега, берущая начало на хребте Агепста, проделывает путь в скалах, уходит в карстовые пещеры, вырывается из них в виде водопада, вновь течёт по поверхности и впадает, наконец, в Бзыбь. А Бзыбь в этом месте широкая и голубая. Правда, выше слияния с Гегой её порожистое русло завалено валунами, а ущелье выглядит абсолютно дико.

Через некоторое время проезжаем мимо второго слияния рек, где вытекающая из озера Рица река Юпшара впадает в Гегу. Миновав поворот к Гегскому водопаду, едем дальше - посещение абхазского чуда природы произойдёт на обратном пути. Теперь дорога на Рицу идет вдоль берега Юпшары. Горы сдвигаются теснее, но пейзажи от этого не становятся менее живописными. Начинается очень интересный участок дороги - Юпшарский каньон. Это узкое место, где отвесные скалы буквально стискивают шоссе с двух сторон, называется Юпшарскими воротами или Каменным мешком.

Наименьшая ширина «мешка» – 22 метра. При этом высота стен каньона более 400 метров. Солнце сюда заглядывает всего лишь на 2 часа в день, поэтому здесь всегда прохладно, но торговцев вином, мёдом, адамовым корнем и прочими овечьими шкурами это обстоятельство нисколько не напрягает, ибо там, где туристы, там и торговля.

У подножия одной из скал, на высоте нескольких метров сооружена смотровая площадка, куда можно за сто рублей подняться по длинной наклонной лестнице, прорубленной прямо в горной породе. Пока я размышляю, стоит ли подниматься по этой лесенке, как нарочно, внезапно появившийся «знающий человек» произносит "заклинание": "В прошлом году отсюда женщина упала". Тогда я лучше внизу постою. В этом потрясающем месте невольно задумываешься о природной мощи и хрупкости человеческой жизни.

Окинуть взглядом всю эту удивительную картину невозможно. Чтобы увидеть небо и верхушки скал надо задирать голову или отойти на приличное расстояние. В дождь со скал ниспадают водопады, которые делают эту сказочную местность ещё больше похожей на обиталище эльфов.

Ещё в Каменном мешке есть "Камень любви" – огромный валун, на котором за сто рублей можно сфотографироваться, нарядившись в национальные абхазские одежды. Женское платье и мужская бурка выглядят красиво, но как представишь, на скольких телах они побывали… И всё же, нет в Юпшарском каньоне ничего красивее самого каньона, но есть некоторые сомнения по поводу происхождения "ворот".

Версия первая: Юпшарские ворота – чудо природы. В давние времена на этом месте находилась гора, и река ниспадала с неё в виде водопада. Потом появилась трещина, которую Юпшара обточила и углубила, веками корректируя вид местности. Кстати, Юпшара с абхазского переводится как «раскол». По краям реки образовались две скальные стенки, настолько отвесные, что почти не пригодны для скалолазания. Со временем скалы разошлись ещё дальше, и между ними хватило места не только реке, но и дороге.

А теперь другая версия: Юпшарские ворота – дело рук человеческих. Когда прокладывалось Рицинское шоссе, перед специалистами встал вопрос: пустить дорогу в объезд стоящей на пути четырёхсотметровой скалы или создать в ней необходимый и достаточный коридор с помощью взрывотехников? Направленные взрывы открыли вход в ущелье. Места хватило и для дороги и для реки, которая с годами подмыла известняковую скалу слева от дороги и прячется теперь под ней, как под козырьком, зато шума от её стремительного течения, как от водопада. Эта версия мне кажется более правдоподобной.

Метрах в пятистах от Каменного мешка слева от шоссе по крутой скале змейкой вьётся красивый водопад "Мужские слезы". Солнце здесь снова светит в полный накал, к тому же скала немного "завалена" назад, поэтому не видно, откуда начинается водный поток. Ближе к земле он расщепляется на несколько тонких струй, падающих отвесно вниз.
Дядя Лёня шутит: "Мужские слезы" - это слезы мужей, отпустивших жён в Абхазию.

