Суперэкономпутешествие на Кавказ через Таганрог. Ч.2. Кавминводы

Другие отзывы автора
  • Смоленск дважды
  • Новый год в Карелии
  • Суперэкономпутешествие на Кавказ через Таганрог. Ч. 3. Северный Кавказ
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·Часть 3·

Глава 6. Ессентуки – знакомство с городом и одноименной гостиницей

Уж на что мы не были в восторге от отеля «Отдых» в Таганроге – по сравнению с гостиницей «Ессентуки» он был великолепен! У нее, конечно, есть ряд достоинств: например, она расположена в пяти минутах ходьбы от вокзала, при этом шум поездов как-то не слышен. Простыни не были мокрыми. Номер был даже оборудован батареей, которую первое время топили, так что нам удалось постирать и высушить вещи.

Из окна в хорошую погоду иногда был виден Эльбрус (то есть мы предположили, что это Эльбрус, в той проекции одноглавый, а возможно, это была и какая другая гора). Но на этом все хорошее и кончалось: цена (700 рублей в сутки за двухместный номер, как, кстати, и в Таганроге) вполне соответствовала качеству.

Нам в этом путешествии довелось покорить множество гор, лестниц и смотровых площадок, но самым тяжелым восхождением был подъем на четвертый этаж гостиницы «Ессентуки» с чемоданами. Ступени лестницы там ну никак не соразмерны человеку. В части здания прошел ремонт (он должен был бы продолжаться, с соответствующим звуковым сопровождением, но мы предусмотрительно приехали на Майские праздники, которые здесь длятся дольше, чем у нас новогодние каникулы), а мы взяли номер в дешевой, неотремонтированной части.

Санузел был в лучших советских традициях. Кран не просто подтекал – вода из него лилась с хорошим напором. Душ был представлен дырой в полу с плохой пропускной способностью. Стены украшал грязный оббитый кафель, под которым местами зияли покрытые пылью и плесенью пещеры, забитые мусором, оставшимся от прежних постояльцев. С потолка свисали ошметки непонятно чего.

Туалетная бумага была, но в нищенских количествах, и держатель закреплен столь неудобно, что надо было или отрывать ее перед посадкой, или очень сильно выворачиваться назад; впрочем, довольно быстро мы его сломали.

Стены номера были оклеены обоями, некогда белыми, а теперь приобретшими цвет изабель. Они тоже висели клочьями, обнажая второй нижний слой, предположительно когда-то голубой. Кровати стояли сдвинутыми посреди номера; поскольку мы не находимся в настолько близких отношениях, чтобы делить постель, с трудом их растащили, втиснув между ними тумбочку.

Мое лежбище, таким образом, оказалось притиснуто к холодильнику, который гудел и трясся как припадочный, ненадолго успокаиваясь только после мощного удара кулаком, а Наташино – к балконной двери. Кстати, когда я попыталась выйти на балкон, была тут же втащена Наташей за шкирку обратно: бетон кое-где сохранился, но в основном пол состоял исключительно из ржавых прутьев арматуры.

Мусор нам вынесли за шесть дней один раз, после наших настойчивых просьб. В следующий раз ответили: «Сами вынесете!» Ну, мы и стали вытряхивать помойку в коридор. (Я по обыкновению беру в путешествие отслужившие свое вещи, с намерением там бросить, в том числе и нижнее белье, чтобы не заморачиваться стиркой. Не знаю, подобрали ли горничные мои выброшенные в коридор грязные и рваные носки себе на шабашку.) Зато нам удалось выпросить чайник и тряпку для подтирки перманентно мокрого пола в санузле.

Впоследствии, перед выездом из гостиницы, Наташа спросила, следует ли дать персоналу на чай. Я ответила, что на чай дают за оказание дополнительных услуг, а за неоказание основных дают в лоб; что я здесь сейчас и делаю.

Кое-как поселившись, пошли гулять. Третий раз за все путешествие более-менее нормально поели (яичницу с колбасой и нижесредний, но хотя бы вареный кофе) в каком-то привокзальном кафе. Полюбовались собственно на здание вокзала, стиль которого определен путеводителем как неоготика, но я бы относительно его больших художественных достоинств не горячилась, и отправились в расположенный через площадь от него парк.

Парк небольшой, но очень душевный. Цвела вишня, абрикос, форзиция. Белки откликались на «кис-кис» и хватали из рук. Синица дважды уселась мне на голову. На краю парка восстанавливается Пантелеймоновский храм (кстати, большинство храмов в курортных городках Минвод имеют посвящение или Лазарю, или Пантелеймону – и нетрудно догадаться почему). Живописные, рельефистые тропинки парка приводят к разным сооружениям: беседкам, бюветам, зданиям ванн.

