На велосипеде с юга на север Венесуэлы, часть 2

Другие отзывы автора
  • Город Маракай - венесуэльский Париж
  • На велосипеде с юга на север Венесуэлы, часть 1
  • На велосипеде с юга на север Венесуэлы, часть 3
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·Часть 3·Часть 4·

На Ориноко местные пацаны показали, как они ловят рыбу. На тесто или кусочек хлеба, леска прямо к пальцу – тут же хватает какая-нибудь шмакодявка. Вытащили маленького сомика – у меня похожие в аквариуме живут. Сомик, зажатый в ладони пищит как мышь, когда его дергают за усик. Такого хорошего сомика мы подергали за усы и отпустили. Попадаются и другие рыбки разных размеров. Их можно использовать в качестве живцов, а лучше нарезку на крючок.

Хищники – пираньи и пайяра. Живут в водоемах (заводях) с тихой водой, но говорят, можно поймать и в самой Рио Ориноко. Минут 10 я покидал блесну и в саму великую реку и в заводь, мне мальчишки сказали, что там водится пиранья и пайяра. Ни одной поклевки на блесну не было, хотя на кусочек рыбы голодные хищники бросались. Не очень крупная пайяра показывала свое тело, всплескивая посреди тихой заводи.

Я большой страсти к трофейной рыбной ловле не испытываю. Рыбу ловлю и охочусь чтобы съесть добычу. Свежую рыбешку и дичь считаю лекарством и лучшей пищей, но уже давно прошло то время, когда я охотился и рыбачил ради как можно большей добычи, а животных и птиц вообще чаще жалею и провожаю взглядом, чем стреляю. Поэтому и в первый раз оказавшись на Ориноко, пообщался с мальчишками, поучился у них местным способам рыбной ловли, порасспрашивал, подарил им по маленькому крючку, и уехал.

На следующий день по плану с рассвета собрал имущество и оправился на юг на Рио Катаньяпо. Расстояние около 7 км. За городом военный блокпост. Проезжал на велосипеде – гуардиас проводили безразличным взглядом, не стали проверять, хотя каждый автомобиль останавливали и досматривали.

Катаньяпо – река с прозрачной водой и стремительным течением. Дно – плоские камни и чистый светлый песочек. Рыба плещется, но судя по звуку некрупная. Попробовал блеснить – минут тридцать кидал с разными блеснами – ни единой поклевки. Потом зацепил маленькую вертушку за куст и оторвал блесну. Ветку с оторванной блесной нашел и отрубил, однако тяжелое дерево, упав в воду пошло ко дну и ветку мгновенно унесло быстрым течением.

Прошел по тропинке несколько сотен метров вдоль реки. Видно, что здесь живут люди, но не слишком обжито. Мусора на берегах не было. Значит живут индейцы, засранцы бывают редко. Кострища правда попадались. У тихого омутка нашел следы рыболовной стоянки – в ямочке видимо пытались ловить сомика или другую хищную рыбу. Мелочь плющилась под ветками деревьев. Бросил булочку, посмотрел, где всплеск воды от хватающей ее рыбки.

Прицепил булочку на крючок, пустил по течению, вот и первая зубастернькая большеротая рыбешка с ладошку размером. За несколько минут поймал таких 5 штук, стал готовить уху. Разжег свою печурку, которую использовал в Венесуэле, чтобы не оставлять после себя кострищ. Зачерпнул прозрачной речной воды, начистил картошку и луковицу. Древесина местного сушняка разгоралась неохотно – помог кусок обнаруженного на берегу старого полиэтилена – его остатки можно найти в любых диких джунглях.

Пучок сухих листьев завернул в полиэтилен, поджег, от него уже загорелись палочки. Через 10 минут уже закипала вода. Ушица получилась вполне приличная. Специи у меня в аптечке всегда с собой, даже бульонный кубик.

Ливень начался как по расписанию – около 14 часов загромыхало в небе, потом как жахнуло – я еле успел поставить гамачок и натянуть сверху тент. Стекающая с тента вода наполняла котелок за несколько секунд. Ветер налетал порывами не то, чтобы ураган, но крепенько надувал тент. В ливень уровень воды поднялся и пока я сидел в гамаке под тентом, унесло рекой бутылку с ромом -2/3. В сумерках уезжал. Вещи собрал.