К скале приставлена лесенка, по которой можно подняться и "пощупать" струйки руками. Всё пространство вокруг увешано цветными лентами во исполнение желаний. Их привязывают и к траве, и к веточкам торчащих кустов, и, кажется, к воздуху – лишь бы держалось. Ленты продаются тут же. На 50 рублей дают три штучки. Зелёная ленточка обозначает крепкое здоровье, красная – любовная, про остальные уже не помню.

Несколько километров едем по лесной котловине, наблюдая буйство абхазской флоры. Вокруг не простой широколиственный лес, а колхидский. Дядя Лёня снова останавливает свой джип, чтобы мы могли вдоволь насладиться уникальной субтропической ботаникой. Здесь живут реликты – аборигены среди растений, дотянувшие до наших дней с незапамятных времен и растения-эндемики, встречающиеся только на этой территории. Преобладают буки, дубы и каштаны. В нижнем ярусе – самшит, папоротник. Со старых деревьев, словно водоросли, свисают лианы.

Под огромными кронами прохладно и мрачновато. Между извилистыми, вышедшими на поверхность корнями, растёт мох, пахнет прелой листвой. Дремучая чаща, увитая колючими жёсткими на ощупь лианами, напоминает декорацию к страшной сказке. Фотографируем старый дуб с растопыренными замшелыми ветвями. Подобные деревья встречаются на тенистых тропках целыми группами. Нереальность этого леса поражает до глубины души. Кажется, вот-вот из-за дерева выйдет бородатый гном, а за поворотом покажется избушка на курьих ножках.

О том, как выглядели колхидские леса, когда на заре советской власти в Абхазии проводилось осушение заболоченных земель, К. Паустовский рассказал в своей "Колхиде": "Корни деревьев плохо держались в илистой почве. Несколько рабочих легко валили дерево, обвязав его цепью. Это считалось безопасной работой. Деревья никогда не падали. Они повисали на колючих лианах толщиной в человеческую руку.

Леса густо заросли облепихой и ломоносом, ежевикой и папоротником. Сила растительности была потрясающей. Ломонос всползал на деревья и переламывал их, как траву. Кусты ежевики подымались на глазах. За лето они вырастали на два метра. Трава в этих лесах не росла. В них было темно, душно и почти не было птиц. Птиц заменяли летучие мыши. Леса стояли непроходимые и мертвые в тумане теплых дождей."

Тем временем шоссе, извиваясь крутым серпантином, резко поднимается вверх и идёт над Юпшарским ущельем на головокружительной высоте. В ушах появляется характерное бульканье и потрескивание из-за понижения атмосферного давления. Говорят, в горах тяжело дышать из-за недостатка кислорода. У нас, городских жителей, давно привыкших к воздуху с низким содержанием кислорода, проблем с дыханием не наблюдается. Здесь потрясающе лёгкий и прозрачный воздух, будто сами горы нежно и свежо дышат на нас.

За чрезмерную извилистость и опасность водители прозвали этот участок "Тёщин язык". Здесь же, на одном из поворотов, на самом краю дороги прилепился большой камень, похожий на клык - "Тёщин зуб". Фотографируем этот качающийся над обрывом памятник тёщиному пародонтозу, обложенный для крепости камнями поменьше.

Серпантин приводит нас к Чабгарскому карнизу ("чабгара" - обрыв). Местные называют этот сюрприз природы "Прощай, Родина". Здесь имеется опасный поворот узкой дороги, у самого края которой начинается трёхсотметровый обрыв. Колёса машины периодически выходят за пределы асфальтового покрытия, а поскольку никакой обочины нет, они катятся по краю пропасти, роняя вниз отвалившиеся камни. Если навстречу автомобиль, то разъехаться негде, одному участнику движения придётся ретироваться. Крутиться по серпантину, двигаясь вперёд, или пятиться назад – далеко не одно и то же.

