Африканская бабочка и её жители. Часть 1

Другие отзывы автора
  • Африканская бабочка и её жители. Часть 4
  • Удивительная Сиена
  • Два дня в Алжире
Все отзывы

Содержание:Часть 1·Часть 2·Часть 3·Часть 4·Часть 5·Часть 6·Часть 7·

Часть 1. Дорога в Тимбухту

Перелёт

Стираются границы между странами и людьми, на планете остаётся всё меньше и меньше народов сохраняющих свою самобытность. Не имеющая выхода к морю, республика Мали, считается четвёртой беднейшей страной в мире. Именно по причине своей отсталости Мали остаётся территорией, где жизнь законсервировалась. Именно здесь можно увидеть, как жили люди 70, 170, 370 и 770 лет назад.

Когда мне предложили принять участие в туристической экспедиции в Мали, я не раздумывая, согласился. Наученный опытом поездок по Африке, стал откладывать старую одежду, брелки, игрушки и ручки. Вначале планировал поездку вместе с женой, но позже понял, что поеду один.

Обычно попадают в малийскую столицу Бамако через Париж, но, примерно год назад, нарушили французскую гегемонию алжирцы. Алжирские авиалинии 1 раз в две недели совершают рейс из Москвы в Алжир, далее очень удобная стыковка с рейсом на Бамако.

Заснеженное Шереметьево, в терминалах которого теперь можно запутаться. 4 января основной поток уезжающих уже прошёл и долгожданный вылет на Алжир состоялся без задержки. Алжирский сервис не хуже и не лучше своих собратьев, 5 часов полёта прошли не заметно. Алжирский аэропорт совсем не загружен. Погуляв 3 часа по двум его залам, загружаемся в полупустой самолёт на Бамако.

Мой сосед по креслу, мужчина около 60 лет, русский геолог Евгений. История его проста. Вначале 90х, когда геология в России развалилась, поступило предложение поработать в Мали, где Евгений обосновался и живёт уже 17 лет. Его компания занимается золотодобычей. Недра Мали богаты полезными ископаемыми. Во времёна средневековья об империи Мали узнали за пределами Африки как о «стране золота». В конце 20ого века страна вышла на 3е место в Африке по добыче золота, после ЮАР и Ганы, но на уровень жизни простых малийцев это никак не повлияло.

Полёт лайнера проходит над Сахарой. Когда-то путешественник Лев Африканский около 4х месяцев шёл от Средиземного моря в Тимбухту. А в нашем случае, после 4х часов полёта в окне иллюминатора заплясали редкие огоньки Бамако. Желающих вместе со мной посмотреть Мали набралось 11 человек, все люди тёртые, многие исколесили более 100 стран. Наверно только такие, жадные до путешествий люди, рвутся в Центральную Африку.

Пограничник покрутил в руках российский паспорт, шлёпнул печать, и пожелал мне что-то на своём языке.

- Сертификаты от жёлтой лихорадки показываем! Все предъявляем сертификаты! – на чистом русском тараторила какая-то африканка. – Меня Наташа зовут, я буду вашим переводчиком. Как позже выяснилось, Наташа родилась в Минске. Папа кубинец учился в СССР, но на Кубу мама не поехала и семья распалась. Уже в зрелом возрасте белорусская африканка вышла замуж за учившегося в Минске малийца и уехала к нему на родину. Поначалу для Наташи это был тихий ужас.

Языка она не знала, шокировал малийский быт и грязь на улицах, местные видели, что она не их кровей и дразнили – «тубабу» (белый человек). Но, как говорится, всё можно перетерпеть, ко всему можно привыкнуть. Прожив в Бамако 19 лет, наша соотечественница имеет дом, семью из мужа и 4х детей, работу, и свободно говорит на бамбара.

Выходим из здания аэропорта, загружаемся по джипам и трогаемся в путь. Встречных машин не много. Куда-то едут гружёные фуры, спят в покосившихся лавках торговцы, старый асфальт завален мусором. Улицы в Мали освещены плохо. Да и зачем собственно устраивать иллюминацию этой ужасающей бедности.

