Из края в край, из града в град (Тула - Орел - Брянск)

Другие отзывы автора
  • Смоленск дважды
  • Новый год в Карелии
  • Суперэкономпутешествие на Кавказ через Таганрог. Ч. 3. Северный Кавказ
Все отзывыУезжать в дождь, конечно, хорошая примета, но это было слишком. На город спустилась ночная тьма, с неба низвергались потоки воды, наша улочка, поднимающаяся в гору к метро, превратилась в горную реку, а деваться было некуда.

Даже если бы я, посмотрев в окно, приехала пораньше, до ненастья, сбор группы все равно не на вокзале под крышей, а на стоянке экскурсионных автобусов на проспекте Сахарова, где укрыться совершенно негде. Словом, пока я добралась до места встречи, единственным сухим предметом одежды на мне был фотоаппарат.

Так начинался пятидневный автобусный тур «Из края в край, из града в град» с посещением достопримечательностей, преимущественно литературных, Тульской, Орловской и Брянской области. Группа собралась небольшая, и автобус подогнали соразмерный ей – мест на двадцать, но довольно комфортабельный, во всяком случае, ни от духоты, ни от укачивания во время весьма длительных переездов я не страдала.

Я нечасто называю имена экскурсоводов (хотя бы потому, что нечасто их запоминаю), но Андрей Иванович Шатохин был выше всяких похвал. Он рассказывал интересно и по делу, но не грузил нас информацией так, чтобы из ушей полезло. Сам, по-моему, старообрядец, но религиозную тему не педалировал, во всяком случае, несмотря на Успенский пост, трапезничал вместе со всеми тем, что дают, и претензий по поводу штанов и стриженых волос наши дамы от него не слышали.

Первым пунктом была Тула. Помню свое первое путешествие в этот город в середине девяностых, когда туризм, особенно внутренний, только-только начал выбираться из постперестроечной ямы, и свой восторг при виде Тульского кремля. Это один из пяти сохранившихся итальянских кремлей, из красного кирпича и с зубцами-«ласточкиными хвостами», с не лишенными очарования небольшими башенками, ни одна из которых не похожа на другую.

Внутри Успенский собор, с фресками ярославских мастеров XVIII века, и Богоявленский собор, который занимает Музей оружия. Последний меня тоже поразил до глубины души масштабом экспозиции и увлеченностью экскурсоводов. Также мы были в Музее самоваров и картинной галерее, прошлись по одной из центральных улиц, и нам даже позволили заглянуть в подъезд одного особняка, кажется Дворянского собрания.

Сегодня по программе знакомство с Тулой у нас исчерпывалось беглым осмотром кремля и посещением Музея оружия, но А. И., который всегда стремился показать больше, для начала завез нас в храм-усыпальницу Демидовых. Храм довольно интересной архитектуры, хотя и шедевром бы не назвала, при нем небольшой музей Демидовых, но был закрыт. Что ж, поехали в кремль. Погода, кстати, начала улучшаться, иногда даже солнышко проглядывало.

На этот раз Музей оружия меня не то чтобы не впечатлил, просто экскурсионное дело там уж слишком поставлено на поток, гиды забирают группы с интервалом минут в пять и быстро, четко, коротко и без лишних эмоций знакомят народ с экспозицией.

Пообедали, уж не помню где и как, и поехали в Ясную Поляну. Место изумительное. Приближался вечер, последние облака улетучились, в голубом небе танцевали проснувшиеся от долгожданного тепла мошки, а в парке Клинцы восьмилучевую звезду клумбы тени деревьев дополнили множеством новых лучей. Всех желающих катал по аллеям ослик, на хвосте которого норовил повиснуть котенок.

Здесь Толстой родился, прожил больше пятидесяти лет, отсюда, сорвавшись среди ночи, отправился в свое последнее путешествие, оказавшееся значительно более дальним, чем он планировал. И все здесь осталось как было при нем, начиная от построек (ну, конечно, добавились какие-то объекты музейной инфраструктуры, без которых ну никак нельзя) и кончая каждой мелочью и безделушкой, которые сотрудники музея постарались сохранить на их исторических местах.