После дождя поднимался туманчик, все мокрое – трава и деревья. Услышал звуки какой-то жизнедеятельности. По тропинке вышли два индейца – молодой и старый. На своем фиговом испанском я спросил – дескать Донде твоя каса? Он махнул рукой на бугорок неподалеку, откуда я слышал днем петушиные крики. Показал рукой вниз - сказал, что тут он пасет свое стадо. Ну з***ись говорю. Ты не против, что я тут pescado ловил и сопа варил. Он говорит х**вая пескадо – мучо пеквенья. Я показал пальцами 10 см. - Си, - говорю, – пеквенья. Мелкая то есть.

Он говорит лови сколько хошь, агуа быстрая – рыба мелкая. Я говорю, спасибо большое – мучас грасиас, мне пора валить отсюда. Ну давай, говорит - чао. Чуть выше смотрю – видимо стадо пасется, про которое он говорил – три девки мал мала, пара пацанят, да старушка жена – костерок дымящий уже раскочегарили и у огонька прыгают, веселятся. Как в такую сырень так быстро разожгли – поразительно.

У индейцев (это были пиароа) с испанским плоховато – произношение необычное, да слова перемежают своим языком – в них много гласных звуков. Но понять друг друга можно. К сказанному выше, добавлю, что то о чем он говорил «пасео, пасо» кажется означает «я тут хожу, или гуляю» при этом стуча ногой – имеется ввиду неформальное владение землей, а может быть что-то типа дачи – места для отдыха.

По мокрому асфальту и в быстро надвигающейся темноте возвращался обратно. Здесь увидел, что кое-где был не просто свежий ветерок – хорошим вихрем по правой стороне дороги повалило лесного гиганта – огромное дерево, падая, прорубило в сельве целую просеку. Дорогу только чуть-чуть не завалило ветками. В городе, не очень хорошо освещенном, еще и под немного капающем дождике маленько заплутал, потерял минут двадцать, пока нашел свою авенида Периметраль.

Следующий день посвятил поиску и отведыванию различных экзотических фруктов. От одного из них едва не пронесло, пришлось даже употребить цифран и фестал. Этот опасный фрукт (не запомнил названия) внешне напоминает небольшой кокосовый орех светло-желтого цвета - корка как толстенький пенопласт, а внутри - освежающая кисловатая желеобразная жидкость, ее едят ложкой. Съел с удовольствием, но через час мне слегка поплохело.

После лечения и лежания в течение двух часов все прошло. Дальше ел папайю и другие менее страшные фрукты. Ром я использовал не как алкоголь, а в качестве лекарства и средства профилактики инфекций и улучшения вкуса воды. Столовая ложка "Касике" на литр воды превращала обычную дождевую воду местных горных ручьев в напиток, а если выжать в нее сок лимона - то и вообще нечто весьма приятное на вкус. Касике по моему мнению - что-то среднее между коньяком и виски, отдает корицей и какими-то перчиками, излишней сладости не заметил. Качественный напиток.

Телефон, как я говорил, у меня не работал (по причине свинского роуминга билайна), еще выяснилась одна неприятность – зарядник, который должен был работать при местных 110 вольтах мигал и не заряжал телефон. Искал интернет в П-А. Конторы закрыты, никаких часов работы на дверях нет. В одном месте все же нашел, попробовал выйти в почту - не пускает никуда, кроме венесуэльского гугла. Ни одной страницы в сторону не открылось: либо специально у провайдера так заточен фаервол, дабы ограничить инфу населению, либо просто кривой ДНС сервер.

Купил у индейцев (похоже племени пиапоко – темнокожие, небольшого роста) четыре небольших копченых сома в пальмовом листе. Я оставшийся кусочек этой рыбы, горячего копчения без грамма соли, выбросил только через 5 дней. Сам удивляюсь, как долго она не портилась в этом жарком и влажном климате. Здесь на островах вроде еще живут индейцы гуахибо. Хуан говорил, что они рослые – мучо гранде, чем екуана. Однако не больше меня – я мучо гранде гуахибо.