Особенно поразило, как в одном месте, выставив на пыльную дорогу образцы спального гарнитура, хозяин товара так видимо и спит каждый день, на хорошей кровати под чёрным африканским небом. Минуем мост через широкий Нигер и заселяемся в отель. Травлю из баллончика комаров и, с чувством облегчения ложусь спать. Наконец-то я попал в Мали!!!

История Мали

Мали – одна из самых крупных стран в Западной Африке, по своим размерам уступает лишь Нигеру. На её территории в 1240 тыс. кВ. км. могли бы разместиться Франция, Испания, Португалия и Австрия вместе взятые. Столица Бамако удалена от ближайших портов на океанском побережье на тысячу с лишним километров. На карте территория страны напоминает гигантскую бабочку или два треугольника, соединённых рекой Нигер. Правый, большой треугольник – почти безлюдная часть малийской Сахары. Левый, южный и рваный треугольник – полупустыня и различная саванна, зона благоприятная для деятельности человека.

Археологические раскопки свидетельствуют, что территория современной Мали была обитаема ещё во времена глубокой древности, в эпоху палеолита и неолита. Стоянки древних людей, каменные орудия труда и предметы быта были обнаружены в 1959г. на горе Хомбори при восхождении альпинистов. Первые поселения в бассейне Среднего Нигера датируются началом 3 тысячелетия до н. э. В 60-70х годах 20ого века археологи обнаружили в пещерах уступа Бандиагара, близ догонского посёлка Санга, остатки человеческих жилищ, утварь из дерева, кожи, хлопка и шерсти, глиняную посуду, возраст находок датируется 3 – 2 в. до н. э.

В 8 веке, когда арабы по караванным путям прошли через Сахару в долину Нигера, здесь уже существовало крупное и сильное государство Гана. Среди всех стран Западной Африки Мали имеет наибольшие традиции государственности. Именно на её территории существовали сменявшие друг друга империи: Гана, или Уагаду (4 – 12 в.), Мали (13 – 15 в.), Сонгай (15 – 16 в.), а также бамбарские государства Сегу и Каарта, фульбская Масина.

На смену Гане пришла империя Мали, основателем которой был легендарный герой мандингов Судьята из династии Кейта. Победив в 1235г. в битве при Кирине вождя сосо Сумангуру, он захватил столицу Ганы Кумби-Сале и основал новую империю, которая по своим размерам превышала Гану. Она простиралась от Атлантики до оз. Чад на востоке и от тропических лесов до Сахары на севере. Сундьята назвал её Мали, что на языке малинке означает гиппопотам – самое сильное животное. Верховный вождь Сундьята управлял своей империей, главным богатством которой были месторождения золота.

Империя достигла расцвета в 14 веке при императоре Канку Мусе. Правящая верхушка состояла из родовой знати и укомплектованной бывшими рабами гвардии, которая постепенно становилась важной политической силой. Основную массу населения составляли кочевники скотоводы. Важную роль играла караванная торговля со странами Магриба и Египтом. Торговые города Тимбухту, Дженне и Гао постепенно превращались в мусульманские культурные центры.

В 15 веке начался закат империи Мали, междоусобные войны привели её к распаду. Наибольшего могущества к этому времени достигло вассальное королевство Сонгай. Колыбелью Сонгай была область Денди в районе нынешней границы между Мали и Нигером. Здесь рыбаки Сорко и земледельцы галиби в 7 веке основали город Гао. Правитель сонгаев Али Бер (Великий) положил начало империи Сонгай – третьей великой империи со столицей в Гао.

С 1464 по 1492г. Али Бер с помощью лёгкой кавалерии изгнал непобедимых туарегов из Тимбухту, Дженне, покорил страну моси, захватил Масину и королевство бамбара. Али Бер погиб в бою.

При аскии Мохаммеде 1493 – 1529 г. империя Сонгай достигла наибольшего расцвета. В отличие от анимиста сони Али Бера, аския Мохаммед был ревностным мусульманином. Совершив паломничество в Мекку, он получил титул халифа.

