Африканская бабочка и её жители. Часть 3

Другие отзывы автора
  • Африканская бабочка и её жители. Часть 4
  • Удивительная Сиена
  • Два дня в Алжире
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·Часть 3·Часть 4·Часть 5·Часть 6·Часть 7·

Часть 3. Город Мопти

Прогулка по реке и деревня рыбаков фульбе

Встаю на рассвете. Наверно Мали просто рай для любителей природы. На светлеющем небе клином царственно проплыли похожие на аистов птицы. Кусты возле отеля, вчера ещё блестевшие зелёными листиками, укрылись, словно пуховой шалью, толстым слоем паутины. Пауки ночью соткали целый ковёр.

После завтрака Пауло везёт нас в порт Мопти, чтобы прокатить по реке на моторной лодке. Народу на пристани пока не много. Словно стесняясь играть лучами на жутко замусоренной набережной, утреннее солнце прячется за деревьями. Берег весь завален пакетами, пакетами и пакетами – чёрными, синими и прозрачными. Шурша по мусору, подходим к разукрашенной лодке, загружаемся внутрь и движемся против течения по реке Бани. Рыбаки на тоненьких остроугольных лодках забрасывают в воду сети.

Проплываем основной порт, который представляет собой квадратную бухту естественного происхождения. Здесь уже суетятся люди, загружая и выгружая тюки с товаром. Постепенно исчезают городские домики, потянулись пустынные берега. У воды гуляют коровы и белые птицы, которых я видел на небе два часа назад. Если в полёте птицы соблюдали строевой порядок, то тут, где нужно быстро ловить клювом рыбу, каждый за себя.

Наша лодка называется пинассе. Её салон поделён на 2 отсека, где посередине столы, а по бокам лавки. Перемещаться по лодке можно, выйдя на её широкий борт, держась при этом за специально привязанные к крыше бамбуковые палки. Сзади находятся двигатель и закрытый досками туалет, над которым гордо трепещет национальный флаг. Речной ветерок ласкает щёку, ладонь невольно тянется в воду. Чтобы не обгорели руки я надел рубаху с длинным рукавом поверх футболки.

Через час пути пинасса причаливает у высокого берега возле какой-то деревушки. Стирают в реке женщины, мужчины заделывают лодку. Наш визит не вызывает особого интереса. Наташа говорит, что здесь живут рыбаки фульбе. Рыбаками они бывают редко, основное их занятие – скотоводство. На бамбара здесь не говорят, а Наташа пёль (язык фульбе) не понимает. Я раздаю подарки, фотографирую, обрастаю хвостом из детворы.

Гуляем по узким глиняным улочкам и выходим к мечети, она старая, построена в суданском стиле. Мусульманство наложилось поверх древних верований, в каждом доме здесь имеется спрятанный идол.

Хорошо, что я одел рубашку с длинным рукавом, дети, увидев у меня игрушки, которых на всех не хватает, постоянно теребят меня грязными руками. Нужно будет стирать рубаху. Сейчас сухой сезон, Бани отступила в своё законное русло. Большая рыба не ловится, рыбачки коптят и сушат речную мелочь, а на освободившейся от воды земле фульбе устроили рисовые поля.

Наташа обращает моё внимание на высокую женщину с пышной причёской. Это целительница. Такие женщины у фульбе ходят по деревням, лечат травами, занимаются ворожбой и гаданием. Узнать что либо ещё о их жизни тяжело. Насколько я понял, целительницы представляют собой что-то типа монашеского ордена и дают обет безбрачия. Провожать нас выходит почти вся детвора и машет уплывающей пинассе рукой.

Деревня рыбаков бозо

Следующая деревня народности бозо является полной противоположностью. К причалившей лодке, словно цепные псы, летят наглые дети. Деревня разбита на высоком острове. Бозо живут только рыбной ловлей, кочуя по реке. Язык у них свой, но они понимают бамбара. Рисовых полей бозо не сажают, довольствуясь маленькими огородами. Сразу бросается в глаза грязь и неухоженность. Многие семьи не имеют металлических решёток для копчения рыбы, отчего процесс упрощается.

Круглого речного карпика рыбачки сжигают вместе с сеном на берегу. Всё это так и сохнет, валяясь в грязи. 60% улова пропадает от такой переработки. Вдобавок вонь стоит жуткая, и победоносно кружат мухи. Нахожу богатую семью, которая выделяется неким подобием дома на фоне убогих лачуг. Здесь есть металлическая решётка для копчения, на которой, свернувшись глистом, жарится нильский сомик, но затем продукция также ссыпается на землю. Очень красивое место избрали бозо для своей деревни, но загадили его вокруг мусором. Я весь облапан детьми и бабами.