Они в разной степени сохранности; какие-то построены в XIX веке, другие – памятники советских времен. В питьевые галереи, кстати, можно свободно заходить (правда, работают они по расписанию и открыты не всегда в те часы, когда хочется пить) и пить воду сколько угодно. А вот чтобы взять с собой, надо заплатить по 7 рублей за литр. Никто, впрочем, не мешает набрать стакан, отойти, перелить в бутылку, снова набрать стакан и т. д.

На главной аллее питьевых галерей две – знаменитых источников № 4 и № 17. Есть еще вода «Ессентуки новая», мы до нее не дошли.

Сперва в парке было малолюдно. Наташа предположила, что здесь отдыхают одни социальные бабки и те, кому уж очень надо. Люди же хотя бы с минимумом денег лучше поедут в Европу или, на худой конец, в Турции-Египты, а такие, как мы, дома сидят и по Кавказам с десятью тысячами на две недели в кармане не шастают. Оказалось, однако, что это мы рано пришли, и часам к одиннадцати на главную аллею потянулись курортники. Там же выставили ларьки со всякой фигней и открыли продажу экскурсий.

Мы подошли к первой попавшейся продавщице путевок. Она представилась Ниной и продала мне для начала две экскурсии: в этот день в два часа я собралась на Медовые водопады и гору Кольцо, а завтра – по лермонтовским местам Пятигорска. Наташа же решила взять тайм-аут дня на полтора.

Экскурсии в Минводах так и начинаются в основном в два часа дня: до обеда отдыхающие заняты клизмами, жемчужными ваннами и т. д., а заканчиваются в шесть вечера, чтобы они успели на ужин. Кстати, проглотив в шесть часов назначенную врачом диетическую кашку, курортники через пару часов успевают проголодаться (тем более что минеральная вода весьма повышает аппетит) и обыкновенно идут в соседние кафешки добирать шашлыком с пивом и осетинскими пирогами. Врачи потом диву даются, насколько противоположный ожидаемому результат дает подобранное ими научно обоснованное лечение ожирения.

Глава 7. Медовые водопады и гора Кольцо

Несведущего человека, особенно пришельца из Москвы, приятно поражают низкие цены на экскурсии, продаваемые в курортных парках Минвод. Хочу сразу предостеречь: здесь вы заплатите часть стоимости путевки, а во время экскурсии начнутся новые сборы: экологические, на билеты в музей, на канатную дорогу, на посещение дополнительных объектов и т. д. и т. п., которые порой могут вдвое превысить первоначальную стоимость путевки.

И еще нужно предупредить: погода в горах меняется очень резко, буквально в течение 15 минут и на протяжении 5 километров на противоположную. Поэтому всегда надо брать с собой зонт, дождевик, а лучше – то и другое сразу. Так, хотя мы уезжали из Ессентуков прекрасным солнечным днем, уже в районе поселка Белый Уголь на нас упали первые капли дождя, а при проезде Кисловодска, славного 300 солнечными днями в году, стало ясно, что в ближайшие несколько часов этот дождь не ослабнет.

У входа на водопады, однако, два сотрудника работали в четыре руки: один взимал экологический сбор (не очень большой, 60 рублей), другой – продавал по 100 рублей дождевики. Люди ругались, но брали.

Сами водопады живописно расположены в ущелье реки Аликоновки. Когда-то в пещерах скалы гнездились пчелы, и мед действительно смешивался с водой, но в какую-то из зим из-за сильного мороза пчелы погибли, и водопады перестали быть медовыми. Тропа ведет вниз, к подножию водопадов.

Вообще-то она оборудована мостиками, ступенями и перилами, но, как правило, лестницы в приличном состоянии и надежные перила встречаются по отдельности, иногда же под ногами просто железные жердочки, на большом расстоянии друг от друга и к тому же скользкие из-за дождя. Но очень красиво – что сверху, что снизу! А наверху устроен небольшой базарчик, где заодно можно перекусить, в том числе национальной пищей.

Оттуда поехали в чайный домик, где нас угостили чаем на травах и тремя сортами варенья – из кизила, лепестков роз и крошечных сосновых шишек. Последнее было не столько вкусно, сколько интересно.

Дальнейший путь лежал к горе Кольцо. Это отверстие в горе естественного происхождения, диаметром метров двенадцать. Считается, что, если подняться туда и постоять в кольце, сбываются все желания. Как правило, единственное возникающее на этой горе желание – успешно спуститься обратно. Дождь к тому времени почти прекратился, но успел сделать свое мокрое и грязное дело: дорога наверх была очень плохо проходима.

Мои желания, вероятно, так и останутся неосуществленными: до кольца я не долезла по вертикали метров пять. Но и с той площадки, куда мне удалось добраться, открывался великолепный вид на Кисловодск.

Нужно ли уточнять, что, стоило нам закончить экскурсию и двинуться в сторону дома, дождь прекратился, небо прояснилось и включили радугу?