Империя Сонгай имела чёткую административную структуру. Профессиональная армия из бывших рабов и пленников дополнялась военной флотилией на реке Нигер. Города Тимбухту, Гао и Дженне, в которых значительное развитие получило ремесленное производство, стали главными культурными центрами империи, известными далеко за её пределами. Усилился процесс исламизации правящей верхушки, тогда как основная масса населения противилась новой вере, сохраняя приверженность анимитским верованиям.

Развитие империи Сонгай было прервано марокканским завоеванием. Экспедиционный корпус марокканского султана состоял преимущественно из европейских наёмников, которых насчитывалось 4 тыс. и марокканцев 1,5 тыс., тогда как армия сонгаев состояла из 12,5 тыс. всадников и 30 тыс. пехоты. Но не смотря на численный перевес, армия сонгаев была разгромлена в первом же сражении в 1591г. к северу от Гао, благодаря применению огнестрельного оружия, неизвестному до тех пор в Чёрной Африке.

Марокканцы завладели соляными копями, разграбили Тимбухту, Дженне и Гао, уничтожили библиотеки, многих учёных и знатных людей угнали через пустыню в Марракеш. Через несколько лет марокканский гнёт ослаб. Оставшиеся здесь солдаты сами избрали правителя – пашу.

Постепенно они перемешались с местным населением, и их потомки метисы образовали местную аристократию – арма. Основные торговые пути к концу 17 века уже переместились на побережье Атлантики, торговля через Сахару потеряла былое значение. В 1760 г. ослабевший Тимбухту вновь захватили туареги, изгнав из него марокканцев.

В 1660г. в окрестностях города Сегу зарождается бамбарское королевство Сегу. На территории империи Сонгай в 17-19 веках ещё возникали и распадались государства: Сегу, Каара, Масина, Хасо, Кенегу, но былой мощи своих предшественников они не достигли. В период расцвета работорговли (18 век), западные районы нынешней Мали были в значительной мере опустошены и обескровлены. Работорговцы и их посредники охотились за сильными, рослыми рабами, переправляя их на перевалочные базы в Сент-Луи и на о-в Горе, близ Дакара.

Во второй половине 19 века началась колониальная экспансия Франции во внутренние районы Западного Судана, где она натолкнулась на упорное сопротивление государства тукулёров. Королевство Текрур, располагавшееся на востоке нынешнего Сенегала, в средние века входило в состав империи Гана и Мали. Богатый знатный мусульманин Эль Хадж Омар совершил паломничество в Мекку, где на него была возложена почётная миссия – основать в Западном Судане мусульманское братство Тиджания.

В 1852г. Эль Хадж Омар, закупив у англичан оружие, во главе 30-тысячного войска начал войну против всех (против французов и анимистов королевств Бамбук и Каара). В 1857г. он в течении 4х месяцев осаждал французский форт Медин на р. Сенегал, лишь подоспевшие французские войска сняли осаду.

После этого Эль Хадж Омар отступил, направившись на восток, на Сегу и Тимбухту. В 1861г. он изгнал из Сегу короля бамбара, поставив на его место своего сына Ахмаду. Через год Омар одержал победу над фульбе, разрушив их столицу Хамдалайе и поставив на её месте новую крепость. Местное население с подобным не смирилось. В 1863г. фульбе изгнали тукулёров из Дженне, бамбара отвоевали Сасандинг. Объединив усилия, фульбе и бамбара преследовали Омара до плато Бандиагары, где он исчез при таинственных обстоятельствах.

Но государство тукулёров, во главе с Ахмаду, просуществовало около 50 лет, запутавшись в интригах и рухнув под натиском французов. Активное наступление колониальных войск началось в конце 80х годов. За активное сопротивление колонизаторам жители захваченных городов подвергались жестоким наказаниям и истреблению. Дольше всего воевали туареги, которых французам удалось усмирить только в 1914г.

Коренные жители Французского Судана были лишены гражданских и политических прав. Любой африканец мог быть арестован и заключён в тюрьму, поскольку он был «туземец». В колониальный период Мали была поставщиком рабочей силы для прибрежных государств. Чтобы заработать на выкуп за невесту, мужчины в возрасте 18-30 лет уходили на заработки на 1-2 года, вербовались в армию. Во второй мировой войне на стороне Франции сражались 63 тыс. «сенегальских стрелков».