Музеев там сейчас два, а скоро, может быть, откроют третий - в Доме Волконских, где жил дед Толстого – «князь Болконский» из «Войны и мира». Экспозиция в Литературном музее (во флигеле Кузьминских, где раньше была открытая Толстым школа для крестьянских детей, а сейчас организуются временные выставки) рассказывает о дочери писателя Татьяне, прожившей долгую и незаурядную жизнь. Дочери вообще больше любили и понимали Толстого, чем сыновья, встававшие в конфликтах на сторону матери. Скромное белое двухэтажное здание - дом-музей, где писатель провел большую часть жизни. Еще есть конюшня, где и по сей день содержатся лошади – участницы скачек и костюмированных представлений.

Хорош усадебный парк, даже названия на схеме впечатляют: Митрофановская посадка, Самородный лес, Калинов луг, Афонина роща, Источек и т. д. и т. п. Особо почитаемый объект – любимая скамейка Толстого в елочках. Перед домом большая цветущая клумба. Софья Андреевна по нескольку раз за сезон меняла на ней цветы. Домочадцам и гостям это нравилось, цветам – не очень.

Подробно описывать экспозицию, историю музея, планировку усадьбы - не моя задача. Я не специалист, да и литературы такого рода существует больше чем достаточно. Почему-то все, кто пишет о Ясной Поляне, непременно упирают на два предмета - простую, без всяких надгробий и украшений, могилу Толстого и его письменный стол. Часто еще упоминают диван, на котором он родился, и чернильницу, которой пользовался. А мне больше понравился колокольчик, которым писатель сзывал домочадцев к обеду, и мечта туриста - посох, на конце которого маленький складной стульчик. И еще там портреты есть интересные на стенах – в общем, сами увидите.

Экскурсоводы там, кстати, знающие, легко отвечают на самые каверзные вопросы не в меру остроумных юных экскурсантов, начиная с того, сколько раз Толстой подтягивался на турнике, который мы обозрели во дворе главного дома («Не очень много – ни крепостью сложения, ни силой и выносливостью не отличался»), кончая тем, где справлял нужду великий русский писатель («Как все – летом на двор ходил, зимой использовал ночную вазу. Нет, в экспозиции она не представлена»).

В завершение мы прогулялись вокруг прудов, постояли на очень трогательном березовом мостике и, усевшись под двумя огромными, в обхват, деревьями, посмотрели вверх и с удивлением заметили, что эти столетние, как мы думали, дубы, оказывается, березы. Точнее, не совсем в завершение – нам еще в качестве бонуса было предложено заехать в Кочаки – некрополь семьи Толстых. Также мы побывали на станции Ясная Поляна, которой вернули историческое имя Козлова Засека и прежний вид. Вокзал, платформа, пристанционные постройки, включая колодец и буфет, реконструированы по документам того времени. В здании вокзала открыт небольшой бесплатный музей, рассказывающий о железной дороге времен Толстого.

До этой станции, кстати, ходит поезд-экспресс «Анна Каренина» (название, конечно, народное). На нем мы тоже когда-то имели счастье прокатиться. Московские железнодорожники придумали эдакий поезд-музей - с вагонами, оформленными в стиле эпохи Толстого, проводниками в костюмах тех времен, с расстегайчиками и брусничной водой в буфете. Но грандиозные проекты в один день не делаются, и в буфете пока подавали обычные бутерброды, сникерсы и газировку в пластиковых бутылках, проводники были одеты как и во всех фирменных поездах, а из интерьеров на стенах вагона только сине-золотые с кистями драпировки в новорусском (от слова "новые русские") стиле да картинки и цитаты на стенах.

Нужно отдать должное, подобраны они умно и со вкусом. Каждый вагон посвящен какой-то одной стороне жизни Толстого: Толстой и искусство, Толстой и дети, Толстой и железная дорога... Последнюю тему почему-то отражает единственный во всем составе вагон третьего класса. Есть в поезде и книжная лавка, где при желании можно купить "Войну и мир", но поскольку такое желание редко у кого возникает, то преобладают детективы в дешевых обложках и романы для горничных.