Глава 8. Первое знакомство с Кисловодском

Во второй половине дня мне предстояла экскурсия в Пятигорск, а утром, памятуя, что Наташа недолюбливает музеи, я решила одна съездить в Кисловодск и осмотреть Кисловодскую крепость и еще что получится.

Транспорт там в основном двух видов: электрички, ходящие в среднем два раза в час, и убитые желтые маршрутки. Причем сыны гор, как выразился Наташин брат, «сильно едут» - не в том проблема, что быстро, а именно сильно. Дороги в приличном состоянии только магистральные (а на городских улицах вообще асфальт вдрызг разбит); изгибаются вправо-влево и вверх-вниз. Водители – сплошь престарелые Шумахеры: реакция уже не та, а воспоминания о былых победах не позволяют пропускать вперед соперника и ехать медленнее ста восьмидесяти. Поэтому по возможности рекомендую выбирать электрички.

Кисловодск меня встретил не очень приветливо, но для посещения музеев хорошая погода и не нужна. Первый типа того что музей находится прямо на вокзале – небольшая экспозиция об истории местной железной дороги. Вход бесплатный, народу никого.

Побродив немного по Курортному бульвару (народу на котором гуляло больше, чем во всех Ессентуках, вместе взятых), осматривая Октябрьские ванны, Главные нарзанные ванны и т. д., и испив водицы в нарзанной галерее, я поднялась выше, к Кисловодской крепости, месту основания города. Там сейчас краеведческий музей; несмотря на 1 мая, он работал. Вообще, как уверила меня билетерша, музеи Минвод в праздники работают по обычному графику, то есть открыты, если этот день недели не является их выходным.

Музей неплохой, побольше других краеведческих в курортных городках. Интересны предметы национального быта, а еще есть зал космонавтики: в городе был когда-то музей Цандера, уроженца этих мест, но его упразднили, а фонды передали сюда. Работала также выставка вышивки и других рукоделий.

Чуть дальше – дом-музей Ярошенко. Экспозиция расположена в трех домиках: в одном картины художника, в другом – коллекция передвижников, в третьем – работы современных живописцев. Вход в каждый по полтиннику; я решила ограничиться картинами Ярошенко, поскольку время уже поджимало.

С усадьбы художника можно спуститься в курортный парк, но его мы с Наташей наметили посетить в следующий раз. А похоронен Ярошенко поблизости, в ограде Никольского собора (который я тоже посетила). После этого пришлось уже поспешить в Ессентуки, к началу следующей экскурсии.

Глава 9. Экскурсия в Пятигорск

Еще одно предостережение: продавая экскурсию, вам назовут гораздо больше объектов, чем предстоит посетить. Так и здесь – некоторые интересные вещи мы видели лишь издалека, из окна автобуса.

Сначала поехали на место дуэли Лермонтова. Я потом Наташу спрашивала: чего их стреляться в такую бездну понесло – ни добраться, ни выбраться, ни на помощь позвать? Она очень удивилась: «Вам разве не сказали, что это место предполагаемой дуэли, а где они на самом деле стрелялись, никто не знает?» Так и проходила вся экскурсия: вроде бы гид правильно рассказывает, но все время какие-то важные мелочи упускает. Ну ладно. Стоит там обелиск с четырьмя орлами по бокам. Чуть в стороне продаются вездесущие сувениры.

Оттуда поехали на Машук. А погода все равно плохая. Повезло еще, что канатка работала. Впрочем, это раньше она только в хорошую погоду была открыта, а теперь в любую шарашит, лишь бы сильного дождя не было. Наташа говорила, что вагончик поднимается восемь минут. Ничего подобного – две с половиной! А поскольку подъем 400 метров, уши ощутимо закладывает. Взяли с нас за фуникулер дополнительно по 300 рублей.

Поднялись наверх – туман. Внизу открывается обширная панорама Пятигорска. Близ вершины горы – могила картографа Пастухова с обелиском. Он очень любил эти места, составил точнейшую и подробнейшую карту и завещал похоронить себя на Машуке. Друзьям пришлось прорубить просеку по склону горы и на руках поднимать гроб с телом. То-то они были довольны.

Бештау была почти вся в тумане, который, к счастью, вскоре начал рассеиваться. Она хотя и беш тау, но с любой точки видны только какие-либо три из ее вершин. То, что находится чуть в стороне, - это ее горы-спутники.

Съехали с Машука (который не спутаешь ни с одной другой горой, поскольку он увенчан приметной телевышкой) и отправились на озеро Провал. Очень красивое подземное озеро, с водой непередаваемого оттенка, куда ведет узкий длинный туннель в горе. К сожалению, считается, что его испарения ядовиты, и долго любоваться на него не дают. У входа в туннель стоит памятник Остапу Бендеру, продающему билеты в Провал.