В 1945г. Судан приобрёл статус заморской территории Франции, и коренное население получило гражданские свободы.

22 сентября 1960г. была провозглашена независимая республика Мали, свободная от каких либо обязательств по отношении к Франции, войска которой через 4 месяца покинули Мали. С тех пор 20 января в Мали отмечается как национальный праздник – День Армии. Государство взяло капиталистический путь развития, заявляя, что «идеологической основой является научный социализм».

19 ноября 1968г. военные взяли власть в свои руки, свергнув запутавшегося в капитализме и научном социализме М. Кейту. Переворот совершила группа офицеров под руководством лейтенанта М. Траоре, который и стал у руля. Его также дважды безрезультатно пытались свергнуть в 1971 и в 1976г. 26 марта 1991г. президент М. Траоре был арестован и посажен в тюрьму.

В сентябре 1997г. малийцам удалось добиться от швейцарских банков выдачи денежных средств, принадлежащих семье М. Траоре (2,5 млн. дол). Смертная казнь, к которой были приговорены бывший президент и его соратники (всего 22 человека), в декабре 1999г. была заменена пожизненным заключением. В наши дни М. Траоре уже на свободе.

Советский Союз всячески помогал Мали, а отношения Мали с Россией развивались очень медленно. В 2002г. страны урегулировали задолженности Мали перед СССР. Зато заметно расширились связи Мали с КНР. В Бамако открыт китайский Центр инвестиций и торговли, развивается сотрудничество в области промышленности, финансов, здравоохранения и т. д. Хотя в СССР обучалась значительная часть малийского офицерского корпуса и действующий президент Мали Амаду Тумани Туре является выпускником Рязанского училища ВДВ, вектор политики и экономики давно сместился в сторону КНР.

Китайцы у себя в стране расстреливают взяточников на стадионах, но здесь они выделывают (при поддержке своего правительства) удивительные фокусы. Например, бизнесмены дарят виллу жене президента и получают подряд на строительство дороги, которая через год рассыпается, как карточный домик, или втюхивают лекарства, после которых нужно лечить ещё больше……

Российские сотрудники посольства воспринимают Бамако как ссылку, к соотечественникам, работающим в Мали, относятся по принципу «отвали». Ранее в местных школах изучали русский язык, теперь этого нет. Одним словом, регион Западной Африки для нашей экономики почти утерян.

Город Бамако и подготовка к дороге

Я проснулся на рассвете, захотелось осмотреться и понять где нахожусь. Выйдя на балкон, я стал наблюдать, как просыпается город. Лёгкий утренний туман постепенно исчезал, открывая Бамако для просмотра. Одинаковые одно и двухэтажные домики сливались с зелёной массой деревьев, где-то вдали нависала известная гора со своей смотровой площадкой, голосил муэдзин, призывая правоверных к молитве, ему подпевали петухи и блеяли козы, по неухоженным улицам спешили получать знания школьники.

В доме напротив, согнувшись буквой П, что-то достирывала женщина, позже смачно вылив воду на улицу, затем, она поставила на костерок чёрный от копоти таз и стала готовить. Газа в домах нет, водопровод не везде, как впрочем и электричество. Женщинам в одиночку крайне тяжело вести домашнее хозяйство, поэтому Бамако можно назвать городом, где даже у служанок имеются служанки.

Наш маршрут по Мали был стандартным и предполагал вначале посетить города Тимбухту и Мопти, оттуда к догонам на плато Бандиагара, после города Дженне и Сегу, вновь Бамако, и улететь из последнего на 2 дня в Алжир, ожидая там рейса на Москву. Одним словом, в этот день предстоял длинный и утомительный переезд в сторону Мопти.

Готовясь к Африке я набрал всякие брызгалки и мази от комаров, но после первой ночи понял, что 2х баллончиков на все дни мне не хватит. Попутчик Костя рассказал, как он ездил год назад с другом в Бенин. Друг вернулся в Россию и через две недели вновь вылетел, теперь уже в Тунис, где ему стало плохо. Парень пролежал три дня в коме, его чудом спасли тунисские врачи. Такова коварная малярия. Я ранее бывал в дикой Африке, таблетки никогда не употреблял, но прослушав ещё парочку подобных историй, решил не рисковать.