Ночевать вернулись в Тулу, в гостиницу «Москва». Тула вообще-то не очень большой город, но автобус ухитрился в поисках нашего пристанища не просто заблудиться, а объехать в течение часов, наверное, трех все тульские окраины и ближние пригороды. Наконец отель, гордо именующий себя двухзвездочным, обнаружился на вокзальной площади. Номера категории эконом были, конечно, тесноваты, с недорогой и не особо новой мебелью и сантехникой, но этим меня не испугаешь.

Удручало другое – окно выходило на упомянутую вокзальную площадь, закрыть его было невозможно от предгрозовой духоты, и я безуспешно пыталась заснуть под железнодорожный аккомпанемент. Оказалось, что тем, чьи окна выходили на противоположную сторону, повезло еще больше: там располагался клуб-казино, в котором именно этой ночью проходила супермегавечеринка.

Да, вот еще что. Я, ввиду крайней бедности и огромной душащей меня жабы, каждый раз крайне неохотно беру одноместные номера и прошу по возможности подыскать подселение. Обычно турфирма просит внести деньги за одноместный номер, а если найдется пара, переплату возвращают. На этот раз мне позвонили за два дня до отъезда с сообщением, что такой человек нашелся, но я не смогла отпроситься с работы, чтобы забрать деньги.

И с первого до последнего дня путешествия благодарила за это Богородицу и Николая Чудотворца. Дело в том, что моя предполагаемая соседка постоянно хватала окружающих за разные части тела, привлекая к себе внимание, и бубнила, тихо, но непрерывно и монотонно, в параллель с экскурсоводом что-нибудь вроде: «А ведь это Тула… А ведь мы в Туле… А вот троллейбус поехал… А у нас в Бутове троллейбусов нет, у нас только автобусы… А еще у нас метро построили…» Конечно, этот закидон социально не опасен, но кто знает, как ее ночью может переклинить.

Утром поехали в Чернь. Там планировалось подхватить местного экскурсовода и проследовать дальше, на Бежин луг. Экскурсовод, однако, такая активная интеллигентная бабулька, очень любила свой город (точнее, административно это поселок) и решила для начала в качестве бонуса нас с ним познакомить.

Первым делом она подвела нас к памятнику Толстому и Тургеневу (которых тут же окрестили Бивисом и Батхедом), стоящему не могу определить точно где, назовем это центральной площадью. Неплохой, кстати, памятник, можно сказать, символ города. Чуть поодаль стоял небольшой Покровский храм (был закрыт) и музей (тоже, ввиду неурочного времени, был закрыт, но бабулька достала ключи и повела нас в экспозицию).

Одна половина музея обычная этнографически-краеведческая, другая посвящена местному уроженцу, заместителю Сталина Н. А. Вознесенскому. Хороший, кстати, был человек, много народу от репрессий спас и немало сделал во время войны для создания военно-промышленной базы.

Оттуда поехали в село Тургенево, близ которого и находится знаменитый Бежин луг. Он довольно живописный, вид открывается на дальние дали. В изобилии цветет цикорий – скоро осень. Чуть в стороне пасется белая корова, завидев нашу группу, подходит к нам и первым делом меня облизывает. У нее большой горячий язык. Никаких указаний на то, что это именно тургеневский луг, правда, нет.

Единственное сохранившееся в этом селе историческое сооружение – каретный сарай. Есть еще Введенская церковь, но она руинирована настолько, что на крыше вырос небольшой лесок.

Следующая остановка, обеденная, у нас во Мценске. Жалко, что с самим городом мы не знакомимся, хотя бы бегло, - обращает на себя внимание его живописный рельеф и виднеющиеся купола нескольких храмов.