Этот обрыв - трагическое место. По легенде именно здесь в пропасть сорвалась полуторка (БТР, автобус), в которой ехали солдаты (строители, заключённые, раненые в сопровождении медсестры - вариантов много). В последние мгновения жизни они кричали: "Прощай, Родина!" Вот только кто мог это слышать?

Карниз этот - гиблое место по сей день. Любой местный житель расскажет вам о девушке, которая, фотографируясь на дереве над обрывом, распрощалась и с Родиной, и с жизнью. Даже у меня, привыкшей подвергать сомнению всякие побаски, потемнело в глазах, когда дядя Лёня неожиданно сообщил нам, что на этом участке на днях произошло ЧП: УАЗик с водителем и четырьмя туристами сорвался с обрыва, в живых остался только один человек. Узнай я эту информацию немного раньше, экскурсия в горы не состоялась бы ни за какие коврижки. Зачем только люди едут в столь опасные места?!

Ответ на этот вопрос приходит сам собой, как только посмотришь вниз. Вид открывается совершенно фантастический: вся лесистая "котловина Бабы Яги" лежит, как на ладони. Где-то там, внизу, от самого Каменного мешка через всю долину пролегла извилистая дорога, по которой мы сюда приехали. И дно ущелья, и склоны окрестных гор, всё поросло густым, ярко-зелёным, сказочным лесом. Хочется закрыть глаза, потому что высоко, страшно и сильно кружится голова, но не смотреть невозможно.Дорога Рица – АуадхараДорога на Ауадхару вдоль ущелья реки ЛашипсеЧерез несколько минут дядя Лёня сообщает, что мы достигли высоты 1000 метров над уровнем моря. Где у него спрятан высотомер, так и осталось для меня загадкой. Рядом с шоссе - вытоптанная туристами обзорная площадка. С неё открывается потрясающий вид на гору, которая усечённой пирамидой возвышается на фоне ярко-синего неба. Верхний край горы очертаниями напоминает профиль усатого человека, лежащего со сложенными на груди руками, поэтому в народе называется "Мёртвый Сталин".

Если развернуться на 180 градусов и чуть пройти вперёд, зрелище становится просто нереальным. Сквозь ветви деревьев виднеется спокойная изумрудная гладь легендарного горного озера Рица. То есть мы сейчас находимся на высоте 1000 метров над уровнем моря или 50 метров над озером. Эта точка обзора считается удачнее всех остальных. Чашу озера окружают лесистые горы. Гора Агепста отсюда не видна. Ацетук и Арихуа в полный рост отражаются в безмятежно сияющем сине-зелёном водном зеркале.

В переводе с абхазского «рица» обозначает «дно гор». Дело в том, что уровень озёрной воды за последние сто лет постепенно поднимался, оставляя стоять на дне затопленные деревья. Исследователи пишут, что в сороковых годах двадцатого века их верхушки ещё торчали над водой.

Вдоль восточного берега Рицы к даче И. В. Сталина ведёт узкая асфальтированная дорога. Но мы планируем посетить дачу на обратном пути. Сейчас держим путь на Ауадхару по шоссе, которое отходит от развилки вправо. Вернее, раньше было шоссе, а теперь страшно разбитая, очень узкая дорога по краю ущелья реки Лашипсе. К тому же, дорожное покрытие местами размыто горными ручьями. Ехать неудобно - постоянно трясёт и подбрасывает. И всё это под звуки мрачноватого этнического эмбиента.

Шоссе Рица - Ауадхара после войны строили три батальона второй дорожно-строительной дивизии МВД СССР. Упоминаний о военнопленных в официальных источниках мне не попалось. С 1946 по 1949 годы было проложено 7 км вокруг озера (к даче Сталина) и 18 км к высокогорному источнику в долине реки Ауадхары.