После завтрака загружаем вещи по машинам и трогаемся в путь. Вначале меняем деньги в банке, операционист и антураж которого скорее напоминает кассира и платный туалет. Посещаем супермаркет, где за кассой сидит наша соотечественница, и затариваемся джином и всякой снедью. Якутка Жанна более 10 лет назад вышла замуж за малийца и к жаре уже привыкла. Перекидываемся с женщиной парой фраз и едем дальше в аптеку, хозяйка которой нас сразу обругала. В ожидании покупки мы пересчитывали малийские купюры, а этого делать прилюдно нельзя.

Как утверждает аптекарша, местные люди доброжелательны и не криминальны, а вот если денежную котлету увидят нигерийцы, они обязательно проследят за белым человеком и нападут. Из этого следует вопрос, как отличить малийца от нигерийца? Значит действительно нужно доставать только мелкие купюры.

Движение на дорогах Бамако весьма оживлённое. Юркие мотоциклы и мопеды наполняют загазованный воздух звуковыми сигналами. Забитые под завязку маршрутки вместо двери купе закрываются пристяжным ремнём или цепочкой, народу в них набивается как килек в банку, отчего самые отчаянные пассажиры буквально висят над дорогой.

Делая кирпичную морду, стараюсь не смотреть на всевозможных попрошаек на светофорах. Бетонной глыбой справа мелькнул стадион, который помогал строить малийцам советский народ. Новый стадион возводят в Бамако уже китайцы. Начинается какая-то соломенно-деревянная застройка, это пошла городская окраина. Будочка полиции на выезде из столицы окружена мусорными завалами, множество мух дополняет картину. Полиция проверяет наши документы и отпускает, желая счастливого пути.

Дорога на Мопти и люди бамбара

За окном машины потянулась саванна, изредка дополняемая глыбистыми камнями и баобабами. Примерно каждые полчаса проезжаем посёлки народности бамбара, которые не отличаются архитектурным разнообразием. Прямоугольные домики, обмазанные глиной, имеют плоскую крышу. Из жердей и соломы сооружены навесы, под ними ждут своего покупателя помидоры, лук, усыпанное мухами мясо, похожие на связку гранат плоды баобаба, бутылки с жёлтым керосином и какие-то большие овальные арбузы.

Делаем остановку в одной такой деревне, сразу обрастая толпой из мелких детей и пёстрых женщин. Народ всё прибывает, всем хочется посмотреть на тубабу (белый человек), а мы изучаем бамбара. Семьи бамбара большие и занимают целый квартал из жилых и хозяйственных построек (мужчина может иметь несколько жён). Необычны, похожие на домики гномов, круглые амбары для хранения зерна. В специальной печи на открытом огне женщины жарят орехи. Когда плод прожарится, они отделяют скорлупу и выдавливают масло, или просто едят мякоть.

Отличать в Мали мужчин разных народностей я так и не научился, а вот многие женщины бамбара запомнились. Дамы, как правило, коренастые и жопастые, а грудь у них начинается буквально от шеи. Женщины тянут на себе и дом, и детей, и работу в поле. Девочек родители стараются откармливать с детства. Если невеста полная, значит здоровая и может легко рожать. За такую девушку дадут солидный выкуп.

Бамбара основообразующий народ страны, их 5 млн. Все остальные народности понимают язык бамбара. Деревенская община бамбара (дугу) подчиняется совету старейшин, во главе которой стоит старший мужчина из семьи основателя деревни (дугу-тиги). Каждая дугу имеет свой земельный надел, где они пасут скот, не залезая на чужую территорию. Земледелием занимаются меньше чем скотоводством. Крестьяне здесь панически боятся голода, который случается из-за неурожаев и падежа скота, выкашивая порой целые деревни.

Далее, двигаясь по дороге, в некоторых местах пришлось наблюдать рукотворные карьеры. Люди на сырых местах вырывают глину, добавляя туда солому, делают кирпичи.