Дальше едем в Спасское-Лутовиново. В тенистом парке большой деревянный двухэтажный усадебный дом, правда выкрашенный как-то странно, под цветок иван-да-марья: часть стен – желтая, часть – сиреневатая, да еще ядрено-зеленая крыша. Усадьба была устроена двоюродным дедом Тургенева, И. И. Лутовиновым. Потом она перешла к матери писателя, о которой каких только гадостей историки не говорили: она-де и Салтычиха, и замуж за кого угодно рвалась любой ценой, и слаба была на отдельные части тела. Тем не менее хозяйство она вела образцово, крестьяне ее любили, и, не получив образования сама, она поощряла тягу к наукам и искусствам в детях.

Но вернемся к музею. В усадебном доме большая экспозиция, мы даже утомились, осматривая ее; но во общем-то, совершенно обычная обстановка, как во всех домах-музеях того времени. Вокруг красивый парк со всякими примечательностями, вроде любимого дуба Тургенева и другими вековыми деревьями или пруда (экскурсанты постоянно спрашивают, не тот ли это пруд, где Тургенев утопил Муму).

В парке нет статуй и заморских диковинок, но там, как сказано в путеводителе, «все, чем прекрасна природа средней полосы России… заросли черемухи, орешника, жимолости, извилистые тропинки, широкая гладь пруда». У входа в парк – церковь Спаса Преображения. Чуть в стороне – кладбище с часовней – семейным склепом. Есть и другие постройки – флигеля, богадельня, баня и т. д.

Вечером отправились к месту дальнейшей дислокации. Жить нам предстояло в пансионате «Мечта», в нескольких километрах от Орла. Посреди леса, у большого пруда на территории, видимо, бывшего пионерлагеря построены кирпичные двухэтажные корпуса с довольно скромненькими, но приличными номерами. На пруду лодочная станция и беседка в японском стиле. Больше практически ничего не было, даже номера не были оборудованы телевизорами (сейчас – не знаю), так что в плохую погоду делать там решительно нечего. (Может, возможно грибы собирать, но как насчет их дальнейшей переработки?)

Не знаю, как там добираться до города, я, по крайней мере, автобусных остановок, как и самих автобусов, за исключением нашего, не видела. Магазинов или киосков там тоже не обнаружилось, поесть можно было разве что собственно в кафе пансионата. Но наш прозорливый гид по окончании программы каждого дня делал остановки у торговых точек для закупок еды и кому еще чего потребно.

Очередной день обещал быть очень интересным, так как по плану у нас был парк «Орловское полесье». А вечером, поелику мы должны были закончить программу не поздно, А. И. обещал в качестве бонуса показать нам находящийся неподалеку город Болхов. И вот примерно через час после старта сломался автобус, причем в чистом поле. Водитель подремонтировал его и с трудом дотянул до ближайшего села (это был Хотынец), где и встал окончательно.

Мы же от нечего делать пошли осматривать достопримечательности, коих обнаружилось даже две: церковь Николая Чудотворца, но современной постройки и не особо интересной архитектуры, к тому же оказавшаяся закрытой, и бычонок-подросток, пасшийся во дворе этой церкви и проявивший к нам очевидное внимание, хотя бы потому, что больше обращать внимание ему здесь было не на что. Из всей группы он выделил, конечно, меня, сожрал предложенный букетик ромашек, облизал с ног до головы, а потом, охальник такой, попытался стащить штаны.

Автобус пришел более-менее в рабочее состояние, мы опять поехали и еще раз встали, на этот раз совсем рядом с парком (но у входа, противоположного потребному нам), теперь в селе Льгов (не путать с одноименным известным городом), у церкви, кажется, тоже Никольской, но поинтереснее, в формах, восходящих к XVII веку, впрочем тоже закрытой.

Вскоре прибыла экскурсовод с другого конца парка и, раз такое дело, повела нас в обход и с изменением программы. В итоге мы задержались больше чем на два часа, да еще потеряли время на лишние пешие переходы, и о Болхове пришлось забыть.