Разглядывал сувениры, которыми местные индейцы торгуют на базаре возле индейского музея. Ничего примечательного – плетеные подносы и хрупкие корзинки (на базаре в Брянской области корзины лучше, прочнее и дешевле). Бутафорские духовые трубочки и негодные колчанчики. Я бы купил приличный керамический сосуд или, как сувенир, например костяной или деревянный наконечник для стрелы, яд кураре. Но ничего подобного не было.

В Пуэрто-Аякучо всюду болтались на столбах предвыборные листовки - губернатор штата Амазонас - Либорио Guarulla – шаман племени банива (небольшая народность из группы южно-венесуэльских араваков, живут в основном на венесуэльском берегу верхнего Ориноко). Губернатор весьма заботится об индейцах - его подарки - новые дома и целые губернаторские деревеньки вдоль дороги. В рыбном ресторанчике у дороги я пообедал порцией жареной оринокской рыбы, с гарниром из салата и юкки – то же, что картофель, только с продольными волокнами по клубню.

Мне жареная юкка понравилась больше, чем картошка или бананы, которые здесь едят в вареном, жареном, тушеном видах. Банан крупный, зеленый, несладкий, в сыром виде в пищу не употребляется, растет быстро, урожайность колоссальная и забот плантация не требует – воткнул луковицу в лесном огороде, через 3 месяца получишь несколько мешков долго хранящихся богатых крахмалом плодов. Варил из такого уху – вполне заменяет картофель, только помягче и как бы немного липкий.

Под вечер наткнулся на тихой улице на огромный пиратский мангал, на котором местный сильвер жарил на ломах телячьи окорока. Полыхал огонь, вкусно пахло жареным мясом, солнце сползало к горизонту. Меня до сих пор поражает, что обычные не примечательные фрукты в Венесуэле стоят также как и у нас, а отличное вкуснейшее мясо и рыба - на порядок дешевле! За каких-то 16 боливаров я съел порцию в 400 грамм, не меньше, еще и с гарниром из понравившейся мне юкки, еле ушел. Местные жители подходили к буканьеру, тыкали пальцем в понравившийся кусок мяса, тот отрезал ломоть и взвесив на безмене под потолком, вручал покупателю.

Заканчивалось мое пребывание в самом сказочном городе волшебной страны. Я уже вполне акклиматизировался в южной Венесуэле, да и Пуэрто-Аякучо начинал поднадоедать. Оглядываясь в прошлое, нужно сказать, что пожалуй П-А действительно одно из лучших мест на земле для жизни человека. Огромная территория внутри кольца могучей Рио Ориноко, занимаемая штатом Амазонас и восточной частью штата Боливар, разрезана единственной приличной дорогой - carretera 12, и посреди этой страны самый значительный город - П-А.

Остальные населенные пункты, которые можно назвать городами - это совсем небольшой Лос Пихигуаос - городок добытчиков бокситов, а также сама Кайкара де Ориноко, о существовании которой большая часть венесуэльцев не подозревает. Недостатки П-А - хреновая связь и никудышний интернет. Достоинства - благодатный климат, прекрасная природа, мирные доброжелательные люди. Влажность и регулярные тропические ливни скорее положительное явление.

К жаркому климату привыкнуть легко, я много лет прожил в гораздо более тяжелых климатических условиях центрального Казахстана, и могу сказать, что миф о невозможности дышать под пологом влажного тропического леса слегка преувеличен. Влажным теплым воздухом мне дышалось легко и свободно. На рассвете я погрузился на велосипед и отвалил из П-А на север. При выезде из города меня проводили взглядами солдатики на блокпосту, а я вежливо им кивнул на прощание.

Первое, что встретилось на выезде из города - зловонная свалка, водила самосвала и грузчики радостно заорали в ответ на мое "буэно диа" и помахали грязными лопатами. Грифы урубу сделали круг почета и сели поодаль, их привлекала дохлая лошадь и тухлая крокодиловая шкура, валявшаяся у дороги. Следом за свалкой увидел первые многоэтажные жилые дома в штате Амазонас - это новый поселок нефтяников.
Опубликовано: 22 Апреля 2011

Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.