На обеде в Сегу к нам присоединяется гид – итальянец Пауло. Он живёт в Мали уже 4 года, проехал на мотоцикле от Лиссабона до Пекина, и пишет книги о путешествиях. По-русски Пауло не говорит, а про мои языковые познания лучше промолчать, именно поэтому я мало общался с этим интересным человеком. В отель возле Мопти вселяемся поздно вечером, а утром с рассветом выезжаем. Нам нужно приехать пораньше на переправу через Нигер. Мостов возле Тимбухту нет, только на пароме можно пересечь реку.

Узкая асфальтовая лента после Мопти вьётся вдоль песчаной полупустыни. Раскидистых баобабов здесь уже нет. Разнообразие вносят живописные холмы с камнями, напоминающие развалины крепости, а также оставшиеся после сезона дождей прудики с цветущими лилиями. Где-то совсем рядом несёт свои мощные воды Нигер. Деревни попадаются редко, люди заняты преимущественно скотоводством. Это территория народности фульбе, их ещё называют пёль. Заезжаем в одну такую деревню.

Люди народности фульбе

Фульбе исповедуют ислам, о чём красноречиво говорит построенная в суданском стиле мечеть. Крестьяне вниманием иностранцев не избалованы и разрешают себя и свой быт фотографировать. Готовясь к поездке, почти 2 года я откладывал старую одежду, всякие брелочки и ручки, набралось почти 2 чемодана. Начинаю потихоньку раздавать шмотьё и детские игрушки. Раздарить в Мали чемодан с подарками можно за 2 минуты. Увидев, что тубабу что-то кому-то сунул, к нему сразу тянется множество рук. Кое-как отбиваюсь, какое-то время даже один гуляю по деревне.

У фульбе сравнительно светлая кожа, тонкие черты лица. Антропологи считают их родственниками египтян или эфиопов. По одной из версий кочевники фульбе выходцы с Эфиопского нагорья. Полигамия у них не практикуется, преобладают малые семьи. Жена имеет право уйти от мужа, для этого она просто разбирает хижину. Мужчин в деревне не видно. После уборки урожая они уходят со скотом на поиски новых пастбищ. Богатые фульбе кочуют на большие расстояния, а бедные пастухи предлагают свои услуги земледельцам имеющим скот. Возле деревень земледельцев они строят времянки и живут там несколько месяцев, а их стада пасутся вместе.

Высокие и стройные женщины фульбе в поле не работают, занимаясь только домом, но в их обязанности входит строительство хижины. Мне было просто удивительно, как из обшарпанных лачуг выходят шикарные дамы. Руки женщин украшают браслеты, в ушах красивые серёжки, губы накрашены индиго, волосы ухожены и заплетены в косички. Их пёстрые платья сшиты по фигуре, а платок, используемый как головной убор, накрахмален и игриво торчит уголком куда-то в сторону.

Захожу в одну их хижин. На полу циновка, голопузые дети едят сваренный рис. На стене висят колебасы, куда складывается самое целое, дабы успеть вынести при пожаре, тазы и канистры дополняют интерьер. Нет ни зеркала, ни шкафа, ни туалетного столика. Возможно в хижинах скрытый люк, ведущий в другой мир, где красоток обслуживают косметологи, парикмахеры, портные и ещё Бог знает кто. Но что я уяснил точно – женщина фульбе не может выйти из дому, не приведя себя в порядок.

Там где живут пастухи фульбе, саванна десять месяцев бывает тёмно-жёлтой, и лишь в августе-сентябре, в короткий период дождей, она покрыта высокими травами крам-крам. Это называется «сезон зелёных трав», когда фульбе собираются в заранее намеченных местах и на шумных празднествах избирают вождей племени, заключают браки, устраивают «мужской конкурс красоты». Когда выбирают самого красивого юношу, молодые фульбе часами стоят в одеяниях из шкур под палящим солнцем, пытаясь очаровать женщин сложнейшей мимикой. Это делается открыто.

Но есть у них безжалостный турнир ша-рота, когда мужчины по очереди бьют друг друга кнутом. Прятаться от ударов считается позором, нужно наоборот всячески показать, что человек презирает боль. Много народу погибает от подобных турниров. Власти официально запретили ша-роту, но как можно контролировать жизнь людей в пустыне.