Но сам парк очень интересен, и я была рада возможности пройтись по нему лишние несколько километров. Предание говорит, именно здесь жил когда-то Соловей-разбойник. Сейчас здесь обитают другие птички, а также зверюшки, бабочки и цветочки. Обитают они в зоопарке, но не в клетках, а в больших вольерах, к границам которых они подходят, чтобы посмотреть на нас как на идиотов. У входа, правда, стоит единственная клетка с ее жительницей – медведицей Надей. Нам объяснили, почему она в клетке, но я забыла, кажется, ей просто так нравится. Она тут же высунула сквозь решетку большой черный клеенчатый нос, прося лакомства.

В одном из первых вольеров нас приветствовал лосенок Кузя. Угадайте, кого он облизал в первую очередь? По дорожкам на вольном выпасе гулял злой индюк. Кажется, его звали Вася. Видели мы также оленей, гуанако, лошадей Пржевальского, зубров, бизонов и сидящих на цветах элегантных, немосковской расцветки, бабочек.

Знаменит парк и святым источником, куда съезжаются паломники из трех областей. Там открытая купель, но из наших никто не решился. Неподалеку деревянная часовня.

Пообедали и медленно, насколько позволял автобус, поехали дальше, в музей «Тургеневское полесье». Находится он в деревне, кажется, Ильинское. Такая довольно обычная этнографическая экспозиция, но изюминка музея – клуб любителей народной песни. Нам навстречу вышли три бабульки в народных костюмах и очень душевно спели несколько песен. Было видно, что им это доставляет большое удовольствие.

Стараниями водителя в «Мечту» вернулись не очень поздно, и, скооперировавшись с одной семьей – мама с дочкой-подростком, - мы решили взять напрокат лодку. А мои попутчицы оказались вообще незнакомы с таким видом человеческой деятельности, как гребля. Еле уговорила девочку попробовать. Показала ей, как управляться с веслами, - и не отнимешь! Через полтора часа нас с трудом загнали обратно – лодочная станция уже закрывалась.

В ту ночь произошла еще одна неприятная мелочь: сотрудники некоей известной фирмы приехали на корпоратив. Полночи орали, запускали петарды, и, как в том анекдоте, все перепились, передрались и так далее.

Следующий день был очень напряженным, ибо нам предстояло познакомиться и с Орлом, и с Брянском. В Орле нас ждала обзорная экскурсия, которая понравилась мне не особенно. Она длилась около двух часов, и не менее половины из них экскурсовод сокрушалась, что за такое короткое время ознакомить с таким интересным городом невозможно. Долго стояли у непонятного строящегося здания, слушая рассказ о том, что здесь будет то ли библиотека, то ли культурный центр.

Подошли к памятникам Тургеневу и Лескову. Постояли перед каким-то заросшим оврагом: «А вот на той стороне (за деревьями не видно) вы можете осмотреть исторический центр нашего города…» Издалека полюбовались беседкой, называемой «Дворянское гнездо», утопающей в кучах мусора.

А. И. потом пожертвовал частью времени и немного поводил нас по городу самостоятельно: показал пешеходную улицу Ленина, образцы орловского модерна, реку Орлик (при впадении которой в Оку и был основан город) со стоящим на ее берегу собором, гимназию, где учился Лесков (около нее установлены бюсты выпускников-отличников. Лескова среди них нет: он был двоечником).

Дальше был музей Тургенева, на который отводилось всего 45 минут. Вышел к нам экскурсовод, дедушка, опирающийся на две палочки, бедно, почти неряшливо одетый, говоривший тихо, несколько невнятно. Но как он рассказывал! Знаете, есть экскурсоводы-профессионалы с хорошо поставленными голосами и отработанными приемами общения с аудиторией. Есть эрудиты-интеллектуалы. Дедушка же рассказывал так, будто Тургенев был его близким другом.

За отведенные 45 минут мы едва успели осмотреть один зал, а была бы возможность, дедушка был готов потратить столько же времени на каждый из экспонатов. С трудом уговорили А. И. дать нам еще хотя бы час, и то, наверное, и половины музея не осмотрели.

Потом пошли в музей Лескова. Вот там как раз был профессиональный экскурсовод с хорошо поставленной речью, не выбивался из регламента, не отвлекался на разные интересные мелочи. Сама экспозиция интересная, хорошо оформленная. Но это как-то меркнет по сравнению с впечатлениями от тургеневского музея.