Всё Лашипское ущелье покрыто высокими зарослями пихты. До чего ж красивые деревья! Пытаюсь так сфотографировать, чтобы были видны шишечки. Неожиданно моё внимание привлекает противоположный горный склон, так же покрытый пихтовым лесом. Почти от самой вершины горы вниз идёт широкая зигзагообразная лента грунтовой дороги. Как она там появилась, и как по ней можно ездить – не понятно.
- А куда ведёт вон та дорога? - интересуюсь у водителя.
- Мы по ней к источнику поедем, – не моргнув глазом, отвечает дядя Лёня.

Мы, равнинные жители, понятия не имеем, что снежники, сходя с гор, оставляют голые прочёсы. Оказывается, за горную дорогу я приняла такой лавинный жёлоб. Что ни говорите, а туризм хоть ума и не прибавляет, зато значительно расширяет кругозор.

Впереди уже показался довольно крупный водопад Птичий, образованный высокогорной речкой (впрочем, они здесь все высокогорные). Название связано с красивым видом на озеро Рица, который открывается с высоты птичьего полёта, то есть с самой вершины водопада. Вода в нём слегка газированная, вероятно, в реку впадают воды из источников, которых в окрестностях довольно много.

Водопад с шумом бьётся о крупные валуны и обломки толстых брёвен, лежащих поперёк потока. Быстрые струи разлетаются на миллионы брызг, насыщая влагой чистый горный воздух, который так вкусен, хоть на зиму консервируй. Муж идёт "снимать пробу" воды. Остальные пассажиры сочувственно наблюдают за его карабканьем вверх по сильно пересечённой местности. Если бы это был вид спорта, я бы назвала его "буреломинг".

Недалеко от места слияния Ауадхары и Лашипсе, справа от дороги на красивой возвышенности в советские времена находилась здравница. Проезжая мимо заброшенных строений, сиротливо выглядывающих из-под высоченных деревьев, успеваю на ходу сфотографировать облупленные здания, зияющие пустыми оконными проёмами. Всё надо восстанавливать и использовать во благо людей! Только когда это будет…

Вот мы и подъехали к самому отдалённому и самому высокому месту нашего путешествия - долине реки Ауадхары (1650 м над уровнем моря), в недрах которой скрыто море минеральной воды. Абхазия обладает одной из крупнейших в мире карстовых гидрологических систем – это известный факт. Всего в этой маленькой стране обнаружено около двухсот минеральных источников.

Около квадратного бетонного "колодца", в стенку которого вставлен белый пластиковый шланг, толпится народ. По шлангу откуда-то с противоположного берега реки течёт бесплатная целебная вода "Ауадхара". Местное название - "Абхазский Нарзан", а по вкусу - "Абхазский Боржоми". Набирать можно неограниченное количество воды, но в порядке живой очереди. Кто-то приехал с двадцатью канистрами, а кто-то, как мы, с литровой бутылкой. Все терпеливо ждут.

Водичка слабо газированная со вкусом соды и ржавой металлической трубы. Впрочем, металлический привкус через несколько минут улетучивается, а высокое содержание соды остаётся, поэтому пить эту воду тяжеловато, не смотря на тысячи заверений о её уникальности и полезности. Всё равно мы рады, что сюда добрались и искренне восхищаемся естественностью и целомудрием окружающей природы, к единению с которой так стремились.Дача СталинаГосдача РицаТеперь наш путь лежит к даче Сталина. Спускаемся вниз по серпантину, подпрыгивая на каждом камне. В пути дядя Лёня показывает прямоугольный выступ, торчащий вверх из скалы на противоположной стороне Лашипского ущелья - "Чёртов палец". Для предотвращения осыпей, горы вдоль шоссе укреплены высокой отвесной стеной, на которой туристами написаны краской, нацарапаны, и даже высечены названия их родных городов – практически весь бывший Союз.

Небольшая дача для И. В. Сталина появилась в этом волшебном месте в 1947 году. Место для строительства выбирал сам Хозяин, и необходимые указания тоже давал лично он. Чтобы было больше места, скалы по краям ущелья срезали. Домик, утопающий в зелени, специально выкрасили в конспиративный цвет и посадили липы, закрывающие обзор с противоположного берега озера. А на противоположном берегу Рицы по приказу Сталина построили роскошный ресторан.