-Кадо! Кадо! Кадо! – галдят женщины и дети, им подпевают мухи на воняющей рыбе. Хочется быстрее вернуться в спасительную пинассу. Фотографирую в наглую, не спрашивая разрешения, раздавать подарки здесь желание не возникает.

Наверное Михаил Кожухов, если бы он приехал сюда снимать сюжет про копчение рыбы, долго бы не продержался…… Но снимать нужно! Найдя двух приятных девушек, вступаю с ними в фотокадографичные отношения. Кадо девицы берут и позируют, но в кадр лезут наглые дети. Начинаю на них орать, отмахиваясь при этом рукой, и вытираю рукавом жирные сопли мелкому малышу. Холодные сопли проступают через ткань, остужая мои разгорячённые мозги.

Люди живут так как умеют, осуждать их за это нельзя. Но тут приходит мысль, что носить рубаху не смогу: поднося ко рту котлету, или поднимая рюмку с водкой, всегда будут вспоминаться холодные детские сопли. Вместе с соплями, отдаю её капитану и загружаюсь в пинассу. Помощник мальчишка стирает рубашку и вешает её сушить. Когда мы выходили на пристани в Мопти, капитан уже красовался в обновке.

Экономическая столица Мали

Город Мопти – рыболовная и экономическая столица страны. Он расположен на берегу реки Бани при впадении её в Нигер, на трёх островах, соединённых дамбами. На языке пёль Мопти обозначает сборище. Здесь в основном живут бозо и фульбе. Во время паводка Мопти со всех сторон окружён водой, сообщение между островами происходит по воде, поэтому город называют «малийской Венецией». Когда реки отступают, люди вокруг города высаживают рисовые поля. Дорога в Мопти проходит по дамбе длинной 12 км.

Главная улица это набережная, в некоторых местах она обрамлена забором. Количество нищих и попрошаек превышает все допустимые нормы, или просто они, не давая опомниться, справа и слева, с тыла и в лоб, атакуют белых гостей города. Весь берег усеян мусором, но в этом есть даже некий колорит. Причаливают длинные лодки, выгружается товар и бросается новый мусор. Воздух пропитан запахом рыбы. Её продают прямо с лодок, на набережной и в городе.

Здесь же рыбку перерабатывают, упаковывают в огромные тюки и отправляют в разные концы страны и за её пределы. В определённом месте порта выгружают, распиливают на кусочки и вновь загружают в пинассы, приплывшие из Тимбухту соляные плиты. Для употребления в пищу, соль ещё не раз подвергнется обработке.

Часть территории порта занимает судоверфь. Как и 100 и 400 лет назад, используя старинную технологию, ремесленники мастерят речные суда. Весь процесс происходит только здесь. Они сами изготавливают длинные гвозди, скрепки, скамейки и крышу, сами и разрисовывают лодки. В правом углу порта возвышается ресторан, куда нас привёл на обед Пауло. Отсюда удобно фотографировать людей на длинном кадре.

Если посмотреть на напоминающую бабочку карту Мали, то Мопти будет посередине - это тельце бабочки между двух крыльев. Моптиянки, как самые центровые в Мали, облачили чёрные тела в цветастые платья, надушились ароматными маслами, и, украсившись золотыми побрякушками, сами словно бабочки, порхают по грешной земле, над открытыми канализационными стоками, по мусорным отходам, переступая с пакета на пакет… Всё! Нужно заканчивать запивать противомалярийные таблетки вином, ещё и не то может привидеться.

От мыслей отвлекает вспыхнувший пожар на одной из лодок. Речники буквально живут в своих пинассах, там же и готовят. Видимо обеденный огонь вырвался наружу, пламя быстро охватило крышу. Капитан вывел судно подальше от других лодок. Он и его команда, рискуя жизнью, стали выбрасывать тюки с товаром в воду. Глубины там не было, груз не утонул, и пламя, пообедав крышей, дальше не пошло. Но, через некоторое время неудачливый речник, опустив голову, уже слушал монолог хозяина тюков.

Торгуют в Мопти всем, его центр сплошной базар. Основной товар: посуда, зерно, рыба, соль, фрукты, овощи, инструменты, скобяные изделия и яркие ткани. Беспрерывно, словно привязанные руками и ногами к швейным машинкам, строчат заказы в базарных лавках портные, хвастает музыкальными новинками продавец дисков. Имеется в городе и рынок сувениров.

В Мопти мало места под строительство. Мечеть окружена жилыми домами, многие из которых являются интересными образцами глиняной застройки: толстые стены, с высокими потолками, где летом не жарко, обрамляют фасады из зубцов и башенок, с террасой на крыше. На всех мечетях в Мали, символизируя совершенство ислама, тянутся к небу яйца страуса. Обычный дом украшать таким образом - богохульство.
Опубликовано: 12 Апреля 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.