Пообедали и с большим опозданием выехали в Брянск. Дорога туда не близкая, часа полтора. По пути еще сделали маленькую остановочку в Карачеве, осмотрели Никольский храм, правда не в лучшем состоянии.

Недалеко от Брянска есть мемориал «Партизанская поляна». Я-то думала, что это небольшая полянка среди леса, на которой установлен соразмерный ей монумент, ну, может быть, еще сложен костер и шалаш какой-нибудь поблизости. Оказалось, это большой музейный комплекс, со стеной памяти, скульптурными группами (среди которых символический партизанский костер тоже, кстати, есть), землянками, в которые можно войти и посмотреть обстановку, и довольно большим музеем истории партизанского движения (только очень прошу, если кто хочет обсудить исторические и этические аспекты этого движения, делать это не здесь).

Словом, в Брянск приехали уже около шести вечера. Тем не менее экскурсия по городу состоялась. Организуя туры по достопримечательным местам Брянской области, сам город редко включают в экскурсионные программы, а зря – город очень достойный. Он живописный – его пересекают два поросших лесом оврага, называемые Верхний и Нижний Судок. Есть красивые видовые точки, на одну из которых мы и поехали. Восседающий на коне Пересвет взирает на раскинувшийся далеко внизу город и окружающие его брянские леса. Говорят, оттуда видно на 27 километров. Не знаю; вечер был туманный. Рядом – Покровский собор начала XVII века. Чуть поодаль круто сбегает вниз маленькая утопающая в зелени улочка, наверху которой – Горне-Никольская церковь.

И хотя уже основательно смеркалось, поехали дальше – в Свенский монастырь в предместьях Брянска. Он тоже стоит в очень красивом месте, на высокой горе, с которой видно невероятно далеко. Монастырь был разрушен, сейчас восстанавливается. Один из самых красивых его храмов – надвратная Сретенская церковь, смесь украинского барокко и нарышкинского стиля. Восстановлена и Преображенская церковь, где сейчас идут службы, а также часть стен и башен. Внизу, под высокой горой, есть святой источник.

Вернулись в центр Брянска и попробовали продолжить экскурсию, попытавшись осмотреть комплекс главной площади. Но было уже совершенно темно, к тому же время подходило к десяти вечера, и мы решили отпустить экскурсовода.

Наутро в последний день путешествия группу, которая терпела поломки автобуса, трехчасовые блуждания в Туле в поисках гостиницы, пьяный корпоратив в «Мечте», все-таки прорвало. Последней каплей было отсутствие горячей воды в гостинице. Как нам сказали, в Брянске вообще с водой очень плохо, а горячей и вовсе почти не бывает. И пошло-поехало: уже и завтрак не нравился, и автобус неудобный, и местные экскурсоводы плохие. Хотя и жилье везде было, за вычетом внешних обстоятельств, приличное, и еда нормальная, пусть и не всегда изысканная, и экскурсии в основном вполне на уровне.

Как бы то ни было, с утра продолжилась экскурсия по Брянску. Для начала мы осмотрели два храма у самой нашей гостиницы – Введенскую и Спасо-Гробовскую церковь (на последнюю с верхних этажей нашей гостинцы открывался очень интересный вид). Правда, когда я подала денежку бабушке у входа, она сначала слезно поблагодарила, а потом плюнула мне вслед – должно быть, потому, что я была в штанах и стриженая.

Потом пошли в парк. Там когда-то были вековые деревья, но они начали погибать. И вот один художник стал их спиливать на определенной высоте и из оставшихся стволов на своих корнях вырезать деревянные скульптуры – в основном разнообразные сказочные персонажи. К сожалению, со временем они все равно начали подгнивать, и теперь их реставрируют в обычные скульптуры, без корней.