Объездная дорога вокруг озера упирается в металлические ворота со звёздами. Въезжаем на дачный участок - это, знаете ли, не шесть соток, а 100 гектаров. Территорию от въезда до самой дачи занимает большой старый парк с тенистыми аллеями. Справа через речку перекинут симпатичный каменный мост в виде невысокой арки. Где-то за мостом имеется даже вертолётная площадка, но мы до неё не дошли.

Парковые дорожки вымощены крупной плиткой из мраморной крошки. На одной из дорожек выложена шестиконечная звезда Давида. Каким образом здесь появился этот сакральный знак? Может, его приказал выложить лично Сталин, чтобы топтать в своё удовольствие – не знаю. Дело в том, что последующие генсеки эту звезду не срубили, не удалили, не уничтожили. Почему? Загадка, однако.

А под гигантской пихтой, которая даже не входит полностью в кадр, стоит деревянный стол, за которым вождь обедал. Кстати, на даче кухни нет, пища готовилась у Молочного водопада, расположенного неподалеку. Молочным его назвали за бурные, несущиеся сверху воды, настолько пенные, что похожи на молоко.

Через год после смерти вождя народов в пятнадцати метрах от его дачи Н. С. Хрущев построил свою, позже обе дачи были соединены длинной стеклянной галереей. Теперь этот удлинённый, выкрашенный в зелёный цвет одноэтажный дом с небольшим розарием под окнами официально называется Госдача "Рица".

Дядя Лёня бежит к кассе за билетами, они по 200 рублей, но нашего водителя здесь все знают и билеты ему обходятся гораздо дешевле. Накрапывает дождь, и толпа экскурсантов жмётся ближе к входу.

Осмотр начинается с Хрущёвских апартаментов. Спрашиваю у экскурсовода, почему не выдаются бахилы, ведь паркетный пол застелен ковровыми дорожками, а на улице, между прочим, дождь. Симпатичная девушка поясняет, что дом не имеет статуса музея, в данный момент это государственная дача президента Абхазии, но интерьеры и мебель сохранены в оригинале.

Прямо у входа – каминная комната с роялем, далее - бильярдная с трофейным немецким столом, она же кинотеатр с большим экраном на стене. Бильярд сюда был перенесён из сталинской половины. Направо – два санузла с сантехникой розового цвета и две двухместные спальни с одинаковой мебелью. Кафель в туалетные комнаты привезли из Чехословакии. Мебель, самую роскошную для начала шестидесятых, изготовили в Югославии. Обстановка этих комнат в прошлом веке считалась достойной первых лиц государства, а в наше время она, мягко говоря, выглядит простовато.

На сталинской половине расположены три спальни, отделанные деревянными панелями. Потолки, полы и стены сдержанно инкрустированы, хотя в отделке использовано более двадцати видов ценных пород дерева: грецкий орех, дуб, каштан, красное дерево, самшит, карельская береза и т. д. И панели, и паркет хорошо сохранились, выглядят они добротно, но без лишнего пафоса. Сталин очень любил настоящее дерево, поэтому в интерьерах преобладает этот материал. Портьеры и покрывала в зелёных тонах. Все три комнаты соединены между собой переходом по террасе.

Ванных комнат на сталинской даче тоже три. Главная "изюминка" - немецкая фаянсовая ванна, удерживающая температуру +38 градусов в течение 36 часов. Оригинальных кранов нет и в помине, наверное, они не могут работать столько лет.

По словам экскурсовода, вождь был человеком–комплексом, никому не доверял, спал только днём, не любил яркий свет. На лице Сталина имелись отметины от перенесённой оспы, которых он стеснялся, поэтому в комнатах был постоянный полумрак. Из-за подозрительности вождя охрана никогда не знала, в какой именно спальне он провёл ночь. Кроме того, Сталин был маленького роста. Под хозяина подбирались невысокие кресла, для его удобства подпиливались ножки кроватей и даже бильярдного стола.