По мнению целого ряда этнологов, в ша-роте нашёл своё отражение один из наиболее мрачных периодов в истории этого народа, когда фульбе высоко ценились на невольничьих рынках. Ша-рота явился как бы реакцией, своеобразным вызовом жестокости рабовладельцев. Наблюдая за этой безжалостной игрой, женщины могут убедиться в мужестве того, кто долгие месяцы скитаний по необъятной саванне будет ей единственным защитником, избрав самого стойкого из всех. Выбирали себе на ша-роте слуг (или рабов) арабы и туареги.

Вспомним слова первого президента М. Кейты. Он говорил примерно следующее, что «…. государство взяло капиталистический путь развития, но идеологической основой является научный социализм». Что это значит? В социальной организации фульбе сохраняют деление на благородных и потомков рабов (римаибе). Рабство в Мали активно существовало вплоть до 70-80х годов прошлого века (возможно, существует и сейчас).

Если 100 лет назад оно было связано с войнами и набегами, то позже отношения приобрели совершенно другие формы. Голод заставил мужчин и женщин наниматься в услужение, которое по своим условиям мало чем отличалось от рабства. Правительство боролось с подобными явлениями, но в районе Тимбухту и в Сахаре оно было бессильно победить рабство, так как для этого нужно было побороть нищету и голод.

Переезд по пустыне

Рассаживаемся по машинам и едем дальше. Вдоль трассы периодически возникают деревни и посёлки со своими колоритными базарами. Мы выходим, фотографируем, самое удивительное, что местные снимают нас на мобильные телефоны. В хвост нашей колонне незаметно пристраивается полицейский джип. Власти хоть и говорят, что в Мали всё спокойно, но на переездах по пустыне чего-то опасаются.

Справа из песка выпрыгивают скалистые холмы. На дороге всё чаще можно видеть загруженные мешками, тюками и людьми грузовики и автобусы. Если автобус высотой под 3 метра, то ещё 2 метра на крыше у него привязанного груза, на котором вдобавок гнездятся не поместившиеся в салон пассажиры. Очень опасна такая конструкция на поворотах, чему свидетельствуют улетевшие в кювет грузовики.

Возле посёлка Дуентза уходим с асфальта на грунт. Огибаем живописное плато, нависающее как стол над пустыней. Жмутся к каменному склону, ища возле него спасения от ветров, соломенные домики. Постоянно встречаем караваны нагруженных мешками осликов, которые развозят товар по разбросанным в пустыне деревням. Кочевые семьи, со всем своим скарбом, в поисках лучшей доли, гонят куда-то стада. На фоне этой бедности встречная колонна военной техники, напомнила эпизод из фильма «Профессионал».

Машина, в которой сижу я, идёт третьей, собирая от первых всю дорожную пыль. Где-то сзади, на расстоянии, сопровождает нас полиция. Но вот остановка. У первой Тойоты Ленд-Крузер пробито колесо, водители суетятся, меняют. Я выхожу и сразу бегу догонять сорванную с головы бейсболку. Ветер, набирая силу на высоком плато, обрушивается здесь на пустыню. Вокруг почти нет ни травы, ни деревьев. Дневные ветра в январе обычное дело. Через пару километров вновь остановка.

Запаска долгое время лежала без движения и лопнула под нагрузкой. Хорошо, что мы едем колонной, а так пришлось бы одиночной машине куковать на дороге. Подобные ситуации мы далее пару раз наблюдали.

Удаляемся от плато, появляется растительность. Наш водитель Мамаду с трудом, словно по снегу, ловит дорогу на коварном песке. Обзор ему усложняет пыль от первых машин. Самое ужасное, что в придорожном песке купаются ослики. Мамаду, стараясь не задавить животных, весь взмок от напряжения. А кто-то оказался не такой ловкий, о чём свидетельствуют мёртвые туши.

Встречаем туарегов со стадом верблюдов, выходим фотографировать. Полицейские, видя такое дело, обходят кочевников с боков и держат автоматы Калашникова на взводе. Ситуация в районе Тимбухту резко отличается от центральной части Мали. Рыцари пустыни периодически бузят, именно поэтому в этих местах дежурят полиция и армия.
Опубликовано: 12 Апреля 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.