Далее по программе была усадьба Тютчева в Овстуге, недалеко от Брянска. Он жил там ребенком, до поступления в университет, потом двадцать лет служил по дипломатической части и в России вообще не был, а когда вернулся, наезжал в Овстуг редко и ненадолго, хотя и очень любил это место. После смерти Тютчева его жена и дети усадьбой не интересовались, и она пришла в запустение. И только в середине прошлого века местный энтузиаст, учитель Гамолин, стал восстанавливать усадьбу уже как музей. Подлинных тютчевских предметов там не так много, в основном типологические вещи того времени.

При усадьбе есть парк: мостик, беседка, пруд с лебедями. Для кормления их в музее нам выдали большой пакет хлебных корок. Ух, они, оказывается, и жрать горазды!

Рядом с домом, на холме, храм. Чуть в стороне – две деревянные мельницы: ветряная и водяная. Вообще вокруг живописно, и село довольно благоустроенное.

Дальше мы поехали смотреть очень интересное место – село Творишичи с Преображенским храмом. Он построен в начале XIX века теткой Тютчева В. Н. Безобразовой в память о погибших сыне и муже. Храм не имеет купола, как символ вдовства, и увенчал лишь небольшой главкой. Но самое интересное – это его алтарь. Он сооружен в виде горы Фавор, с каменистыми выступами и ручейками. Говорят, раньше накануне пасхи гора засыпалась землей и засевалась пшеницей, которая как раз к Пасхе успевала зазеленеть, а по ручейкам, к иконе целителя Пантелеймона, стекала вода, образуя маленькое озеро. Сейчас секрет этой механики утерян. А под горой, как бы в пещере, находится Георгиевский придел.

Нас очень приветливо встретила матушка и побежала накрывать на стол. Просила прощения, что в связи с постом не может подать мясные блюда. Уже к нашему отъезду вернулся уезжавший на требы батюшка, тоже очень нам обрадовался. Так они вдвоем и махали вслед нашему автобусу, крича: «Ангела в дорогу!»

И наконец, последнее, что мы посетили, было городище в селе Вщиж. Не знаешь, что это археологический памятник, - ни за что не догадаешься: просто довольно высокая гора, с которой открываются далекие виды на окрестные леса. На горе стоит маленькая церковка (скорее это здание, приспособленное под храм), в которой силами священника и местных энтузиастов устроен небольшой археологический музей.

В окрестностях было множество курганов, сейчас их становится все меньше и меньше. Около одного из них нас остановили. Довольно смешно: небольшой холмик, обнесенный современной бетонной оградкой. На нем растет деревце, и вроде еще знак какой-то памятный.

Ну все, поехали в Москву. Однако легко сказать. Чуть не до Наро-Фоминска ехали вообще хорошо, а потом тааакое началось! Такое впечатление, что все, кто когда-либо хотел посетить Москву, решили сделать это именно вечером этого дня, именно по этой дороге и именно личным транспортом. От Наро-Фоминска до Апрелевки тащились со скоростью пешехода, после чего встали намертво. Навигатор ехидно подсказал, что пробка впереди превышает 10 километров.

Когда кое-как поравнялись с указателем, повествующим, что до железнодорожной станции два, по-моему, километра, пара-тройка человек выгрузились и ушли в ночь пешком. Что кина в автобусе не было и сидеть в темноте несколько часов было скучно – это не такая уж проблема. Беда в том, что часть нашей группы была из Питера и, поскольку в путевке время прибытия было обозначено как 10 часов вечера (а именно в этот час мы и встали в Апрелевке), билеты они купили на поезд где-то вскоре после одиннадцати, а денег ни на гостиницу, ни даже на обмен билетов у них не было.

А. И. пожурил их за такую опрометчивость, но пообещал что-нибудь придумать. Не знаю, решил ли он эту проблему; во всяком случае, мне размещать несчастных на ночлег у себя на полу не пришлось, хоть я на самый крайний случай такой вариант и предлагала.

Наконец, после Внукова, стало понемногу рассасываться. К финишу прибыли в половине первого. Ну что ж, еще чуть больше часа общественным транспортом – и я дома. А завтра к десяти утра на работу…
Опубликовано: 8 Апреля 2011





Дополнительно


Copyright © 2010-2017 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.