Мебель действительно низенькая, я пыталась присесть на диван – неудобно. А к укороченным ножкам бильярда при Брежневе привинтили колёсики. Сталин никогда не работал на даче, здесь нет кабинета, но есть большая столовая с длинным столом, накрытым белой скатертью - так называемый "зал заседаний". У стены стоит сервант с хрустальной посудой и сервировочный столик, в углу – рояль, принадлежащий когда-то царской семье.

Известно, что Сталин на этой даче отдыхал всего пять раз. Обслуживающего персонала было 400 человек, а территория была обнесена колючей проволокой. Сейчас проволоки нет, во всяком случае, мы её не видели.

Сфотографировавшись на открытой веранде, выходим на "заднее" крыльцо с видом на озеро Рица. Ступеньки ведут к чаше фонтана и далее, к озеру. Фонтан необычный: несколько полуметровых струй природного источника бьют из-под земли. Вид отсюда - "ни в сказке сказать, ни пером описать". Изумительная красота, дарящая покой и умиротворение.

У берега Рицы осматриваем дебаркадер, сооружённый на понтонах специально для катера товарища Сталина. Эта плавучая веранда-причал, отделана ценными породами дерева. Катер увидеть не довелось - наверное, носился по озеру, катая отдыхающих на своей палубе из красного дерева. Пожалуй, дебаркадер с катером - единственное «роскошество» в этом незатейливом дачном мирке.Озеро РицаПокинув дачу, подъезжаем к Рице с противоположной стороны - туристической. Ресторана, построенного по приказу Сталина, давно нет – сгорел ещё при Хрущёве. Часть берега застроена причалами, обзорными площадками и кафе. Как водится, на подступах к озеру нас уже ожидают сборщики дани - 500 рублей с человека и 150 с машины. Пока дядя Лёня с ними по-своему общался, мы устремились на Большую смотровую площадку фотографироваться.

Когда видишь удивительно спокойную изумрудную гладь озера, начинаешь понимать, почему люди боготворят этот фантастический уголок природы, создают о нём легенды. На Рице необъяснимым мистическим образом происходит раскрытие сущности человека, поэтому здесь лучше всего постигается партнёр. Мао Цзэдун, живя на Рице, целый месяц ожидал аудиенции у Сталина – исторический факт. Мао тогда приехал просить разрешения на поселение двадцати миллионов китайцев на советском Дальнем Востоке. Наверное, Рица помогла Сталину проникнуть в самую суть хитрых китайских помыслов, поэтому он отказал.

Образовался этот дивный водоём на высоте 950 метров над уровнем моря после обрушения части горы Пшегишхва, которая запрудила русло реки Лашипсе. Получилась чаша в форме бабочки с живописными обрывистыми берегами. Наибольшая зарегистрированная глубина – 131 метр, и вода, к сожалению, не прогревается выше +20, поэтому пляжей здесь не предусмотрено.

Рица меняет цвет в зависимости от времени года: весной вода в озере желтовато-зелёная, летом - ярко зелёная, осенью и зимой – наиболее красивая, холодная, сине-голубая. Иногда вода выглядит белёсой, а иногда - серой. Явление имеет научное объяснение: цвет определяется степенью прозрачности воды, поглощающей одни цвета спектра и отражающей другие, а так же количеством фитопланктона.

На Большой смотровой площадке бесконечная фотосъёмка. Кто-то пытается запечатлеть отражение в воде горного хребта, прикрытого лёгкими белыми облачками. Кто-то сам снимается на фоне сине-зелёной глади. Молодые люди позируют, стоя на перилах, которыми огорожена площадка. Самые деятельные туристы пускаются вплавь на катамаранах. У нас, к сожалению, нет времени на катание – у нас время обеда.

Всей компанией направляемся в апацху - кафе в национальном стиле (абхазский двор), которое находится близ озера. Пройдя обеденный зал с медвежьими шкурами на плетёных стенах, попадаем в самое сердце заведения – кухню с особым образом сложенной крышей для оттока дыма и открытым очагом посередине.