Дальше поехали в музей Лермонтова, за что взяли еще по 50 рублей. Здесь, в небольшом домике с соломенной крышей, он провел последние два месяца, снимая его вскладчину со своим другом Столыпиным. Из подлинных предметов того времени мало что сохранилось, кое-что было привезено потом из петербургской квартиры.

В заключение нас привезли в парк «Цветник». У главного входа стоит бронзовая фигура Кисы Воробьянинова и собирает милостыню. Прохожие охотно кидают ему в шляпу. Показали нам разные парковые затеи: кофейню Гукасова, Лермонтовскую галерею, грот Дианы, Ермоловские ванны. Предложили испить водички в бювете. Наташа мне заранее порекомендовала воду из Красноармейского источника, которую в народе называют «тухлой», - действительно очень вкусная. На этом экскурсия завершилась.

Дома ждало радостное событие: на карточку пришла очередная зарплата, около трех тысяч (не подумайте, что евро; смейтесь-смейтесь…). Это было очень кстати, поскольку от захваченных из дому 10 тысяч почти ничего не осталось.

Глава 10. Второе знакомство с Кисловодском

К следующему утру Наташа достаточно отдохнула, чтобы созреть для очередных подвигов и приключений, и мы опять поехали в Кисловодск. Для начала, при всей своей нелюбви к уездным музеям, она повела меня на дачу Шаляпина, сказав, что ее как раз видеть надо. Домик симпатичный, и экспозиция довольно интересная.

После этого пошли гулять в курортный парк. Быстренько осмотрели парковые затеи внизу: лермонтовскую площадку, колоннаду, Зеркальный пруд, беседку «Стеклянные струи», мостик «Дамский каприз» и т. д. – и полезли на терренкур. Наташа посетовала: когда-то поднималась на Сосновую гору за несколько минут, напрямую по крутому склону горы, и не думала, что когда-нибудь будет вместе со мной шагать по пологой инвалидной тропе.

И еще хочу предостеречь: в Кавминводах успешно лечат многие болезни, но сердечникам, вроде нас с Наташей, на Кавказе делать не-че-го! В горах из-за ощутимой высоты давление очень низкое, 700-710 мм, воздух разреженный, кислорода в нем мало, а конкретно здесь еще и влажность большая. Меня все время преследовала нехватка воздуха, даже в состоянии покоя, не говоря о том, что ходить приходилось почти все время по горам.

Тропа вьется серпантином – поднимались мы довольно долго. Наконец дошли до верху и уселись в полуразрушенной беседке. Кисловодск раскинулся под нами. Главы Никольского храма, к подножию которого от вокзала надо было долго идти вверх, виднелись далеко внизу. Росли фирменные минводовские сосны – с очень длинными иглами, цвели весенние деревца.

Мы посидели и отправились покорять соседнюю гору, тоже пологими обходными путями. Это была гора Храм Воздуха, на которой стоит одноименная беседка. Здесь находится нижняя станция канатной дороги, поднимающей на самый верх, но мы пожалели денег. Можно было подняться еще на одну гору, Красное Солнышко, но мы не пошли: во-первых, устали, а подъем предполагался долгим, во-вторых, хотели есть, а дешево есть было негде.

Так что отправились потихоньку в обратном направлении, осмотрев Долину Роз (не цвели), Серые камни, долго искали Красные камни (девушка, только-только миновавшая их, сказала, что не знает), спустились к многочисленным санаториям. Купили пирожков у нарзанной галереи и поехали домой.

Нужно еще заметить, что Минводы – место курортное, люди сюда едут в основном с целью лечиться, а не отдыхать, и вечерне-ночной жизни нет практически никакой. После того как темнеет (довольно рано) и желающие доедают свой вечерний шашлык, становится совершенно тихо и безлюдно, и остается только лечь спать. (Мы бы могли предаться в номере чтению или вышиванию, но, по традиции, под потолком болталась единственная маломощная лампочка Ильича, и ее для подобных занятий было совершенно недостаточно.)

Наташе в плане вечерних развлечений в этот раз повезло: к ней для совместного решения пятигорских дел приехал брат из Ставрополя, поселившийся в нашей же гостинице (я слышала его восторженные вопли, когда он осматривал санузел в номере по соседству). Вечером они запланировали шашлыки, завтра – отъезд на дачу, а я пошла в парк к той же продавщице Нине за экскурсией на целый день.

Продажа экскурсий сворачивается часам к шести, но я каким-то чудом успела. Оказалось, что в будни экскурсии из Ессентуков предлагают только послеобеденные, но Нина обещала что-то найти, позвонила в Кисловодск и говорит: «Назавтра есть Чегемские водопады и Домбай. Чегем интереснее». Договорились, что назавтра автобус подберет меня на вокзальной площади в половине седьмого.
Опубликовано: 12 Мая 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.