На земляном полу разложен костёр, над ним на цепях подвешен большой котелок с булькающей мамалыгой, а прямо над котелком висят узкие длинные куски говядины – коптятся. Рядом над горячими углями в десяти сантиметрах от пола готовится шашлык. На особой решётке, под которой горят три больших полена, стоит широкая сковорода. На ней в масле жарится мелкая золотистая рыбка.

Наш обеденный стол стоит буквально в трёх шагах от очага, я чувствую его тепло и вдыхаю запахи готовящихся блюд. Мой заказ состоит из овощного ассорти, солянки и шашлыка из свиной шейки. Солянка так себе. А шашлык очень хорош! Ну, очень! За двести граммов всего 200 рублей.

Дядя Лёня заказал абхазскую еду. Она подаётся на пяти тарелках. На первой лежит мамалыга, в которую воткнуты два больших ломтя копчёного сыра. На второй вижу маленькие кусочки копчёного обжаренного мяса с нарезанной зеленью. Третья наполнена до краёв острой квашеной капустой. В четвёртой - акуд (соус из варёной фасоли). Пятая тарелка пустая, на ней едят.

Если кто не знает, мамалыга - это кукурузная мука, сваренная в воде до консистенции очень густой каши без соли и сахара. У абхазов она вместо хлеба. Едят непременно руками, отщипывая небольшие кусочки и макая в акуд.

Заметив мой заинтересованный взгляд, дядя Лёня придвигает ко мне тарелку с мамалыгой. Отщипнув маленький кусочек, кладу его в рот – безвкусная замазка, есть невозможно. А стоит такой абхазский обед, как две порции шашлыка. Не знаю почему, но рыба в традиционной пище абхазов не используется, хотя, в апацхе её активно заказывают и готовят. Закончив трапезу, снова рассаживаемся в УАЗике, чтобы продолжить наш маршрут.Гегский водопадГегский водопадЕщё утром в районе слияния Геги и Юпшары мы проехали мимо указателя "Чудо природы – Гегский водопад". В этом месте от Рицинского шоссе отходит грунтовая дорога, которая через небольшой мостик переходит на другой берег Юпшары, а затем круто поднимается по ущелью Геги. Проезд по грунтовке разрешён только машинам повышенной проходимости, потому что путь лежит по скалистому очень узкому и весьма крутому серпантину. Честно говоря, здесь и УАЗ едва держит дорогу.

Однажды в интернете мне попался репортаж о "дороге смерти" в Боливии, помню, с каким ужасом я просматривала фотографии. Так вот, дорога на Гегский водопад - та же "дорога смерти", только абхазская. Называться дорогой она не может в принципе, т. к. её здесь нет, а есть усыпанная щебнем и разнокалиберными булыжниками накатанная тропа, на которой едва помещается автомобиль. И никаких отбойников и прочих ограждений.

Зато природа вокруг буйствует, не зная краёв – сплошные непроходимые дебри с медведями, кабанами, косулями и лисами. Эти сказочные красоты киношники называют "готовой декорацией". Кстати, герои фильма "Спортлото-82" именно здесь "осваивали" свой горный маршрут.

Машину на камнях сильно подкидывает и накреняет то вправо, то влево. А слева, между прочим, в нескольких сантиметрах от борта - вертикальная глубокая пропасть, ощетинившаяся молодыми деревьями. В случае падения, эти деревца, конечно, не смогут задержать автомобиль, кувыркаться придётся до самого дна. Объезжая огромные валуны, колёса УАЗа зависают над обрывом – и так, примерно, процентов сорок пути.

Часто машина накреняется в сторону пропасти под таким углом, что сидящие справа заваливаются на сидящих слева. Крены усиливают и без того бодрые ощущения. За такой аттракцион заплаченных денег не жалко.

Серпантин петляет по краю пропасти, поднимаясь всё выше и выше. Нас трясёт и подбрасывает так, что от напряжения болят мышцы пресса и грудной клетки. Лёшка, сидя на доске и подлетая на полметра вверх, несколько раз бьётся спиной о задний борт. Большие жилистые руки дяди Лёни, с силой удерживают руль, которому передаётся каждый удар колеса о камень.

На подскоках сердце моё замирает и проваливается в живот. Попутчики хватаются руками за всё, что хоть немного даёт ощущение равновесия. Да уж… коллективный страх - это вам не эмоция, а довольно сложные переживания. Впрочем, бесстрашных людей с нормальной психикой в природе не существует. Местные водители – не исключение, когда им страшно, они просто закрывают глаза. Ухожу в астрал. Если загремим вниз, все равно не спасемся, тогда какой смысл бояться?

Преодолев шесть километров сумасшедшей дороги с одновременным трёхсотметровым подъёмом, попадаем на плато, где уже стоят четыре экскурсионных УАЗа. Горы вокруг – это северная часть Гагрского хребта. Перед тем, как карабкаться вверх к чуду природы, фотографируемся на память рядом с нашим джипом – мы с ним столько пережили!

Вот он, водопад. Издалека - ничего сверхъестественного, водопад, как водопад… Дело в том, что в горах ощущение пространства несколько меняется, всё как-то мельчает. Вблизи это уже не водопад, а водопадище! Красивый, знаменитый и уникальный. Уникальность Гегского водопада в том, что он не падает классически вниз с какого-нибудь уступа. Это водопад-воклюз.

Воклюзами называются мощные выходы карстовых вод на поверхность. В нашем случае потоки воды вырываются из едва заметной трещины в центре отвесной скальной стены и с 55-метровой высоты падают на наклонное ребро примыкающей скалы. Здесь, дробясь и приумножаясь, струи превращаются в великолепнейший водопад, ледяные брызги которого создают плотную завесу радиусом не менее пяти метров.

Откуда же в скале этот неиссякаемый источник? Дело в том, что Гега – река очень непростая. Она имеет и наземное русло и подземное. На одном из участков река частично скрывается в расщелине и, пройдя по подземным пустотам, накапливается в виде озера в большой подземной карстовой пещере. Спелеологи нашли в пространстве пещеры небольшую популяцию летучих мышей. Из-за них вход для туристов решили не оборудовать, то есть, доступа в пещеру нет.

Вырвавшись на поверхность через щель в скале, и достигнув земли, вода снова вливается в Гегу, которая мчится дальше, до слияния с Юпшарой. Прямо над щелью в скале (чуть выше водопада) виднеется небольшой грот, а слева вглубь горы уходит пещера. Обнаруживаем в этой пещере ещё несколько мини–водопадов. Под одним из них стоит наполненная железная бочка, к которой прикреплён пластиковый шланг. Другой его конец теряется где-то за деревьями на другом берегу реки - видимо, кто-то из местных соорудил себе водопровод.

Двое абхазских парней, направляясь к нам, ведут на поводке малюсенького медвежонка. Все трое идут вразвалочку и курят. Вернее курят двое, а медведь подбирает с камней окурки и съедает их. Я в шоке. Как бы мне ни хотелось погладить живого медвежонка, убегаю от этого неприятного зрелища.

На обратном пути снова проезжаем мимо "мобильной пасеки". Декорации уже сворачиваются, фальсификат распродан. Двое мужчин размашисто закидывают бутафорские ульи в стоящую на дороге "Газель". Финита ля комедиа.

Домой возвращаемся к ужину. Уровень адреналина уже в норме, но мы переполнены яркими впечатлениями. Природа, проникая в самую глубину и суть человека, наполняет душу восторгом. Накрепко связанные с городской средой обитания, мы очарованы этим чужим, бесконечно разнообразным, фантасмагорическим миром, данным нам в ощущение на весь сегодняшний день.

Продолжение следует. Видеосюжеты
Опубликовано: 18 Мая 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.